Год до отсечения

№27–28(779) 8 — 14 июля 2016 г. 07 Июля 2016 1 4.7

Не раз случалось, что оптимистичные заявления участников переговоров в Минске входили в прямое противоречие с текущими событиями на Донбассе. Но на прошлой неделе несоответствие между словами и фактами обрело сюрреалистические черты.

О разводе в принципе — ни к чему не обязывающем

29 июня, по окончании очередного заседания контактной группы, представитель ОБСЕ Мартин Сайдик излучал оптимизм: «Сегодня достигнут существенный прогресс... С удовлетворением хочу отметить, что, в частности, стороны в принципе достигли соглашения по разведению сил и средств в двух местах — у Золотого и Петровского». При этом он добавил, что работа по данному вопросу будет продолжена.

О возможных договоренностях относительно этих горячих точек на Луганщине говорилось и прежде. Причем они представлялись делом решенным еще после предыдущего заседания контактной группы 15 июня, сопровождавшегося встречей советников глав государств «нормандской четверки». Во всяком случае участвовавший в той встрече замглавы АП Константин Елисеев сказал, что согласованы 11 принципов осуществления разъединения сил и вооружений — и три района, где оно будет поначалу проведено. А также высказывал надежду, что эти договоренности будут реализованы до 1 июля.

Вполне очевидно, что реализации должно предшествовать подписание соответствующего документа. Но нынешний оптимизм Сайдика не может скрыть того, что стороны ничего не закрепили на бумаге — а лишь договорились «в принципе», т. е. просто продвинулись на пути к достижению согласия. Значит, вопрос подписания откладывается — в лучшем случае до следующего заседания контактной группы, намеченного на 13 июля.

И как раз в день заседания контактной группы, 29 июня, произошли самые серьезные за последние месяцы боестолкновения (правда, не в Луганской, а в Донецкой обл.). Украинская армия — именно ВСУ, а не добровольческие батальоны — предприняла попытку наступления на т. н. Светлодарской дуге в районе Дебальцево, но после первоначального продвижения отступила.

О реальном масштабе боя и количестве потерь говорить, конечно, трудно, поскольку пропаганда с обеих сторон зашкаливает. Приведу лишь сообщение харьковского агентства «Статус-кво», ссылающегося на волонтерскую организацию «Сестра милосердия АТО»: «В Военно-медицинский клинический центр Северного региона (Харьков) в течение 25—28 июня из зоны АТО привезли 37 военнослужащих, 29 июня — еще 10 человек, 30 июня до 13.00 — еще 20 человек. «Реанимации полные, ранения, ампутации, травмы», — пишут волонтеры».

Понятно, что раненые из зоны АТО попадают не только в Харьков. Кстати, обратим внимание, что и до наступления в районе Дебальцево их поступало немало — в среднем около десяти в день.

Увы, после такого обострения шансы на разъединение сторон (даже на второстепенных участках фронта) заметно снижаются.

Причем очевидно кардинальное отличие этой военной акции от прежних инцидентов, когда стороны пытались захватить позиции в «серой зоне». На Светлодарской дуге имело место открытое вторжение (пусть неглубокое и непродолжительное) на территорию, которая, по Минским соглашениям, лежит за линией разграничения.

Не исключено, что таким образом Киев, который в последнее время стремится проводить все более независимую от Вашингтона и Брюсселя (а также Берлина и Парижа) политику, показывает серьезность своих намерений бойкотировать выполнение Минских соглашений.

Вполне вероятно и то, что таким образом власть пытается оказать давление на Запад — дескать, вы хотите поскорее закрыть украинский вопрос в отношениях с Россией, но получится это только на наших условиях, заметно отличающихся от согласованных в Минске. В противном случае полномасштабная война может возобновиться — и вам (т. е. Западу) будет крайне трудно уклониться от новых мер в отношении РФ (не говоря уже о снятии действующих санкций).

О конвенции разгулявшихся стрелочников

Между тем проваливается еще одна договоренность, о которой объявили в контактной группе. Теперь уже экономического характера.

29 июня представитель РФ на переговорах в Минске Борис Грызлов отметил: «Благодаря работе контактной группы, восстановлены грузовые железнодорожные перевозки через линию разграничения на Донбассе».

Правда, как следует из сделанного тогда же заявления полпреда «ЛНР» Владислава Дейнего, никаких договоренностей не было, а есть лишь прогресс на переговорах: «Обсуждали вопрос функционирования железной дороги. Можно отметить положительные тенденции и обнадеживающие заявления координатора группы. Но выполнение обязательств по выплате заработной платы очень серьезно отстает от обещанных сроков и в принципе от разумных темпов».

В свою очередь Мартин Сайдик дал понять, что согласие здесь достигнуто не в контактной группе, а параллельно с ней: «Во время сессии нам сообщили, что поставка угля из ОРДО на территорию подконтрольную правительству Украины, частично возобновилась. Конечно, еще нужно выработать устойчивый механизм данных грузоперевозок. Этот аспект очень важен в связи с производством электроэнергии».

Две недели назад я подробно рассматривал причины, по которым украинская энергетика (а по сути весь народ нашей страны) стала заложницей конфликта вокруг управления Донецкой железной дорогой. Судя по сообщениям из Минска, до сих пор непонятно — удалось ли его уладить.

Сюрреализма ситуации добавляет и информация «Укрзалізниці», обнародованная агентством «Интерфакс-Украина» 30 июня: «С 1-го по 24 июня действовала конвенция, которая запрещала грузовые перевозки из Украины на оккупированную территорию Донецкой железной дороги. С 25 июня перевозки возобновлены».

Что за «конвенция» — не проясняется, а ведь данное понятие, как правило, употребляется в отношении международных договоров (например, Женевская конвенция об обращении с военнопленными или конвенция Монтре о режиме черноморских проливов) — а не неких корпоративных документов.

Как следует из той же информации, железнодорожное сообщение возобновилось еще за четыре дня до заседания контактной группы. Между тем, 29 июня представитель «ДТЭК Энерго» Дмитрий Маляр заявил «Интерфакс-Украина», что поступление антрацита с неподконтрольных территорий только ожидается, пояснив, что «ситуация каждый день меняется, поэтому сложно сказать, когда именно возобновятся поставки».

А ведь если бы составы с углем отправились с Донбасса 25 июня, он бы уже оказался на складах ТЭС, принадлежащих ДТЭК. Но, судя по сводкам о работе энергосистемы страны, которые трижды в неделю публикуются на сайте «Укрэнерго», ситуация с запасами угля продолжает ухудшаться с каждым днем.

За первые пять недель лета объемы угля на теплоэлектростанциях сократились на 36%, в т. ч. антрацита — на 62%. По сравнению с цифрами, которые я приводил две недели назад, темпы сокращения запасов антрацита даже снизились. Но это лишь потому, что на некоторых ТЭС его уже слишком мало, дабы обеспечить работу энергоблоков, спроектированных именно под эту марку.

Поэтому заметно быстрее стали сокращаться запасы угля других марок. Кроме того, на 20—25% увеличилась выработка энергии на теплоэлектроцентралях, а это значит, что стали сжигать газ, необходимый для отопления в холодный сезон.

О том, что проблема с топливом не решена, говорит и поступившая 4 июля информация о планах закупить 500 МВт электроэнергии у Молдовы. А тремя днями ранее появились сообщения, что ДТЭК ведет переговоры о поставке антрацита из ЮАР и Австралии, но он может прибыть лишь в августе—сентябре. При этом 4—5 июля ряд СМИ со ссылкой на источники в отрасли сообщили, что из-за дефицита угля Украина уже через десять дней может столкнуться с блэкаутом, т. е. с массовым отключением электричества.

На мой взгляд, по части сроков такой прогноз выглядит слишком пессимистичным: похолодание, увеличение использования газа, импорт электроэнергии могут оттянуть катастрофу. Но тенденция уловлена, тем более что проблема не только в угле. Ведь еще в марте Государственная исполнительная служба арестовала счета «Энергоатома» в рамках возникшего около двух десятилетий назад(!) дела о взыскании задолженности.

Только 29 июня глава Минэнергоугля Игорь Насалик сообщил в Фейсбуке о разблокировании этих счетов. Но двумя днями ранее этот министр писал там же, что никакого дефицита мощностей в энергетике нет — и не нужны, мол, ни импорт, ни запуск газомазутных блоков. Т. е. фактически дезавуировал информацию, которую накануне сообщили СМИ со ссылкой на его собственное ведомство, — причем сделал это неуклюже. Ибо официальная статистика как раз свидетельствует о необходимости тех мер, которые Насалик отрицает. Следовательно, и с разблокированием счетов стоит дождаться подтверждения информации (а на сайте «Энергоатома» об этом ничего не сообщается).

В любом случае длительная блокировка счетов уже привела и к затягиванию ремонтов (а три энергоблока АЭС с конца мая находятся не на плановых, а на аварийных ремонтах), и к проблемам с закупками ядерного топлива. Ведь, как отмечал больше месяца назад руководитель профсоюзной организации «Энергоатома» Алексей Лич, РФ отказывается изготовлять ТВЭЛы до полной предоплаты — а для их производства необходимо более пяти месяцев.

О лекалах, складывающихся в роковую точку

Но в сфере энергетики неожиданности могут случиться гораздо раньше, чем в политическом урегулировании ситуации на Донбассе — несмотря на слухи, что, дескать, под занавес сессии на утверждение ВР внесут некие документы.

Тем более что в последнее время и слухов стало меньше, да и официальная информация об обсуждении политических вопросов в контактной группе свидетельствует о том, что выход из тупика не просматривается.

Такая ситуация представляется выгодной для украинского руководства, т. к. представитель Киева в политической подгруппе (и советник президента) Владимир Горбулин уже давно писал, что оптимальным вариантом были бы бесконечные переговоры без фиксации результатов. Однако могут ли переговоры действительно стать бесконечными (как, например, в случае с Нагорным Карабахом)?

Ответ на этот вопрос прозвучал 30 июня в Москве — на прошедшем в ТАСС «круглом столе», посвященном итогам реализации Минских соглашений в первой половине 2016 г. Выступивший на мероприятии руководитель российского Центра политической конъюнктуры Алексей Чеснаков исключил скорую встречу лидеров «нормандской четверки».

Он пояснил: «Есть повестка дня, которая была определена во время предыдущей встречи лидеров 2 октября в Париже... Тогда «четверка» договорилась о конкретных шагах и об их пошаговом исполнении, чтобы сдвинуть весь процесс реализации Минских соглашений».

Такими шагами российский эксперт назвал «разведение сторон при гарантии со стороны усиленной миссии ОБСЕ, введение конституционных гарантий постоянного особого статуса для республик Донбасса, отведение тяжелых вооружений при круглосуточном мониторинге ОБСЕ, принятие закона об амнистии для участников событий в Донбассе с конкретной датой».

Чеснаков подчеркнул: «Все эти пункты должны следовать друг за другом именно в этой последовательности. Пока они все не будут выполнены, все остальные разговоры — о создании специальной группы о передаче границы, о дополнительных саммитах, о новых законах — все просто болтовня, чтобы не исполнять Минские договоренности».

О том, что РФ не хочет саммита «нормандской четверки» до прогресса в Минских соглашениях, было известно и раньше, причем от официальных лиц. Но ценность приведенных выше высказываний даже не в уточнении (какой прогресс имеется в виду) а в том, что впервые было сказано, о чем именно договорились в Париже. Думаю Чеснакову здесь вполне можно доверять, ведь его считают близким к Суркову — советнику Путина и кремлевскому куратору неподконтрольных районов Донбасса.

Поэтому стоит обратить внимание на следующие высказывания Чеснакова (на мой взгляд, самые главные в его выступлении): «Чем дольше будет длиться процесс урегулирования по тем лекалам, которые существуют, тем меньше вероятности того, что Донбасс может жить с Украиной в одном государстве. Они просто расходятся. Если вы посмотрите на политическую жизнь в самой Украине и на территории Донбасса, вы увидите процессы, которые дальше и дальше разводят их от возможности объединения.

И чем дольше ОБСЕ и другие европейские структуры будут заниматься просиживанием штанов и уговариванием украинской стороны — что ей нужно что-то делать — тем меньше вероятность того, что Донбасс вернется на Украину. Я считаю, что такой точкой отсечения станет середина следующего года. Тогда может стать окончательно понятно, что процессы зашли в тупик» (выделение мое. — С. Б.).

Безусловно, последние слова подразумевают не столько публичное понимание Россией тупика, сколько ее некие практические действия. Но пока важно было намекнуть, что Москва ждать не будет.

Интересно, что именно этот фрагмент выступления Чеснакова агентство ТАСС не привело, хотя, повторю, конференция проходила именно в его стенах. Тем не менее эти высказывания, явно направленные на зондаж Запада, разошлись по многим СМИ — и наверняка все, кому надо, их услышали.

И вот уже 5 июля спикер МИД Франции Ромэн Надаль заявил: «Дата следующей встречи в «нормандском» формате зависит от прогресса в выполнении Минских соглашений». Конечно, эти слова можно воспринимать и как констатацию положения, сложившегося после отказа РФ от переговоров на высшем уровне. Но ведь Надаль вполне мог сформулировать ответ и так: раз, дескать, Кремль хочет только таких предпосылок, то пока встреча невозможна.

Однако он подобного не сказал, значит, может иметь место сближение позиций Парижа и Москвы — на фоне растущего недовольства санкциями в ряде европейских стран.

5 июля это недовольство вылилось в Италии. Резолюцию с требованием отменить санкции против РФ принял парламент уже третьего региона этой страны — причем региона сильнейшего: Ломбардии, обеспечивающей более 20% итальянского ВВП.

А 6 июля подобную резолюцию единогласно принял и парламент региона Тоскана, широко известного за рубежом не только легендарным кьянти, но и продукцией авиастроения, металлургии, нефтехимии...

Об общественной имитации «наиболее достойных»

Словом, Россия обозначила дедлайн. И представляется, что названный Чеснаковым срок не случаен: в Москве явно исходят из того, что нынешняя американская администрация уже не имеет достаточного влияния на Киев. А потому предполагают оценить, как будет себя вести с Украиной новая власть в Вашингтоне.

В таком случае указанный срок абсолютно логичен, т. к. новый президент США приступит к исполнению обязанностей в январе, а к лету у него как раз будет время войти в курс дела — и, возможно, добиться подвижек от Киева.

В Москве, вероятно, исходят и из того, что через год санкции с РФ уж точно будут сняты — судя по тому, что каждый раз продлевать их на полгода удается со все большим скрипом. Впрочем, на уходящей неделе Кремль продемонстрировал асимметричный ответ, продлив т. н. контр-санкции против европейской агропродукции (а это наиболее чувствительная в отношении ЕС мера) сразу на полтора года.

И почти одновременно «официальные» ресурсы самопровозглашенных «ЛДНР» опубликовали заявления Захарченко и Плотницкого об «общественных праймериз». В ходе которых, как указывается, жители «определят наиболее достойных кандидатов для участия в местных выборах, предусмотренных Минскими соглашениями». Что это будет за процесс — пока не совсем понятно. Но «республиканцы» не скрывают, что таким образом они намерены реагировать на продолжающийся саботаж Минских соглашений со стороны Украины.

Впрочем, и ранее лидеры самопровозглашенных республик выдвигали Киеву ультимативные требования принять закон о выборах в «отдельных районах» до 14 июля. А «праймериз» — это всего лишь имитация выборов, которая не обеспечивает победителям никаких мандатов, а просто показывает состояние общественного мнения. И сама их процедура в условиях непризнанных республик непонятна, да и сроки пока не обозначены. Т. е. пока речь идет о достаточно осторожном политическом жесте.

Тем временем в «ЗН» вышла очередная статья Владимира Горбулина. Напомню, в одной из прежних своих публикаций он настаивал, что Украина должна всячески саботировать выполнение Минских соглашений. Наиболее приемлемым решением проблемы Донбасса советник президента считал «хорватский сценарий», а меньшим из зол — замораживание конфликта с размещением миротворцев на линии разграничения.

Ныне — несмотря на статус представителя в контактной группе — в статье, озаглавленной «2017-й: продолжение следует...», Горбулин о Минске и не вспоминает, вариант достижения разумного компромисса даже не рассматривает, а призывает к длительной и всесторонней конфронтации с РФ на всех международных площадках.

Речь идет о формировании антироссийских коалиций в любых возможных форматах. При этом Горбулин не исключает, что Запад может «предать» Украину. Он вполне допускает и полномасштабную войну с «соседней державой», но признает: «Общественное мнение многих европейских стран колеблется и меняется. Меняется не в нашу пользу».

Горбулин пишет: «В случае прямой масштабной военной агрессии России против Украины наши шансы выстоять в ней минимальны... Наша задача максимум (опять же — исходя из сегодняшнего реального состояния ВСУ) — нанести противнику максимальный урон, замедлить его (дабы дождаться помощи со стороны наших союзников — если они захотят ее предоставить) и сделать для противника дальнейшее продвижение (удержание территории) очень дорогим удовольствием».

В целом на этом фоне возникает странное ощущение, будто для кое-кого во властных верхах возможная оккупация Украины Россией — не худший вариант.

В самом деле — на фоне падения популярности нынешней власти внутри страны и все большего раздражения ею в правящих кругах Запада шансы на смену украинской политической верхушки становятся все более реальными.

При этом смена власти наверняка произойдет под флером борьбы с коррупцией. А это значит, что нынешним, ставшим бывшими, неуютно будет не только в Украине, но и на Западе.

А вот «правительство в экзиле», т. е. в изгнании — это высокий официальный статус, включая дипломатическую неприкосновенность, сохранность капиталов и незаменимость для западных правительств.

Впрочем, это всего лишь частные соображения. А пока можно констатировать: на прорыв в мирном процессе, похоже, никто уже не рассчитывает. Судя по всему, стороны начинают выстраивать свою политику, исходя их того, что этот процесс сорван, — и даже определились с примерной датой, когда конфликт может перерасти в следующую фазу.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Некрасивые мультфильмы

У политической Николаевщины репутация тихого, но глубокого и грязного коррупционного...

ЗАЯВА ПРО НАМІРИ І ЕКОЛОГІЧНІ НАСЛІДКИ ДІЯЛЬНОСТІ

Проектом передбачено будівництво житлово-офісного комплексу з...

О чем бы я спросил Януковича

Судя по допросу экс-президента, восстановление полной картины событий на майдане не...

Тихое Прикарпатье

Для центральной власти возможная дестабилизация, активизация протестных выступлений...

Соло для саксофона и лопаты

Деятельность землячества ивано-франковцев в столице напомнила мне анекдот советских...

МАФы отправят в армию

Рациональное применение демонтированным МАФам нашли в Днепре. По решению...

Нас бросят не сразу

В Украине найдены друзья Трампа, а в США — друзья Украины

«Электрогенерирующее дерево» — первое в Украине

Стильный ветрогенератор установлен в Одессе, на Старосенной площади

Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
Вероника
10 Июля 2016, Вероника

Что стоит за этими словами Горбулина:"« Наша задача максимум (опять же — исходя из сегодняшнего реального состояния ВСУ) — нанести противнику максимальный урон"? Урон будет нанесен на территории Донбасса, а это разрушение основных экономических объектов, школы, больницы, это тысячи жизней мирных жителей. Это новый кошмар для тех, кто уже знает, что такое свист мин, подвалы, страх за своих родных и близких.
Вот оно настоящее лицо Украины и после этого они хотят, чтобы Донецк, Луганск были с Киевом???!!!

- 17 +
Блоги

Авторские колонки

Ошибка