Принуждение к реальной действительности

13 Апреля 2016 4.6

Настоящее. Владимир Куш

«Мама, мама, это я дежурю, я дежурный по апрелю»... Начало апреля выдалось необычно жарким и в прямом, и в переносном смысле. Такой температуры хватило бы на месяц или на два. Прошедшая неделя была насыщена знаковыми событиями, каждое из которых в отдельности неотвратимо меняет лицо мира. Меняет качество и количество социальных связей, из суммы которых, собственно, и состоит всякая человеческая личность. Политическая в том числе. А в совокупности эти знаковые события стремительно уносят нас от того состояния мира, которое еще вчера казалось нам прочным и устоявшимся. Ресурс устойчивости близок к исчерпанию.

Прежде всего, начало недели отметил оффшорный скандал, вызванный массовым изобличением причастности к оффшорным схемам многих первых лиц мирового политикума, среди которых оказался и президент Украины. Видимо, фигурантов могло бы быть значительно больше. И будет их больше, поскольку этот массив был выпущен на свет только из одного оффшорного узла. А всего их насчитывают около трех десятков. То есть увидели мы только малую долю – вершину как бы оффшорного айсберга.   Однако и такой массированный удар (ковровая бомбардировка, прямо)  не пройдет бесследно ни для большей части мировой элиты, ни для глобальной экономической системы, в которой оффшоры являются как бы краеугольным камнем. По логике событий должны неотвратимо последовать дальнейшие разоблачения. Но за эту информацию и за саму возможность ее опубликовать уже идет нешуточная борьба. И сопутствующая ей политическая торговля.

Не менее важное событие недели – это прошедший референдум в Голландии относительно  ассоциации с Украиной. Отрицательный результат действительно является не только (и не столько) ударом по украинскому политикуму, когда поставлен под сомнение главный стержень украинской  политики, но это и болезненный удар по собственно Евросоюзу в лице его брюссельской  администрации, которую никто как бы не выбирал, но тем ни менее, она принимает решения, затрагивающие жизненно важные проблемы стран-членов Евросоюза.

Когда в Европе все было на подъеме, то с этим можно было как-то мириться, но когда экономический кризис жестко накладывается на кризис беженцев, а денег не хватает даже на сугубо европейскую Грецию, то терпение граждан по многим позициям быстро заканчивается. Но также это несомненный вызов и для Вашингтона, который навязывает Евросоюзу решения, не отвечающие его интересам. Относительно взаимоотношений с той же Россией или Украиной.

Последствия референдума в Голландии могут развиваться по нескольким направлениям. Внутри ЕС дурному как бы примеру Голландии могут последовать и другие страны-члены. С тем же примерно результатом на выходе. Может также подвергнуться сомнению и готовящееся соглашение по атлантической зоне свободной торговли и инвестиций. Раньше такой протест европейцы даже во сне не могли себе позволить, но после успешного демарша Голландии ситуация поменялась. Если это можно Голландии (стране-учредителю ЕС), то почему нельзя другим?

И, независимо от того, насколько это осознавали сами голландцы, голосуя на референдуме, были сделаны очень большие ставки. На кону оказались и единство Европы, и Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнерство (ТТИП) переговоры о котором между Брюсселем и Вашингтоном начались еще в 2013 году. Предполагалось завершить их в 2014 году. Затем в 2015 году. Проект соглашения засекречен. Премьер-министр Нидерландов Марк Рютте уже заявил прессе, что его страна, вероятно, не сможет продолжить процесс ратификации Соглашения (по ассоциации) после этого референдума. Это как бы минимальный круг рисков, но в него могут попасть и гораздо более важные институции. НАТО, например.

В ряду знаковых событий стоит и внезапное возобновление военных действий в Нагорном Карабахе, как-то странно совпавшее с этой волной разоблачений. С большим числом жертв, которые каждая из сторон занижает. Собственно речь идет о семи районах Азербайджана, контроль над которыми он пытается вернуть с помощью силы. В зависимости от того, какое продолжение будет выбрано в данном конфликте – это тоже может послужить дурным примером для других замороженных конфликтов, которых (больших и не очень) немало по всему периметру бывшего Советского союза. В это число входит и несколько замороженный конфликт в Украине. И в соседней Молдове.

Вести с полей, находящейся в разгаре, избирательной кампании в США также изобилуют, прямо скажем, непривычными (и просто удивительными) демаршами со стороны кандидатов на пост президента. И скрытым или явным способом все перечисленные выше события в Европе (и на Ближнем Востоке) связанны с резкими зигзагами и поворотами в этой кампании. Что и понятно, поскольку политические группы, ведущие борьбу за президентское кресло, не ограничиваются только территорией США, а продолжают ее по всему миру. В том числе в горячих точках и просто кризисных территориях. Гегемон, однако.

Кандидаты на должность президента США не представляют на праймериз своих программ – они только говорят о принципах, которых придерживаются. Но и без этого понятно, что не будет существенной разницы между политикой новообращенного евангелиста Теда Круза, условного марксиста (ну, таковым его считают в Америке) Берни Сандерса или Хиллари Клинтон в случае выигрыша ими избирательной кампании. И, вне всякого сомнения, они будут следовать все тем же курсом, что и Барак Обама, и Джордж Буш. В этом смысле ценность поста президента невысока, если заранее известны его действия. Но мы знаем, например, что Обама практически не в состоянии контролировать администрацию. И ничего. А Буш был якобы не в состоянии контролировать и страну. Этим занимались другие.

Подлинные же системные перемены (и потрясения) в стране могут произойти только в случае избрания президентом США Дональда Трампа. Несмотря на все его парадоксальные заявления, он пока единственный (среди имеющихся) более или менее реально мыслящий кандидат. Но и он не осознает того, насколько его резкие заявления могут (и будут) иметь необратимые последствия не только в стране, но и за ее пределами.

Что и неудивительно, поскольку психология бизнесмена (а он, прежде всего, бизнесмен) такова, что в сферу его внимания не входят как бы отдаленные последствия. Никто не обнимет необъятного, как говорил Козьма Прутков. И он был прав. Всегда нужно стараться отделить главное от второстепенного. А для бизнесмена главное – это деньги. Зеленые. Остальное второстепенно.

Президентство Барака Обамы было отмечено кризисом 2008 года, который вызвал к жизни два протестных движения: условно правого «Tea Party» (Чаепития) в 2009 году, и условно левого «Occupy Wall Street» (оккупируем Уолл-Стрит) в 2011году. Сторонники «Чаепития» призывали уменьшить налоги и решать свои проблемы самостоятельно, не рассчитывая на социальную помощь. А сторонники «Оккупации» (условно левые) призывали перераспределить то, что присвоили себе богатые.

Дональд Трамп же (в отличие от тех и других) не оспаривает саму систему, но утверждает, что он успешно воспользовался «американской мечтой» и потому способен возродить ее для американцев. И многие ему верят. Американцы хотят возрождения  «американской мечты», как бы рухнувшей при Буше и Обаме. Неизвестно еще, чей вклад в ее обрушение был больше.

Закончилась же неделя заявлением Арсения Яценюка о своей как бы добровольной отставке. Заявление вызвало настоящий переполох в украинском политикуме. Нельзя сказать, чтобы этого не ждали (уж слишком сильным было давление на Арсения Петровича) но к этому все равно оказались не готовы. Не готовы были к форме (да и к сути) заявления, поскольку услышали мы не что иное, как готовую программу кандидата в президенты. Хотя непонятно, какие могут быть амбиции по решению более широких проблем, при мягко скажем, ничтожном рейтинге.

Но внешне это даже не уход в отставку с высоко поднятой головой – это свидетельство о состоявшемся новом негативном балансе в украинском политикуме. Балансе потому, что договоренности о смене правительства (а они, видимо, состоялись) могли состояться только между равными сторонами. Уравнение же сторон произошло не с ростом рейтинга премьера (откуда?) а с падением рейтинга президента. Но можно считать, что Яценюк уходит на своих условиях. Да и уходит он не очень далеко, поскольку намерен контролировать коалицию (и власть вообще) как глава фракции «Народного фронта».

Однако здесь существует одна тонкость – способен ли президент на падающем рейтинге обеспечить ему эти условия (и какие-то гарантии) хотя бы на месяц или на два? До внеочередных выборов в ВР, которые, судя по складывающейся ситуации, становятся неизбежными. До оффшорного скандала и референдума в Голландии существовала теоретическая возможность избежать досрочных выборов. Или хотя бы их значительно отодвинуть. Но после жаркого апреля этого сделать уже не удастся.

Армия солнца. Владимир Куш

За ними могут последовать и внеочередные выборы президента. А затем и смена всего обанкротившегося политикума, что будет вполне в русле мирового тренда. В Греции старый политикум (ПАСОК и пр.) уже смыт европейским кризисом. А в Исландии вообще произошло переучреждение страны. Смыв старого политикума волной, поднятой Трампом, может произойти и в США. По крайней мере, там произойдет  существенное изменение позиционирования между условными группами: «финансистов», «промышленников» и «изоляционистов». Самое время поискать других покровителей?

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка