Выбор Баку

№34(784) 26 августа — 1 сентября 2016 г. 25 Августа 2016 2

Как Иран и Россия обхаживают Азербайджан

Азербайджан — страна с преобладанием шиитского мусульманского населения, но с исключительно светской формой правления — впервые с момента обретения независимости вынужден был столкнуться со зловещей угрозой джихадизма // kievpravda.com

8 августа в Баку состоялась достаточно редкая трехсторонняя встреча руководителей Азербайджана, Ирана и России. Официально этот саммит был посвящен главным образом обсуждению проектов региональной экономической интеграции, в частности международного транспортного коридора Север—Юг — проекта наземного и морского торгового маршрута, способного связать Индию с Европой через Иран, Южный Кавказ и Россию.

В ходе встречи рассматривались и другие вопросы, в том числе конфликты в Ираке и Сирии, а также угроза исламского терроризма. Саммит завершился подписанием тремя государствами декларации о всеобъемлющей борьбе против терроризма и экстремизма.

Примечательным выглядит участие Азербайджана. Всего несколько лет назад Баку не горел желанием идти по пути тесного сотрудничества в области экономики или безопасности ни с Москвой, ни с Тегераном несмотря на географическую близость. Государство рассматривало обретенную в 1991 г. независимость от Советского Союза как возможность освобождения от диктата России, традиционного для отношений РФ с малыми соседями.

При этом Баку не проявлял интереса и к звучавшим из Тегерана призывам и напоминаниям об объединяющей Азербайджан и Иран шиитской вере. Тем не менее глубокое разочарование Баку по поводу того, что администрация Обамы якобы бросила страну на произвол, в сочетании с растущей угрозой воинствующего исламизма на Кавказе не оставили руководству широкого поля для маневра.

Мотивы Азербайджана

Мотивация присутствия Баку на саммите основана как на геополитических соображениях, так и на аспектах, связанных с безопасностью. В начале апреля министры иностранных дел трех государств достигли договоренности о сотрудничестве по целому ряду вопросов, но особое место занимало невмешательство во внутренние дела друг друга. Наблюдатели истолковали эту договоренность как прямой удар по Вашингтону — в Баку посчитали, что Белый дом занимается постоянным подрывом власти президента Азербайджана Ильхама Алиева, в частности критикой обращения Алиева с политической оппозицией.

Кроме того, апрельский саммит состоялся через несколько дней после завершения последнего раунда столкновения азербайджанских и армянских войск в спорном Нагорном Карабахе. С точки зрения Баку, обязательства по участию в разрешении нагорнокарабахского конфликта, данные Ираном и Россией на саммите, выглядят предпочтительнее, чем ставшее хроническим бездействие американцев по данному вопросу.

Августовский саммит — это уже не просто ответный удар Вашингтону. Азербайджанцев все чаще и чаще беспокоит иракский и сирийский конфликт — события, в которых ключевыми игроками являются Иран и Россия. Азербайджан — страна с преобладанием шиитского мусульманского населения, но с исключительно светской формой правления — впервые с момента обретения независимости вынужден был столкнуться со зловещей угрозой джихадизма.

А такой вызов безопасности требует налаживания сотрудничества на региональном уровне. В заявлении от 1 августа 2016 г. «Исламское государство» объявило джихад только Москве, но мнение Баку о том, что амбиции ИГИЛ на Кавказе представляют непосредственную угрозу национальной безопасности Азербайджана, полностью оправдано.

Региональное детище ИГИЛ — Кавказский эмират — было основано в 2015 г. в стремлении привлечь под ружье суннитских сторонников джихада на российском Северном Кавказе. Но чиновники независимых республик Южного Кавказа, расположенных по другую сторону горных кряжей (в т. ч. Армении, Азербайджана и Грузии), осознают, что возрождение воинственного исламизма в России приведет к тому, что джихад позже охватит территории и их стран.

С 90-х годов войны России в Чечне, Дагестане и других регионах Северного Кавказа, как правило, сводились к борьбе центрального правительства из Москвы против российских мусульманских сепаратистов, отчаянно стремившихся к независимости. Количество сторонников джихада в той борьбе было совсем невелико. Тем не менее идеология и состав воинствующих исламистов Северного Кавказа претерпели радикальную эволюцию, что стало проблемой для Азербайджана. Еще в январе 2015 г. в некоторых докладах отмечалось, что определенное количество лидеров исламистских боевиков Северного Кавказа присягнули на верность главе ИГИЛ Абу Бакр аль-Багдади. В Азербайджане, где преобладает шиитское население, трансформация российских исламистов в верных сторонников террористической организации вызывала тревогу.

ИГИЛ, в отличие от прежних проявлений воинствующего национализма или исламизма в регионе, исповедует тоталитарную идеологию международного джихада и расширения находящейся под его контролем территории. А потому географическая близость «Исламского государства» к Азербайджану стала беспрецедентной проверкой на прочность для Баку. Помимо опасений по поводу расползания конфликтов (с севера Кавказа на юг), в Азербайджане помнят и о собственном суннитском меньшинстве. Эти люди главным образом проживают в северных районах, граничащих с Россией, а с 2011 г. несколько сотен азербайджанских националистов уже успели вступить в ряды ИГИЛ и других исламистских группировок Ирака и Сирии.

По собственному сценарию

Азербайджан — далеко не единственная бывшая советская республика, опасающаяся воинствующего исламизма. Ряды сторонников джихада успешно пополняются за счет рекрутов практически из всех постсоветских государств Средней Азии, в том числе из Казахстана, Киргизстана, Таджикистана и Узбекистана. В июне российские чиновники сообщили, что на стороне джихадистских группировок Ближнего Востока воюют около 10 000 боевиков из республик бывшего СССР. В октябре 2015 г. российский президент Владимир Путин предупредил членов ОДКБ — военного альянса постсоветских государств — о том, что деятельность ИГИЛ «распространяется далеко за пределы границ Ирака и Сирии».

Путину не привыкать формировать себе имидж борца против джихада. В 2000-м, во время первых президентских выборов в карьере, он заявил, что его «исторической миссией» станет полное искоренение сепаратистского воинствующего движения на Северном Кавказе. В те времена Путин связывал российский мусульманский сепаратизм с глобальным джихадом ради дискредитации националистических движений в Чечне и Дагестане. Но сегодня, с учетом набравшего силы ИГИЛ, президенту РФ будет гораздо проще убедить руководство бывших советских республик (в том числе и Азербайджана) в серьезности угрозы, исходящей от радикального исламизма.

На самом деле московское правительство с 2011 г. сквозь пальцы смотрело на то, как российские мусульмане ехали в Ирак и Сирию — туда, где русскоязычные боевики держат под контролем целые бригады ИГИЛ. Именно этот исход и стал причиной рекордного сокращения количества кровавых акций джихада на территории РФ, фиксируемого в последние годы. Но поскольку ИГИЛ уже наступает им на пятки на Ближнем Востоке, многие из русскоязычных боевиков «Исламского государства» вполне могут в ближайшее время вернуться домой.

Вот почему предотвращение этого обратного притока боевиков становится одной из наиболее приоритетных задач, а ее решение требует беспрецедентного уровня сотрудничества правительств всех стран региона. Так, министр разведки и национальной безопасности Ирана Махмуд Алави — человек, крайне редко покидающий пределы своей страны, недавно прибыл в Киргизстан для консультаций с коллегами и оценки уровня угрозы терроризма во всем регионе.

Готовность малых государств региона видеть в роли лидеров борьбы с суннитским джихадом Иран и Россию (в краткосрочной перспективе) вполне объяснима. Однако методом нанесения мощных ошеломляющих ударов (а именно эта тактика стала основой политики по борьбе с терроризмом Ирана и России), пожалуй, еще ни одной стране не удавалось решить проблему воинствующего исламизма.

В то же время борьба против джихада с помощью недовольства населения, спровоцированного социально-экономическими факторами, излюбленная тактика России, — это гарантированный способ дополнительного разжигания пламени насилия джихада по всему Кавказу. Иными словами, таким странам, как Азербайджан, в долгосрочной перспективе необходимо определиться с тем, приемлемы ли для них принципы контртеррористической борьбы, используемые Москвой или Тегераном.

Почему Азербайджан, государство с населением 9 млн. человек, с 1991-го не особо страдал от воинствующего исламизма? Есть две причины, объясняющие это. Во-первых, руководство страны сразу же после обретения независимости приняло решение о сохранении светской системы власти в советском стиле, а также старательно минимизировало степень влияния иностранных религиозных структур — как представляющих шиитский Иран, так и суннитские страны Персидского залива.

Даже на заре 90-х, в самый разгар нагорнокарабахского конфликта с христианской Арменией, Азербайджан делал все возможное для того, чтобы исламисты не смогли превратить этот территориальный спор в войну верований. Во-вторых, благодаря нефтяному богатству Азербайджану удалось обеспечить достаточно высокие показатели экономического роста, и сегодня — это страна с доходом выше среднего уровня.

Иными словами, в отличие от российского Северного Кавказа, где рост радикализма подпитывался националистическими чаяниями и нищетой, благоприятные социально-экономические условия в Азербайджане свели к минимуму привлекательность идеологии исламистов.

У Азербайджана, Ирана и России есть масса сфер для потенциального сотрудничества — от международного транспортного коридора Север—Юг и совместных проектов инвестиций в энергетику до достижения финального соглашения о демаркации Каспийского моря. Тем не менее Баку следует вычленить из этого перечня собственные приоритеты. История, демография и социально-экономические условия Азербайджана обеспечивают это государство возможностью ведения собственной кампании против радикального исламизма, без необходимости использования опыта Москвы и Тегерана.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Россия первой в мире готова признать Западный...

Москва видит Восточный Иерусалим столицей будущего Палестинского государства

Пять вопросов о дзюдоисте Насирове

Осуждение Насирова приведет к дисквалификации украинских дзюдоистов — один из...

Пупырышки

Декоммунизация — это есть нынешняя власть плюс деэлектрификация всей страны

«Другая Украина» и все тот же Саакашвили

Бывший президент Грузии Михаил Саакашвили яркой кометой ворвался в политическую...

Сергей Головатый о своем назначении узнал из прессы

То, что произошла рокировка в представительстве  Украины в Европейской комиссии...

Крым: когда аннексия — не совсем аннексия

«Ни одно из государств Тихоокеанского региона, поддержавших проведенный РФ...

Загрузка...

Ремонт клетки

Если сотрудник каждый рабочий день встречает десятки, сотни преступников с...

Острижем себя сами

Президент не смог побороть блокаду оккупированных территорий, так он этот процесс...

Не надо правдоподобности!

Блокада Донбасса совершенно очевидно зашла в тупик, и каждый день наносит...

Гонка истощений

МИД Украины понадеялся, что в Международном суде не отличат крымских татар от татар...

Голландские выборы под звуки «турецкого марша»

По рейтингам правящей партии заметно ударила позиция правительства относительно...

Вперед с Макроном, в изоляцию с Ле Пен: выбор за...

Со времен де Голля ни одному кандидату не удалось победить на президентских выборах...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка