Пропаганды преступного характера тоталитарных режимов не существовало и существовать не могло

№51–52(754) 25 — 31 декабря 2015 г. 24 Декабря 2015 4 4.7

16 декабря Окружной административный суд Киева по иску Министерства юстиции запретил деятельность Коммунистической партии Украины.

Многие эксперты, комментирующие данное решение суда, сделали акцент на том, что деятельность Компартии не соответствует украинскому законодательству, подразумевая в первую очередь закон «Про засудження комуністичного та націонал-соціалістичного (нацистського) тоталітарних режимів в Україні та заборону пропаганди їхньої символіки», принятый ВР 9 апреля 2015 г.

Однако специалисты Главного научно-экспертного управления Верховной Рады еще накануне принятия этого закона отмечали, что его проект категорически не соответствует ряду норм Конституции и Уголовного кодекса Украины. На многочисленные недостатки уже принятого закона в плане юриспруденции и соблюдения прав человека обратила внимание и Венецианская комиссия, опубликовавшая 22 декабря «Спiльний промiжний висновок».

Похоже, деятельность КПУ никогда и ни при каких условиях не сможет соответствовать этому закону уже потому, что сам закон не соответствует элементарному здравому смыслу, поскольку написан, судя по его содержанию, плохо образованными, малокомпетентными людьми.

Весной с. г. я уже опубликовал на сайте «2000» статью, посвященную этой теме. Думаю, сейчас самое время предложить ее (с необходимыми дополнениями) вниманию читателей и в бумажной версии нашего еженедельника.

Закон — свидетельство того, что его авторы и поддержавшие его при голосовании парламентарии не знакомы с историческими и иными фактами, которые легко найти в любом общедоступном справочнике. Если следовать букве этого закона, то его принятием ВР поставила под сомнение территориальное устройство нынешней ФРГ, запретила исполнение в Украине гимна Литвы, зато проявила снисхождение к флагу гитлеровской Германии.

Гимны менее опасны, чем гербы?

Текст закона «Про засудження...» буквально с первых строк свидетельствует об отсутствии у его авторов логики.

Например:

«Стаття 1.

Визначення термінів

...4) символіка комуністичного тоталітарного режиму — символіка, що включає:

а) будь-яке зображення державних прапорів, гербів та інших символів СРСР, УРСР (УСРР), інших союзних або автономних радянських республік у складі СРСР, держав так званої «народної демократії»: Народної Республіки Албанії (Соціалістичної Народної Республіки Албанії), Народної Республіки Болгарії, Німецької Демократичної Республіки, Народної Республіки Румунії (Соціалістичної Республіки Румунії), Угорської Народної Республіки, Чехословацької Соціалістичної Республіки, Федеративної Народної Республіки Югославії (Соціалістичної Федеративної Республіки Югославії) та соціалістичних республік, що входили до її складу, крім тих, що є чинними (діючими) прапорами або гербами країн світу;

б) гімни СРСР, УРСР (УСРР), інших союзних або автономних радянських республік або їх фрагменти;

в) прапори, символи, зображення або інша атрибутика, в яких відтворюється поєднання серпа та молота; серпа, молота та п'ятикутної зірки; плуга (рала), молота та п'ятикутної зірки».

И закон крайне сурово предупреждает тех, у кого в мыслях или планах есть «виготовлення, поширення, а також публічне використання символіки комуністичного, націонал-соціалістичного (нацистського) тоталітарних режимів, у тому числі у вигляді сувенірної продукції, публічне виконання гімнів СРСР, УРСР (УСРР), інших союзних та автономних радянських республік або їх фрагментів на всій території України».

Подобные действия отныне «караються обмеженням волі на строк до п'яти років або позбавленням волі на той самий строк, з конфіскацією майна або без такої».

Если же эти действия «...вчинені особою, яка є представником влади, або вчинені повторно, або організованою групою, або з використанням засобів масової інформації, — караються позбавленням волі на строк від п'яти до десяти років з конфіскацією майна або без такої».

Теперь представим себе такую сцену. С государственным визитом в Украину прибывает литовский президент Даля Грибаускайте. Ее встречают официальные лица, скажем, премьер Арсений Яценюк, и оркестр торжественно исполняет гимн Литвы Tautiska giesme (лит. «Национальная песнь»).

Однако — о ужас! — Tautiska giesme является не только государственным гимном современной Литвы, но и была гимном Литовской ССР с 1944-го по 1950-й и с 1988-го по 1991 г.

Будет ли Яценюк — как представитель власти — покаран «позбавленням волі на строк від п'яти до десяти років з конфіскацією майна або без такої»? Будет ли игра оркестра расценена как «преступное деяние», совершенное «організованою групою»? Начнутся ли следственные действия против тех, кто обеспечит трансляцию гимна в теле- и радиоэфире?

Авторы закона «Про засудження...», видимо, по простоте душевной полагали, что раз кардинально сменился украинский гимн, то так должно было произойти и в других союзных республиках.

Однако Россия, как известно, в 2000 г. приняла гимн, музыка и основа текста которого позаимствованы из гимна Советского Союза. И хотя визитов Путина (в отличие от Дали Грибаускайте) в Киев в ближайшее время ждать не стоит, однако нет-нет да и прозвучит гимн России на территории Украины на спортивных соревнованиях.

Но это не единственный гимн, который после вступления в силу закона «Про засудження...» можно будет трактовать как «наследие советского прошлого». На музыку гимнов советских республик положены слова современных гимнов Беларуси, Узбекистана, Таджикистана. И хотя их тексты в той или иной степени изменены, однако при торжественных встречах чаще звучит только мелодия, то есть музыка гимнов «союзних радянських республік». И это явно не просто «їх фрагменти».

И еще о гимнах союзных республик. В подпункте «б» п. 4 ст. 1 не оговорены временные рамки действия тех гимнов, исполнение которых отныне запрещено на всей территории Украины. Однако поскольку в законе сказано, что «комуністичний тоталітарний режим» действовал в 1917–1991 гг., а в подпункте «а» п. 4 ст. 1 говорится о государствах «так званої «народної демократії» (то есть о периоде с 1945 г. по конец 1980-х), следует вспомнить, что официальным гимном СССР в 1922—1944 гг., РСФСР в 1918—1944 гг., Украинской ССР в 1918—1949 гг., а также Белорусской ССР в 1919—1952 гг. был «Интернационал».


Цитата:

«55. У низці рішень Європейський суд з прав людини вказував на «охолоджуючий ефект», який справляє страх зазнати санкцій на реалізацію свободи вираження думки. Цей ефект також враховують, оцінюючи пропорційність — а відтак і виправданість — накладених санкцій.

56. Більше того, санкції, як будь-які обмеження, мають бути пропорційними/сумірними переслідуваній законній меті. Як правило, і Суд, і Комітет з прав людини ООН наполягають, що позбавлення волі є неприйнятним покаранням за ненасильницькі способи вираження поглядів. Комітет з прав людини ООН також підкреслив, що журналісти не повинні піддаватись покаранням за те, що вони законно виконують свої функції».

(Висновок Венеціанської комісії №823/2015

Висновок БДIПЛ № FOE-UKR/280/2015

«Спільний проміжний висновок щодо України про засудженная комуністичного та націонал-соціалістичного (нацистського) тоталітарних режимів в Україні та заборону пропаганди їхньої символіки»)

 

 

 

 


Таким образом, Украина стала единственной в мире страной, где запрещено исполнение «Интернационала», а также государственных гимнов пяти стран, с которыми имеются дипломатические отношения.

Обратим внимание и на некую загадку: отнеся к недопустимой символике «будь-яке зображення державних прапорів, гербів та інших символів» не только СССР и союзных республик, но и «держав так званої «народної демократії», для гимнов этих стран авторы закона почему-то сделали исключение, видимо, сочтя их — гимны — менее вредоносными, чем гербы или флаги.

Также невозможно найти какую-либо логику в том, что из списка стран «народної демократії», упомянутых в подпункте «а», почему-то выпала Польша.

Может, потому, что на ее флаге и в ее гербе никогда не было серпа, молота и пятиконечной звезды? Но в подпункте «в» особо оговаривается, что серп, молот и звезда недопустимы не сами по себе, а в случае «поєднання (выделено мною. — С. К.) серпа та молота; серпа, молота та п'ятикутної зірки; плуга (рала), молота та п'ятикутної зірки». Однако таких сочетаний не было на гербе и флаге ни одной из перечисленных в подпункте «a» стран «народної демократії» (в то время как серп и молот присутствуют на гербе Австрии).

Более того, даже и по отдельности ни звезды, ни серпа никогда не было на гербе и на флаге ГДР и на флаге Чехословацкой Социалистической Республики и т. п.

Кстати, логику авторов закона, согласно которой звезда становится нелегитимным элементом лишь в сочетании с серпом и молотом или плугом и молотом, невозможно понять вообще — ведь на флагах и гербах бывших соцстран Европы чаще всего наличествовала только звезда. В таком случае какова была необходимость указывать на опасность именно комбинаций различных элементов? Может, это последствия увлечения астрологией?

Почему, интересно также, у Албании, Румынии и Югославии указано по два действовавших в разные годы официальных названия, а Чехословакию пропустили, в то время как это государство в 1960-м поменяло свое название с Чехословацкой Республики на Чехословацкую Социалистическую Республику?

Почему федеративное устройство указано только в случае с СССР и Югославией, но пропущена Чехословакия, где с 1 января 1969 г. действовал Конституционный закон о чехословацкой федерации (№ 143/1968 Sb.), по которому унитарное государство было преобразовано в федерацию двух равноправных республик — Чешской Социалистической Республики и Словацкой Социалистической Республики?

Кстати, как видно из текста нашего закона, запреты не касаются символики автономных областей и национальных округов СССР, а также автономных краев Югославии (т. е. Косово и Воеводины).

Выше знамя Третьего рейха?

Однако продолжим увлекательное чтение. А что сказано в законе о флаге и гербе нацистской Германии, пропаганда которых также вроде запрещена?

Цитирую:

«5) символіка націонал-соціалістичного (нацистського) тоталітарного режиму — символіка, що включає:

...б) державний прапор нацистської Німеччини 1939—1945 років;

в) державний герб нацистської Німеччини 1939—1945 років»

Но как быть с более ранним периодом? Ведь после прихода к власти фашистов 30 января 1933 г. уже 12 марта в Германии было учреждено «двуфлажие»: был восстановлен черно-бело-красный имперский флаг и в правах с ним был уравнен флаг нацистской партии, знакомый каждому интересующемуся историей Третьего рейха и представлявший собой прямоугольное красное полотнище с расположенной в центре на белом круге черной наклонной правосторонней свастикой.

А 15 сентября 1935-го, через год после смерти президента рейха Пауля фон Гинденбурга, с этим «плюрализмом» было покончено, и нацистский флаг стал единственным государственным флагом рейха. Да, закон вроде бы запрещает «а) символіку Націонал-соціалістичної робітничої партії Німеччини (НСДАП)» к коей, безусловно, следует отнести и партийное знамя. Но государственный флаг нацистской Германии в законе отдельно оговорен в подпункте «б». При этом к нацистской символике он отнесен только в период его действия после 1938 г. Выходит, на три-четыре года этот флаг получил «амнистию»?

Также после 1935 г. нацисты представили и свой партийный символ в качестве национального герба. Эмблема была учреждена декретом Адольфа Гитлера 1 ноября 1935 г.

«Чтобы выразить единство партии и государства в том числе и в связи с их эмблемами, я решил:

Статья 1 Национальной эмблемой Империи становится эмблема Национал-социалистической немецкой рабочей партии.

(Фюрер и канцлер Адольф Гитлер. Положение о гербе империи...)».

То есть согласно этому закону отныне любой неонацист вправе маршировать с флагом нацистской Германии по Крещатику, уточняя при необходимости, что он размахивает флагом образца 1933–1938 гг.

СБОМУВОО нельзя

«Визначення термінів» (ст. 1) закона порождает вопросы один за другим:

«У цьому Законі терміни вживаються в такому значенні:

1) комуністична партія — Російська соціал-демократична робітнича партія (більшовиків) (РСДРП(б), Російська комуністична партія (більшовиків) (РКП(б), Всесоюзна комуністична партія (більшовиків) (ВКП(б), Комуністична партія Радянського Союзу (КПРС), Комуністична партія (більшовиків) України (КП(б)У), Комуністична партія України (КПУ), комуністичні партії союзних республік, що входили до складу СРСР, а також їхні осередки в автономних радянських соціалістичних республіках, краях, областях, автономних областях, автономних округах, містах республіканського підпорядкування та місцеві осередки».

Поскольку, как сказано далее в законе, «комуністичний тоталітарний режим 1917–1991 років в Україні визнається злочинним і таким, що здійснював політику державного терору», то, приводя столь обширный список структур и звеньев этого режима, авторы явно стремились объять необъятные ряды коммунистического движения, чтобы не оставить его симпатикам ни единой возможности сказать доброе слово о его и своем прошлом или настоящем.

(Но при этом, заметим, в списке нет ни Коммунистической партии Западной Украины — КПЗУ, ни Коммунистической партии Польши — КПП, в рядах которой активно действовали и украинские коммунисты, ни других структур, разговор о которых выходит за рамки данной статьи).

Еще интереснее следующее. После перечисления всех возможных большевистских и коммунистических партий и организаций авторы закона через несколько позиций дополнительно прописывают:

«ж) «найменування комуністичної партії».

Поскольку все существовавшие и существующие коммунистические партии (кроме КПЗУ и КПП) названы в п. 1 ст. 1 и их названия прописаны с заглавных букв по всем правилам орфографии, то, отнеся к символике «комуністичного тоталітарного режиму» абстрактное «найменування комуністичної партії», авторы закона тем самым признают, что речь идет об идеологическом запрете.

Ведь в подпункте «ж» п. 4 не сказано, что речь идет о названиях, в которых используются слова «коммунистическая партия» или просто «коммунистическая», а сказано, что запрещено наименование любой коммунистической партии. То есть и той партии, которая, положив в основу своей программы коммунистические убеждения, возьмет название, предположим, «Новые левые», «Новые марксисты» или «Союз борьбы за освобождение многострадальных украинцев от власти обезумевших олигархов (СБОМУВОО)».

Гестапо я и не заметил. Как и СС

И тут невольно обращаешь внимание на то, что в ст. 1 «Визначення термінів» в пункте 1 определение термина «коммунистическая партия» дано практически исчерпывающе, а «национал-социалистическая партия» подобного внимания не удостоена!

Так что самое время сказать о фиговом листке «антинацизма», которым авторы закона пытались прикрыть свой маниакальный антикоммунизм. Они прекрасно отдавали себе отчет в том, что тотальный — де-факто — запрет коммунистический идеологии (хотя само слово «идеология» в законе отсутствует) будет очевидным моветоном для политически толерантной Европы. Но и это не сподвигло интерпретаторов истории соблюсти хотя бы видимую объективность. Конечно, в законе присутствуют определенные пассажи и «про засудження ...націонал-соціалістичного (нацистського)» тоталитарного режима, его пропаганды и символики, но присутствуют они, скажем откровенно, символически.

Суммарно перечислению того, что отнесено к национал-социалистической символике, в законе уделено 15 строк, коммунистической символике — более 46. Почему же такая трехкратная диспропорция?

Потому что запрещенную нацистскую символику представляют лишь флаг и герб, но не гимн. Хотя «Песня Хорста Весселя» была партийным гимном, а в 1940-м специальным указом Гиммлера была признана государственным символом и в обязательном порядке исполнялась вместе с государственным гимном Германии после его первой строфы.

То, что коммунистам припомнили все, а нацистам — «все остальное», наглядно видно и из того, что к коммунистической символике причислены не только символы СССР, но и гербы и флаги бывших соцстран Европы. А вот нацистская Германия почему-то в украинском законе представлена в одиночестве. Но, как мы помним хотя бы по оккупации Одессы, союзниками Германии были и Румыния, и Венгрия, и Италия, и Словакия, и Хорватия, и т. д. Почему же не внесены в запрещенные их флаги и гербы? Может, авторы закона не знают, что, например, фашизм зародился именно в Италии?

В разделе о коммунистической символике ее элементы названы конкретно: звезда, молот, серп и их комбинации. А в разделе о нацистской символике «не обнаружено» никакой конкретики, даже свастику не вспомнили.

Характерно также, что в разделе о коммунистической символике отдельно сказано об изображениях партийных руководителей, а в разделе о нацистской символике этого пункта также нет. То есть портрет Ленина — запрещено, а портрет Гитлера хоть в красном углу вешай — законом не возбраняется.

Все в той же ст. 1 («Визначення термінів») п. 3 целиком посвящен советской карательной системе:

«3) радянські органи державної безпеки — Всеросійська надзвичайна комісія по боротьбі з контрреволюцією і саботажем; Всеукраїнська надзвичайна комісія для боротьби з контрреволюцією, спекуляцією, саботажем та службовими злочинами; Державне політичне управління; Об'єднане державне політичне управління; Народний комісаріат внутрішніх справ; Народний комісаріат державної безпеки; Міністерство державної безпеки; Комітет державної безпеки, їх територіальні, функціональні, структурні підрозділи, а також безпосередньо підпорядковані цим органам бойові загони, охорона (варта), війська або спеціальні частини».

Вспомнили все, что смогли, и правильно сделали.

Но в законе нет ни единого слова о нацистской карательной машине. Ни разу не упомянуто гестапо, или СА, или СД. Или СС.

При этом одно из наиболее курьезных «открытий», вытекающих из логики закона, — то, что его авторы задекларировали в нем претензии к территориальному устройству нынешней Германии, отнеся к символике «націонал-соціалістичного (нацистського) тоталітарного режиму:

...«д) зображення гасел Націонал-соціалістичної робітничої партії Німеччини (НСДАП), цитат осіб, які обіймали керівні посади у Націонал-соціалістичній робітничій партії Німеччини (НСДАП), вищих органах влади та управління нацистської Німеччини та на окупованих нею територіях у 1935—1945 роках».

Но в 1935 г. Германия никаких территорий не оккупировала, хотя в этом году и произошло присоединение к рейху Саара — земли, граничащей с Францией и Люксембургом. В 1920–1935 гг. эта территория считалась частью Германии, но была оккупирована администрацией союзников — т.е. стран — победителей в Первой мировой войне. 13 января 1935 г. состоялся вполне демократический плебисцит о судьбе этого региона. Из 539 тыс. голосовавших — 477 тыс. высказались за присоединение Саара к Германии, и он вошел в гитлеровский Третий рейх. И ныне Саар — одна из 10 федеральных земель ФРГ.

Если же у авторов закона иное мнение об этих событиях, если присоединение Саара к Германии они считают продолжающейся по сию пору «оккупацией», то свое видение истории логичнее излагать в научных изысканиях, а не в статьях закона.

«Славу КПСС» хоть на каждый забор

Какую статью закона ни возьми — она или нереализуема, или открывает возможность для самых противоречивых толкований.

Вновь цитирую закон:

«Стаття 4. Заборона використання та пропаганди символіки комуністичного та націонал-соціалістичного (нацистського) тоталітарних режимів

...3. Заборона не поширюється на випадки використання символіки комуністичного тоталітарного режиму, символіки націонал-соціалістичного (нацистського) тоталітарного режиму:

...4) у творах мистецтва, створених до набрання чинності цим Законом».

А далее все в том же пункте 3 статьи 4 говорится:

«Заборона не поширюється на випадки використання символіки комуністичного тоталітарного режиму, символіки націонал-соціалістичного (нацистського) тоталітарного режиму (за умови, що це не призводить до пропаганди злочинного характеру комуністичного тоталітарного режиму 1917—1991 років, злочинного характеру націонал-соціалістичного (нацистського) тоталітарного режиму):

...2) у творах мистецтва, створених після набрання чинності цим Законом».

То есть из приведенного выше текста однозначно следует, что произведения искусства, созданные с использованием «символіки комуністичного тоталітарного режиму, символіки націонал-соціалістичного (нацистського) тоталітарного режиму», и при этом использование такой символики «призводить до пропаганди злочинного характеру» этих режимов, в Украине не запрещены, если «подобные творения» появились на свет до принятия закона.

Таким образом, неонацисты, следуя букве закона, вправе использовать произведения нацистской Германии для целей пропаганды ее «злочинного характера».

Но если задуматься над тем, что такое вообще «пропаганда преступного характера» этих режимов? Какие это могут быть произведения? Повести, прославляющие исполнителей расстрелов в Быковне или Катыни? Романы, посвященные ударникам пыток в ГУЛАГе и НКВД? Я не знаю таких произведений. Хвалебные книги об НКВД или Гулаге, безусловно, были, но еще в 50–60-х годах их постарались изъять из библиотек. Подобные фильмы убрали в архив. Нет в Украине и произведений, воспевающих работу гестапо или СС.

Что имели в виду авторы закона? Если речь идет, скажем, о коммунистической системе, то ее адепты всегда стремились показать в посвященных ей произведениях достижения и гуманизм «передового строя», представить его как общество гармонии и справедливости. Если же речь шла о жестокостях этого режима в ходе гражданской войны или борьбы с национально-освободительными движениями, то партия ставила задачу оправдать такую политику и объяснить ее как вынужденную меру в борьбе за «высшие идеалы» и «светлое будущее».

Адепты коммунистического режима никогда не пропагандировали его преступный характер — ведь пропагандировать такое, т. е. делать акцент на преступной сущности советской системы, было бы для ее певцов смерти подобно. Это означало бы признание того, что коммунистический режим преступен сам по себе. И это, безусловно, никак не совпадало с поставленными перед пропагандистами (в том числе и из среды художественной интеллигенции) задачами.

Возникают вопросы и к произведениям искусства, созданным после принятия закона.

Вот, скажем, картина «Слава КПСС». Ее создатель Эрик Булатов с 1992 г. живет и работает преимущественно в Париже. Кстати, в 2007 г. картина «Слава КПСС» была продана за 1,08 млн. фунтов стерлингов (около 2 млн. долл.). По мнению критиков, замысел художника состоял в следующем:

«На голубом небе с пушистыми облаками клеймом отпечаталась соответствующая красная фраза. Небо — символ естественной свободы человека. Советский лозунг символизирует твердую длань тоталитарной власти...

Хитрый замысел художника, воплощенный, казалось бы, в патриотичном формате, был настолько очевиден, что даже неискушенная прелестями авангарда советская власть считала «культурный код» и запретила картины Булатова». Придворные критики усмотрели в закрывающих небо литерах образ решетки.

Но, думаю, если украинские коммунисты решат в соответствии с законом использовать эту картину как плакат для своих пропагандистских целей, наши граждане вряд ли будут вникать в тонкости творческого замысла художника. И кто это сможет запретить — ведь картина «Слава КПСС» создана до принятия закона, о котором здесь идет речь. По той же логике коммунисты имеют полное право открыто и активно использовать в своей пропаганде портреты Владимира Ленина кисти самого продаваемого в мире поп-арт-художника — американца Энди Уорхола.

Эти работы признаны одними из величайших поп-арт-изображений XX века наряду с уорхоловским портретом королевы Елизаветы.

Эрик Булатов (в отличие от Уорхола), слава богу, жив и здоров. А что если он (или кто-то из его коллег) уже в наши дни, т. е. после принятия закона, создаст новое полотно подобного рода? Кто в Украине будет определять, какая опасная коммунистическая идея сокрыта в новом произведении?

Об уровне компетентности тех, кому сейчас доверена у нас эта миссия, свидетельствует такой почти анекдотичный факт.

Еще до запрета КПУ ее руководство решило привести название печатного партийного органа «Коммунист» в соответствие с законом и дать газете новое название — «Левый марш». На перерегистрацию в Минюст были поданы необходимые документы.

Далее цитирую официальный ответ Минюста:

«С целью принятия правомерного решения Министерством юстиции Украины был направлен запрос (письмо от 03.07.2015 №17397-0-33-15/19.4) в Украинский институт национальной памяти о предоставлении информации о связи названия «Левый марш», с пропагандой коммунистического и/или национал-социалистического (нацистского) тоталитарных режимов и их символики.

Письмом Украинского института национальной памяти от 14.07.2015 №01/782 сообщается:

«...название «Левый марш» имело стихотворение советского поэта Владимира Маяковского. Это стихотворение было написано во время так называемой «гражданской войны» в 1918 году и посвящено матросам-краснофлотцам, которые боролись за установление советской власти на территории бывшей Российской Империи. Это стихотворение, среди прочего, содержало призывы к установлению советской власти [...].

Что касается связи названия «Левый марш» с деятельностью Национал-социалистической рабочей партии Германии (НСДАП) или символикой нацистской Германии, то соответствующая информация в Институте отсутствует».

Таким образом, указанное название издания — «Левый марш» может подпадать под действие Закона Украины «Об осуждении коммунистического и национал-социалистического (нацистского) тоталитарных режимов в Украине и запрет пропаганды их символики», поскольку содержит надпись, посвященную событиям, связанным с установлением советской власти».

На основании чего первый заместитель министра юстиции Наталья Севастьянова документом №1582/5 от 21.08.5015 решает:

«Отказать ... в перерегистрации печатного средства массовой информации — газеты «Коммунист».

Но с юридической точки зрения возникает вопрос: а где доказательство того, что коммунисты хотели позаимствовать название «Левый марш» у поэта Владимира Маяковского, а не, например, у поэта Александра Галича, бросившего вызов коммунистическому режиму, вынужденного покинуть родину, вступившего в антисоветский Народный трудовой союз, работавшего на радиостанции «Свобода»?

В «Левом марше» Галича есть такие строки:

«Помнишь, сонные понятые

Стали к притолоке головой,

Как мечтающие о тыле

Рядовые с передовой?!

Помнишь — вспоротая перина,

В летней комнате зимний снег?!

Молча шел, не держась за перила,

Обесчещенный человек».

А что, если эти строки при выборе нового названия своего печатного органа вспомнились коммунистам, когда-то осудившим культ личности Сталина?

Конечно, я иронизирую. Но ведь вопреки азбучному принципу презумпции невиновности эксперт Украинского института национальной памяти взял да и решил за коммунистов, о чем они думали, выбирая новое название газеты, какой именно «Левый марш» имели в виду и т. п.

Это торжествует Закон?

Единодушный «ноль»

Закон принят 9 апреля. А уже 23 апреля парламентарии продолжили с ним свои эксперименты, еще более усугубляя его абсурдность.

В частности, депутаты уточнили в ст. 4 «Заборона використання та пропаганди символіки комуністичного та націонал-соціалістичного (нацистського) тоталітарних режимів», что...

«3. Заборона не поширюється на випадки використання символіки комуністичного тоталітарного режиму, символіки націонал-соціалістичного (нацистського) (выделено мною. — С. К.) тоталітарного режиму:

1) на документах державних органів та органів місцевого самоврядування (місцевих органів державної влади і управління), прийнятих чи виданих до 1991 року;

2) на документах, виданих закладами освіти та науки, підприємствами, установами, організаціями до 1991 року».

Неужели депутаты не знают, что не только в учебниках «навязанной тоталитарным режимом» истории Великой Отечественной войны, но и в пришедших им на смену учебниках теперь уже истории Второй мировой войны национал-социалистический режим все равно закончил свое существование в 1945 г. И, соответственно, не существует никаких выдаваемых им до 1991 г. и признаваемых ныне в нашей стране документов государственных органов и органов местного самоуправления.

Даже если кто-то и строил все эти годы свою жизнь по канонам Третьего рейха и мечтал о возвращении нацизма в Украину, никаких иных — кроме документов, выдаваемых до 1991 г. учреждениями и организациями УССР и действительных в Украине по сию пору — быть не может.

Так же трудно представить мне и документы с национал-социалистической символикой, которые бы выдавались в Украине «закладами освіти та науки, підприємствами, установами, організаціями» вплоть «до 1991 року».

Впрочем, чтобы рассказать о нелепостях этого закона, не хватит всего объема еженедельника.

Надо, однако, отдать должное авторам закона за то, что они крайне дисциплинированно вместе с другими депутатами поддержали свое детище при голосовании в ВР:

О. В. Ляшко — за

В. П. Сюмар — за

Г. М. Гопко — за

Є. В. Соболєв — за

А. А. Кожем'якін — відсутній

А. С. Лозовой — за

Ю. В. Чижмарь — за

Ю. В. Луценко — за

I. В. Мосійчук — за

С. I. Скуратовський — за

В. I. Вовк — за

Ю.-Р. Б. Шухевич — за

О. Р. Березюк — за

В целом из 307 депутатов, присутствовавших 9 апреля на заседании, «за» проголосовали 254, не голосовали 53. (Голосов в поддержку закона не дали Оппозиционный блок и группа «Вiдродження»). 23 апреля за внесение изменений в ст. 4 закона проголосовали 233 депутата.

Против — 0.

«Рiшення прийняте».

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Комментарии 4
Войдите, чтобы оставить комментарий
Дед

Уже только за одно утверждение что «деятельность КПУ никогда и ни при каких условиях не может соответствовать этому закону» нынешние обладатели власти могут повязать автора за белые ручонки, по самые щиколотки. И сделают это на основании «призыва автора к насильственной смене законной власти, завоеванной народом на майдане». И, кто осмелится сказать, что они не будут правы, коль они подняли эту власть с земли, брошенную Януковичем во главе ПР и в коалиции с КПУ? Ведь КПУ была в коалиции с ПР? Да, была и не остановила Януковича – значит они преступники также! И, хоть кол на голове теши – они будут правы! Те, кто так позорно бросили власть, имея все средства для ее защиты, и сбежали – еще БОЛЬШИЕ преступники, чем те, кто подняли ее на волне майдана. Неважно, как и кем, майдан был инициирован, теперь это детали – дело сделано!
Единственный выход из этого положения – возврат к конституционно-демократическим основам, остатки которых еще сохранились. Это выборы. Еще есть надежда на политический блок «Нова Держава». И никаких коалиций! Все остальные партии будут пытаться устроить карусель сменяемости у власти одних и тех же лиц, представляющих олигархат.

- -4 +
Виктор Шевченко
05 Января 2016, Виктор Шевченко

Двоякое чувство вызывает статья. С одной стороны показаны несуразности в законе. А с другой самое главное, не раскрыта тема заказа преступного режима, пришедшего в результате государственного переворота на уничтожение конкурента под надуманным предлогом.
Не понятно, СС "Галичина" попадает под этот закон?
Символика "Азова" запрещена?
Какой комплекс мер надо предпринять, чтобы этот маразм остановить?

- 5 +
спасибо
31 Декабря 2015, спасибо

спасибо за проделанную работу ... вдруг хоть кто-то неолиберальных правых увидит маразм чудовища, ими порождённого

- 9 +
Елена Власева
29 Декабря 2015, Елена Власева

Спасибо за статью. Жизнь в абсурдном сюре продолжается.

- 16 +
Блоги

Авторские колонки

Ошибка