То ли комплимент, то ли сигнал

№31(828) 4—10 августа 2017 г. 03 Августа 2017 4.8

На минувшей неделе произошло событие, из-за которого урегулирование конфликта на Донбассе откладывается на совершенно неопределенные сроки: конгресс США принял законопроект «Противодействие противникам Америки посредством акта о санкциях».

2 августа Дональд Трамп подписал данный документ.

Закон по сути утверждает новую «холодную войну», фактически объявляя Россию главным врагом США. При этом американцы явно ставку делают на то, что руководство РФ изменится, т. к. шантажируемые угрозой санкций российские олигархи свергнут Путина. Степень реалистичности таких ожиданий — тема для отдельной статьи. Но совершенно ясно, что теперь для Вашингтона нет никакого смысла добиваться от Украины уступок его главному врагу. И точно так же очевидно, что Кремлю нет резона менять свою позицию по Донбассу.

Вот что пишет по этому поводу в статье «Как конгресс девальвировал Минские соглашения» российский политолог Олег Игнатов, представляющий близкий к Кремлю Центр политической конъюнктуры:

«Принятие конгрессом США законопроекта о санкциях в отношении России означает, что Вашингтон не рассчитывает на урегулирование конфликта на Донбассе в будущем...

Обескровливается сам мирный процесс. Если с точки зрения Запада раньше Россия не хотела идти на уступки (и именно в этом он видел причину тупика в Минских соглашениях), то какой смысл идти на них теперь? Ситуация зашла слишком далеко, чтобы можно было сделать несколько шагов назад без потери лица. Ничего хорошего это не сулит ни работе контактной группы, ни переговорам в «нормандском формате».

Конгресс США, если вообще не убил Минские соглашения, то девальвировал их. Теперь любое урегулирование украинского конфликта окончательно перешло в плоскость диалога по нормализации отношений между Москвой и Вашингтоном. Однако проблема в том, что этот пункт сейчас снят с повестки дня действиями самой американской стороны».

О закате великой транзитной державы

О том, что РФ объявлена главным врагом Америки, говорит даже структура закона «Противодействие противникам Америки...» Формально он направлен против Ирана, КНДР и России — и соответственно разделен на три части. Почти две трети всего объема документа занимает «Акт о противодействии российскому влиянию в Европе и Евразии 2017 г.».

Правда, эта часть содержит небольшой подраздел «Финансирование терроризма и другой незаконной деятельности», где РФ не упоминается. Но сам факт включения этой темы в данный раздел явно намекает на то, что, с точки зрения американцев, Москва терроризм финансирует — нужны только соответствующие доказательства. А уже в собственно «российской» части закона (ст. 243), минфину США предписывается ежегодно направлять в конгресс доклад о финансировании Россией незаконной деятельности (терроризма, наркотрафика, распространения оружия массового уничтожения).

Если в финансировании терроризма РФ лишь подозревается, то в других нарушениях закон ее прямо обвиняет: в агрессии в Украине, кибератаках и вмешательстве в президентские выборы в США и Европе, в кампании дезинформации посредством подконтрольных Кремлю СМИ и т. п. В связи с этим конгресс ужесточает отдельные существующие санкции, а также распространяет их на любую компанию любой страны, которая инвестирует в строительство российских экспортных трубопроводов или поставляет для них товары и услуги.

В последнем случае санкции являются правом, а не обязанностью президента США, но понятно, что в Европе, вкладывающей деньги в «Северный поток», очень забеспокоились. Должны занервничать и китайцы, с которыми у россиян подобный проект — «Сила Сибири».

Можно сказать, что эти санкции — навсегда. Уместно вспомнить, что поправка Джексона-Вэника, введенная в 1974 г. из-за проблем с выездом евреев из СССР, была отменена только в 2012 г. — т. е. после распада Союза действовала еще 21 год. Сейчас сложно представить ситуацию, при которой в конгрессе найдутся силы для отмены (или хотя бы смягчения) этого закона. Разве что полная капитуляция РФ, включая возврат Крыма, — и то не уверен, что этого будет достаточно.

При этом изменяются процедуры снятия и приостановки санкций против РФ. Большинство этих ограничений были приняты предыдущим хозяином Белого дома. И именно глава государства мог единолично отменять их — как и любой президентский акт (хоть собственный, хоть предшественников). Но решение конгресса оформляет ключевые санкции, принятые указами Обамы, как закон — и устанавливает сложную процедуру их отмены, в которой последнее слово в любом случае остается за членами палаты представителей и сенаторами.

Президент, правда, может санкции приостанавливать, однако он должен направлять в соответствующие комитеты конгресса обоснования, что делает это в интересах национальной безопасности. А по ограничениям, связанным с украинскими проблемами, необходимы еще и доказательства того, что РФ «предпринимает шаги по имплементации» обоих Минских соглашений и «любых последующих договоренностей с правительством Украины».

Ну а то, как американцы понимают эти соглашения, однозначно видно по пункту закона, в котором Москву призывают вывести войска из Украины, Грузии и Молдовы, дабы восстановить полный контроль этих стран над своими границами.

Более того, данный закон стал первым актом конгресса, характеризующим действия РФ на Донбассе как оккупацию.

Кроме того, он содержит отдельную статью под названием «Энергетическая безопасность Украины». В ней декларируется необходимость снижения энергозависимости нашей страны от РФ, для чего Киеву предусматривается выделить $30 млн. в 2018-м и 2019 г. По тексту видно, что американцы заинтересованы в новых проектах добычи сланцевого и шельфового газа на украинской территории. Но нигде не прописано желание сохранить за Украиной статус крупнейшего транзитера российского газа в Европу.

В законе прямо декларируется оппозиция «Северному потоку» — вплоть до готовности вводить против европейцев санкции за содействие в его строительстве. Это можно расценивать как косвенную поддержку украинского транзита. Правда, очень косвенную, ибо зависимость нашей страны от транзитных поступлений — все равно зависимость от РФ. А как ясно видно из закона, цель США в том, чтобы не только Украина, но и Европа не зависели от российского топлива, а покупали американский сжиженный газ.

По мнению ряда экспертов, именно на это и рассчитано ужесточение санкций. При таком варианте газовый транзит сходит на нет, т. к. Украина становится конечной точкой поставки американского газа из терминалов в Польше или Хорватии.

Украина также получит некую сумму из специально созданного фонда по противодействию незаконному российскому влиянию в Европе. Впрочем, речь идет о весьма скромной цифре, ведь всем европейцам в 2018-м и 2019 г. планируется выделить $250 млн.

Но данная статья закона интересна тем, как Вашингтон оценивает наши европейские перспективы. В ней указывается, что, помимо членов НАТО и Евросоюза, деньги из этого фонда будут получать Албания, Босния, Грузия, Македония, Молдова, Косово, Сербия и Украина — как «страны, участвующие в процессе расширения НАТО или ЕС».

13 июля саммит Украина—ЕС в Киеве завершился без всякого коммюнике, а значит — скандалом, т. к. европейцы по настоянию Нидерландов отказались включить в документ строчку из Соглашения об ассоциации о признании европейских устремлений Украины. Тем самым они показали, что такое юридическая сила оговорок, сделанных в конце прошлого года Советом ЕС в связи с голландским референдумом (имеется в виду, что это соглашение не означает перспективы вступления Украины в ЕС).

Однако конгресс США фактически присвоил Украине неформальный кандидатский статус в обоих альянсах. Это не столько комплимент Киеву, сколько сигнал американским союзникам — Вашингтон хочет сам определять границы этих структур. Конечно, эта строка закона отнюдь не предопределяет будущего участия Украины в Евросоюзе и НАТО, но дает Киеву основания утверждать, что европейский путь не остановился на безвизе.

О лексических новациях недопонятого спецпредставителя

В контексте рассматриваемого закона стоит оценивать и многочисленные высказывания американского спецпредставителя по переговорам относительно Украины Курта Волкера (так официально называется его должность в госдепе). Он посетил Киев, побывал на Донбассе в районе Авдеевки, провел в Европе переговоры с представителями Германии, Франции, Великобритании, ЕС, НАТО и ОБСЕ, а также сделал много публичных заявлений — прежде всего в больших интервью ВВС и каналу «Настоящее время» (совместный проект «Свободы» и «Голоса Америки»).

Эти высказывания подтвердили его репутацию «ястреба». Да, Волкер за Минские соглашения, как и все. Но для него это документ о восстановлении территориальной целостности Украины и рычаг, посредством которого РФ будет выведена с Донбасса.

Публичная позиция Запада была такой и прежде. Но я хочу привлечь внимание к ряду моментов в выступлениях Волкера, которые ранее отсутствовали (или встречались в более смягченном виде) в лексике американцев и европейцев.

Во-первых, широкое использование понятия «оккупированные территории» с прямым указанием, что оккупантом является Россия. Европейцы к этому термину не прибегают, не использовался он до самого недавнего времени и в американском законодательстве (в т. ч. в Акте о поддержке Украины, принятом конгрессом в 2014 г.).

Более того, на правовом уровне от этого понятия отказывалась и украинская власть, хотя в своих речах Порошенко его употреблял. Узаконить формулу «оккупированные территории» предлагается лишь сейчас — в проекте закона о реинтеграции Донбасса. Но официально он еще не зарегистрирован, а Америка уже легализовала этот термин в акте о санкциях. Следовательно, можно говорить о координации не только между Волкером и конгрессом, но и между Киевом и Вашингтоном.

Во-вторых, более жесткая трактовка ситуации на неподконтрольных территориях. В том, что Волкер не стал встречаться с их представителями, нет ничего нового. Важно то, как он обставил свой отказ. На вопрос ВВС, поедет ли он в Донецк и Луганск, дипломат ответил: «Пока мы не считаем это безопасным. Представителей ОБСЕ обстреливают, когда они пытаются туда проникнуть».

По сути он грубо солгал, будто СММ в «отдельных районах» работать не может — хотя сотни участников миссии присутствуют там каждый день. Да и представители западных — в основном гуманитарных — организаций (например, верховный комиссар по правам человека Совета Европы Нильс Муйжниекс) неоднократно посещали эти территории, и у них не было проблем с безопасностью.

А в интервью «Настоящему времени» американский спецпредставитель и вовсе трактовал блокаду Донбасса как действия «вооруженных группировок» (т. е. «ЛДНР»), отрезавших местных жителей от «услуг и поставок» из Украины.

В-третьих, Волкер ничего не сказал о том, что Минские соглашения к чему-либо обязывают Украину, т. е. не говорил ни об амнистии, ни о статусе Донбасса, ни о конституционной реформе. А о выборах он упомянул как о событии, которое должно стать следствием обеспечения надлежащей безопасности. Да и слова о том, что надо сделать территорию «безопасной», а уже потом проводить кампанию и голосование, отнюдь не значат, что он считает их условием лишь «устойчивое перемирие», как написал портал «Страна».

Ведь Волкера спрашивали о том, нужна ли полицейская миссия ОБСЕ для проведения выборов. В таком контексте он не обязан был озвучивать все предпосылки их проведения. К тому же дипломат убежден, что территория Донбасса захвачена вооруженными группировками, следовательно, в качестве такой предпосылки речь вполне может идти об их выводе, разоружении или строгой локализации.

И когда «Страна» пишет о «требовании» спецпредставителя провести выборы, она явно передергивает. Оксана Сыроид после встречи с Куртом Волкером сказала, что он не озвучивал никаких требований, в частности, по принятию законов, необходимых для реализации Минских соглашений. С учетом крайней чувствительности вице-спикера, которая часто трактовала вежливые пожелания представителей Запада как грубое давление, такие слова дорогого стоят.

Наконец, в-четвертых, поддержка идеи поставок оружия Украине. Поскольку официально это не являлось линией госдепа, то казалось, будто Волкер отступил от правила, требующего от дипломата озвучивать исключительно позицию страны, а не свою собственную. Однако 31 июля в СМИ появилась информация, что госдеп и Пентагон уже разрабатывают соответствующие планы. Т. е. заявление спецпредставителя по этому поводу можно считать зондажом, призванным выяснить реакцию других сторон на такой шаг.

Да, Волкер говорил и об общих интересах с РФ в защите русскоязычного населения. Однако в данном случае речь шла лишь «о праве голоса, охране закона и социальной защите», а не о специфическом статусе Донбасса.

Т. о. позитивная трактовка высказываний Волкера как отдельными российскими, так и украинскими экспертами, принадлежащими к «партии мира», основывается лишь на неточном понимании его слов — и в лучшем случае на не слишком убедительных интерпретациях его недомолвок.

А в основе их оптимизма, связанного с ролью Волкера, лежала убежденность в следующих моментах:

1) Трамп и Путин готовят «большую сделку»;

2) спецпредставитель назначен госсекретарем Тиллерсоном, который является сторонником улучшения отношений с Москвой;

3) президент США озвучил тему украинского вмешательства в выборы на стороне Клинтон (речь идет прежде всего о давно циркулирующей в СМИ информации о том, что Украина, в т. ч. по линии посольства в Вашингтоне, предоставляла ей компромат на Манафорта — руководителя предвыборной кампании Трампа и в прошлом советника Януковича).

Последний пункт, конечно, наиболее интересен, однако пока озвучивание этой темы даже в абсолютно протрамповских СМИ (скажем, в издании «Брейтбарт» (Breitbart)) не сопровождается даже намеками на переоценку конфликта на Донбассе. А он в тех же СМИ оценивался однозначно с антироссийских позиций.

И ведь с самого начала было видно, что администрация Трампа разнородна. Часть постов занимают лица, выступавшие против него в ходе кампании и назначенные для компромисса с неконсервативным крылом республиканской партии. А сейчас становится понятно, что и среди преданных президенту конгрессменов почти все либо не привержены улучшению отношений с РФ, либо готовы пожертвовать ими ради монолитности партии, без чего невозможно решение внутренних вопросов.

Этим объясняется и небывалое единодушие в голосовании по санкциям: 419 против 3 в палате представителей и 98 против 2 в сенате. Т. е. противники санкций не набирают и 1% числа конгрессменов.

О логичном сближении, но без видимых признаков

В условиях ухудшения отношений США и Европы возникает вопрос: а не сблизятся ли европейцы с РФ — в т.ч. по украинской проблеме? Сугубо теоретически исключать этого нельзя. Было бы логично, если бы Москва попыталась использовать возникшие трансатлантические противоречия и выработать единую с Европой антисанкционную позицию. Но, естественно, любое обострение на Донбассе существенно снижает шансы на подобный российско-европейский альянс.

Практических признаков сближения Европы и РФ совершенно не видно. Об этом свидетельствует состоявшийся 24 июля телефонный разговор лидеров «нормандской четверки» (первый с участием Эммануэля Макрона), и главное — то, как европейцы интерпретировали данное событие.

Кстати, заявление Захарченко о создании «Малороссии» (а по сути — об объявлении самопровозглашенных республик альтернативной украинской властью), прозвучавшее почти за неделю до переговоров — но явно в их контексте, — очевидно, имело целью подчеркнуть жесткий подход Москвы.

Длившаяся почти два часа беседа завершилась около 14.00 по киевскому времени. Вскоре последовали пресс-релизы: сначала с Банковой, потом из Кремля. В них ничего не говорилось о совместных договоренностях — разве что в украинском документе упоминалось о встрече политических советников глав государств.

Однако около полуночи на сайте правительства ФРГ появилось «Совместное заявление для прессы федерального канцлера и президента Франции». В весьма обстоятельном документе перечислялись неотложные меры, которые решили принять стороны, чтобы «продвинуть политико-дипломатический процесс»:

— новое подтверждение в контактной группе режима прекращения огня в соответствии с договоренностями от 21 июня;

— разведение сторон и отвод тяжелых вооружений (в частности, рабочая группа по безопасности на заседании 2 августа должна определить новые зоны в дополнение к трем пилотным, согласованным еще прошлой осенью, при этом ФРГ и Франция представили список таких зон в самых горячих точках);

— безотлагательное разведение сторон в Станице Луганской;

— безопасный допуск ОБСЕ ко всем районам Донбасса, включая временно неконтролируемый участок украинско-российской границы;

— «шаги сторон навстречу друг другу для возобновления экономических отношений», детали которых необходимо «обсудить как можно скорее».

Последний пункт — явно о блокаде. Его наличие выводит перечень неотложных проблем за пределы вопросов безопасности и обмена пленными, ограничиться которыми неизменно предлагает Украина. Получается, что Порошенко с этим согласился, хотя и не решился озвучивать факт договоренностей — по всей видимости, дабы не показалось, что он пошел на уступки.

Ну а в Кремле, чей пресс-релиз появился через час после украинского, очевидно, сначала решили подождать, что скажет Киев. И, увидев, что факт договоренностей остался без признания, сочли, что разговор был бесплодным.

Замечу, что в заявлении Меркель и Макрона требование осуществить обмен пленными по принципу «всех на всех» обозначено временной рамкой «до конца текущего года». Хотя и Киев, и сепаратисты заявляют, что находятся на последней стадии переговоров по этому вопросу. Т. е. европейцы осознают, что процесс будет долгим и непростым.

Похоже, франко-германское заявление выглядело стремлением заставить украинского президента признать сам факт договоренностей. Однако уже на следующее утро, 25 июля, материал на официальном сайте Меркель претерпел изменения. В нем уже не говорилось о совместном заявлении для прессы двух лидеров. И хотя отмечалось, что «четверка» согласилась с неотложными мерами, исчезла вся конкретика по зонам разведения, а об экономических вопросах и вовсе не упоминалось.

Ну а сайт Макрона об итогах разговора вообще не сообщил. Можно только гадать, почему в Париже промолчали, а в Берлине скорректировали позицию. Не исключено — из-за голосования в палате представителей США.

Как бы то ни было, из-за американского санкционного закона Киев почувствует себя значительно увереннее. Хотя накануне переговоров Петр Порошенко заявил: «Как президент и главнокомандующий буду драться за каждый кусочек украинской земли и делать все, чтобы вернуть территориальную целостность, суверенитет Украины. И заморозить этот конфликт не дам. Потому что успешных примеров возвращения замороженных территорий в состав страны нет».

При большом желании эти слова можно расценивать как подготовку общественного мнения к тому, что Киеву, возможно, придется выполнять политические пункты Минских соглашений.

Тем временем 29 июля официальный информресурс немецкого правительства Deutsche Welle опубликовал материал «Жест примирения из Киева — не отказ от Донбасса». Автор Кристиан Триппе, руководитель корпункта в Киеве на основе нехарактерных для западного эксперта наблюдений приходит к весьма неожиданным выводам. Приведу наиболее яркие цитаты из статьи:

«Как показал недавний соцопрос, проведенный на Украине, семь из десяти респондентов хотят, чтобы наконец был достигнут компромисс, — неважно в какой форме, лишь бы только на Донбассе перестали звучать выстрелы и литься кровь. Но власти в Киеве показывают, что они не в состоянии предложить такой компромисс...

Хуже всего то, что официальный Киев как будто пытается разозлить, спровоцировать население, живущее в районах Донбасса, подконтрольных пророссийским сепаратистам. Список грехов украинских властей велик: прекращение подачи электроэнергии в самопровозглашенные ЛНР и ДНР, торговая блокада Донбасса, отмена социальных выплат. К этому можно добавить грубости и оскорбления, звучащие в адрес населения неподконтрольных Киеву районов Донбасса.

Министр культуры Украины не так давно скандально высказался о жителях Донбасса, якобы имеющих генетические недостатки. Этот человек все еще находится на своем посту. Умы и сердца своих земляков таким образом он явно не завоюет... Политика украинского руководства все больше вызывает ощущение того, что оно уже списало со счетов неподконтрольные территории Донбасса, что оно стремится к их отделению, а не к тому, чтобы сохранить их. Сепаратисты и их спонсоры в Москве беспощадно это используют...

Уже давно можно было бы покончить с головоломками, если бы у Киева была четкая позиция в отношении неподконтрольных ему территорий на востоке страны, в отношении их будущего статуса и процесса примирения. Политика протянутой для диалога руки не имеет ничего общего с отказом от Донбасса. Она — залог здравого смысла. Пока еще многие украинцы по ту сторону разделительной линии лояльны Киеву».

Увы, судя по всему, эти слова так и останутся пожеланиями.

Тем более что давить на Киев в плане выполнения Минских договоренностей Запад в близкой перспективе точно не будет. Ключевые игроки поставят и без того буксующий мирный процесс на паузу, пока не станет понятно, куда вывернет ситуация с санкциями. И это украинскую власть вполне устраивает.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Как «Южмаш» берут измором

Американцы не станут искать украинский след на корейских ракетах. Им гораздо...

На пике бодрящей паузы

В Кремле считают, что полный отход Донбасса от Украины принесет России больше вреда,...

Приживаловские миллионы

Почему Институт книги работает в обстановке строжайшей секретности?

Проверка на выходе

Приведет ли смена менеджмента «Укрзалізниці» к смене кланов и группировок,...

Деградация периферии

Глобальные трансформации охватили не более одной трети из 7 млрд. населения планеты

Keine Atombombe, Bitte*: Берлин обойдется без ядерного арсенала

Наличие ядерного оружия у одного из членов альянса не означает повышения безопасности...

Загрузка...

Влияем на американскую политику — особый путь Киева

Американское издание The Atlantic опубликовало любопытный материал под названием «5...

Пока только тревожно

Новый виток санкций — контрсанкций знаменует собой начало новой фазы втягивания...

Самопоміч: от здравой идеи к «здравому смыслу»

За «Самопоміч» люди голосовали не по идеологическим соображениям, а именно...

Передовая четверка гражданского общества. Версия...

Из-за высказывания Порошенко у Трампа и его оппонентов может появиться еще одно...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Блоги

Авторские колонки

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка