Европа подбросила козырей

№1–2(729) 3 — 9 июля 2015 г. 01 Июля 2015 3 4.7

Экзамент перед Венецианской комиссей // УНИАН
Экзамент перед Венецианской комиссей // УНИАН

Важнейшее событие этой недели — еще впереди. В ближайшие дни (возможно, даже когда этот номер будет печататься) в Верховную Раду поступит подписанный президентом законопроект об изменении Конституции в части децентрализации.

По отношению Запада к этому документу можно будет судить, насколько там солидарны с Киевом. В последние дни ряд изданий (в частности, «Зеркало недели») с беспокойством отмечали: западные партнеры, мол, намерены давить на Киев в вопросе правового закрепления автономного статуса Донбасса. Однако, думается, подобные опасения сильно преувеличены.

Но обо всем по порядку.

С текстом поправок к Основному Закону, подготовленных рабочей группой Конституционной комиссии, изначально можно было ознакомиться, лишь владея английским языком — 24 июня он появился на сайте Венецианской комиссии (гражданам Украины этот документ почему-то не представили). На следующий день там же было обнародовано предварительное заключение, подписанное членами ВК от Польши и Финляндии Ханной Сухоцкой и Каарло Туори, а также экспертом Совета региональных и местных властей Совета Европы Аланом Делькампом.

Формально заключение ВК является предварительным, т. е. отражает лишь мнение подписавших его лиц. Но беспрецедентная быстрота подготовки и публикации не позволяет считать его частным мнением.

Напомню, 19 июня, в первый день очередного (традиционно двухдневного) заседания Венецианской комиссии, Владимир Гройсман представил ей текст конституционных поправок. И, как видим, уже 25-го предварительное заключение было обнародовано. Хотя зачастую подобные документы, имеющие предварительный характер, не публикуются.

Ясно, что так было сделано, дабы не затормозилась конституционная реформа, поскольку очередное заседание Венецианской комиссии запланировано только на октябрь. Ведь Петр Порошенко публично давал понять (в частности, 23 июня на заседании Национального совета реформ), что ждет выводов ВК до утра 26 июня — чтобы уже с их учетом направить проект поправок в Верховную Раду.

Об Андалузии, которой Венеция на Донбассе не видит

Итак, в чем же основной смысл предлагаемой децентрализации? Прежде всего в передаче властных полномочий в областях и районах исполкомам местных советов, а также в замене госадминистраций префектурами, чья главная функция — контроль за соблюдением законов местными властями. Префекты назначаются и смещаются президентом по представлению Кабмина (ранее предлагалось наделить главу государства правом единолично увольнять префектов, но в итоге принята формулировка, предложенная Венецианской комиссией).

Вместе с тем президент получает такой противовес, как инициирование роспуска любого совета и смещения любого мэра — если сочтет их действия угрожающими суверенитету, территориальной целостности, национальной безопасности. Согласно редакции документа, поданной в ВК, он мог принимать такое решение единолично, но соответствующий совет мог опротестовать президентский указ в Конституционном Суде.

Однако в итоге была принята такая норма (которая содержалась в прошлогоднем варианте конституционных поправок от Порошенко и она же предлагалась европейскими экспертами) — президент не прекращает полномочия совета, а приостанавливает, направляя свой указ в Конституционный Суд для окончательных выводов.

Впрочем, хоть прекрати полномочия, хоть приостанови — совет работать не может, пока дело рассматривается в КС. А решение президента сразу влечет за собой временное управление соответствующей административной единицей со стороны государственного уполномоченного, которому подчиняется местный исполком.

И если КС соглашается с главой государства, то это управление длится до выборов, которые должны быть проведены в течение полугода со времени выхода указа о приостановке полномочий (в варианте, поданном в ВК, максимальный срок составлял год, но в итоге был сокращен вдвое).

В прошлогоднем проекте изменений местные советы имели право «в соответствии с законом» давать специальный статус «русскому языку, другим языкам национальных меньшинств» в пределах своих административно-территориальных единиц. И в заключении ВК от 27 октября (и не предварительном, а окончательном) эта норма удостоилась похвалы, занявшей целый абзац. Но теперь международные эксперты почему-то не заметили отсутствия подобного положения. Согласимся, странно, что они не стали сравнивать один проект с другим — даже если формально не обязаны этого делать.

