Теплее, еще теплее...

№15v(743) 24 — 30 апреля 2015 г. 24 Апреля 2015 4.8

Вопреки прогнозам, у РФ с Западом налаживаются отношения

«Прямая линия»: тема Украины отошла на второй план // РЕЙТЕР
«Прямая линия»: тема Украины отошла на второй план // РЕЙТЕР

В минувший четверг, 16 апреля, в тот самый день, когда в Москве проходила «прямая линия» — традиционная ежегодная пресс-конференция в прямом эфире президента РФ Владимира Путина, в Рейкьявике, столице островного государства Исландия, во время визита Генсека НАТО Йенсу Столтенбергу журналисты задали вопрос, напрямую касающийся России и Украины.

А волновало их вот что: в ракурсе событий на востоке Украины — угрожает ли Россия странам Балтии?

Учитывая заявления президента Литвы Дали Грибаускайте о том, что «перед странами Балтии возникла реальная угроза со стороны России» и «необходимо подготовиться к самостоятельному отражению атаки как минимум в течение трех дней, пока на помощь прибудут союзники по НАТО», вопрос был вполне своевременен.

— Непосредственной угрозы ни для государств — членов НАТО, ни для стран Балтии со стороны России нет, — заявил глава Североатлантического альянса.

При этом добавил, что «некоторое беспокойство у НАТО вызывает учащение учений российских войск», а также тот факт, что «российская сторона чаще демонстрирует наличие у нее ядерного оружия, вкладывает в него деньги и больше о нем говорит».

«Впрочем, все страны имеют право тренировать своих солдат, а ядерное оружие есть как у России, так и у НАТО», — резюмировал г-н Столтенберг.

Многие медиа, аккредитованные на встрече с Генеральным секретарем Североатлантического альянса, во время брифинга еще и следили онлайн за ходом «прямой линии» в Москве, пытаясь сразу же получить комментарий по тем или иным высказываниям г-на Путина.

За 3 часа 57 минут российский президент ответил на 74 вопроса. Причем каждый пятый вопрос в той или иной степени касался военной безопасности.

«У нас один из крупнейших, сопоставимый с Соединенными Штатами, равный практически ядерный потенциал, — говорил Владимир Путин на пресс-конференции 16 апреля. — Поэтому быть нашими врагами и нашими друзьями одинаково почетно».

— Можете ли подтвердить факт нарушения российской стороной договора о ракетах средней и меньшей дальности (РСМД)? — с такой просьбой обратились журналисты к Генсеку НАТО.

— Не могу подтвердить. Знаю лишь, что об этом говорят американцы, — лаконично ответил г-н Столтенберг.

ЕС хочет обратно

Итак, в минувший четверг — прямо ли, косвенно ли — устами Генсека альянса был развенчан миф о жестком противостоянии между РФ и НАТО, как и миф о том, что Россия находится в тотальной конфронтации с ЕС.

Не прошло и недели после «прямой линии» г-на Путина, как европейские дипломаты — представители стран Евросоюза — обратились к руководству Госдумы с предложением обсудить некоторые вопросы отмены санкций ЕС в отношении российских политиков и бизнесменов. Такую встречу — в закрытом режиме — между депутатами и послами стран ЕС инициировал руководитель миссии ЕС в России г-н Вигаудас Ушацкас.

«Мы решили пойти навстречу европейским коллегам, так как считаем, что особенно после Минских соглашений такой диалог может быть полезен, — прокомментировал готовность российских депутатов к встрече с европолитиками глава комитета Госдумы по международным делам Алексей Пушков.

И если подобные переговоры, что планировались в том же формате в марте 2014-го, не состоялись (тогда единственным, кто посетил мероприятие в Госдуме, был посол Кипра в РФ Георгиос Касулидис), то сейчас, по словам главы миссии Евросоюза, практически все дипломаты уже подтвердили готовность к встрече.

Тон не воинствующий

Впрочем, нельзя сказать, что именно «прямая линия» г-на Путина стала переломным моментом в отношениях, изрядно похолодевших из-за Украины, между Россией и странами Евросоюза. Тем не менее, как говорится, импульс к потеплению был ощутим, что не могли не заметить западные СМИ.

К примеру, популярное британское издание The Guardian охарактеризовало онлайн пресс-конференцию Путина как такую, что «направлена на позиционирование себя как единственного человека, способного решить проблемы, с которыми сталкивается Россия», при этом «российский лидер довольно миролюбиво говорил о международных делах».

Кроме того, The Guardian отметила, что внешняя политика и война на Украине на нынешней «прямой линии» отошли на второй план: «Путин рассуждал об экономике, категорично отрицая участие российских войск в конфликте на Донбассе, и демонстрировал намерение сыграть роль миротворца, заявив, что возобновление войны в приграничье невозможно».

Би-би-си в своих комментариях отметила, что «общий тон высказываний Путина, касающихся внешней политики, не был воинствующим».

Американская ABC News выразила мнение, что «прямая линия» примечательна «с точки зрения необычных вопросов». При этом обозреватели расценивают подобные трансляции как способ, которым «глава российского государства показывает свою заинтересованность в жизни простых граждан. Кроме того, президент, говоря о внешней политике, воздерживался от объявлений США или других западных стран врагами России».

Турецкое издание Turkish Weekly в публикации, посвященной теме «разговора Путина со страной», отметило, что «российский президент показал себя как решительный лидер, который держит руку на пульсе нации, человек, на которого можно положиться в решении всех проблем — больших и очень маленьких».

Кому-то стыдно

Судя по количеству комментариев в электронных версиях разных международных изданий о «прямой линии» в Москве, эти публикации вызвали большой интерес у читателей. Вот один из таких комментариев, подписанный Barney Biggs: «Я не фанат Путина, но он может быть чуть ближе к правде, чем нам бы того хотелось. В последние пару лет он подписал многочисленные торговые соглашения и соглашения о сотрудничестве с Китаем, Индией, Кореей, Японией, Турцией, Южной Африкой, Ираном и некоторыми другими странами о строительстве трубопроводов, поставках нефти и газа, кооперации в атомной отрасли и поставках оружия на суммы в много-много миллиардов долларов. И все эти соглашения теперь постепенно начинают играть свою роль. Одна только труба с Китаем на более чем 400 миллиардов долларов уже имеет серьезное значение». Или такой, опубликованный на сайте немецкого издания Der Standard: «...Его можно любить, ненавидеть или бояться, или же испытывать какие-то иные чувства, однако в политическом ремесле Путин разбирается, как никто другой. В этом наши политики могли бы у него кое-чему поучиться».

Собственно, как отмечали западные аналитики, российский президент ничего не имеет против того, чтобы отношения с США и ЕС вернулись на тот уровень, на котором они находились до украинского кризиса. При этом западные страны должны учитывать российские интересы и относиться к РФ как к равному партнеру.

В принципе эти требования не новы, они во многом отражают идейную основу российской внешнеполитической доктрины. Во время «прямой линии», отвечая на вопрос крупного российского предпринимателя, Владимир Путин в относительно мягких тонах изложил нынешнее восприятие Запада Россией. Суть тезиса такова: Запад рассматривается не как исторический противник, с которым все-таки нужно продолжать общение, а как капризный и заносчивый партнер, утративший адекватность и затеявший ссору.

Несколько раз на «прямой линии» поднималась тема празднования 70-летия Победы и то, что многие лидеры стран, которых пригласили в Москву, отказались присутствовать на торжествах.

— Они сами принимают решение — приезжать или нет, но некоторым из них должно быть стыдно за отказ, — высказал свою точку зрения российский лидер. — Это выбор каждого конкретного политического деятеля, выбор страны, которую он представляет.

Хотя при этом и выразил сомнение, что это решение всегда принимается самостоятельно: «Кто-то сам не хочет ехать, кому-то не разрешают из «вашингтонского обкома». Кому-то, может быть, стыдно даже... Но это пускай они сами решают для себя».

Большинство западных медиа, анализируя основные тезисы «прямой линии» в Москве, не преминули напомнить читателям, что по версии американского журнала Time, в недавно опубликованном рейтинге 100 самых влиятельных людей мира почетное место отведено Владимиру Путину, а краткий очерк, посвященный российскому лидеру, носит название «Железный человек России».

В «топ-100» самых влиятельных людей мира — в категорию «лидеры» — наряду с Путиным попали премьер-министр Индии Нарендра Моди, глава Госсовета Кубы Рауль Кастро, северокорейский лидер Ким Чен Ын, бывшая первая леди США Хиллари Клинтон, американский президент Барак Обама и канцлер Германии Ангела Меркель.

В середине апреля с. г. Time представил рейтинг наиболее влиятельных персон по итогам читательского голосования. В этом списке Владимир Путин занял первое место с 6,95% голосов. Для сравнения: духовный лидер буддистов далай-лама набрал 1,7% голосов, Папа Римский Франциск — 1,5%. Барак Обама и его жена Мишель не вошли в десятку, набрав 1,4% и 1,2% голосов.

Диалоги с Кудриным

Российский экс-министр финансов Алексей Кудрин, нынешний глава оппозиционного «Комитета гражданских инициатив», выступивший в свое время с заявлением о несогласии с руководством РФ, прежде всего в экономической сфере, позже — с критикой на Болотной в адрес лидера России, на ежегодной «прямой линии» с Владимиром Путиным задал ему не один вопрос.

Собственно, как отметили многие западные медиа, общение российского президента с академиком Кудриным было больше похоже на диалоги. К примеру, такой фрагмент выступления экс-министра финансов:

«Первый ваш президентский срок характеризовался тем, что экономический рост был около 7% в среднем ежегодно, при этом цена на нефть была 30 долларов за баррель. Теперь цена 60—70 долларов, а рост около полутора процентов... То есть это ниже, чем экономический рост в мире, и доля российской экономики будет уменьшаться. Мы в техническом плане будем за этот период отставать от мира. Это приведет к уменьшению обороноспособности.

— Мы много лет с вами работали, — отвечал оппоненту российский президент. — У нас добрые, даже дружеские отношения. Вы сейчас точно изложили прогноз... Вы были одним из авторов программы развития страны до 2020 года — и там ничего кардинально не поменялось. Если мы чего-то не предусмотрели, это наша с вами, в том числе ваша, вина. Надо исходить из реалий экономики.

Знаю, ваши коллеги говорят, что стоит еще больше заморозить доходы граждан — слишком сильно у нас растут зарплаты. Повысить как можно скорее пенсионный возраст, поскольку в пенсионную систему мы должны направлять огромные средства. По сути это, конечно, правильно.

Для того, чтобы строить экономическую политику, нужно иметь голову. Но нужно иметь и сердце, слышать чаяния граждан, тогда они будут готовы и потерпеть.

Алексей Кудрин хотел продолжить общение, поэтому высказал свои предложения. «Стратегия 2020 была разработана, но не принята... Из нее правительством было взято лишь 25%!» — сказал экс-министр финансов.

«Программа 2020 — наш ориентир!» — ответил Владимир Путин.

Forbes преувеличил

Доброжелательный тон в общении с оппонентами не прошел мимо внимания западных медиа. Как и не могли не обратить внимание на то, что во время общения президента России с гражданами страны доминировали экономические темы, а конфликт на востоке Украины отошел на второй план.

И только на исходе третьего часа «прямой линии» прозвучали вопросы о Донбассе.

В начале апреля с. г. издание Forbes написало (со ссылкой на российского президента), что, дескать, украинский лидер на переговорах нормандской четверки в Минске 11—12 февраля предлагал «забрать Донбасс».

— Президент Петр Порошенко не предлагал забрать Донбасс, — ответил г-н Путин на вопрос, действительно ли подобное прозвучало в Минске.

Впрочем, говоря о востоке Украины, лидер РФ напомнил, что «Киев не исполняет свои обязанности по минским соглашениям, а сам Донбасс находится в блокаде. Нынешние украинские власти своей рукой отрезают от Украины Донбасс».

