В 2019 году украинская ГТС превратится в груду металлолома

№14v(742) 17 — 23 апреля 2015 г. 15 Апреля 2015 1 4.9

Рисунок Игоря Конденко

Россия не будет продлевать транзитный контракт с Украиной после 2019 г. Об этом 13 апреля заявил журналистам глава Минэнерго РФ Александр Новак.

Он сослался на слова главы «Газпрома»: «Как заявил сейчас Алексей Миллер, транзитный контракт с Украиной не будет продлен после 2019 года». «Сейчас все усилия направлены на то, чтобы реализовать строительство газотранспортной системы на границе Турции и Греции и доставку европейским потребителям Юго-Восточной и Центральной Европы через этот маршрут», — добавил Новак.

Ранее Алексей Миллер пригрозил противникам «Южного» и «Турецкого» потоков полным прекращением поставок, отметив, что блокирование «Южного потока» имело целью лишь «сохранение status quo в транзите через Украину».

Но данный status quo последовательно и планомерно разрушается. И не только Москвой (о чем ниже). Все свидетельствует о том, что Россия действительно реализует свое обещание через 4 года прекратить транзит через территорию Украины.

Забавно было прослушивать сообщения о данном заявлении г-на Новака в украинских теленовостях и читать комментарии на отечественных интернет-сайтах промайданной ориентации. Суть комментариев сводилась к тому, что российский газ Европе скоро будет не нужен, что увеличиваются поставки газа из США, что в Америке строится энное количество СНГ- и СПГ-танкеров (для перевозки сжиженного нефтяного и природного газа), что скоро на европейский рынок выйдет Иран... И т. д. и т. п.

Но что за радость с этого всего Украине? Ведь все вышеперечисленное — это шаги на обнуление ее (Украины) транзитного потенциала. Порадоваться, что «Газпрому» будет хуже? Так ведь и Украине не лучше.

Прекращение поставок российского газа в Европу через территорию Украины — это потеря миллиардов долларов в качестве платы за транзит, потеря десятков тысяч рабочих мест, превращение ГТС в никому не нужную груду металлолома. Это экономическая и социально-экономическая сторона вопроса.

Но есть еще политическая и геополитическая. До недавнего времени — пока Украина была главным транзитером газа в Европу — она имела стратегическое значение как для Москвы, так и для Брюсселя. Другое дело, как Киев распоряжался этим своим стратегическим козырем (как правило, не очень эффективно). Тем не менее позицию Украины вынуждены были учитывать и на Западе, и на Востоке.

Кроме того, «труба» — пока имела стратегическое значение — являлась важной скрепой для украинской территориальной целостности и мотивирующим фактором для Запада и России поддерживать стабильность Украины. Но чем ниже значение украинского транзитного потенциала, чем меньше зависимость от него как Москвы, так и Брюсселя, тем ниже их мотивация содействовать (в т. ч. ресурсами) стабильности на Украине.

Десять лет назад, когда транзит газа через территорию Украины превышал 120 млрд. куб. м, никто бы не допустил того, что имеет место сейчас (при снижении транзитных объемов до 55 млрд. кубов).

В течение последнего десятилетия Европа и Россия сообща обнуляли стратегическое значение украинского транзитного потенциала. Это и строительство обходных газопроводов вроде «Северного потока», и диверсификация источников поставок энергоносителей со стороны Европы (а любой нероссийский источник — это снижение значения украинской ГТС).

Весьма интересное исследование опубликовано 19 марта Институтом по изучению экономики энергетики при Кельнском университете (Energiewirtschaftliches Institut, EWI).

Один из авторов исследования, Гаральд Гекинг, еще летом 2014-го (ввиду известных событий на Украине) начал изучение возможных последствий полного прекращения транзита российского газа через украинскую территорию. Вместе с коллегами он сконцентрировался на вопросе — в какой мере европейские потребители зависят от транзита российского газа через Украину и к чему могла бы привести его временная или полная остановка?

Над этим вопросом эксперты работали более полугода. Были рассмотрены ряд сценариев: российские поставки через Украину прерываются на две недели, на три месяца, на полгода и даже вариант, при котором они вообще прекращаются.

Проведенная учеными симуляция показала, что даже при остановке поставок на полгода (осенне-зимний период) с реальными проблемами столкнулась бы только одна страна ЕС — Болгария. И только в случае очень сильных морозов не смогли бы полностью удовлетворить свой спрос на газ Греция, Италия, Босния и Герцеговина.

А остальные члены ЕС оказывались вполне в состоянии обеспечить себя достаточным количеством природного газа.

Резкое снижение зависимости Евросоюза от украинского транзита эксперты связали с рядом причин. Если в 2005 г. через украинскую ГТС в Европу было прокачано 121 млрд. куб. м газа, то в 2014-м данный объем снизился до 55 млрд. — были введены в строй обходные газопроводы (прежде всего «Северный поток»). В результате сегодня через Украину поступает только 14% газа, потребляемого в Евросоюзе.

Из шести крупнейших газовых рынков ЕС (Германия, Великобритания, Италия, Нидерланды, Франция, Испания) только Италия импортировала в прошлом году более 15% необходимого ей газа по украинскому маршруту. Таким образом, все наиболее значимые газовые рынки ЕС «отвязались» от украинского транзита. Украинская ГТС ныне обслуживает в основном небольшие газовые рынки ЕС — болгарский, венгерский, австрийский, словацкий и чешский.

Однако — и это особенно интересно — строительство обходных газопроводов сопровождалось другим не менее негативным для Украины процессом (остававшимся, к слову, практически без внимания со стороны украинских экспертов): масштабное создание интерконнекторов (соединительных газопроводов) между национальными газотранспортными системами государств — членов ЕС.

В связи с чем за последние годы существенно выросли возможности в случае необходимости перебрасывать голубое топливо из крупных западноевропейских рынков на небольшие восточноевропейские. И даже в саму Украину (как известно, это в последние годы и происходит в виде т. н. реверсных поставок). «Сегодня газ можно поставлять из Германии через Чехию в Словакию, а оттуда — в Украину», — говорится в исследовании. Та же Германия может перенаправить в Украину газ, получаемый ею из России, Норвегии и Нидерландов.

Создание в Европе сети газовых интерконнекторов — вторая причина снижения роли украинской ГТС.

О чем свидетельствует эта ситуация с интерконнекторами? Прежде всего о том, что в ЕС давно готовились к исключению украинского транзита из схемы поставок газа из России в Европу. Готовились планомерно и целенаправленно. Киеву на словах обещали инвестиции в модернизацию украинской ГТС, а на деле — инвестировали в сеть европейских интерконнекторов, позволяющих обходиться без украинской «трубы».

Все это происходило на фоне интеграции Украины в европейское Энергетическое сообщество в расчете на то, что Европа станет учитывать украинские транзитные интересы и помогать их отстаивать. Результат все видят.

Таким образом, оправдались прогнозы и многочисленные предупреждения, звучавшие на протяжении последних 10 лет (начиная с первых дней президентства Ющенко и его прозападного разворота) на страницах «2000»: ставка на европейское Энергетическое сообщество приведет к краху газотранспортный потенциал Украины. Точно так же не раз приходилось отмечать, что Европа не станет (да и по большому счету не сможет — ибо как ни крути, а источники сырья в России) защищать транзитные интересы Киева.

Наконец, третья причина снижения значимости украинской ГТС для стран ЕС — спрос на газ в Европе сейчас гораздо ниже, чем прогнозировалось еще несколько лет назад. Так, реальный спрос составляет около 450 млрд. кубов, а ранее предполагалось, что он составит около 550 млрд. кубов. Это аксиома: чем меньше Европе нужно газа — тем хуже транзитные перспективы Украины. Последней очевидной вещи то ли не понимали, то ли делали вид, что не понимали «европейски ориентированные» украинские эксперты, неизменно приходившие в восторг с каждым шагом ЕС, направленным на снижение европейской зависимости от российского газа. Однако снижение зависимости Европы от российского газа — это всегда и снижение зависимости Европы от украинского транзита.

Как сказано в выводах EWI, транзит российского газа через Украину теряет значение для Евросоюза, что «является плохой новостью для Украины, поскольку ее прежняя роль стратегического транзитера стремительно уходит в прошлое». При этом: «Украина не менее быстро входит во все более перспективную новую роль покупателя газа через реверс из Европы».

Т. е. 10 лет назад Европа была в энергетической зависимости от Украины. А как только Киев начал процесс активной евроинтеграции, Европа этим воспользовалась, чтобы защитить свои интересы — в ущерб украинским «партнерам». И спустя десятилетие усиленной евроинтеграции Киев сидит у разбитого энергетического корыта: теперь уже Украина находится в энергетической зависимости от Европы.

Трудно назвать еще одну такую страну, которая бы столь бездарно профукала свои стратегические козыри и своими руками удавила курицу, которая несла золотые яйца.

И, наконец, последнее — Иран. Как известно, с этой страны снимают санкции и она сможет выйти на мировой, в т. ч. и европейский, рынок со своими энергоносителями.

В свете отмены антииранских санкций уже приходилось писать о том глупом положении, в котором оказалась Украина — потеряв миллиарды долларов, исполняя геополитические прихоти Вашингтона («Американскую систему ПРО в Европе нужно сворачивать!», «2000», №46(722) 14 — 20 ноября 2014 г.). А теперь Украине придется нести потери еще и от отмены санкций против Ирана.

Первым иностранным лидером, посетившим Тегеран после объявления об успехе переговоров по иранской ядерной программе (что одновременно означает снятие санкций), был президент Турции Реджеб Эрдоган. А главным вопросом переговоров стала энергетика.

Турция рассчитывает на увеличение поставок иранского газа и усиление своих позиций как транзитера энергоресурсов в Европу. Ныне существующие технические возможности позволяют довести поставки газа из Ирана в Турцию до 20 млрд. куб. м в год. Само собой, при вложении средств в развитие газотранспортной инфраструктуры в регионе эти возможности могут быть резко увеличены.

Иранский газ, безусловно, станет конкурентом для «Турецкого потока», который ныне лоббирует Россия после отказа от «Южного потока». Но, кроме того, турецкий транзит является и прямым конкурентом украинского транзита. Как говорилось выше, по украинской ГТС ныне идет снабжение южных стран Европы. И именно на них прежде всего будут ориентированы поставки иранского газа.

Безусловно, между Турцией и Ираном есть немало противоречий, в т. ч. и по ценам на газ (уже не первый год Анкара требует от Тегерана снижения цены), по сирийской проблеме и т. д. И сам визит Эрдогана не обошелся без скандалов (ряд иранских депутатов вообще требовали не впускать Эрдогана в страну). Однако переговорный процесс пошел, и есть все основания полагать, что стороны придут к некому общему знаменателю — ибо на кону возможность получать большие доходы.

Фактически сейчас начинается большая игра за право поставлять газ на рынки стран Южной Европы — будут ли это российские поставки или иранские, либо Москва и Тегеран поделят эти рынки. А Турция превращается в большой южный энергетический хаб Европы. Ясно одно: для украинского транзита места в этой схеме не остается. Т. е. снятие санкций с Ирана — это еще один гвоздь в крышку гроба украинской ГТС.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
SSL

При этом квази-патриоты брызжут пеной от радости: - типа приходит конец энергетической гегемонии России. То что это похоронит и Украину им либо не приходит в голову, либо не считают важным.

- 42 +
Блоги

Авторские колонки

Ошибка