Самопоміч: от здравой идеи к «здравому смыслу»

№31(828) 4—10 августа 2017 г. 03 Августа 2017 4.8

Года два назад Андрей Садовой считался одним из наиболее перспективных политиков Украины — реальным претендентом на высшие посты в государстве. Он не только — как виделось многим в стране — успешно руководил Львовом, но и сумел создать партию «Самопоміч», добившуюся крепких позиций во многих областях Украины и сформировавшую влиятельную фракцию в Раде.

В тот период, когда на востоке страны шли интенсивные боевые действия, а ее немалую часть захлестнули политические страсти и насилие, Львов выглядел островком спокойствия и благополучия. В город массово потянулись — на выходные или на каникулы — туристы из Восточной Украины. В центре города Льва русская речь звучала, казалось, так часто, как никогда раньше, по крайней мере — с советских времен. И что же видели гости города? Во Львове все спокойно, мирно, никто никого не убивает, здесь даже «мусорных люстраций» почти не было!

И люди, очевидно, связывали это благополучие с деятельностью мэра, отчего и возник, распространившись по Украине, миф о выдающихся способностях Андрея Ивановича.

На самом же деле главные причины мира и спокойствия были совсем другие. Во Львове давным-давно не происходит непримиримо ожесточенной политической борьбы, нет там никакого антагонизма по той простой причине, что все «враги Украины» — коммунисты и прочие — были «вычищены» оттуда задолго до майдана, во время памятных событий 9 мая 2011 г. на Холме Славы, в частности. (Тогда, напомним, «свободовцы» напали на граждан, пришедших праздновать День Победы под красными флагами и с георгиевскими ленточками. Это событие имело немалый резонанс, часть нападавших задержали, но позже выпустили из СИЗО под давлением протестов национал-патриотов, не доведя дело до суда.)

Что же касается национал-радикалов, то значительная масса их, надо полагать, в ходе перипетий 2014 г. разъехалась бороться за Украину в разные города и регионы — в Киев, Харьков, Одессу, на Донбасс — что, соответственно, тоже снизило градус напряжения во Львове, избавив его от этой беспокойной массы.

А относительное экономическое благополучие Львова объясняется тем, что в нем деиндустриализация состоялась еще в 90-е гг., тесных экономических связей с Россией он не имел, отчего и разрыв связей Украины с Россией на него почти не повлиял. Да и простейший фактор максимальной географической удаленности Львовщины от Донбасса, от зоны АТО, конечно, нельзя не принимать во внимание.

Влиятельная политсила

В общем, в том, что Львов живет относительно мирной и зажиточной жизнью, не так уж велика заслуга его градоначальника. Но обывателю свойственно связывать все с субъективным фактором, «раздувать личности» и поднимать их на щит. Кроме того, надо учесть, что туристы видят только некую визитную карточку города, его витрину, но не видят его изнанку, не вникают в проблемы жителей самого полиса.

Как бы то ни было, вокруг личности Андрея Садового в определенный момент возник миф, и поднялся его рейтинг. Если еще на исходе 2013 г. по опросам за «Самопоміч» на выборах в ВР готовы были голосовать даже во Львове всего 3% респондентов, то на волне событий майдана она из локально львовского политпроекта стремительно превратилась во влиятельную общеукраинскую партию. Вобрав в себя ряд представителей батальона «Донбасс», «Самопоміч» заполучила на парламентских выборах 2014 г. почти 11% голосов (третье место и 32 мандата по партийному списку плюс Ирина Подоляк, победившая в одномандатном округе).

Показательно, что «Самопоміч» достигла тогда изрядной популярности по всей стране, став едва ли не первой в истории Украины политсилой, «равномерно популярной» по всей Украине (а не партией преимущественно запада или востока, как это обычно у нас бывало). Она не преодолела 5%-ный барьер только в Донецкой области, но преодолела его на Луганщине, во всех остальных областях востока и юга завоевала более 7% голосов, а в центре приблизилась к отметке в 10%. На западе и в столичном регионе результат ее был, конечно, лучше, но не разительно.

Картина повторилась на местных выборах 2015-го. Понятно, что на Западной Украине, в Киеве и области «Самопоміч» в целом заработала большую поддержку, чем на востоке или юге. Но, например, на выборах в Николаевский горсовет она получила голосов больше, чем на выборах в областной совет Львовщины (18,5% против 16,7%). Более 10% электоральной поддержки она завоевала в Харькове, Житомире, Херсоне и Черкассах (горсоветы), ровно 10% — в Харьковской области, почти по 10% — в Хмельницкой и Житомирской областях, в Запорожье, в Полтаве и Сумах. А на выборах в Хмельницкий горсовет «Самопоміч» и вовсе набрала 21,4%!

Объяснить такие результаты можно тем, что за «Самопоміч» люди голосовали не по идеологическим соображениям, а именно потому, что видели в ней и ее лидере крепкую и умелую хозяйствующую силу, способную навести порядок и улучшить жизнь населения — по примеру ее «витрины» — Львова.

Показательно также, что повсюду партия получала больше (а то и намного, порою вдвое больше) голосов в областных центрах, чем в целом по той же области. Очевидно, за нее с особенной охотой голосовали интеллигенция и городской мелкий бизнес, которые, помимо всего прочего, более всего «повернуты» на идее евроинтеграции. А уж Львов-то давно пользуется устойчивой репутацией самого европейского города Украины, которым все сторонники продвижения в ЕС восхищаются, ставя его другим в пример.

Но все эти обстоятельства и факторы делают позиции «Самопомочі» и лично Андрея Садового крайне уязвимыми. Его очевидный провал в «мусорной блокаде» не только ударил по реноме самого львовского градоначальника, но и поставил под сомнение европейскость Львова — над картинками гор отходов и «мусорных рек» в городе немало постебались блогеры и прочие завсегдатаи сети. Хотя, заметим, и в Европе схожие случаи не редкость — вспомним, к примеру, многолетние страдания с мусором в Неаполе, где сей благородный бизнес цепко схвачен местной мафией.

А в последнее время у «Самопомочі» объявился весьма серьезный конкурент в ее электоральной нише, о котором мы недавно писали: партия «Наш край» (Выбор «на(ш) крайняк» // «2000», №21(820), 26.05.2017 г.) Они, казалось бы, — идеологические антиподы, ведь «Наш край» вышел из лона Партии регионов, — однако «краяне»-то эксплуатируют примерно ту же идею: улучшение жизни народа на местном уровне, укрепление местного самоуправления и расширение его полномочий, сдабривая все это апелляцией к европейским ценностям и правовым нормам Евросоюза.

Преимущество «Нашего края» видится в том, что означенная идея у него подкреплена бригадой «крепких хозяйственников» из числа мэров и проч. Партия «Наш край» так же претендует на голоса «неидеологических» избирателей, которым осточертели политические передряги современной Украины. И, как еще недавно «Самопоміч», «Край» проявляет тенденцию собирать приличный процент голосов повсюду, в любом регионе, на востоке или на западе Украины, не важно. Именно исходя из вышеуказанных соображений, можно предположить, что «Наш край» непременно заберет у «Самопомочі» некоторую часть ее недавнего электората.

Как все начиналось

«Самопоміч» как политическая партия конституировалась недавно — в конце 2012 г., но начиналась она еще в 2004 г. как общественное объединение во Львове. «Самопоміч» заявляла себя как объединение неравнодушных граждан, готовых самостоятельно решать свои проблемы и защищать свои права, помогая при этом другим. Надо признать, что то была достаточно здравая и, в принципе, в потенции плодотворная идея: идея самоорганизации, низового движения масс.

В связи с этим можно привести множество исторических примеров самоорганизации. Так, Советы рабочих депутатов в 1905 г. (а в Луганске, к слову, совет появился одним из первых): рабочие бастующих заводов одного города объединялись, чтобы координировать свои действия и сообща предъявлять требования фабрикантам. Причем в ходе организованной борьбы советы брали в свои руки власть в городе, поддерживали в нем общественный порядок и т. д.

В позднесоветское время много говорилось о необходимости развития разных форм самоуправления и самодеятельности масс — советы трудовых коллективов, месткомы и домовые комитеты, добровольные народные дружины и проч. — вот только все эти движения формализовались и ставились под излишне жесткий партийный контроль, что вело к утрате их «низового» духа, к их дискредитации.

В новейшей истории Латинской Америки было широкое движение низовых христианских общин, во многом подготовившее политические процессы 2000-х.

Украинская «Википедия» утверждает, что «Самопоміч» позаимствовала свою идеологию и название от кредитных кооперативов, существовавших в Галичине в начале XX в. Их союз издавал газету с названием «Самопоміч», а девизом того объединения было: «В єдності — сила!» Аналогичное движение развилось и среди украинцев-галичан, эмигрировавших за океан, где (в США) кредитные кооперативы «Самопоміч» существуют вроде бы и поныне. А кредитная кооперация — это такая форма объединения мелких собственников, посредством которой они пытаются отстаивать свои интересы против давления крупного капитала, но которая сама же неизбежно попадает под контроль крупных банков. Отметим этот важный момент.

По всей видимости, идея самоорганизации масс была весьма востребованна на Украине, и это, в общем-то, показал и майдан. Элементы самоорганизации — при том что, бесспорно, превалировало финансирование и руководство свыше — имели место и в рядах сторонников майдана, и в лагере их противников из антимайдана.

Но после победы майдана самоорганизация и гражданская активность были либо свернуты, либо задавлены, либо поставлены под контроль власть имущими — тем хотя бы уже, что наиболее видных, проявивших себя активистов попросту купили депутатскими мандатами и прочими благами. Не стану спорить, в условиях войны и милитаризма гражданская активность, порожденная майданом, отчасти все же развилась (или была направлена) в специфическое русло военного волонтерства.

Однако именно самоорганизация масс в борьбе за свои социальные интересы и права сошла на нет, практически исчезла, а вернее — так и не появилась, заглохнув под антиолигархические лозунги майдана. Все громогласно заявленные после него «кредитные», «тарифные», «шахтерские» и прочие майданы быстренько «сдулись», реализовавшись разве что в виде проплаченных балаганных акций с участием люмпенской массовки, проводимых в чьих-то политических или бизнес-интересах.

Судя по всему, туго продвигается и насаждаемое сверху самоуправление в сфере ЖКХ, в деле совместного управления владельцами жилья их общим домовым хозяйством. Да и о какой инициативности и самостоятельности может идти речь, если большинство семей выживает на субсидии, на эти подачки государства, делающие людей заведомо зависимыми!

К тому же в нашей стране процесс имущественного расслоения не довел еще до состояния полной завершенности разделение микрорайонов на районы среднего класса и бедняцкие. В старых домах проживают люди разного достатка, чьи интересы трудно согласовать, и т. о. конфликт неизбежен. Вот приходят жильцы дома на собрание обсудить, допустим, вопрос установки в их подъезде теплосберегающих пластиковых окон. Состоятельным людям ничего не стоит дать на это деньги, тогда как их бедные соседи экономят копейку и платить не согласны.

Поэтому всякую такую «самоорганизацию», продвигаемую властью, пока ожидает скорее провал.

Повторюсь, мы двумя руками за самоорганизацию и высокую общественную активность, но в существующих условиях та самоорганизация, которую предлагают народу, изначально бесплодна и не несет основной массе граждан ничего хорошего. Это только инструмент борьбы за власть и последующий передел собственности — для чего власть, собственно, нынче и нужна.

В свое время молодой и хваткий политик Андрей Садовой блестяще использовал разрекламированную идею «самопомощи», дабы стать мэром, установить контроль над крупнейшим городом Западной Украины и материализовать власть в материальные блага — а львовский мэр, все это знают, человек не бедный, можно сказать — олигарх местного масштаба.

Дальнейшая же логика развития его политического успеха привела Садового к альянсу с олигархами всеукраинского масштаба — с тем же Коломойским, о связях с которым на выборах 2014 г. и в последующий период много писалось в СМИ.

Да при господстве олигархии любое якобы движение за «самоорганизацию снизу» с невнятной идеологической базой или под явно популистскими лозунгами, на которые клюет, словно рыба на крючок, массовый избиратель, неизбежно вырождается в свою же противоположность! Возможно, «Самопоміч» и осчастливила некоторое количество людей — например, оборудовала парочку детских площадок или помогла сотне-другой или даже тысяче-другой пенсионеров, — но она в принципе ничего не изменила в стране (да и в городе тоже), где после майдана лишь укрепились олигархические порядки.

Разумеется, все это не может не вести к дискредитации идеи самоорганизации масс, к понижению их политической активности, к их растущей социальной апатии, столь характерной для сегодняшней Украины. И вот уже политики, ратующие за развитие и расширение прав местного самоуправления, не столько взывают к самоорганизации — она-то сегодня никому в верхах и не нужна, так как выглядит угрожающе для властей, — сколько говорят о том, что нужно целиком положиться на «профессионалов», оставляя народу не более чем роль электората.

«Самопоміч» таким образом начала восхождение, используя запрос общества на самоорганизацию, и достигла вершины популярности в «сразу-послемайданной» Украине с ее некоторым всплеском социальной энергии, с ее верой в большие перемены. Но теперь мы вступили в новую полосу — в полосу социального уныния.

Консерватизм, «европейскость» и «здравый смысл»

В свое время Садовой заявлял, что у него «есть одна очень большая амбиция: построить сильную, мощную, идеологическую партию», а идеологией своей партия «Самопоміч» провозглашает «христианскую мораль и здравый смысл» (по-украински: «здоровий глузд»). Для кого-то, наверное, «здравый смысл» звучит привлекательно, «по-народному мудро», но сразу заметим, что «здравый смысл» в политике противоположен стремлению построить «идеологическую партию».

«Здравый смысл» означает по сути отсутствие у партии четкой программы, тем более — основанной на науке, идеологии. Поскольку «здравый смысл» представляет собой противоположность научному подходу к познанию природы и общества. Наука предполагает углубление в сущность явлений, тогда как «здравый смысл» лишь скользит по их поверхности. Это ведь он издревле подсказывает человеку, что Солнце вращается вокруг Земли, а виды растений и животных неизменяемы!

Руководствоваться «здравым смыслом» в политике означает подстраиваться под конъюнктуру, под сиюминутные общественные настроения (народ всегда прав!) и предлагать при этом обществу наиболее простые и очевидные решения его назревших проблем — в расчете на то, что обыватель за это и проголосует. В этом смысле большинство партий Украины ныне являются партиями «здравого смысла».

«Самопоміч» же в целом можно классифицировать как консервативную правую партию с христианско-демократическим оттенком (опора на «христианскую мораль»). С точки зрения «здравого смысла» это сегодня беспроигрышный посыл, удовлетворяющий запрос общества. После сокрушения социализма и возрождения религиозности очень многие люди на постсоветском пространстве испытывают тягу к «светлому (досоветскому) прошлому», и эти настроения используют — по-своему в России, по-своему на Украине — доморощенные консерваторы, радетели традиции.

Одной из особенностей украинского консерватизма является его сплетение с «европейскостью», с безоговорочным утверждением курса на евроинтеграцию и принятие «европейских ценностей». В этом заключено, однако, противоречие: в ЕС основательно уже разрушены традиционные религиозные и семейные ценности — причем даже там, где у власти крепко стоят христианские демократы.

Стремление вернуться к патриархальным традициям и институтам сегодня подается как движение к прогрессу, хотя раньше обычно считалось проявлением реакции и мракобесия. В этой связи интерес представляет давнее (от апреля 2008 г.) предложение Андрея Садового возродить на Украине Магдебургское право.

Звучит очень красиво. Но Магдебургское право — это разновидность феодального права, и уже оттого нелепостью выглядит его возрождение в третьем тысячелетии! Магдебургское право возникло в XIII в. — в тот период, когда феодальные города, в которых лишь зарождались элементы капитализма, освобождались от власти феодалов, и это освобождение юридически закреплялось новым городским правом.

Это право, между прочим, узаконивало неравенство горожан, сосредоточение административной и судебной власти в руках городской верхушки, оно закрепляло сословно-феодальную структуру общества (цехи и т. п.). Вдобавок ко всему Магдебургское право, насаждавшееся на восток от Германии, способствовало немецкой колонизации Польши, Чехии, Украины и др.

Во Львове, например, Магдебургское право действовало с 1356-го по 1786 г. И хорошо известно: в городе доминировали отнюдь не украинцы (русины), а немцы, поляки, евреи. Но разве и сегодня послушное принятие норм европейского права не способствует тому, чтобы в нашей стране господствовал западный капитал, чтобы нами непосредственно командовали или учили, как жить, иностранцы? Хотя, с точки зрения что консерваторов, что либералов, пусть уж лучше будет феодальное Магдебургское право, чем «пережитки советского прошлого» в сфере городского управления. И если дело дойдет до реформирования последнего, то скорее результатом станет эклектика и копирование чужих норм при реанимации некоторых «словоформ» из «украинской старины».

Консерватизм по самой природе своей живуч и устойчив, и это для «Самопомочі» больший козырь, чем все программы «самопомощи». В ближайшей перспективе она, видимо, подрастеряет поддержку, но, несмотря на провал Андрея Ивановича в «мусорной эпопее», потеряет, судя по всему, не катастрофически и сохранит шансы и далее быть одним из ведущих политических игроков на украинской политической сцене.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Как «Южмаш» берут измором

Американцы не станут искать украинский след на корейских ракетах. Им гораздо...

На пике бодрящей паузы

В Кремле считают, что полный отход Донбасса от Украины принесет России больше вреда,...

Приживаловские миллионы

Почему Институт книги работает в обстановке строжайшей секретности?

Проверка на выходе

Приведет ли смена менеджмента «Укрзалізниці» к смене кланов и группировок,...

То ли комплимент, то ли сигнал

В условиях ухудшения отношений США и Европы возникает вопрос: а не сблизятся ли...

Деградация периферии

Глобальные трансформации охватили не более одной трети из 7 млрд. населения планеты

Загрузка...

Keine Atombombe, Bitte*: Берлин обойдется без ядерного арсенала

Наличие ядерного оружия у одного из членов альянса не означает повышения безопасности...

Влияем на американскую политику — особый путь Киева

Американское издание The Atlantic опубликовало любопытный материал под названием «5...

Пока только тревожно

Новый виток санкций — контрсанкций знаменует собой начало новой фазы втягивания...

Передовая четверка гражданского общества. Версия...

Из-за высказывания Порошенко у Трампа и его оппонентов может появиться еще одно...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Блоги

Авторские колонки

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка