Фонд развития карго-культа

№47–48(752) 11 — 17 декабря 2015 г. 10 Декабря 2015 1 4

Эксперты поговорили об укреплении информационного общества Украины в интерьере позолоченной лепнины, ковров и дворцовых люстр

На что только не дают европейские гранты украинцам. К примеру, Комиссия по журналистской этике (КЖЭ) во время состоявшейся на днях конференции «Информационное общество в Украине: достижения и приоритеты реформ» представила проект т. н. «пресс-карты». Чтобы получить этот дивный документ, сотрудник любого издания должен предоставить в КЖЭ ведомости о своей реальной зарплате. Но зачем ему пресс-карта, если имеется вполне официальное редакционное удостоверение? Никогда не догадаетесь. Оказывается, для помощи полиции в идентификации личности журналиста! Радует только, что на подобные инициативы пока еще не расходуются средства госбюджета.

Конференция проводилась в одной из самых дорогих гостиниц столицы Fairmont Grand Hotel Kyiv (ул. Набережно-Крещатикская, 1). Заявленные цели мероприятия — «определить контексты проведения соответствующих реформ, вклад программы Евросоюза и Совета Европы в их проведение, а также главные приоритеты будущих действий, в том числе потребности в международной помощи».

В бальном зале

Фактически за витиеватой и малопонятной формулировкой повестки дня конференции скрывался отчет отечественных получателей западных грантов о проделанной работе. Очевидно, представителей ЕС и СЕ интересовал вопрос: на что украинцы потратили деньги европейских налогоплательщиков по программе «Укрепление информационного общества в Украине»?

В частности, речь шла о работе над прозрачностью структуры собственности медиа, реформировании государственных и коммунальных печатных СМИ и телерадиокомпаний, создании общественного телевещания, доступе к публичной информации, защите персональных данных и об управлении интернетом.

Не знаю, удовлетворено ли в полной мере любопытство западных специалистов по итогам мероприятия, но у находящихся в зале журналистов наверняка остались вопросы, касающиеся эффективности таких вложений. Хотя наш интерес носил скорее академический характер. Ведь смета совместной программы ЕС и СЕ на 2014—2015 гг. составила 2,76 млн. евро. В конце концов, потрачены не наши деньги, и на том спасибо.

Конференция проходила в Большом бальном зале отеля — помпезном помещении с позолоченной лепниной на стенах и потолке, 18 массивными хрустальными люстрами и ковровым покрытием на полу. Стулья расставили в три ряда в расчете на 120 посадочных мест. Впрочем, посетителей было немного больше — кое-кто слушал докладчиков стоя.

Стоимость аренды помещения (а мероприятие длилось более четырех часов) на официальном сайте гостиницы не разглашается, но, к примеру, на этой неделе с ощутимой скидкой самый дешевый номер в Fairmont Grand Hotel Kyiv можно было забронировать через известный сайт www.booking.com по цене 5584,50 грн./сутки.

Ведущим первой части конференции был специальный представитель генсека СЕ в Украине Кристос Джакомопулос. Чиновник говорил только по-английски. Видимо, предполагалось, что большинство участников мероприятия хорошо понимают этот язык. По-иному объяснить крайне ограниченное количество приемников синхронного перевода, выданных на руки делегатам, невозможно.

И это, к сожалению, не единственная техническая проблема мероприятия. Конференция началась с почти 20-минутным опозданием, что нехарактерно для пунктуальной Европы. Уже во время выступлений долго не могли отрегулировать микрофон модератора. Из-за того, что в нужные радиочастоты вторглись посторонние передатчики кого-то из телевизионщиков, громкоговоритель периодически транслировал неблагозвучный резкий визг.

Наконец, сам зал — Большой бальный — рассчитан скорее на танцы, нежели на работу журналистов. Так, стулья не оборудовали откидными индивидуальными столиками, что усложняло запись от руки, да и диктофон положить было некуда.

Кроме г-на Джакомопулоса, от европейской стороны в зале присутствовали: представитель комитета министров СЕ, тематический координатор по вопросам информационного общества, Чрезвычайный и Полномочный Посол Бельгии в Украине Дирк ван Экхаут, руководитель отдела прессы и информации представительства ЕС Юрис Вилчинскас, эксперт СЕ Ив Саломон и советник по политическим вопросам представительства ЕС в нашей стране Танел Танг.

Зарубежные гости говорили в основном о reforms (реформы), democratic practices (демократические практики) и human rights (правах человека). То есть о понятиях, которые в сознании большинства украинцев — по разным причинам — все еще не укрепились даже на уровне карго-культа.

Общий телевизор

Первую часть заседания посвятили медиареформам, в частности — созданию общественного телевидения и радио (ОТР). Напомним, что в марте Верховная Рада приняла соответствующий закон, а уже 7 апреля передачи УТ-1 вышли под логотипом «Общественное вещание». Изменился и звуковой сигнал украинского радио.

Предусматривается, что ОТР создается в форме ПАО «Национальная общественная телерадиокомпания Украины» (НОТУ) на базе национальных теле- и радиокомпаний, всех региональных ТРК и студии «Укртелефильм». 100% акций ПАО будет принадлежать государству.

В некоторых странах общественное вещание существует исключительно за счет абонентской платы, собираемой со всех граждан, владеющих теле- или радиоприемниками. (Даже с тех, кто не смотрит или не слушает эти передачи.) В ряде государств сборы с населения сочетаются с отчислениями правительства и платой за рекламу.

По расчетам специалистов, содержание ОТР обойдется каждому украинцу примерно в 150—400 грн. в год. Готовы ли наши люди дополнительно платить за такие услуги — неизвестно. По крайней мере, ряд экспертов высказали опасения на этот счет, и сегодня финансирование проекта планируется пока еще за счет государства.

Тем не менее работа по созданию общественного вещания кипит, и председатель Госкомитета по телевидению и радиовещанию Украины Олег Наливайко оценил усилия коллег в этом направлении на 4+ по пятибалльной системе.

«Успех реформирования отрасли связан с тем, что медиасообщество четко определилось, что делать, и делегировало представителей в законодательную и исполнительную власть, — отметил Наливайко. — Именно поэтому были проголосованы ключевые законопроекты (Имеются в виду законы «Об Общественном телевидении и радиовещании Украины», «О реформировании государственных и коммунальных печатных средств массовой информации», — Авт.), и теперь самая главная задача — их имплементация».

На вопрос, когда же Общественное телевидение наконец начнет полноценную работу, чиновник назвал ориентировочную дату — первый квартал 2016 г. Уже 16 декабря этого года прекратится деятельность государственных региональных телерадиокомпаний, начнется передача их активов в структуру ОТР.

Председатель парламентского комитета по вопросам свободы слова и информационной политики Виктория Сюмар, которую Кристос Джакомопулос назвал «рабочей машиной» (driven machine) медиареформ, заявила, что для полного выполнения обязательств в соответствии с Соглашением об ассоциации с ЕС необходимо еще проголосовать за закон «Об аудиовизуальных услугах».

Напомним, что данный законопроект разрабатывался не только при участии Национального совета по телевидению и радиовещанию (НСТР), юридических компаний, но и крупных ассоциаций кабельных провайдеров и поставщиков интернет-услуг.

Что — в случае принятия — изменит этот законопроект? НСТР получит более широкие полномочия. Во-первых, от Госинспекции по защите прав потребителей к Нацсовету перейдет контроль над соблюдением телеканалами и провайдерами законодательства о рекламе и спонсорстве, а также — законов о выборах.

Предусматриваются формализованные требования к содержанию программ вещателей. Так, запрещено призывать к свержению конституционного строя, разжигать ненависть и рознь, пропагандировать наркотики, показывать сцены чрезмерного насилия и порнографию. Из эфиров исчезнут передачи, предлагающие платные услуги народных целителей и гадалок.

Изменится универсальная программная услуга (УПУ — набор телеканалов, обязательных для трансляции в сетях провайдеров). В нее войдут лишь «Рада», UA TV, три канала Общественного телевидения («Перший», «Культура» и сеть областных ТРК), три радиоканала («Перший», «Промінь» и «Культура»), а также местные коммунальные вещатели. Сегодня же в крупных городах УПУ насчитывает около двух десятков телеканалов.

Ограничивается контроль частот, чтобы пресечь появление на рынке монополистов. Никто не сможет контролировать более 35% общего количества эфирного времени вещания всех лицензиатов. Запрещать ретранслировать иностранные телеканалы будет только суд на основе критериев, которые определит НСТР.

«О настоящем успехе реформ можно будет говорить только после того, как перемены заметит большинство наших граждан, — считает Сюмар. — Этот пакет мы должны наполнить реальностью в виде рейтингового общественного вещания, прозрачностью собственности медиа и их финансовой открытостью. Люди имеют право знать, не только кто хозяин того или иного СМИ, но и понимать, сколько стоит конкретный медиапроект. Это поможет отличать объективную информацию от заказных материалов и пропаганды».

Гендиректор Национальной телекомпании и Национальной общественной телерадиокомпании Зураб Аласания сравнил нынешний этап реформирования государственного ТВ c Ground Zero (можно перевести как «точка отсчета»).

«Внешне все, может быть, незаметно, — убеждал присутствующих Аласания, — но без фундамента невозможно построить здание. Эту работу никто не видит, но она идет. Не быстро. Потому что быстро было бы некачественно. Пока мы немного притормаживаем процесс, но исключительно по техническим вопросам, ведь многие вещи делаем впервые».

Действие совместной программы ЕС и СЕ заканчивается в текущем году, но докладчики выступили за ее продолжение. И если Виктория Сюмар попросила поддержку в виде «советов и правильных примеров», то председатель Нацсовета по вопросам телевидения и радиовещания Юрий Артеменко сказал прямо: «Ищите деньги». И, видимо, чтобы никто не сомневался в чистоте его помыслов, добавил: «Не для кармана Артеменко или Аласании, или какой-то конкретной организации, а для общественной пользы».

Право на скрытность

После перерыва на кофе в зале осталась едва ли половина из ранее присутствующих. Впрочем, понять людей можно. Конференция началась в 15.20 по Киеву, и к вечеру многие просто устали. А может, не посчитали достойными внимания темы доступа к публичной информации и защиты персональных данных?

Анонсированное выступление первого зампреда парламентского комитета по вопросам свободы слова и информационной политики Ольги Черваковой так и не состоялось — по причине отсутствия оной. А вторую серию мероприятия открыла Валерия Лутковская, уполномоченный ВР по правам человека

«Полномочия омбудсмана в части права доступа граждан к публичной информации уже законодательно закреплены, — отметила Валерия Владимировна. — Другое дело, что закон не имплементирован и находится пока отдельно от общества. Но мы начали работу, нашли слабые места и при помощи проекта Совета Европы разработали изменения в действующее законодательство».

Лутковская обратила внимание на то, что до 10 декабря 2014 г. вопросами защиты прав доступа к публичной информации занималась прокуратура. Но эта разветвленная система органов государственной власти имеет представительство в каждом, самом маленьком районе страны.

Потом контрольные полномочия передали в офис уполномоченного по правам человека, но количество сотрудников этой структуры несравнимо меньше, чем в органах прокуратуры. Выход был найден в системе «омбудсман+» (привлечение к работе общественных наблюдателей), которая показала свою эффективность ранее в других проектах.

«Если будут приняты соответствующие изменения в законодательство, — продолжает Валерия Лутковская, — то общественные наблюдатели получат право самостоятельно инициировать привлечение к административной ответственности официальных лиц, которые сознательно скрывают доступ к публичной информации».

Эксперты отметили некоторый диссонанс между необходимостью, с одной стороны, соблюдать право на доступ к публичной информации, с другой — защищать персональные данные. Все-таки между этими процессами довольно тонкая грань.

Именно для этих целей школа защиты персональных данных, созданная благодаря сотрудничеству с Советом Европы и Украинским католическим университетом (Львов), функционирует уже полгода. Она помогает оперативно решать возникающие разногласия. К примеру, офис омбудсмана увидел проблему в недавних требованиях военкоматов к будущим призывникам.

Напомним, осенью комиссариаты проводили анкетирование старшеклассников. В документе под названием «Справка о семье призывника» имелись вопросы о рабочих местах и заработной плате родителей, об их национальности и состоянии здоровья, и даже — о наличии в семье домашних животных.

Уполномоченный по правам человека обратилась к министру обороны с требованием прекратить незаконный сбор таких данных и организовала обучение представителей военкоматов и Генштаба на темы: «Что такое персональные данные, как они обрабатываются и каким образом в процессе анализа информации не нарушать права человека».

«Кроме того, на занятиях, — дополняет Лутковская, — мы объясним военным, что такое доступ к публичной информации. Потому что недавно в некоторых СМИ были опубликованы полные списки призывников, которые отказываются от мобилизации».

Судья онлайн

К середине третьей (заключительной) части мероприятия, посвященной «управлению интернетом», в зале осталось лишь 28 человек. Заявленная тематика дискуссии заставила вспомнить фрагмент из романа Виктора Пелевина «Числа».

— В общем, перехожу в пятое главное управление по борьбе с терроризмом в интернете. Оно как раз в бункере под Лубянкой. Где раньше космический центр был.

— А чего, в интернете тоже терроризм бывает? — спросил Степа.

— Еще какой.

К таким воспоминаниям подталкивало наличие в списке докладчиков Татьяны Пустовойтовой, начальника отдела международного сотрудничества Национальной школы судей.

«Развитие средств электронной связи привело к тому, что они стали использоваться для совершения преступлений, — сообщила Татьяна Леонидовна. — А так как граждане идут защищать свои права в суд, то и служителям Фемиды необходимо уметь квалифицированно и тонко рассматривать соответствующие дела. Поэтому специально для судей разработали отдельный учебный курс».

Выступление секретаря Украинского форума по управлению интернетом (IGF-UA) Владимира Куковского было довольно предсказуемо. Он поблагодарил ЕС и СЕ, оценил совместную работу как «плодотворную» и посетовал на то, что из-за нехватки времени не может рассказать обо всем, что сделано.

Затем Куковский говорил об «электронной демократии», о необходимости «опоры на европейский экспертный потенциал», о разработке «справочников по защите прав интернет-пользователей», о каких-то проведенных мероприятиях, о неких «исследованиях, которые проводились при финансировании ЕС и СЕ» и т. п.

Отдельно Владимир Куковский упомянул о проекте www.skarga.org.ua, созданном Интернет-ассоциацией Украины. Заявленная цель сайта — «содействие искоренению в украинском интернете материалов, нарушающих законодательство страны и содержащих: порнографию с участием несовершеннолетних; проявления расовой и национальной нетерпимости; проявления терроризма и призывы к насильственному свержению конституционного строя». Каждый, кто считает, что какие-либо ресурсы в сети распространяют подобную информацию, может пожаловаться, заполнив специальную форму, а Интернет-ассоциация уверяет, что примет меры.

Обложка буклета Human rights and Internet

Полицейская этика

В финале каждой сессии конференции проводили короткие презентации грантеров. Всего таких выступлений было тринадцать. К сожалению, только три из них убедили в том, что получатели западного финансирования действительно отрабатывают вложенные средства, при этом они делают что-то полезное для нашего общества. Это — главный редактор «Общественного радио» Кирилл Лукеренко, директор Донецкого института информации, главный редактор ресурса «Новости Донбасса» Алексей Мацука и юрист Центра политических студий и аналитики Гюнель Бабакишиева.

Кирилл Лукеренко рассказал о создании утренней радиопередачи «На свежую голову», являющейся частью проекта «Говорит Донбасс». Эта программа производится совместно со вторым каналом украинского радио и освещает вопросы прав человека и ситуацию на востоке страны, в том числе — проблемы внутренне перемещенных лиц.

Алексей Мацука представил интернет-проект «Донбасс: полный доступ» (стартует с 20 декабря) — электронный сборник данных о социально-экономической ситуации в регионе. Создается полная информационная база даже с использованием таких изданий, как «Новороссия». Исследуют абсолютно все интернет- и печатные СМИ. Кроме того, производится видео- и фотофиксация событий непосредственно на неподконтрольных Киеву территориях.

«Сейчас в зоне проведения АТО отсутствуют управления статистики или любые иные структуры, обрабатывающие социально-экономические показатели, — поясняет Алексей. — Тем не менее продолжают работать, к примеру, учреждения здравоохранения. Мы используем, во-первых, открытые источники, во-вторых, общаемся с сотрудниками больниц. И на основании этих сведений, а также данных сепаратистской прессы и распоряжений группировок «ЛНР» и «ДНР» делаем определенные выводы. Кроме того, создана база для помощи в журналистских расследованиях».

Начата процедура сохранения данных (на специальном сервере, находящемся в Киеве) уже закрытых медиаплощадок, которые перестали функционировать в Донбассе после начала боевых действий.

Центр политических студий и аналитики провел мониторинг 120 местных советов (всех областных и части районных) на предмет соблюдения законодательства по доступу к публичной информации. Выяснилось, что за 4 года действия соответствующего закона облсоветы открыли информацию только на 50%, а райсоветы и вовсе — не более чем 29%.

«Создается впечатление, — говорит Гюнель Бабакишиева, — что чиновники считают публичную информацию личной, и если они ее предоставят, то совершат какое-то невероятное предательство».

Более половины из 120 советов не предоставляют информацию об оплате труда, о наличии земельных участков, о декларациях местных депутатов. По их мнению, раскрытие этих «тайн» противоречит закону «О защите персональных данных», хотя это и не так. Поэтому Центр политических студий и аналитики попытается создать прецедент привлечения к ответственности чиновников, нарушающих данный закон, с этой целью отправил в офис омбудсмана 65 жалоб и пообещал на этом не останавливаться.

Речи всех остальных получателей грантов оставили разной степени тягостное впечатление. Возможно, ограниченные временные рамки не позволили большинству докладчиков более полно и ясно представить свои начинания? Но я бы не стал ссылаться только на эту причину, ведь трем выступающим это удалось.

О пресс-картах КЖЭ я говорил. Еще одно проявление сурового грантового творчества — небольшой буклет, распространяемый www.hr-online.org.ua. На обложке изображена композиция, где дорожные знаки — слова human (человек) и rights (права) — показывают в противоположных направлениях. Немудрено, что мультяшный человечек, оказавшийся на распутье, испытывает дичайший когнитивный диссонанс от увиденного, догадываясь о взаимоисключающем характере этих двух понятий в условиях нашей непростой действительности.

Программа с участием Евросоюза и Совета Европы «Укрепление информационного общества в Украине» заканчивается в этом году. Из нынешних тринадцати грантеров лишь четверть (по моему субъективному мнению, разумеется) показали общественно значимый результат.

Будем надеяться, что в 2016 г. итоги освоения западного финансирования окажутся более впечатляющими. Хотя сложно требовать от граждан нашей страны большего, учитывая, как и на какие цели тратит огромную финансовую помощь иностранных доноров отечественное правительство.


Карго-культ (англ. cargo cult — поклонение грузу) — термин для обозначения религиозных движений в Меланезии (группа Тихоокеанских островов к северо-востоку от Австралии). Последователи культа верят, что западные товары созданы духами предков и предназначены для меланезийского народа. Считается, что белые люди нечестным путем получили контроль над этими предметами.

Адепты проводят ритуалы, похожие на действия белых людей, чтобы этих предметов стало больше. К примеру, из песка, камней и веток возводится нечто похожее на самолет, и поклонники культа верят, что из него будут появляться грузы с промтоварами и продовольствием — так же, как они сбрасываются с настоящих самолетов.

В наше время термином «карго-культ» обозначают и любое бездумное внешнее повторение западных методик и технологий.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

О чем бы я спросил Януковича

Судя по допросу экс-президента, восстановление полной картины событий на майдане не...

Соло для саксофона и лопаты

Деятельность землячества ивано-франковцев в столице напомнила мне анекдот советских...

Тихое Прикарпатье

Для центральной власти возможная дестабилизация, активизация протестных выступлений...

МАФы отправят в армию

Рациональное применение демонтированным МАФам нашли в Днепре. По решению...

«Электрогенерирующее дерево» — первое в Украине

Стильный ветрогенератор установлен в Одессе, на Старосенной площади

Нас бросят не сразу

В Украине найдены друзья Трампа, а в США — друзья Украины

Вы одесситы или где?

Сейчас с варьете дела обстоят значительно лучше, но кое-чего городу у моря все-таки...

Этот жир убил Саакашвили. Кто отравится следующим?

Чудовищная цена Одессы — одна из причин того, что полный контроль над регионом...

Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
Nazar

EC делает важную работу. Гранты они и США раздают справедливо - я знаю процедуру. И такое должна делать Украина как государство. И уклон у Вас пророссийский (т.е. антиукраинский) и как следствие материал необективный и слишком много манипулятивных практик. Много получили за материал?
Россия конечно очень хорошая, - деньги только на войну с Украиной дает... И никак не поймет что нам с ними не по-пути.

- -19 +
Блоги

Авторские колонки

Ошибка