«Путин застал Америку врасплох»

№31–32(744) 16 — 22 октября 2015 г. 15 Октября 2015 1 4.9

Почему российская кампания в Сирии настолько значима


«...информационная война не прекращается, чтобы оказывать давление на Россию...»

Легко можно заметить и то, что реакция администрации президента США на российскую инициативу напоминает шараханье из крайности в крайность. Изначально Вашингтон избрал подход по принципу «ничего не поменялось», намекнув, что кампания американцев и их союзников будет продолжена без изменений. Однако затем администрацию, судя по всему, ошеломили скорость и масштаб действий россиян. На минувшей неделе один из российских чиновников явился в американское посольство в Багдаде: он проинформировал о немедленном начале российской военно-воздушной операции в Сирии и настойчиво предложил США вывести свои ВВС (и весь персонал) из сирийского воздушного пространства на этот день. С тех пор российский темп авиационных ударов выглядит впечатляюще — они просто не оставляют в воздухе места для остальных.

Вполне очевидно, что принцип «ничего не поменялось» при таких обстоятельствах оказался непрактичным (особенно учитывая желание избежать каких-либо пагубных инцидентов в небе Сирии). И оппоненты американского президента Барака Обамы незамедлительно перешли в атаку: Путин застал Америку врасплох (причем в очередной раз). Госсекретарь США Джон Керри горячечно требовал координации боевых действий — по крайней мере для того, чтобы американская коалиция продолжила вылеты и осталась в игре.

Вторым подходом стала попытка вернуть в руки американцев хотя бы политическую инициативу путем признания военной роли России с одновременным стремлением сохранить за собой право выбора основных параметров (по сути идеи свержения президента Асада). Т. е. речь шла о полном пересмотре персонального состава сирийского руководства — процессе, в котором Америка имела бы решающее слово. Британия и Франция, к слову, тоже подняли задние лапки, чтобы пометить те территории, на которые им бы хотелось претендовать в финале.

Тем не менее в процессе всех упомянутых маневров и взаимной перестрелки заявлениями Соединенные Штаты параллельно и тихо меняли свою политику в пользу политического соглашения. И, как складывается впечатление сегодня, эта тема уже оказалась в эпицентре внимания. Госсекретарь Керри в Лондоне и Берлине уже модифицировал отношение США к изначально абсолютному отрицанию американцами идеи о сохранении поста президента за Асадом. Теперь, заявил Керри, Асад мог бы остаться на время переходного периода — каким бы долгим он ни был, добавив, что «да и вообще» в итоге решать данный вопрос предстоит народу Сирии.

В минувшую среду Керри пошел еще дальше и выступил с не менее значительным заявлением. По окончании переговоров с министром МИД РФ Лавровым он заявил, что Сирия должна остаться «единой... и светской». А это уже огромный (хотя и практически незамеченный) сдвиг: такие слова выбивают почву из-под ног «Братьев-мусульман» и джихадистов, а на самом деле — из-под ног всех исламистов, не способных принять идею светского государства. Откровенно говоря, по сути это полностью лишает всех протеже государств Персидского залива какой-либо значительной доли в обсуждаемом «пироге».

Нет никаких сомнений в том, что Лавров четко дал понять Керри: Асад сообщил россиянам о готовности принять необходимость политических перемен и реформ (а Россия верит его обещаниям). Но, вероятно, Лавров также разъяснил, почему конкретные исторические нюансы Сирии исключают любую вероятность участия представителей «Братьев-мусульман» в правительстве в качестве рабочего варианта. Как бы то ни было, но Керри сменил стиль риторики.

Третьей тактикой США, судя по всему, оказалось «сдерживание» — давняя мантра. Масштабная информационная война идет полным ходом. Ее цель — намекнуть, что россияне пообещали наносить удары исключительно по ИГИЛ и этим ограничиваться (однако Россия никогда не давала подобных обещаний). Лавров был однозначен: Россия наносит удары по ИГИЛ и «прочим террористическим группировкам» — и россияне всегда именно это и говорили.

Тем временем упомянутая информационная война не прекращается, чтобы оказывать давление на Россию и далее сдерживать масштабы ее военной кампании. Американские чиновники под запись говорят о том, что «умеренные» представители вооруженной сирийской оппозиции — такая же редкость, как и мифические единороги. А тут внезапно оказалось, что удары наносятся именно по этим «умеренным воспитанникам ЦРУ». На самом деле «умеренных джихадистов» просто не существует: само это понятие — уже оксюморон. Существует лишь два типа сторонников джихада: одни близки к «Аль-Каиде», другие — к ИГИЛ. И такая тонкость в терминах ни в малейшей степени не заботит Россию.

Том Фридман из New York Times — исходя из собственной отлично информированной позиции — придает событиям несколько иной оттенок. Пусть Путин и его союзники, пишет он, попытаются разгромить ИГИЛ (пожелаем им в этом удачи). Но когда они потерпят крах и поймут, что весь суннитский мир настроен против них, вот тогда-то россиянам и понадобится спасательный круг, позволяющий Путину восстановиться после стратегического промаха, — а предоставить его сможет только Вашингтон.

Это слишком уж упрощенная точка зрения. Путин прекрасно понимает разницу между традиционным суннитским исламом в Леванте и совсем недавней вспышкой воинствующего ваххабизма в Персидском заливе. Последняя совершенно не соответствует традициям суннитского ислама Сирии и Ирака. Он также знает: слишком велико число суннитов, все еще приверженных идее гражданства в светском или нецерковном государстве, а Сирия и Ирак — наследники почтенных древних цивилизаций (Великой Сирии и Месопотамии), и в каждой из этих стран существуют собственная политическая культура и свои ценности. Борьба против современных идей ваххабизма никогда не сводилась исключительно лишь к войне между меньшинством шиитов (алавитов) и большинством суннитов: в не меньшей степени это борьба за сохранение традиций Леванта — как противовеса чуждой культуре (культуре Персидского залива) — ваххабизму, хорошо себя чувствующему в регионе, заливаемом нефтедолларами.

С чего бы это Путину понимать все перипетии этой культурной войны лучше, чем западным лидерам? А дело в том, что православное христианство (российское) никогда не увлекалось западными идеями упрощенного противопоставления римского христианства и ислама. У православного христианства и традиционного суннитского ислама очень много общих черт, а также история тесных взаимных связей.

Итак, что же задумали русские? Во-первых, они шерстят мелким гребнем «банк данных «целей террористов», собранных совместно сирийскими, российскими разведслужбами и движением «Хезболла». Вряд ли такая фаза затянется надолго, а вот после этого характер действий концептуально изменится. После уничтожения приоритетных целей начнется наземное наступление — возглавляемое сирийской армией (при непосредственной поддержке «Хезболлы» и с помощью рекомендаций иранских и российских советников).

Иначе все будет потому, что отныне наземные силы будут пользоваться всеми преимуществами всепогодной и ночной воздушной поддержки, а также снимками, полученными в реальном времени. Несмотря на то что российские солдаты не будут непосредственно задействованы в боевых операциях сирийской армии, силы россиян начнут принимать прямое участие в формировании зоны безопасности в Латакии, ведь российская авиабаза расположена примерно в 20 милях к югу от Латакии. И это стандартный «модус операнди» военных кампаний. Судя по всему, их вторичные и третичные задачи будут сводиться к обеспечению безопасности шоссе М4 между Латакией и Алеппо, а также к нанесению ударов по удерживаемым повстанцами районам вдоль автострады М5.

За кулисами таких ударов нет никакого политического подтекста — если мы имеем в виду укрепление одних групп инсургентов за счет остальных. Скорее всего, россияне готовят последующее сокрушительное наступление сирийской армии. Российская авиабаза обеспечивает каналы логистического снабжения сирийской армии, параллельно лишая джихадистов таких же каналов поставок. Короче говоря, речь идет исключительно о военной операции — что полностью соответствует заявлениям россиян об их целях.

Итак, к чему весь этот поток ложных комментариев, дезинформации и заявлений о тайной «закулисной» стратегии русских? Что же именно так бесит Запад? Ну, естественно, во-первых, что Путину удалось застать Вашингтон врасплох и довести дело до того, что заявления Запада, звучавшие весь прошлый год, что он ведет борьбу с ИГИЛ, — пустые слова. Но тут может быть скрыт и еще один смысл.

На протяжении нескольких минувших десятилетий НАТО — по сути — принимало все решения о войне и мире. У НАТО вообще не было оппозиции или соперников. Все вопросы войны (начинать, продолжать или прекращать), по существу сводились лишь к дебатам в рамках НАТО. И никому не было никакого дела, что об этом думают другие. Тем, кто вынужден был принимать подобные новости, приходилось лишь мириться с этим. Но хотя разрушительность сил НАТО была очевидной, стратегические выгоды таких действий были откровенно не столь явными, особенно на Ближнем Востоке.

Скорее, больше всего Запад бесит то, что Россия спланировала — и уже начала в мгновенье ока — очень грамотную военную кампанию. НАТО в рамках своих усложненных структур действует более неуклюже и гораздо медлительнее. Иракцы с давних пор жалуются на то, что с военной точки зрения, помощь, обещанная НАТО, приходит (буквально) лишь через годы. В то же время подобные запросы, обращенные к России и Ирану, выполняются без промедления.

Но вся шумиха, вероятно, провоцируется также ощущением того, что инициатива россиян может знаменовать рождение чего-то более серьезного — например Шанхайской организации сотрудничества в качестве неформального военного альянса. Можно предположить, что «Альянс 4+1» — а это Россия, Иран, Сирия, Ирак + «Хезболла» — вовсе не соответствует очертаниям ШОС, но упомянутый альянс вполне может оказаться «пилотным проектом» в деле создания не контролируемой Западом коалиции. Более того, цель такого альянса состоит именно в предотвращении осуществляемых в стиле НАТО смен режимов — а это явление вызывает главное беспокойство в ШОС. Естественно, описанная перспектива вызывает раздражение у западного истеблишмента спецслужб и, вполне возможно, потенциально способна бросить вызов многим уже существующим натовским расчетам.

А потому вряд ли стоит удивляться бытующей сегодня во многих западных кругах версии о том, как крайне важно говорить о потенциальном крахе «Альянса 4+1» и максимально принижать стратегическую важность такого военного союза для незападного мира.

© 2015 The WorldPost/Global
Viewpoint Network/TNS

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
niky

скорее всего Путину -помог Наливайко-оба выпускники института им.Андропова--а как ОНИ говорят Чэкисты-НКВДисты до Гроба-и не меняюцца...а в Наливайко там связи...

- -9 +
Блоги

Авторские колонки

Ошибка