Американскую цену олигарха узнаем уже скоро

№37–38(747) 6 — 12 ноября 2015 г. 05 Ноября 2015 4.7

Генеральный директор группы каналов "1 +1", продюсер Александр Ткаченко проходит возле картины, на которой изображен Игорь Коломойский. Художественная выставка «По версии Forbes». Киеве, 3 июля 2013 г. , УНИАН

Главной интригой недели стало не столько задержание Геннадия Корбана — лидера партии «УКРОП» и правой руки Игоря Коломойского — сколько реакция политикума на это событие.

О пароотводе для присмиревших трибунов

Собственно, вариантов было два. Либо Верховная Рада смирится с таким ходом событий — либо силы, которые фактически являются националистической оппозицией в парламенте (пусть даже часть их формально принадлежит к коалиции), попытаются нанести президенту контрудар.

Самый очевидный шаг — попытаться отправить в отставку Генпрокурора, недовольство которым давно не скрывают США (о чем мы не раз писали). Недавно к заокеанской державе присоединился и ЕС: европейцы настаивают на том, чтобы Генпрокуратура передала свою квоту (четыре человека) в конкурсной комиссии по кадрам специальной антикоррупционной прокуратуры «представителям гражданского общества».

Давление Евросоюза осуществлялось кулуарно — письмо с соответствующими требованиями посол ЕС в Киеве Ян Томбинский (ретранслируя позицию Еврокомиссии) отправил в Министерство иностранных дел Украины.

Виктор Шокин отреагировал на попытку ущемить свои прерогативы крайне резко: мол, МИД только делает вид, что занимается «безвизовым диалогом», а на самом деле его целью является дискредитация органов государственной власти. Более того, Генпрокурор заявил о намерении привлечь к ответственности представителей внешнеполитического ведомства, ответственных за трансляцию требований ЕС Национальному совету реформ.

Таким образом, «дело Корбана» вполне могло стать катализатором объединения против Генпрокурора: с одной стороны, группы сторонников Коломойского, а с другой — тех, кто видит в Викторе Шокине серьезную помеху на пути к Европе. Ведь требования ЕС по антикоррупционной прокуратуре тесно увязываются с решением вопроса о введении безвизового режима для граждан Украины.

Поначалу казалось, что такой сценарий вполне реален. С критическими заявлениями по поводу задержания Корбана выступили не только «радикалы» Ляшко, но и «Самопоміч», «Батькивщина», «Відродження». И даже прозвучал подзабытый термин времен заключения Юлии Тимошенко — «выборочное правосудие».

Сходное мнение высказали и депутаты-журналисты от БПП Сергей Лещенко и Мустафа Найем. Еще один представитель президентской силы — Тарас Батенко — заявил о выходе из фракции.

Правда, по позиции этой тройки нельзя судить о настроениях в БПП. Первые двое депутатов и прежде нередко выступали с особым мнением, а Батенко, очевидно, находится в орбите влияния Коломойского, ведь в 2009—2014 гг. он был директором нефтепроводов «Дружба», которые являются структурным подразделением «Укртранснафты», госпредприятия, де-факто управлявшегося тогда группой «Приват».

Тем не менее можно было предполагать, что только этими фамилиями круг депутатов с особым мнением во фракции БПП не ограничится. А главный вопрос заключался в том, как поведут себя члены «Народного фронта» — ведь после обвала рейтинга его будущее выглядит предрешенным. А значит, парламентариям от НФ придется искать новую политическую крышу.

Понятно, что отнюдь не всех привлекает БПП, в котором НФ растворился на местных выборах. Риторика националистической оппозиции — мол, власть преследует патриотов, а не бывших «регионалов», и сдает интересы Украины под видом реализации Минских соглашений — теоретически должна была бы найти отклик у части депутатов этой фракции.

И вот утром 2 ноября появилась информация: собрано 120 подписей (в т. ч. Лещенко и Найема) под проектом постановления об отставке Виктора Шокина. Однако в течение дня вести о новых подписях не приходили, а открытие пленарной недели оказалось на удивление спокойным. В ходе традиционной разминки никто не требовал отставки Генпрокурора, кроме Олега Ляшко, — да и тот в первую очередь говорил о тарифах, а уже во вторую — о Корбане и Шокине.

Представитель еще одной связанной с Коломойским фракции — «Відродження» — Валерий Бондарь заявил: «Посмотрите на политические репрессии». Однако не подкрепил свои слова ни фамилиями «репрессируемых», ни указанием ведомств и персоналий, которые «репрессии» проводят.

Кроме того, критика Генпрокуратуры — правда, без упоминания о задержании лидера «УКРОПа» — прозвучала в выступлениях Олега Березюка («Самопоміч») и Юлии Тимошенко.

Да и глава фракции «Народного фронта» Максим Бурбак (политик, близкий к премьеру) сказал, что представителей правоохранительных органов надо вызвать в ВР, дабы они рассказали о недавних резонансных делах. Бурбак также призвал создать Государственное бюро расследований, что, по его мнению, «поставит точку в вопросе о дискуссиях относительно репрессий, которые будто бы происходят в государстве».

Следовательно, фракции обозначили наличие проблемы, которую надо обсуждать — но не спеша. В частности, вопрос о приглашении правоохранителей в парламент дебатируется на уровне комитетов, и, скорее всего, он будет решен положительно: ведь необходимо выпустить пар.

Но при всем при этом парламентскую трибуну никто не пытался блокировать, каких-либо антирепрессивных резолюций на голосование также не выносили — словом, дело замяли.

Об обещаниях, завернутых в повестки

И это дает основания утверждать, что Петр Порошенко одержал тактическую победу в противостоянии с Игорем Коломойским и правой оппозицией в Раде.

Пока, правда, неясно, что лежит в основе этой победы. Возможно, сила противников Генпрокурора изначально представлялась преувеличенной. Ведь недовольные Шокиным сразу же после задержания Корбана старались высказаться как можно громче — тогда как те, кого ситуация не затронула, не сочли нужным ее комментировать. Последние и оказались в большинстве.

Либо же сыграли роль какие-то обещания власти. Например, разобраться посредством все той же прокуратуры с представителями прежнего режима, в т. ч. с действующими депутатами от Оппозиционного блока. И это уже продемонстрировали следователи ГПУ, а также МВД, которые пришли в понедельник прямо на заседание Согласительного совета ВР с повестками Новинскому, Королевской и Вилкулу (правда, Корбану повесток никто не присылал).

Не исключено, что вдобавок малым фракциям коалиции обещаны посты в реорганизованном правительстве.

А возможно, все дело в США и других покровителях Украины, которые считают, что Коломойского надо ослабить во что бы то ни стало — пусть даже руками столь неприятного им Шокина.

Здесь показательна позиция Сергея Лещенко, который с темы выборочного правосудия съехал на публикации о том, будто Коломойский сдает Корбана, поскольку тот на самом деле — не человек его команды, а ведет самостоятельную игру.

Однако понятно, что содействие американцев Петру Порошенко в борьбе с Игорем Коломойским не может быть альтруистическим. И цена, видимо, станет известна уже в ближайшее время. Ведь вскоре после смещения олигарха с поста главы Днепропетровской ОГА Одесскую область явно не без американской протекции возглавил Михеил Саакашвили.

Примечательно, что Саакашвили, непримиримый оппонент нынешнего руководства Генпрокуратуры, полностью поддержал задержание Корбана. А также заметил, что правоохранителям пора заняться «и премьер-министром, и его связями».

Сказано это было на фоне слухов о том, будто смена Арсения Яценюка на посту премьера — вопрос по сути решенный. Правда, кандидатура преемника пока не определена, но наибольшие шансы якобы имеет Наталия Яресько. Выдвигается и совсем уж удивительная версия — дескать, Кабмин может возглавить то ли Андрей Садовый, то ли Юлия Тимошенко.

Как бы то ни было, сейчас Соединенные Штаты, конечно, интересует смещение Генпрокурора.

Эта задача выглядит чуть посложнее, чем назначение губернатора. Ведь тогда отставка Игоря Палицы с поста главы Одесской ОГА была в любом случае предопределена — как человека Коломойского. Сейчас же речь идет о смещении ставленника президента, причем критически важного для Петра Порошенко. Впрочем, зависимость руководства Украины от США такова, что вопрос не в том, будет ли решена эта задача — а в том, когда она будет решена.

Здесь уместно привести заявление главы НБУ Валерии Гонтаревой: «К концу года третий транш по программе МВФ не придет. Это вопрос не к нам, а к прокурору по поводу антикоррупционных мер и Минфину, который еще не свел бюджет и не утвердил налоговую реформу».

Безусловно, это не проходное высказывание, ведь еще неделю назад Гонтарева была настроена куда более оптимистично — она говорила о том, что до конца года Украина сможет получить следующий транш от МВФ, и это позволит увеличить международные резервы с $13 млрд. до $15 млрд.

Битва вокруг Генпрокуратуры разыгрывается очень серьезная, если уж Петр Порошенко не только не спешит выполнить рекомендации западных партнеров, но и якобы предпринимает демарш перед вице-президентом США Джо Байденом. Впрочем, достоверных подтверждений этому факту, растиражированному СМИ, нет. Но понятно, что соответствующий вброс сделала президентская команда — стало быть, эта информация является частью контригры.

И вся затея того стоит: ведь контроль над ключевым правоохранительным ведомством — сильнейший инструмент влияния на ход политических процессов в стране.

О безнадежно прохудившемся «фронтовом» щите

Цели Порошенко на нынешнем этапе борьбы с Коломойским пока не до конца ясны. А это борьба именно с экс-губернатором Днепропетровщины, а не с главой партии «УКРОП». Ведь если бы олигарх действительно хотел сдать своего соратника, то принадлежащий ему канал «1+1» не прерывал бы постоянно рекламу, дабы сообщить о том, что 31 октября Геннадий Корбан «арестован властью» (строго говоря, на момент подготовки номера он задержан — никакого решения об аресте суд не принимал).

В то же время Коломойский постарался сгладить ситуацию, заявив: «Мне никто не выдвигал никаких требований, я не чувствую давления, тем более шантажа. Я нормально общаюсь с АП, никаких претензий мне не озвучивали».

В общем, идти на обострение олигарх пока вроде бы не собирается. Но это и понятно — слабость в открытом противостоянии с президентом побуждает к маневрированию.

А что движет Петром Порошенко? Одни аналитики в его действиях усматривают мотивы экономические: мол, глава государства стремится заставить олигарха играть по правилам и платить в бюджет. Другие говорят о политических факторах: дескать, власти в шоке из-за того, что партия-новичок получила на выборах 8% голосов (проверить данную цифру не представляется возможным, но как я писал в прошлом номере, судя по итогам выборов в региональные советы, 5%-ный барьер «УКРОП» уверенно преодолел).

Думается, однако, что экономические и политические цели неразделимы. Ведь вопрос наполнения бюджета напрямую связан с рейтингом Порошенко и его партии. Тем более что Яценюк и его НФ с нулевой популярностью уже исчерпали потенциал щита, отводящего критику от президента, — а любой новый премьер такого потенциала все равно не восстановит. В то же время нужно понимать, что чем больше Коломойский будет платить в бюджет, тем меньше у него останется средств на политические проекты.

А таким проектом, вероятно, являются не только «УКРОП» и (в меньшей степени) Радикальная партия и «Відродження». Речь идет о сплочении ряда сил под вывеской «Народная рада». Впервые эта идея была озвучена в начале августа — предполагалось объединить три малые фракции коалиции («радикалы» на тот момент в нее еще входили), а также внефракционных представителей «Свободы» и «УКРОПа». Причем такое образование рассматривалось не как альтернатива парламентскому большинству, а как его дополнение.

В начале сентября, покидая коалицию, Олег Ляшко вновь вернулся к этой задумке, сказав, что в подобное объединение могли бы войти «все проукраинские депутаты, которые будут защищать Конституцию и интересы государства».

И хотя с тех пор ничего на этом пути не сделано (по крайней мере явно), вряд ли идею похоронили. Тем более что потенциальные участники объединения ничуть не отдалились друг от друга. А то, что ничего не было формализовано, так это для Коломойского только выгодно, поскольку после выборов «УКРОП» существенно улучшил свои позиции.

Само же понятие «Народная рада» несет для президента объективно зловещий смысл, ведь так называлась не только парламентская оппозиция образца 1990—1991 гг., самораспустившаяся после провозглашения независимости, но и органы альтернативной власти на местах в последние месяцы евромайдана (январь—февраль 2014 г.), созданные теми, кто в итоге сверг Януковича.

О заключении, отложенном для депутатов

Особо сближает всех потенциальных участников подобного объединения вопрос борьбы с конституционной реформой. В ее провале заинтересованы и многие местные депутаты независимо от политической ориентации — мало кого устраивают всего лишь два года полномочий. В еще большей степени это касается мэров и депутатов горсоветов, которые в случае вступления в силу поправок к Основному Закону сразу же окажутся под жестким контролем президента — через механизм префектур.

Но очевидно, что внешне недовольство реформой будет выражаться прежде всего как протест против закрепления особого статуса Донбасса.

Тем временем соответствующий пункт переходных положений Конституции, по поводу которого ломалось столько копий, стал предметом внимания ведущих европейских правоведов. На последней сессии Венецианская комиссия приняла заключение под названием: «О сроках действия 18-го переходного положения проекта изменений Конституции Украины». Приведу выводы этого небольшого документа:

«Комиссия отмечает, что переходное положение 18 принимается в соответствии с той же процедурой, что и другие конституционные поправки. В случае принятия оно станет интегральной частью Конституции и будет иметь такую же силу, как и любая другая ее статья. И украинская конституция, и конституции других государств содержат переходные положения, которые носят постоянно действующий характер.

В случае если временный характер переходного положения не следует из его текста, оно остается в силе до тех пор, пока не будет изменено в соответствии с процедурой изменения Конституции. Текст переходного положения 18 не содержит каких-либо намеков на свой временный характер. Следовательно, в случае его принятия оно останется в силе до его отмены Верховной Радой Украины в соответствии с главой XIII Конституции, посвященной процедуре изменения Основного Закона».

При этом в основном тексте документа (п. 12) подчеркивается, что Венецианская комиссия может лишь высказать свое мнение, но не вправе принимать окончательные решения по данному вопросу (это прерогатива Конституционного Суда Украины) — однако у нее почти нет сомнений в том, что КС придет к аналогичным выводам.

Правда, несколько странно, что в принятом в Венеции документе игнорируется тот факт, что в Украине до сентября 2017 г. действует закон «Об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей», и переходное положение 18 не рассматривается в связи с этим законом.

Однако прямой ссылки на этот закон в проекте конституционных поправок нет, и соответствующее переходное положение сформулировано чуть иначе, чем название этого акта: «Особенности осуществления местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей определяются отдельным законом».

Думается, свое решение Венецианская комиссия приняла, преследуя две цели.

С одной стороны — поддержать Украину в рамках минского процесса, т. к. РФ и донбасские «республики» считают, что конституционная реформа не соответствует достигнутым договоренностям. Комиссия дает понять, что соглашение выполнено, поскольку в ее трактовке изменения Конституции предполагают постоянный статус Донбасса.

С другой стороны, такая трактовка означает не только поддержку Киева, но и требование к нему не манипулировать вопросом о статусе. А упоминание КС в таком контексте надо рассматривать как мягкое побуждение судей соответствовать ожиданиям европейских правоведов.

Заодно мнение европейцев о том, что переходное положение о статусе Донбасса является постоянно действующим, ясно показывает: они не считают, будто соответствующий временный закон как-то связан с Конституцией.

Т. е. Венецианская комиссия по сути не поддержала мнение (которое, в частности, высказывал и лидер фракции БПП Юрий Луценко) о том, что весь смысл 18-го переходного положения — в сохранении закона о статусе Донбасса до конца предусмотренного им срока действия. А ведь именно исходя из отвергнутой европейцами трактовки этой нормы ряд депутатов и поддержали 31 августа проект конституционных поправок, ибо никакого постоянного статуса там не усмотрели.

Теперь эти депутаты могут изменить свою позицию. Вероятно, именно поэтому о данном заключении Венецианской комиссии власть не упоминает. Но когда настанет срок окончательного голосования за поправки к Конституции, этот документ все равно станет широко известен.

В связи с ситуацией на Донбассе стоит отметить два высказывания западных лидеров.

Ангела Меркель заявила о том, что закон о выборах на Донбассе нужно принять после согласования в рамках контактной группы. Т. е. по согласованию с самопровозглашенными республиками — а значит, «явочным порядком» (как это было с изменениями Конституции) принять закон о выборах в «отдельных районах» не получится.

Ну а слова госсекретаря США Джона Керри о том, что «Донбассу должен быть предоставлен особый статус», вообще тянут на сенсацию. Ведь никогда ранее американцы так не конкретизировали Минские соглашения, отделываясь общими словами об их поддержке.

Понятно, что новый подход Запада к ситуации на Донбассе крайне негативно будет воспринят в Киеве.

И реализация такого подхода потребует от Банковой серьезнейших усилий в работе с Верховной Радой — причем наверняка вопреки собственным устремлениям.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

О чем бы я спросил Януковича

Судя по допросу экс-президента, восстановление полной картины событий на майдане не...

Тихое Прикарпатье

Для центральной власти возможная дестабилизация, активизация протестных выступлений...

Соло для саксофона и лопаты

Деятельность землячества ивано-франковцев в столице напомнила мне анекдот советских...

МАФы отправят в армию

Рациональное применение демонтированным МАФам нашли в Днепре. По решению...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка