Соглашения нужно выполнять…

14 Октября 2016 4.5

Очевиднейшая тенденция последних дней и недель – беспрецедентное давление Запада на украинское руководство касательно скорейшего перехода к выполнению политической части Минских соглашений на фоне, пожалуй, самого острого в обозримой перспективе обострения отношений между Россией и Западом, вызванного происходящим в Сирии.

Комбинация достаточно странная, а может и уникальная, ведь, как правило, компромиссы ищутся «в комплексе», а взаимные уступки касаются всех конфликтных точек и наоборот – конфронтация, достигшая такого уровня, когда генералы начинают говорить о вероятности прямого военного конфликта, неизбежно распространяется на все «горячие точки».

Широко распространившееся (в том числе и в анонимных заявлениях высокопоставленных киевских чиновников) мнение, что «Логика американцев в том, чтобы передать администрации нового президента США с их точки зрения позитивную динамику по Донбассу — что одновременно должно помочь Хиллари Клинтон в предвыборной гонке...» мне представляется малоправдоподобным.

Ведь достаточно очевидно, что любые подвижки на украинском направлении в любом случае за оставшееся до выборов в США время не приведут к некоему «прорыву», который будет сколько-нибудь заметен для американского избирателя и повлияет на избирательную гонку. Сергей Бурлаченко приводит мнение Михаила Погребинского, косвенно подтверждённое словами спикера госдепа Марка Тонера, сводящееся к тому, что подвигнув Киев на уступки, в Вашингтоне стремятся не дать повода Путину для активных действий на украинском направлении. 

Наверно, такие соображения действительно присутствуют, но важные политические решения обычно принимаются в комплексе, с учетом многих факторов. И тут хочу вспомнить, что в марте месяце «2000» обратили внимание на статью авторитетного и осведомленного аналитика Джорджа Фридмана, основателя агентства «Стратфор», которое многие называют «теневым ЦРУ», под названием: «Зачем Путин пошел в Сирию».

По мнению автора, вероятное падение не относящегося к числу «критически важных» партнеров России Асада не могло быть само по себе достаточным основанием для столь затратной и рискованной во всех (военных и политических) отношениях операции, да ещё в столь непростое для Москвы время. Он говорит о желании показать «возможности», но…

«Вторая причина вторжения еще более странная и не совсем совпадает с первой. Русские вошли в Сирию, чтобы помочь США, оказавшимся в очень трудной ситуации. Соединенные Штаты выступали против режима Асада и хотели заменить его коалицией оппозиционных сил. Становилось все более очевидно, что у них ничего не получится. Асада можно было сместить, но на смену ему пришла бы раздробленная оппозиция, воюющая не только с Асадом, но и друг с другом…Да, она была предпочтительнее Асада, но «Исламское государство» к тому времени уже глубоко проникло на территорию Сирии..

У Соединенных Штатов была политическая проблема. Они не просто выступали против Асада, они были тесно связаны с его противниками. Америка не могла внезапно выступить на защиту режима Асада. В то же время, теперь и падение Асада стало для них недопустимо. Российская интервенция решила эту проблему для США. Асад был спасен. ИГ было заблокировано, и выходившая из-под контроля ситуация изменилась в лучшую сторону. Что это было, формальная договоренность или неожиданный результат? Я сомневаюсь, что стороны подписывали какие-то бумаги, но я также сомневаюсь, что это было неожиданностью для обеих сторон…»

Ведь достаточно очевидно, что именно Сирия (но никак не Украина) сегодня для американской администрации – внешнеполитический вопрос №1

К слову, днями во многом созвучную оценку последствий активного вмешательства России в сирийские дела дала такой нещадный критик Кремля, как Юлия Латынина: «Кремль дал Западу замечательную возможность объяснить, кто виноват в том, что все не так пошло в Сирии. Как кто? Конечно, Кремль! Кремль дал Западу замечательную возможность объяснить, что случилось с «умеренной исламской оппозицией», — пиар-фантомом, который существовал только на страницах The Washington Post и Guardian. Как что? Ее уничтожила Москва, иначе она бы давно свергла Асада, и Сирия сейчас семимильными шагами продвигалась бы по пути прогресса и демократии»

Фридман же без экивоков говорил о том, что проблема, ради решения которой Россия пришла на помощь США, «это Украина, представляющая для России основополагающий интерес. Они не могут допустить, чтобы эта страна стала составной частью системы западных альянсов, и данный вопрос мы уже подробно обсуждали. В основе российских интересов лежит военная нейтрализация Украины. Во-вторых, они заинтересованы в создании некоей автономии на востоке и в урегулировании вопроса Крыма, что дало бы России в этих регионах больше прав, чем прежде»

Нужно отметить, что вероятность «размена» Украины на Сирию «2000» допустили еще за месяц до появления статьи Фридмана (отметив, что «тонкости геополитического торга, детали компромисса выходят за рамки данного прогноза»), обратив внимание, что «в течении длительного времени события в Сирии российские СМИ освещали весьма скупо, а активизация российской политики на сирийском направлении началась вскоре после неожиданного по форме и содержанию визита Керри в Сочи в мае прошлого года. До этого, в течении длительного времени (с начала украинских событий, а то и раньше) двусторонние контакты были подчеркнуто сухо-официальные и происходили сугубо на нейтральной территории.

А тут визит Госсекретаря в летнюю резиденцию российского лидера и постоянная демонстрация двусторонних «неформальных» жестов и общения. Добавлю, после этого за год с небольшим последовало еще три поездки Джона Керри в Россию и ни одного ответного визита Сергея Лаврова, кроме его участия в Генеральных Ассамблеях ООН»

Казалось бы, дальнейший ход событий полностью опровергает эту версию, но может, дело в том, что США просто не смогли выполнить свою часть договоренностей, не сумев должным образом повлиять на свои креатуры как в Сирии, так и в Украине (как и добиться односторонних уступок России по обоим направлениям). И нынешнее давление на Киев – это последняя попытка в условиях жесточайшего цейтнота через выполнение им своих обязательств по Минску «подвигнуть» и Москву к ранее согласованным уступкам в Сирии?

Ведь достаточно очевидно, что именно Сирия (но никак не Украина) сегодня для американской администрации – внешнеполитический вопрос №1, развитие ситуации по которому в ту или иную сторону способно оказать влияние на ход избирательной гонки и поэтому вокруг него ныне «крутиться» вся американская внешняя политика.  

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка