Требуется Кабмин. Дорого

№35(785) 2 — 8 сентября 2016 г. 01 Сентября 2016 1 4.2

Украине катастрофически не хватает еще одного правительства. Конечно, Кабинет Министров в стране имеется, но он-то в Киеве, а вот в Херсонской области правительства нет. Зачем региону такой орган власти? Есть ли в этом резон? Еще какой — считают крымскотатарские политики и периодически поднимают вопрос о создании правительства в изгнании. За последние годы данная тема обсуждалась уже несколько раз.

Еще зимой прошлого года член меджлиса Абмеджит Сулейманов заявил, что Верховной Раде нужно принять закон, по которому часть территории Херсонщины будет выведена из состава области и передана в ведение крымского правительства. До Сулейманова с подобной инициативой выступал Мустафа Джемилев, и его идея породила кривотолки: татары, мол, землю хотят отнять.

Поэтому Сулейманов еще в феврале 2015 г. попытался развеять сомнения:

«Это нужно не для того, чтобы отобрать земли у Херсонской области, а — чтобы создать на свободной от оккупации территории структурированные органы власти АРК, которые в первую очередь в будущем могли бы участвовать в переговорах, во-вторых — это будет мощная моральная поддержка тем, кто остался на полуострове, кто сейчас возвращается в Крым с мест принудительного переселения в Средней Азии, на Урале».

Тогда предложения Джемилева и Сулейманова не получили дальнейшего развития, и тема правительства в изгнании отошла на второй план. Но вот пришло лето 2016-го, и уже Петр Порошенко заявил, что надо наконец реализовать право крымскотатарского народа на самоопределение и дать ему национально-территориальную автономию. Чтобы сделать это, нужно внести изменения в Конституцию.

Основной Закон пока что не переписан, но тема автономии активно обсуждается в экспертном сообществе. Причем у некоторых аналитиков президентская идея вызывает неприкрытую тревогу. Эти страхи решила рассеять первый замминистра информполитики Эмине Джапарова, объяснив, что все дело в ФСБ — это она пугает мирных граждан, а сама автономия угрозы не несет никакой.

Также г-жа Джапарова коснулась вопроса правительства в изгнании: «Активисты предлагают создать правительство в изгнании, которое будет иметь на Херсонщине территорию администрирования и соответственно решать вопросы оформления документов, решать проблемы, с которыми сталкиваются граждане в Крыму, когда путешествуют на материковую часть Украины. Это вопросы оформления паспортов, документов о рождении и прочее... Впрочем, вопрос территории администрирования артикулировался в течение года. Единственное, что — ни меджлис, ни органы власти это не сделали и не внесли в повестку дня. Это все пока рассуждения экспертов, не имеющие ничего общего с официальной политикой».

Итак, что у нас получается: на самом высоком уровне заявлено, что у крымских татар должна быть своя республика (АРК считается республикой всех народов, живущих на полуострове). При этом вопрос создания крымского правительства пока на повестку дня не вынесен. Но это «пока», и нельзя исключать, что «кабмин изгнанников» все-таки будет создан. Насколько полезным может оказаться подобный орган власти? Ответом (или скорее подсказкой) для нас может стать зарубежный опыт. К нему и обратимся, но для начала небольшой экскурс в историю.

Лондон — столица Польши, Чехословакии, Югославии...

Правительства в изгнании выглядят некоей политической экзотикой — люди, потерявшие контроль над своей территорией, заседают в иностранных столицах и заявляют при этом, что они-то настоящая власть и есть. Но в то же время это вовсе не означает, что эмигрантские правительства ничего не могут сделать для своей родины.

К примеру, во время Второй мировой войны существовало несколько правительств в изгнании, которые внесли достаточно весомый вклад в борьбу с нацизмом. После того как в 1939—1941 гг. Германия оккупировала практически всю Европу, правительства различных государств отправились во Францию, а затем — после ее разгрома — в Великобританию. В результате в Лондоне находились правительства Польши, Чехословакии, Югославии, Греции, Бельгии, Нидерландов, Люксембурга и Норвегии.

Возможно, кого-то удивит отсутствие в этом списке генерала де Голля и комитета «Сражающаяся Франция» (впоследствии «Свободная Франция»). Как ни странно, но в первые годы эмиграции эта организация не являлась легитимным представителем своей страны. В 1940-м мир с немцами подписывали законные власти Франции, и с формальной стороны де Голль являлся мятежником.

Дел у лондонских правительств было предостаточно — формировались армии, велась напряженная дипломатическая работа, во вражеский тыл забрасывались разведчики и диверсанты. Солдаты и офицеры из оккупированных стран — в первую очередь из Польши — немало сделали для того, чтобы приблизить победу. Польской кровью были щедро политы поля сражений в Италии и Западной Европе. Так что говорить о бесполезности правительств в изгнании нельзя, хотя многим из них после освобождения так и не суждено было стать властью на родной земле.

Впрочем, чаще случается так, что эмигрантские органы власти носят больше символический характер. Так, в частности, произошло с правительством Украинской Народной Республики в изгнании. Образовано оно было в 1920 г. — после того как петлюровская армия потерпела очередное поражение от красных и оказалась за границей.

Поначалу министры УНР заседали в польском Тарнове, потом в Варшаве, Праге, Париже, Веймаре, Кисингене, Мюнхене и, наконец, в заокеанской Филадельфии. И если в 20-х гг. прошлого века на правительство УНР имелись определенные виды (оно могло пригодиться Польше в случае войны с СССР), то с изменением политической обстановки роль его становилась все более и более декоративной.

А если учесть, что украинское государство существовало в составе Советского Союза и представитель УССР заседал в ООН, то, в общем-то, правительство УНР было интересно только самому себе. Последним его премьером был Иван Самойленко, уроженец Полтавщины и профессор Университета Лонг-Айленда.

Передача полномочий состоялась. Леонид Кравчук обменивается рукопожатием с Миколой Плавьюком // TSDAZU.GOV.UA

Над Самойленко была еще более высокая власть — президент УНР в изгнании. С 1989 г. им являлся Микола Плавьюк, глава Организации украинских националистов. В 1992-м накануне первой годовщины провозглашения независимости он встретился с Леонидом Кравчуком и передал ему грамоту, где было сказано, что Украина является правопреемницей УНР. Также Плавьюк вручил Кравчуку все символы своей президентской власти. После передачи полномочий правительство УНР в изгнании самоликвидировалось.

На этом наш исторический экскурс можно считать завершенным. Теперь речь пойдет о действующих правительствах, не контролирующих свою территорию, но продолжающих на нее претендовать.

Опасные гастроли

Над Ладакхом небо синее... Для Далай-ламы XIV Индия стала вторым домом // TIBET.NET

Пожалуй, самым известным руководителем правительства в изгнании является Нгаванг Ловзанг Тенцзин Гьямцхо. Этого человека мы больше знаем как Далай-ламу XIV. После вступления в 1959-м китайских войск в Тибет он покинул Лхасу и обосновался в индийском штате Химачал-Прадеш. Туда же потянулись и другие эмигранты, не желающие оставаться в коммунистическом Китае.

Далай-лама руководил правительством в изгнании до 2011 г. Сейчас премьер-министром является Лобсанг Сангай, а Его Святейшество остается духовным лидером тибетцев. Ныне экс-правитель выглядит этакой гламурной медиаперсоной: он часто выезжает в другие страны, встречается с президентами и модными певицами, и все это под щелканье затворов фотокамер. Но так было не всегда.

В первые годы после эмиграции ЦРУ формировало повстанческие отряды и забрасывало их в Тибет, пока во второй половине 60-х операцию не свернули. Далай-лама к этой тайной войне прямого отношения не имел — партизанами он не командовал, хотя и являлся для них знаменем. Когда стало ясно, что диверсии против китайских войск час освобождения Тибета не приближают, Далай-лама открыто призвал к прекращению вооруженной борьбы. К тому же Вашингтон и Пекин стали сближаться, и надобность в диверсантах-тибетцах отпала.

А Далай-лама XIV стал ездить по всему миру, вести проповеди и рассказывать о нарушении прав человека в Тибете. Информационную кампанию эмигрантский лидер ведет не в одиночестве. В Нью-Йорке, Токио, Лондоне, Париже, Тайбэе, Дели — расположены офисы правительства в изгнании, регулярно информирующие общественность о положении в Тибетском автономном районе КНР.

Не чураются пропаганды и тибетские монастыри, расположенные в Индии. Автор этих строк посещал одну из таких обителей в Химачал-Прадеше и лицезрел красочные плакаты антикитайской направленности.

В самой КНР за деятельностью тибетского правительства в изгнании следят с большим вниманием. Несколько месяцев назад Далай-лама встретился с певицей Леди Гагой. После этого в Пекине решили, что слушать ее музыку в Поднебесной необязательно.

Интересно, что в Китае не только наблюдают за эмигрантскими деятелями, но и сами создают структуры, похожие на правительства в изгнании. Такие, например, как канцелярия Госсовета КНР по делам Тайваня.

Недавно тайваньские военные проводили учения и случайно выпустили ракету в сторону материкового Китая. Пострадал рыболовецкий траулер — погиб капитан судна, а трое матросов получили ранения. Канцелярия тут же потребовала разъяснений от властей Тайваня.

Или другой пример. На острове попал в ДТП автобус с туристами из материкового Китая. Все погибли. Ситуацию тут же взяла под контроль канцелярия Госсовета КНР и отправила на Тайвань рабочую группу для оказания помощи родственникам жертв катастрофы.

Это, разумеется, далеко не полный перечень задач, выполняемых канцелярией. На самом же Тайване существует аналогичная организация, и называется она Совет по делам материковой части Китая.

Нечто похожее есть и в Южной Корее. В этой стране функционирует Управление пяти северных провинций. Пять северных провинций — это территория КНДР. И теоретически после воссоединения двух частей Корейского полуострова чиновники управления должны возглавить подведомственные регионы. Для этого в штате имеются 5 губернаторов провинций, 97 начальников уездов и 911 руководителей более мелких административных единиц. Но поскольку полуостров остается разделенным, южнокорейское управление занимается беженцами из КНДР.

Приведенные выше примеры говорят о том, что правительства в изгнании могут быть достаточно деятельными.

Случается, правда, и наоборот. В американском штате Орегон обосновалось королевское правительство Лаоса. Монархии в этой стране нет уже более сорока лет, но монархисты-эмигранты не сдаются. Впрочем, деятельность их носит преимущественно церемониальный характер — собраться, отметить какой-нибудь праздник, сказать что-то на видеокамеру и выложить потом ролик в Ютубе. Ну или иногда какому-нибудь изданию интервью дать и заявить, что монархия в Лаосе будет обязательно восстановлена. Вот, собственно, и вся работа королевского правительства.

Читатель, наверное, обратил внимание на то, что большинство эмигрантских правительств, о которых шла речь, родом из Азии. В Европе же дела обстоят следующим образом: в правительстве Сербии есть должность министра по делам Косова и Метохии, все прочие европейские «изгнанники» так или иначе связаны с бывшими республиками СССР.

Напоминание о гражданской войне

25 марта 1918 г. в Минске была провозглашена Белорусская Народная Республика (БНР). В городе тогда стояли германские войска. Как только немцы ушли, у БНР начались большие проблемы в виде наступающей Красной армии. Позднее добавилась еще одна беда — Войско Польское. Территория современной Беларуси оказалась разделена: часть ее занимали красные, часть — поляки. В то время французские дипломаты недвусмысленно заявляли властям БНР, что если бы они контролировали хоть клочок своей земли, то великие державы смогли бы чем-то помочь новой республике. Но клочка-то как раз и не было.

В итоге к концу 1920 г. правительство БНР окончательно стало правительством без территории. Тем не менее оно существует и по сей день в виде рады Белорусской Народной Республики. Базируется она в Канаде, в Торонто, и активность проявляет по большей части в интернете, отмечая разные памятные даты. Такие, как годовщину издания первой Библии на белорусском языке или день рождения полоцкого князя Всеслава Чародея.

Жаркое лето 81-го. Белорусская эмиграция протестует у здания ООН // VYTOKI.NET

А недавно рада БНР вспомнила о юбилее провозглашения независимости Беларуси (25 августа 1991 г.). Интересно, что когда бывшая БССР стала самостоятельным государством, рада БНР отнеслась к этому с некоторым подозрением. Правда, со временем канадские «изгнанники» стали склоняться к тому, чтобы передать свои полномочия действующему правительству. Но в 1994-м Александр Лукашенко был избран президентом, и рада БНР от своих намерений отказалась. Сегодня она остается единственным правительством в изгнании восточноевропейской страны.

На Кавказе ситуация иная. В этом регионе действуют сразу несколько учреждений, которые можно отнести к категории правительств в изгнании.

Вахтанг Колбая и семеро министров. Заседает тбилисское правительство Абхазии // ABKHAZIAJUSTICE.GOV.GE

В Тбилиси располагаются власти Автономной Республики Абхазия. Сухум это правительство покинуло еще в 1993-м, но распустить его нельзя — случись так, это означало бы, что Грузия отказывается от Абхазии. Поэтому министры продолжают свою работу. Сводится она к следующему: «Сегодня состоялось очередное заседание правительства Автономной Республики Абхазия. Заседание провел и. о. председателя правительства А/Р Абхазия Вахтанг Колбая.

На повестку дня заседания был вынесен и обсужден среднесрочный план действий и приоритетные направления Автономной Республики Абхазия на 2017—2020 годы...»

Дмитрий Санакоев, временный администратор Южной Осетии // SPUTNIK-OSSETIA.RU

Примерно такая же ситуация с Южной Осетией. Ее временная администрация тоже располагается в столице Грузии. Руководитель учреждения Дмитрий Санакоев с «сентября 2009 года... принимает участие в Женевских переговорах по вопросам безопасности в составе грузинской правительственной делегации».

Также г-н Санакоев периодически общается с журналистами и объясняет, что «августовская война — большая трагедия для осетинского и грузинского народов». Тут не поспоришь — действительно трагедия...

В другой кавказской республике существует Азербайджанская община Нагорно-Карабахского региона Азербайджанской Республики. Формально она не является правительством в изгнании, а имеет статус общественной организации. При этом официальный Баку опекает ее довольно плотно. Община постоянно проводит митинги и другие публичные мероприятия. Основные идеи, которые на них высказываются: «Карабах — это Азербайджан!» и «Мы вернемся!»

Еще одна функция общины — контроль за беженцами из Карабаха. Люди, покинувшие родные места, — весьма уязвимая категория населения, к тому же среди обездоленных легко вести пропаганду и вербовать боевиков в разные исламистские организации. Вот за беженцами и присматривают. Причем делают это достаточно эффективно.

Увидеть Херсон и получить

И напоследок опять об Украине. Пока крымское правительство является предметом дискуссий, свою работу продолжает представительство президента в АРК. Раньше оно находилось в Симферополе, а теперь местом прописки стал Херсон. Постпредом уже более двух лет является Наталья Попович.

О своей деятельности возглавляемое ею учреждение отчитывается регулярно. Приведу выдержку из документа:

«Станом на 26 серпня 2016 року за тиждень до Представництва звернулися 30 громадян, які проживають на тимчасово окупованій території Автономної Республіки Крим або вимушено переселилися на материкову частину України.

Найактуальніші питання за тиждень: отримання паспорту громадянина України при досягненні 16-річного віку, отримання паспорту громадянина України для виїзду за кордон, отримання довідки про взяття на облік внутрішньо переміщеної особи, перетин адміністративного кордону між тимчасово окупованою територією Автономної Республіки Крим та материковою частиною України» (ppu.gov.ua).

Предыдущие отчеты от процитированного отличаются несущественно, и из них следует, что представительство президента во многом выполняет функцию паспортного стола. Сторонники правительства в изгнании хотят сами заниматься выдачей документов. Однако есть одно маленькое «но». В январе и феврале 2016-го содержание представительства в Херсоне обошлось бюджету в 200 тыс. грн.

Если в регионе появится еще и крымский кабинет министров, то расходы возрастут многократно. Вот и спрашивается, может ли Украина позволить себе такую дорогостоящую вещь, как правительство в изгнании?

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
Александр Берман
03 Сентября 2016, Александр Берман

У всех названных правительств в изгнании когда-то все-таки было свое государство. Даже у Директории была, хоть под вагоном, но территория. А вот у крымских татар такого государства, а следовательно и правительства, не было. Поэтому и говорить не о чем. Ну кучка проходимцев хочет поиметь украинскую власть, чтобы заиметь немного своей. И создали еще один очаг сепаратизма. И никто им этого не ставит в вину. А может, потому, что и в Украине власти нет?

- 10 +
Блоги

Авторские колонки

Ошибка