Трибунал для хулиганов и карманников

№11–12(734) 7 — 13 августа 2015 г. 06 Августа 2015 4.4

Франсиско Гойя. Трибунал инквизиции

Скептицизм, который я высказал в прошлом номере по поводу возможного подписания соглашения об отводе малокалиберной артиллерии от линии противостояния на Донбассе, оказался оправданным.

Двухдневное (в истории переговоров по Донбассу такого еще не было) заседание подгруппы по безопасности 3—4 августа, как и встреча всей контактной группы 4 августа, не сдвинули процесс с места.

И это несмотря на то, что Петр Порошенко еще 22 июля завил, что поручил представителям Украины в контактной группе «немедленно подписать» соответствующую договоренность.

О новом пропуске во власть для несогласных

В прогнозах по Донбассу оказались правы не только «2000», но и новый губернатор Луганщины Георгий Тука, который неделю назад в ответ на вопрос, что он думает об отводе от линии фронта артиллерии калибром до 100 мм, признался: «Я не верю, что он будет выполнен».

Сказано это было в интервью, примечательном еще одним фрагментом:

«— Вы вообще в мир верите?

— Да, но только после восстановления территориальной целостности Украины, а не так, как это делается сейчас.

— Вы считаете, что в Администрации Президента не нацелены на это?

— Я лично не понимаю все эти введенные особые статусы... Не понимаю и не принимаю. Это решение президента, но мое отношение отрицательное».

Это не просто прямота активнейшего волонтера, пересевшего в губернаторское кресло. Думаю, такое публичное отрицание мирного компромисса (даже с демонстрацией определенного несогласия с главой государства) — как раз и есть пропуск во власть.

Ведь сейчас главное не столько лояльность первому лицу, сколько приверженность приоритетному сценарию, сформулированному Владимиром Горбулиным: «ни мира, ни войны».

Диалог об отводе вооружений лучше всего подходит под ключевой элемент этого сценария: бесконечные переговоры без фиксации результатов. Вероятно, Киев хочет дождаться момента, когда в самопровозглашенных республиках начнется несогласованная в контактной группе кампания по местным выборам, после чего будет объявлено о «срыве Минского соглашения боевиками» — и, соответственно, о бессмысленности дальнейших переговоров.

По утверждению авторов интернет-ресурсов, сочувствующих «республиканцам», главное противоречие на последних встречах возникло будто бы из-за того, что представители ДНР и ЛНР настаивают на отводе вооружений по всей линии соприкосновения. А украинская сторона якобы намерена оставить вооружения возле Донецка, Бахмутки, Золотого и Счастья.

Киев ситуацию особо не проясняет.

Сразу после появления информации о срыве переговоров Петр Порошенко созвал Военный кабинет СНБО — как было заявлено, для согласования плана усиления обороны на Донбассе на случай эскалации конфликта.

Действительно, в дни, предшествовавшие заседанию контактной группы, положение в зоне конфликта заметно обострилось, интенсивность столкновений и обстрелов жилых кварталов резко выросла. Об этом говорил и Порошенко в ходе визита в Донецкую область. Причем в контексте грядущих местных выборов.

Президент отметил: «Этот вопрос — совместное решение военно-гражданской администрации. Если будет возможность обеспечить свободное волеизъявление граждан, моя позиция — выборы будут. Если произойдет эскалация боевых действий, как в последние два дня, то физически выборы нельзя будет проводить. Я как президент, как Главнокомандующий на сегодня — и за волеизъявление, и за безопасность граждан».

Напомню, неделю назад я писал о том, что против проведения выборов на всей территории Луганской и Донецкой областей высказались оба недавно назначенных руководителя этих регионов.

В частности, глава Донецкой областной военно-гражданской администрации Павел Жебривский сказал: «Я сегодня вообще сторонник того, чтобы местные выборы не проводились и на территории, контролируемой украинской властью. Считаю, что надо вводить военно-гражданские администрации... Я много коммуницирую с людьми, которые приезжают сюда. Конечно, промыли мозги рашистской пропагандой полностью. Ваты вместо мозгов очень много».

Проще говоря, выборы не стоит проводить, потому что избиратели неправильные.

Свою идею Жебривский повторил уже на этой неделе, правда в куда более «удобоваримой» форме — дескать, демократия там «была закатана в асфальт», поэтому «следует сделать трещину в этом асфальте, чтобы пробилось здоровое зерно, ростки пустило, и тогда следует проводить выборы».

И даже если предположить, что ранее ставленник президента высказывал собственное мнение по этому вопросу, то теперь с него спросу нет — повод для отмены выборов озвучен на самом высоком уровне.

При этом Киев, вероятно, рассчитывает, что с достижением договоренностей по ядерной программе Ирана Запад куда меньше нуждается в согласии РФ. Кроме того, по нашей информации, неоконсерваторы в Вашингтоне заблокировали возможную сделку между Вашингтоном и Москвой, которая наметилась в ходе майского визита госсекретаря Керри в Сочи.

О посредниках, в которые и Анголу не заманить

В отношении же Запада к Украине очень показательна ситуация вокруг международного трибунала по малайзийскому «Боингу». То, что попытку его создания заблокирует российское вето, было понятно с самого начала. Поэтому здесь интереснее другие обстоятельства.

В частности, резолюция, внесенная Малайзией, Украиной, Нидерландами, Бельгией и Австралией, — и устав трибунала, который этой резолюцией предлагалось утвердить.

Согласно этому документу юрисдикция трибунала распространялась бы на военные преступления, как они определены в Женевской конвенции (преднамеренное посягательство на жизнь и физическую неприкосновенность лиц, не принимающих участия в военных действиях, а также на их имущество), преступления против безопасности гражданской авиации в соответствии с малайзийским законодательством и ряд преступлений, предусмотренных Уголовным кодексом Украины.

В последнем случае речь шла о таких статьях УК: 115 (умышленное убийство), 119 (убийство по неосторожности), 194 (умышленное уничтожение или повреждение имущества), 201 (контрабанда), 258 (террористический акт), 2583 (создание террористической организации), 2585 (финансирование терроризма), 263 (незаконное обращение с оружием и боеприпасами), 396 (сокрытие преступления), 443 (посягательство на жизнь представителя иностранного государства). При этом предполагалась возможность проведения процесса в отсутствие обвиняемых.

Объективно такой мандат выглядел беспрецедентным. Ведь прежде международные трибуналы, включая т. н. смешанного типа, т. е. с участием национальных судей, создавались лишь для расследования масштабных насильственных злодеяний, совершенных в ходе войн и репрессий (Югославия, Руанда, Камбоджа, Сьерра-Леоне, Восточный Тимор). Исключением стал лишь трибунал по делу об убийстве экс-премьера Ливана Рафика Харири в 2005 г., но там речь шла об очевидном террористическом акте.

Случаи же гибели гражданских самолетов из-за поражения боевым оружием не становились прецедентами для попыток создания трибуналов — тем более до завершения экспертного расследования (в данном случае его ведет международная группа под эгидой Совета безопасности Нидерландов, которая собирается обнародовать свой доклад осенью).

Более того, до сих пор международные трибуналы занимались почти исключительно такими вещами, как геноцид, преступления против человечества, военные преступления, в некоторых случаях под их мандат подпадали терроризм и массовые изнасилования. Т. е. речь о деяниях, практически во всем мире признанных наиболее тяжкими. Но никогда под их юрисдикцию не подпадали убийства по неосторожности, контрабанда, преднамеренное уничтожение имущества. И по УК Украины они не относятся к особо тяжким — не предполагают срок заключения свыше 10 лет. А сокрытие преступления и вовсе не относится к категории тяжких.

Объективно такой широкий мандат трибунала по «Боингу» создал бы прецедент к тому, чтобы в ООН ежегодно возникали инициативы по десяткам трибуналов. В случае позитивных решений это заметно сказалось бы на бюджете организации и создало бы ряд других проблем.

Тем не менее новаторство Украины и ее союзников в области международного правосудия нашло поддержку большинства стран в Совете Безопасности: напомню, за документ проголосовали 11 из 15 его членов, Китай, Венесуэла и Ангола воздержались.

При этом ни одно государство не предложило выступить посредником между авторами резолюции и категорически неприемлющей этот документ Россией. Для чего можно было бы сузить мандат до традиционных параметров — исключить из юрисдикции трибунала все, кроме военных преступлений.

А ведь теоретически могла бы такой компромиссный проект предложить входящая в СБ Испания, понесшая ощутимый ущерб от санкционной войны с РФ. Или тем более Франция, которой зачастую приписывают пророссийские настроения и давление на Киев. Но и они полностью поддержали Украину.

О месте, которое США предпочитают не показывать

Такая позиция логично вытекает из отношения Запада к трагедии, которое отражается в многочисленных публикациях, приуроченных к годовщине уничтожения «Боинга» и к голосованию в СБ. Их объединяет убежденность в том, что самолет сбили сепаратисты из установки «Бук» — и европейские СМИ тут ничем не отличаются от американских.

Ни одно влиятельное издание не подняло вопрос, на который вскоре после гибели самолета настойчиво обращал внимание известный журналист-расследователь Роберт Пэрри, еще три десятка лет назад раскрутивший скандал «Иран-контрас».

Он подчеркивал, что американская разведка с самого начала располагала спутниковыми снимками трагедии. Ведь об этом говорил сам госсекретарь. Так, на ток-шоу на канале NBC на вопрос журналиста Дэвида Грегори о том, уверен ли он, что Россия предоставила оружие, сбившее «Боинг», Джон Керри ответил: «Есть информация, подтверждающая это, но мы в администрации пока не определились. Однако это достаточно ясно, когда есть массив исключительных косвенных доказательств. Я бывший прокурор, у меня были дела с такими доказательствами. Здесь они очень сильные. Но что еще важнее, мы получили снимок этого пуска. Мы знаем траекторию. Мы знаем, откуда он был сделан. Мы знаем время. Это как раз то время, когда этот самолет исчез с радаров».

Т. е. из слов Керри следует, что относительно передачи Россией зенитной установки на Донбасс у американцев есть лишь косвенные доказательства. Но вот относительно того, кто стрелял, имеются доказательства прямые: документально зафиксировано место пуска.

И тут госсекретарь не мог оговориться, поскольку фактически то же самое он сказал еще в четырех ток-шоу, на ведущих телеканалах в тот же день. И везде утверждал: хотя заснят пуск ракеты, а не ее попадание в самолет, по траектории определяется, что она поразила «Боинг».

Но если у США есть такие доказательства, так почему они их не обнародуют — ведь это почти со 100%-ной вероятностью определило бы виновников трагедии? Впрочем, у ведущих западных изданий этот вопрос интереса не вызвал.

Не заинтересовал их и другой момент: почему целью стал именно этот самолет? Ведь пассажирские лайнеры пересекали зону конфликта регулярно. Из данных, приведенных немецким журналом «Шпигель» еще прошлой осенью, следует, что ежедневно там пролетало минимум 127 воздушных судов. И все на тех же высотах, что и малайзийский «Боинг», — и никто в них вроде бы не целился.

Могли стрелявшие целить в этот лайнер не просто потому, что случайно перепутали его с военным, — а потому, что получили информацию о пролете боевого самолета? Вполне. А могли ли те, кто сбрасывал эти сведения, на самом деле знать, что передают дезинформацию? Впрочем, этим вопросом европейская и американская пресса также не задается.

Словом, публикации в СМИ — яркий индикатор отношения Запада к конфликту на Донбассе. Ведь наивно полагать, будто они отражают прежде всего общественное мнение, а не позицию политической элиты.

Все это позволяет утверждать: между США и Европой нет никакого стратегического разлома в украинском вопросе (как, собственно, и в других) — несмотря на все тактические расхождения. Разлом между Вашингтоном с одной стороны и Берлином и Парижем — с другой существует лишь в страхах многих украинских политиков, которые, понимая, что судьба страны решается за ее пределами, едва ли не повсюду видят закулисные сговоры.

Так что демонстрация западного единства в вопросе трибунала по «Боингу» для Киева объективно важнее, чем неудача с попыткой принятия резолюции. Даже несмотря на то, что все разговоры о возможности переиграть решение СБ голосованием в Генассамблее ООН — лишь хорошая мина при плохой игре, а также демонстрация собственного невежества.

Это ясно видно из устава ООН. Ст. 11 этого документа определяет: «Генеральная Ассамблея уполномочивается обсуждать любые вопросы, относящиеся к поддержанию международного мира и безопасности, поставленные перед нею любым Членом Организации или Советом Безопасности или государством, которое не является Членом Организации... и за исключениями, предусмотренными статьей 12, делать в отношении любых таких вопросов рекомендации заинтересованному государству или государствам или Совету Безопасности или и Совету Безопасности и заинтересованному государству или государствам. Любой такой вопрос, по которому необходимо предпринять действие, передается Генеральной Ассамблеей Совету Безопасности до или после обсуждения».

Т. е. Генассамблея ничего не решает, а лишь передает рекомендации СБ, который и выносит решения. Что же касается ст. 12, то она гласит: «Когда Совет Безопасности выполняет возложенные на него настоящим Уставом функции по отношению к какому-либо спору или ситуации, Генеральная Ассамблея не может делать какие-либо рекомендации, касающиеся данного спора или ситуации, если Совет Безопасности не запросит об этом».

Таким образом, обсудив вопрос о трибунале по «Боингу» и проведя по нему голосование, Совбез выполнил свои функции — и закрыл этот вопрос для Генассамблеи. Если бы дело обстояло иначе, то в 1940—1950-е годы ГА спокойно обходила бы регулярное советское вето — и мир сейчас был бы обустроен совсем иначе.

О перегибах от головокружения

Во внутренней политике минувшая неделя ознаменовалась сразу несколькими инцидентами с участием радикальных группировок. В связи с чем снова встал вопрос о том, способна ли власть обеспечить свою монополию на насилие.

В Одессе имел место случай подзабытой уже «мусорной люстрации» — активисты «Самообороны Одессы» затолкали в бак, обсыпали мукой и облили зеленкой депутата горсовета, руководителя местного отделения Фонда госимущества Алексея Косьмина.

Там же представители той же организации (под предводительством нардепа от Радикальной партии Игоря Мосийчука) ворвались в здание суда и заставили написать самоотвод судью, который вел дело Сергея Ходияка, подозреваемого в убийстве активистов Куликова Поля, а также ранении милиционера и журналиста.

И опять же в Одессе активисты-евромайдановцы разогнали участников траурного мероприятия в память жертв Куликова Поля.

А в Харькове неизвестные в балаклавах совершили нападение на штаб-квартиру Оппозиционного блока, забросав его камнями.

Во всех случаях милиция предпочитала особо не активничать. Это дает основания предполагать: власть решила показать обществу, что победить оппозиции на местных выборах не дадут.

Глава МВД был озабочен также иными проблемами. На своей страничке в Фейсбуке Арсен Аваков высказался за немедленный переход к профессиональной армии. А в комментарии к своему же сообщению он написал: «Дал категорическое требование милиции не участвовать в «облавах военкомов». Более того, реагировать на обращения по проверке имеющих место незаконных действий отдельных горе-военкомов».

Такое распоряжение министра-силовика выглядит откровенным саботажем важнейшего — по замыслу власти — государственного мероприятия. Впрочем, текущая мобилизация заканчивается 17 августа, и не факт, что при очередной ее волне облавы не возобновятся. А если уж они зайдут слишком далеко, то Аваков просто отмежуется от процесса. Кстати, подобная технология прекрасно опробована Сталиным, в свое время осудившим в статье «Головокружение от успехов» «перегибы коллективизации», начатой, как известно, по его же инициативе.

Тем временем главное теруправление юстиции в Харьковской области заявило, что не будет пока регистрировать областной филиал Оппозиционного блока — который, таким образом, не сможет принять участие в местных выборах. Объясняется подобное решение, естественно, сугубо процедурными причинами.

Один из лидеров ОБ Михаил Добкин пригрозил, что его политсила объявит бойкот выборам, подчеркнув: «Мы обратимся ко всем демократическим странам и международным организациям с призывом не признавать выборы, на которые не допускается оппозиция».

Можно было бы предположить, что недопущение к выборам крупнейшей оппозиционной партии в наиболее перспективном для нее регионе способно вызвать определенный международный резонанс. Однако вспомним последние президентские и парламентские кампании, в которых оппозиция не могла участвовать в ряде регионов, — Запад принял результаты тех выборов с восторгом.

Поэтому наверняка грядущее волеизъявление будет признано самыми демократичными местными выборами за всю историю Украины — ведь на них будет сформирована власть, которая всецело устраивает США и Европу.

О страшном сне «хунты»

В Москве Николай Азаров объявил о создании Комитета спасения Украины. Цели КСУ, в частности, таковы: прекращение войны; принятие новой Конституции, в которой закрепляется федеративное устройство, украинский и русский языки в качестве государственных и нейтральный статус; восстановление деловых и партнерских отношений с Россией и наконец — немедленная реализация антикризисной программы.

Сразу вспомнилось, что два языка и федерализацию эти же люди уже обещали, причем не раз. Правда, делала это Партия регионов, будучи у власти, — причем аккурат под очередные выборы.

Теперь же беглые «регионалы» заявляют: «Мы стоим перед выбором: или один язык и две страны, или два языка и одна страна. Нам необходимо выбрать последнее ради сохранения государства. Залог мира для Украины — нейтральный статус».

Что же касается проблемы Донбасса, то решать ее «комитетчики» намереваются путем прямых переговоров между Киевом и Донецком.

Главная идея создания КСУ — консолидация всех противников нынешней власти. Смена которой должна произойти в результате массовых народных выступлений — с последующими выборами.

Комитет уже и с кандидатом в президенты определился — им назван бывший народный депутат Владимир Олейник.

И тут, на мой взгляд, уместно процитировать блог Дмитрия Скворцова на сайте «2000»:

«Побывав доверенным лицом русофоба Ющенко в 2004-м, затем спикером блока ненавистницы дончан Тимошенко и, наконец, «говорящей головой» чисто евроинтегратора Януковича, Владимир Николаевич и сегодня демонстрирует завидную растяжку, вещая о европах прямо из ордынской столицы... Только оценят ли эти таланты, скажем, в Донбассе? Протянет ли руку такому спасателю Галичина, которая и Порошенко уж клянет за минскую «зраду»?»

И ведь еще не так давно, при «позднем Януковиче», Олейник саркастически клеймил Россию как страну «лапотную», интеграция с которой однозначно обернулась бы для Украины катастрофой.

Повышенный интерес российских и украинских СМИ к «презентации» КСУ вызван, безусловно, предположениями о том, что Азаров и др. объявят себя правительством в изгнании. А они объявили себя неким комитетом и ведут себя так, как будто являются субъектом формальных политических процессов типа выборов, тогда как ни в каких выборах этим людям участвовать не дадут.

Выдвижение же Олейника похоже на то, как если бы, скажем, сбежавшие от советской аннексии в 1940-м руководители «буржуазной» (как тогда говорили) Эстонии не просто создали бы правительство в изгнании (как было на деле), но и утверждали бы своих кандидатов на выборы в Верховный Совет Эстонской ССР.

И оцените всю нелепость ситуации, в которую бывшие «регионалы» сами себя поставили. Впрочем, им не привыкать.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка