Угроза новых антироссийских санкций — угроза украинской власти

№42(792) 21 — 27 октября 2016 г. 20 Октября 2016 2 3.6

Зампредседателя Госдумы РФ Сергей Железняк назвал решение запретить с 1 декабря этого года дублирование сообщений на русском языке в украинских аэропортах «очередным русофобским идиотизмом». По мнению российского политика, украинские власти пытаются таким образом «угодить своим наставникам» из США и Евросоюза, чтобы «заслужить очередной кусок финансов от МВФ».

Действительно, не имеющее какого-либо практического смысла распоряжение Министерства инфраструктуры создаст трудности не только для российских граждан, попавших в украинские аэропорты, но и для подавляющего большинства выходцев из стран СНГ, которые часто используют Украину для транзитных авиарейсов в другие страны.

Однако российский политик лукавит (или плохо понимает реальную направленность внешней политики США и ЕС), когда утверждает, что подобные жесты украинской власти могут помочь ей заслужить благосклонность Запада. Ситуация прямо противоположная. Чем больше Киев демонстрирует свое враждебное отношение к России, тем большее раздражение вызывает украинская внешняя политика у Вашингтона и Брюсселя, тем сильнее становится потребность высших политических кругов США и ЕС в переформатировании украинской власти.

Сирийские события на украинском фоне

  • Алеппо (Сирия)

    Алеппо (Сирия), фото №1

    США отвергают возможность обмена компромисса по сирийской проблеме на замораживание конфликта в Донбассе // imgur.com

  • Донецкая обл. (Украина)

    Донецкая обл. (Украина), фото №2

    США отвергают возможность обмена компромисса по сирийской проблеме на замораживание конфликта в Донбассе // imgur.com

Алеппо

Фото 1 из 2

Ошибка Сергея Железняка вряд ли как-то отразится на российской внешней политике. Госдума практически не участвует в выработке решений по внешнеполитическим вопросам. Но иллюзии украинского руководства, решившего, что осложнение ситуации в Сирии позволит отказаться от выполнения невыгодных, на взгляд Киева, пунктов Минских соглашений (или хотя бы изменить их в свою пользу), могут серьезно осложнить положение Украины. Причем не столько внешнее (Запад уже давно не питает никаких иллюзий в отношении украинской власти), сколько внутреннее.

Если Киев и дальше будет саботировать мирное урегулирование донбасского конфликта, то новая американская администрация непременно займется переформатированием украинского политического пространства, несмотря на то что Украину в этом случае ожидает новый затяжной кризис. И Вашингтон получит поддержку своих западноевропейских союзников.

Логика здесь простая и понятная: стабильность в Украине представляет меньшую ценность, чем спокойствие в Восточной Европе и возможность избежать появления новых конфликтов на территории бывшего Советского Союза (что напрямую зависит от заинтересованности России в восстановлении отношений с Западом).

По всей видимости, Киев считает, что стремление США ограничить российское влияние в Сирии (и на Ближнем Востоке в целом) заставит Вашингтон добиваться урегулирования донбасского конфликта в соответствии с украинскими интересами. Но украинская власть плохо понимает реальные внешнеполитические приоритеты Вашингтона, которыми в той или иной степени руководствуются и западноевропейские союзники США.

Безусловно, США хотели бы ограничить влияние России в Восточной Европе и в постсоветских государствах. Однако Вашингтон не собирается ради этого вступать в открытый конфликт с Россией.

Более того, США хотели бы избежать угрозы долговременного противостояния с Россией даже при определении расстановки сил на Ближнем Востоке, несмотря на то что этот регион по-прежнему представляет исключительную важность с точки зрения американских стратегических интересов.

Однако вопреки расчетам, которые, по-видимому, заставили Кремль начать военную операцию в Сирии, Вашингтон оказался не готов идти на уступки в других регионах, чтобы укрепить свои позиции в ближневосточных государствах. Российское военное вмешательство в сирийский конфликт создало серьезную угрозу для американских интересов и непреодолимые препятствия для планов американских союзников — Катара и Саудовской Аравии.

Но США сразу же отвергли саму возможность обмена компромисса по сирийской проблеме на замораживание (или согласие на разрешение в российских интересах) конфликта в Донбассе. Вашингтонские стратеги вновь доказали, что умеют играть, что называется, «вдолгую» и не собираются жертвовать стратегическими перспективами ради тактических успехов.

Дело здесь, разумеется, было не в том, что Кремль, добившись реализации своих требований, сохранил бы контроль над частью Донбасса, которой была бы предоставлена автономия в составе Украины, и получил бы возможность воздействовать на расстановку сил в украинской власти.

Такого рода «обмен» уступок в одном регионе на договоренности в другом стал бы свидетельством того, что Россия обрела статус глобального игрока, способного соперничать с США (насколько можно предположить, это и было одной из главных целей российской власти еще с самого начала противостояния с Западом по украинской проблеме). А у американской администрации не было ни малейшего желания подрывать собственные стратегические позиции и превращать Владимира Путина в победителя.

В результате американской неуступчивости Россия оказалась в Сирии в сложной ситуации. Кремль нуждается в быстром успехе, чтобы, сохранив власть в руках Асада и зафиксировав за собой статус главного игрока, без которого невозможно урегулирование кризиса, свернуть военную операцию. Но российская активность в Сирии позволила Западу получить еще один рычаг давления на Кремль: он угрожает новыми санкциями в случае продолжения наступления сирийских правительственных войск, опирающихся на поддержку России.

Неудобные требования нормандского формата

Ни США, ни Россия не заинтересованы в том, чтобы загонять сирийский конфликт в тупик, а потому, несмотря на острые противоречия, будут продолжаться попытки перейти в Сирии от вооруженного противостояния к мирному урегулированию.

Об этом свидетельствует появление нового проекта резолюции (о нем стало известно 15 октября), подготовленной Новой Зеландией, которая в настоящее время является непостоянным членом Совета Безопасности ООН. Документ не требует немедленного введения режима прекращения огня, но обязывает все стороны конфликта соблюдать паузу в боевых действиях (первоначально она устанавливается на 48 часов, затем продлевается) до тех пор, пока не будет достигнуто постоянное соглашение.

В новозеландском проекте также содержится важное требование, на котором в течение долгого времени упорно настаивает Россия. Если эта резолюция будет принята, сирийская оппозиция должна будет немедленно дистанцироваться от тех группировок исламских фундаменталистов, которые были признаны террористическими.

В резолюции содержится условие, представляющее важность для союзников США. Сирийские правительственные войска должны будут обеспечить доступ гуманитарной помощи в Алеппо (и в другие наиболее пострадавшие регионы страны), несмотря на то что значительная часть города останется под контролем оппозиции.

Разумеется, Новая Зеландия согласовывала проект своей резолюции с другими западными державами, прежде всего с США (и, возможно, с Великобританией, которая стремится повысить свою роль в сирийском урегулировании). Т. о. эту новозеландскую инициативу можно считать своеобразным предложением Запада, призванным заменить заблокированную 8 октября Россией резолюцию СовБеза, которую вносила Франция.

Россия, воспользовавшаяся правом вето, подверглась сильному давлению со стороны Запада. Дошло даже до того, что 16 октября США и Великобритания после встречи представителей 11 стран, выступающих против правления Асада, пригрозили прямым вооруженным вмешательством на стороне сирийской оппозиции.

Зашла речь и о введении новых экономических санкций против России, призванных заставить Москву отказаться от военной операции в Сирии. Создавалось впечатление, что к этим антироссийским санкциям могут подключиться страны Евросоюза. Правда, 17 октября верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини сообщила, что ни одно из государств, входящих в Евросоюз, так и не выступило с подобным предложением. Но тем не менее стало понятно, что США могут обеспечить жесткую коллективную реакцию Запада на российские действия.

Украинское руководство, для которого выполнение Минских договоренностей в их нынешнем виде представляет серьезную внутриполитическую проблему, судя по всему, решило, что новый виток напряженности в отношениях между Западом и Россией предоставляет возможность потребовать пересмотра Минских соглашений.

Однако нет никакого сомнения в том, что в результате берлинских переговоров в «нормандском формате» Порошенко смог убедиться, что Киеву не позволят ни снять с себя, ни пересмотреть в свою пользу обязательства, связанные с реализацией Минских договоренностей.

Очевидно, что для Киева (так и в меньшей степени для Москвы) «нормандский формат», позволяющий двум ведущим странам ЕС — Франции и Германии — оказывать прямое влияние на урегулирование донбасского конфликта, превратился в неприятную обузу.

Ни украинские, ни российские власти не могут обеспечить мирное урегулирование противостояния на Донбассе, не отказавшись от поддержки своих прежних союзников (непризнанных республик и их вооруженных формирований в случае России и т. н. «добровольческих батальонов» с аффилированными с ними политическими структурами в случае Украины). Кроме того, Порошенко неизбежно столкнется с обвинениями в предательстве национальных интересов.

Однако внутриполитическое положение украинского и российского лидеров существенно различается. Порошенко (в отличие от Путина) имеет серьезных соперников внутри страны (прежде всего Тимошенко), а радикальные националисты, которые для российской власти представляют скорее досадную помеху, в украинских условиях помогают власти сохранять политическую стабильность.

Киев перед надвигающимися переменами

Выполнять Минские соглашения, которые, по всей видимости, сохранятся в своем нынешнем виде, сторонам конфликта все же придется. А потому «нормандский формат» сохранится, поскольку он позволяет гарантировать, что украинская и российская стороны не откажутся под предлогом взаимных обвинений от выполнения своих обязательств. Тот, кто поступит подобным образом, рискует надолго испортить отношения с ведущими странами ЕС.

Как известно, Путин попытался еще в августе объявить «нормандский формат» бессмысленным, намекнув, что хотел бы теперь напрямую обсуждать способы урегулирования донбасского конфликта с западными державами. Однако после встречи с Обамой на полях саммита «большой двадцатки» в китайском Гуанчжоу он согласился вернуться к переговорам с участием Украины.

Теперь лишить обсуждение донбасского конфликта в «нормандском формате» попытался Порошенко. Он, правда, не выступил против него открыто, но за несколько дней до встречи в Берлине, 15 октября, заявил, что Украина не станет придерживаться условий Минских соглашений, «пока не будет выполнен пакет безопасности». Это значит, что политическое урегулирование, по мнению украинской стороны, должно начаться только после полного восстановления Киевом контроля над украинско-российской границей.

Понятно, что российская сторона не может согласиться на подобную интерпретацию Минских договоренностей, поскольку для нее это было бы равносильно капитуляции.

Подобную позицию украинской власти можно объяснить только надеждами на то, что Запад, добиваясь от России прекращения участия в военных действиях в Сирии, будет использовать в качестве инструмента давления на Кремль украинскую проблематику. Мол, поскольку Москва не сможет отказаться от поддержки Асада, то для того, чтобы еще больше осложнить для России внешнеполитическую ситуацию, Запад и поддержит украинские требования в донбасском вопросе. Киев, рассчитывая, что ему удастся связать «украинскую» и «сирийскую» проблемы, совершает ту же ошибку, что и Москва в 2015 г.

Безусловно, несмотря на то что Россия для демонстрации своей готовности вернуться к переговорам о прекращении огня установила в Алеппо «гуманитурную паузу» в боевых действиях, нет никакой гарантии, что соглашение о перемирии все же будет достигнуто.

Если же наступление сирийской армии на Алеппо будет продолжено (в особенности, если город будет взят войсками Асада), США действительно могут ввести антироссийские экономические санкции. Вряд ли можно сомневаться в том, что американская администрация найдет средства заставить европейские страны проводить в отношении России аналогичную политику. Причем формального одобрения европейских структур для этого может даже не понадобиться. Например, США могут ввести запрет на поставки в Россию определенных видов оборудования и потребовать, чтобы к нему присоединились все европейские корпорации, сотрудничающие с американскими структурами.

Но США вынуждены будут пойти на определенные уступки странам Европы, которые заинтересованы в скорейшей стабилизации на востоке Украины и в окончательном устранении угрозы вооруженного конфликта между Киевом и Москвой. Это значит, что администрация США должна будет добиваться от украинской власти скорейшей реализации Минских соглашений.

Если Петр Порошенко так и не решится приступить к политическому урегулированию, опасаясь критики со стороны конкурентов и выступлений под лозунгами радикальных националистов, то новая американская администрация попытается изменить расстановку сил в украинской власти. В таком случае можно ожидать, что уже весной будет объявлено о проведении досрочных парламентских выборов. А если и после них ситуация не изменится, то осенью следующего года появится перспектива досрочных выборов президента.

Германия и Франция намерены добиваться безусловной реализации Минских соглашений. И для того, чтобы обеспечить поддержку этих стран своим внешнеполитическим планам в Сирии, администрация США без колебаний усилит давление на Киев.

Определенный размен «сирийской» и «украинской» проблематики таким образом все же произойдет. Правда, совсем не тот, которого хотела бы украинская власть.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Комментарии 2
Войдите, чтобы оставить комментарий
pgrm

Убежденность автора в действенности гадания на кофейной гуще и надежности своих источников информации поражает не меньше чем смелость выводов из оного и степень их детализации.

- 1 +
Yury Petrov
21 Октября 2016, Yury Petrov

Ох и комментарий! Как в той песне и не то чтобы да и не то чтобы нет

- 5 +
Блоги

Авторские колонки

Ошибка