Но все это второстепенно в сравнении с тем, что в рассматриваемом нами документе не содержится ничего из предусмотренного пунктом 11 Комплекса мер по выполнению Минских соглашений. А там, напомню, записано: «Проведение конституционной реформы на Украине со вступлением в силу к концу 2015 года новой конституции, предполагающей в качестве ключевого элемента децентрализацию (с учетом особенностей отдельных районов Донецкой и Луганской областей, согласованных с представителями этих районов)». При этом ключевые особенности уже перечислены в примечаниях к этому пункту.

Здесь важны два момента. Во-первых, вряд ли можно считать текст конституционных поправок согласованным с упомянутыми представителями. А во-вторых, что еще важнее — никаких упоминаний об особенностях данных районов (равно как и каких-либо других) в тексте нет.

Правда, Венецианская комиссия упомянула о том, что для реализации Минских соглашений необходимо предусмотреть в Конституции следующее положение: «На основе закона могут создаваться некоторые категории административно-территориальных единиц либо учреждаться особый порядок самоуправления для некоторых административно-территориальных единиц».

А в переходных положениях проекта Конституции от Порошенко указывается: «Особенности осуществления местного самоуправления в отдельных административно-территориальных единицах Донецкой и Луганской областей определяются законом об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей». Т. е. содержится ссылка на уже действующий закон, который принят как временный, на трехлетний срок — до 16 сентября 2017 года.

Трудно сказать, является ли такая ссылка выполнением пожеланий ВК, ибо изначальный проект конституционных поправок был опубликован на ее сайте не полностью — он обрывается как раз в начале переходных положений.

Но как бы то ни было, замечание Венецианской комиссии сводится лишь к тому, что в Конституции должна быть предусмотрена возможность предоставления отдельным районам Донбасса особого статуса на основании закона. Но ведь Минские соглашения предписывают закрепить такой статус непосредственно в Конституции — и описывают в основных чертах, каким он должен быть.

Ранее в Венецианской комиссии хорошо понимали суть этого пункта соглашений. 25 марта на заседании Конгресса региональных и местных властей Совета Европы президент ВК Джанни Букиккио отметил: «Во втором Минском соглашении Украина ясно обязалась провести конституционную реформу, предусматривающую децентрализацию с учетом специфики отдельных районов Донецкой и Луганской областей... Децентрализация на конституционном и законодательном уровне должна включать в себя особые правила для контролируемых сепаратистами районов Донецкой и Луганской областей».

Тогда же Джанни Букиккио высказался за то, чтобы децентрализация Украины была асимметричной, т. е. эти территории Донбасса получили бы больше прав, чем остальные регионы, и приводил как пример опыт Испании и Италии. При этом из контекста выступления скорее следует, что этот опыт он считает образцом для всех регионов Украины, а не только для Донбасса.

Однако проект, внесенный Петром Порошенко, предполагает за регионами куда меньше прав, чем за испанской Андалузией или итальянским Южным Тиролем — и никаких замечаний международных экспертов это не вызвало. В общем, Венецианская комиссия не просто поддержала Киев в самом принципиальном вопросе о характере децентрализации — фактически она дала карт-бланш на невыполнение Минских соглашений.

О красноречивом люстрационном зигзаге

Можно ли считать такой вывод случайной недоработкой отдельных экспертов? На мой взгляд — никак нельзя. Основания для этого дают принятые на заседании Венецианской комиссии от 19—20 июня выводы по закону о люстрации.

Напомню, что предыдущее заключение по этому закону, принятое в декабре, носило резко критический характер. В выводах ВК ставилась под сомнение идеология люстрационного закона. В частности, указывалось:

«Применение люстрационных мер к периоду правления советской коммунистической власти через столько лет после окончания этого режима и вступления в силу демократической конституции в Украине нуждается в убедительных причинах, чтобы обосновать наличие конкретной угрозы для демократии, которую бывшие коммунисты составляют в настоящее время. Комиссия считает, что трудно оправдать столь позднюю люстрацию».

Венецианская комиссия также сомневалась в том, что период президентства Януковича можно назвать тоталитарной диктатурой. Т. е. режимом, характер которого оправдывал бы люстрацию (понятно, не могут же диктаторов приглашать подписать ассоциацию с ЕС). Поэтому в выводах было записано:

«Применение люстрационных мер относительно недавнего периода, в течение которого господин Янукович был Президентом Украины, в конечном счете поставит под сомнение реальное функционирование конституционных и правовых рамок Украины как демократического государства, основанного на верховенстве права».

Правда, выразив сомнения, ВК отметила, что это дело самой Украины — определять характер режима Януковича. Но подчеркнула: в любом случае критерии люстрации должны быть изменены. Как именно это следовало сделать, оговаривалось в заключительном подпункте выводов:

«Закон «О люстрации» содержит несколько серьезных недостатков и требует пересмотра, по крайней мере следующих положений:

— люстрация должна касаться только должностей, которые могут действительно представлять значительную угрозу для прав человека и демократии; перечень должностей, подлежащих люстрации, должен быть пересмотрен;

— вина должна быть доказана в каждом конкретном случае и не может допускаться на основании только принадлежности к категории государственных учреждений; критерии для люстрации должны быть пересмотрены».

Но представителям Украины в декабре удалось добиться, чтобы это заключение официально было названо промежуточным — а окончательное ВК должна была сделать после внесения поправок к закону. Эти поправки, внесенные в Верховную Раду в конце апреля, сводятся к следующему:

— преамбула документа расширяется за счет оценки коммунистического режима и периода правления Януковича;

— категории лиц, на которых распространяются люстрационные меры, расширены за счет судей КС, кандидатов в мэры и депутаты всех уровней, сотрудников аппаратов и секретариатов властных структур;

— учреждается особый орган исполнительной власти для проведения люстрации.

Т. е. ни одно из приведенных выше замечаний не было реализовано по сути.

Однако — вот чудо! — итоговые выводы ВК оказались несравненно мягче, чем те, что содержались в промежуточном заключении, хотя делал их практически тот же состав экспертов.

Так, признается, что в законе сохраняются «определенные недостатки» (в промежуточном заключении говорилось о «серьезных недостатках»), осуждается распространение люстрации на кандидатов в депутаты. Однако критика применения люстрационных мер к советскому времени осталась только в мотивировочной части, а не в выводах.

Оценка же периода правления Януковича исчезла из документа — равно как и призыв пересмотреть критерии люстрации. Вместо этого появилось просто пожелание учитывать значимость должности, занимаемой при Януковиче.

Это выглядит политическим, а не правовым решением. И может показаться странным для органа, который в Европе является аналогом Конституционного Суда (правда, с консультативными полномочиями). Но именно такой зигзаг формально неполитической структуры — вкупе с быстротой принятия заключения по конституционной реформе — лучше всего показывает, что Европа безоговорочно поддерживает киевское руководство там, где это ее материально не задевает (в отличие, скажем, от проблемы предоставления безвизового режима).

И за призывами соблюдать Минские соглашения, проводить переговоры и т. д. можно разглядеть поддержку европейцами не столько урегулирования, сколько одного из сценариев, озвученных советником президента Владимиром Горбулиным (об этом я писал в прошлом номере).

Речь идет о сценарии, который Горбулин назвал «ни войны, ни мира — или ограниченной войны и перманентных переговоров». Такой вариант, в частности, предусматривает «постоянный переговорный процесс, однако без окончательного фиксирования результатов в виде различных договоренностей и форматов». При этом советник президента подчеркнул, что такой сценарий «делает возможным достижение максимального результата с наименьшими жертвами и потерями».

Судя по участившимся — и ставшим более масштабными (а ведь диалог идет на уровне подгрупп) — но по-прежнему безрезультатным переговорам контактной группы, именно такой сценарий реально поддерживают ведущие европейские политические структуры.

И мнение Европарламента, ПАСЕ, Венецианской комиссии остается для Киева козырем в дискуссии о том, как понимать Минские соглашения.

О страстях вокруг семейных ценностей

«Украина не сможет осуществить купонную выплату 24 июля — и с этого момента окажется в состоянии дефолта», — такое мнение, высказанное Эндрю Мэтени, аналитиком одной из крупнейших в мире инвестиционных компаний Goldman Sachs, растиражировали СМИ.

В этой ситуации власти только подогревают панические настроения. Наталья Яресько выступила со специальным обращением к народу Украины. Министр финансов, в частности, заявила:

«Бремя нынешней экономической и финансовой ситуации в Украине не должно лежать исключительно на народе Украины, который уже заплатил очень высокую цену за свое европейское будущее. Это признает и программа «Механизм расширенного финансирования» (Extended Fund Facility — EFF), согласованная между Украиной и МВФ и предусматривающая, что усилия по финансовой стабилизации в нашей стране должны быть разделены между тремя группами:

1) МВФ, предоставляющим Украине $17,5 млрд. финансирования в рамках программы EFF;

2) официальными кредиторами ($7,2 млрд. нового финансирования);

3) международными коммерческими кредиторами ($15,3 млрд., которые должны быть получены в результате проведения долговой операции).

Первые две группы уже внесли свой вклад в помощь нашему народу».

А вот владельцы суверенных коммерческих внешних обязательств Украины, оказывается, до сих пор не согласны приобщаться к восстановлению нашей страны. Даже странно, что коммерсанты, покупавшие долговые обязательства исключительно с целью получения прибыли, не хотят входить в положение и участвовать в программе, в разработке которой они никакого участия не принимали...

Тем временем ряд СМИ распространили высказывание, якобы прозвучавшее из уст Натальи Яресько в программе «ТСН. Тиждень»: «Семья» Януковича — один из совладельцев украинского пакета евробондов фонда Franklin Templeton, который не хочет списывать долги Киеву».

Но где же аутентичная цитата от министра? Увы, оказалось, что журналисты, размножившие «сенсацию», мягко говоря, переиначили слова Натальи Яресько. На это обратил внимание и бывший первый вице-премьер Сергей Арбузов (который явно не склонен симпатизировать нынешним властям Украины). На своей странице в Фейсбуке он написал:

«В воскресенье министра финансов Наталью Яресько спросили, правда ли, что 90% украинского долга принадлежит Януковичу, «семье» или Арбузову? Министр финансов дала в целом взвешенный и профессиональный ответ — евробонды торгуются на Ирландской бирже и купить их может кто угодно от лица любого бенефициара. Т. е. теоретически долгом Украины может владеть и сама Наталья Яресько. Но понятно, что теоретическая возможность вовсе не означает, что так оно и есть на самом деле...

Тем удивительнее было прочитать заголовки некоторых украинских СМИ, что, мол, по мнению министра финансов, собственниками части внешних долгов страны являются люди «из окружения экс-президента Виктора Януковича» и, в частности, ваш покорный слуга».

Как бы там ни было, шансов на достижение согласия с кредиторами у Украины все меньше. И в этой ситуации заявления наших властей явно преследуют двоякую цель: снять с себя ответственность за предстоящий дефолт, а также еще раз попытаться разжалобить западных партнеров.

Так, Арсений Яценюк заявил: «Мы не можем сегодня себе позволить обслуживать долги, которые накопились в первую очередь за последние три года. А за последние три года Украина получила 40 миллиардов долларов. Общая сумма, необходимая на обслуживание внешних долгов, по сути равна нашим военным расходам, а это — 5% ВВП».

Но партнеры не торопятся. Вице-президент США Джозеф Байден заявил, что Украина может получить кредитные гарантии (т. е. не живые деньги. — С. Б.) от США в размере $3 млрд., если реформы будут проведены до конца этого года. Но помощь-то нужна сейчас! А ведь очевидно, что если Вашингтон пока воздерживается, то и его союзники торопиться не будут.

О реинкарнации «чудесного грузина»

Одним из основных ньюсмейкеров от власти становится глава Одесской ОГА Михеил Саакашвили. На минувшей неделе он особо отличился перепалкой с председателем Государственной авиационной службы Денисом Антонюком в ходе пресс-конференции в Мининфраструктуры (т. е. одесский губернатор уже публично «учит жизни» киевских чиновников высокого ранга — чего, кстати, не позволял себе даже Игорь Коломойский).

Саакашвили разразился гневной тирадой: мол, госструктуры не дают развиваться конкуренции в авиаперевозках. Антонюк перебил его, заметив, что реформы в Грузии в этой сфере ни к чему не привели. На что губернатор возразил: реформа привлекла в Грузию шесть миллионов туристов.

Естественно, успешный грузинский опыт является ключевым аргументом Саакашвили, а развитие туризма было одним из приоритетов во времена его правления. Однако, несмотря на все усилия и инвестиции, туристическая отрасль обеспечивает лишь 2% весьма скромного ВВП закавказской страны.

Насчет же шести миллионов туристов Михеил Николозович явно лукавит, причисляя к туристам тех, кто посетил его родину с самыми различными целями. Ведь по статистике львиную долю гостей (около 70%) обеспечили непосредственные соседи Грузии — турки, азербайджанцы и армяне.

Уже очевидно, что, став губернатором, Саакашвили получил огромные полномочия, распространяющиеся и на структуры, непосредственно ему не подчиненные, — такие как прокуратура и таможня. И, как в свое время применительно к другому «чудесному грузину», здесь возникает вопрос — «сумеет ли он всегда достаточно осторожно пользоваться этой властью»?

Пока со стороны Петра Порошенко демонстрируется полная поддержка всех начинаний одесского губернатора. Вот и сейчас — по Госавиаслужбе будет проведено служебное расследование, на время которого Денис Антонюк отстранен от должности.

Нужно отметить, что Антонюк считается человеком Коломойского, так что его отстранение выглядит вполне логичным, ведь многие наблюдатели связывали назначение Саакашвили в т. ч. с задачей зачистить Одесчину от людей олигарха.

Но не станет ли экс-президент Грузии новым «коломойским» — губернатором крупного региона, правящим без оглядки на центральную власть и контролирующим абсолютно все госструктуры на вверенной территории?

Ведь первый звонок относительно возможной нелояльности Саакашвили к президенту уже прозвучал. Напомню: в разгар конфликта главы государства с председателем СБУ Наливайченко Саакашвили — извините за мой французский — грубо наехал на зампрокурора Одесской области Татьяну Горностаеву, приходящуюся падчерицей Генпрокурору Виктору Шокину (ключевой фигуре в том конфликте).

Тогдашнее руководство СБУ оповестило общественность о том, что в помощь главе Одесской ОГА направляется спецопергруппа. Правда, Саакашвили открестился от этой инициативы, мол, узнал о ней из СМИ — но соответствующая запись на его странице в Фейсбуке появилась аккурат через час после того, как ВР таки отправила Наливайченко в отставку. Интересно, а если бы этого не случилось?

Снять же в случае чего с должности Саакашвили будет куда сложнее, чем Коломойского. Последний, несмотря на все заслуги в борьбе с сепаратизмом, имел весьма неоднозначную репутацию, а вот экс-президент Грузии в глазах сторонников евромайдана выглядит этаким «воином света». Да и зарубежные партнеры Киева могут воспринять его низвержение весьма неблагосклонно.

Между тем появилась информация, что осенью, после соответствующей раскрутки, Михеил Саакашвили должен заменить Арсения Яценюка в кресле премьера. Возможно, в окружении главы государства считают, что бывший грузинский лидер по определению не может быть соперником Петру Порошенко — хотя бы потому, что, дабы стать президентом, нужно прожить в Украине не менее десяти лет.

Но ведь вопрос не в номинальной должности, а в реальной власти. Вспомним: и Коломойского как возможного кандидата в премьеры, тем паче — президенты, всерьез никто не рассматривал. А вот поди ж ты как все обернулось.

 

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Некрасивые мультфильмы

У политической Николаевщины репутация тихого, но глубокого и грязного коррупционного...

ЗАЯВА ПРО НАМІРИ І ЕКОЛОГІЧНІ НАСЛІДКИ ДІЯЛЬНОСТІ

Проектом передбачено будівництво житлово-офісного комплексу з...

О чем бы я спросил Януковича

Судя по допросу экс-президента, восстановление полной картины событий на майдане не...

Тихое Прикарпатье

Для центральной власти возможная дестабилизация, активизация протестных выступлений...

Комментарии 3
Войдите, чтобы оставить комментарий
Вероника
03 Июля 2015, Вероника

На улице 21-й век, а Украина никак самостоятельно (она же суверенная, в любом учебнике по праву это написано, кто б сомневался!) не может принять изменения к Конституции. То ВК, то решение ОБСЕ, то виза Вашингтонского обкома необходима, то какая-нибудь фракция в ВР не поддержит... "и такая канитель целый день, то...". А в это время продолжают гибнуть люди, простые ребята, которым нужно создавать семьи, строить дома, работать, чтобы выучить мало-мальски своих детей, поддерживать стариков родителей. Сколько же еще нужно пролить крови на Украине, чтобы выполнить Минские соглашения?! Да уже за такую канитель нужно призывать украинских чиновников к ответственности.

- 18 +
EpsilonDelta
02 Июля 2015, EpsilonDelta

[... фактически она дала карт-бланш на невыполнение Минских соглашений. ...] Значит, кому-то выгодно, чтобы война в Украине не кончалась. Мы за ценой не постоим - хоть до последнего украинца.

- 30 +
EpsilonDelta
02 Июля 2015, EpsilonDelta

Законы конституционные свирепы и неумолимы, и смягчаются единственно тем, что их, как и прежние, пустят на подтирку.

- 21 +
Блоги

Авторские колонки

Ошибка