— Считаю, что сегодняшнее руководство Украины совершает много ошибок, и результаты будут негативными, но это выбор президента и правительства, — высказал такую точку зрения российский лидер, подчеркнув, что не собирается «навязывать Украине тот или иной способ поведения».

Тезисы «прямой линии» касающиеся не только Донбасса, но и вообще — отношения с Западом, активно обсуждались и украинскими медиа.

Однако, констатируя и разбирая на атомы сказанное Путиным на пресс-конференции, многие СМИ старались не затрагивать вопрос: осознает ли украинская власть, что начался процесс восстановления отношений между Россией и Западом и что международная ситуация начала меняться?

И заявление главы внешнеполитического ведомства Германии г-на Штайнмайера о том, что международное сообщество должно создать условия для возвращения России в G8 («Большую восьмерку»), сделанное им около полугода назад, сейчас уже не воспринимается в западных политических кругах как нечто противоречащее общей риторике.

К примеру, президент Латвии Андрис Берзиньш считает, что «Москва не только не представляет военной угрозы для стран Североатлантического альянса», но и он уверен, что «мы продолжим работу по налаживанию диалога и сотрудничества с Россией».

Джон Теффт, посол США в России, во время недавней встречи с членами комитета Госдумы по международным делам обстоятельно обсуждал перспективы улучшения российско-американских отношений. Как было сказано в сообщении пресс-службы российского парламента, «стороны поделились мнениями о зонах общих интересов России и США, говорили о соглашении по иранской ядерной программе, обсудили важность реализации минских договоренностей».

А посол Швеции в США Бьорн Люрвалл, которого цитирует USA Today, не так давно заявил, что «Стокгольм по-прежнему надеется на улучшение отношений России и ЕС.

Швеция приветствует усилия, нацеленные на остановку боевых действий и выполнение минских договоренностей». «Это хрупкое соглашение», — говорил дипломат, выражая надежду, что «прекращение огня на Украине продержится и даст шанс для нормализации отношений с Россией».

Пригласят ли Украину?

«Пока Киев занят поиском миротворцев и международной финансовой помощи, Москва ведет активную геополитическую игру с Вашингтоном и европейскими столицами», — отмечают западные аналитики, причем подчеркивают, что лидер РФ, как в целом и все руководство страны демонстрируют конструктивность по ключевым внешнеполитическим вопросам.

К примеру, разрешение иранской проблемы стало возможным благодаря общей позиции США, РФ и ЕС, когда «Москва пошла на компромиссы ради восстановления своих международных позиций после аннексии Крыма». Точно такой же компромисс демонстрирует РФ и в сирийском вопросе.

«Киев в своей традиционной манере продолжает заниматься пиаром на фоне международного внимания к Украине. Впрочем, ступор в реформах, продолжение того же стиля управления страной, как при Викторе Януковиче, отсутствие стратегического видения будущего страны и разрешения кризиса на Донбассе, как и проблемы Крыма, все более снижают интерес международных игроков к позиции нынешнего украинского руководства, — констатирует The Kiev Times. — Российская дипломатия достигла своей цели — возобновления прямого диалога с США и ключевыми европейскими странами по всей международной повестке дня».

В принципе к этому все и шло: достаточно того факта, что в переговоры о реализации Соглашения об ассоциации, который подписали Украина и ЕС, была включена и третья сторона — Россия. А это полностью подтверждает готовность Запада признать особые права РФ в диалоге «Евросоюз — Украина».

Так что правы те аналитики, в том числе и отечественные, кто предполагает, что в скором времени Вашингтон и Берлин сядут за стол переговоров с Москвой.

И теперь уже большой вопрос — пригласят ли туда Украину?

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Разменная пешка

Людей на Майдан вывело не абстрактное сочувствие к пострадавшим, а то, что они...

Молодая кровь для евроинтеграции

До замминистров вчерашние студенты у нас еще не дослуживались

Война с Холодом, дырка Бублика и совесть Мамая

Полтавщина.... Бурление административно-управленческих страстей здесь значительно...

Бумажный передел токсических миллионов

Почему команде президента очень нравятся древние коррупционные схемы

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка