...И тень России стояла за ними

№33(783) 19 — 25 августа 2016 г. 18 Августа 2016 3 4.4

24 августа нас поджидает серьезная опасность. Мы рискуем утонуть — утонуть в потоках пафоса, который польется изо всех возможных разновидностей массмедиа. В День Независимости будет много елейных рассказов о том, что четверть века назад Верховная Рада приняла историческое и судьбоносное решение, подарившее бывшей советской республике свободу. Однако многие ли знают, что на самом деле происходило в стенах парламента в конце лета 1991-го?

Сегодня в кулуарах ВР находится масштабное полотно под названием «Державотворення», написанное художником Алексеем Кулаковым. Картину представили публике к 10-летию независимости, и на ней изображен момент, когда в сессионном зале разворачивают сине-желтый флаг.

Поскольку размер творения Кулакова 2 х 5 м, то в нем нашлось место большому числу известных личностей. В центре — председатель республиканского Верховного Совета Леонид Кравчук и его первый зам Иван Плющ, а также Вячеслав Чорновил и другие народные депутаты. Над ними изображены Богородица, архистратиг Михаил, ангелы, а рядом — Михаил Грушевский, Тарас Шевченко, Леся Украинка, слепой кобзарь и безымянный казак.

Насколько картина отражает происходившее 24 августа 1991 г.? Какое влияние на работу Верховного Совета УССР оказывали высшие силы, сказать трудно. А вот что говорили, требовали и чего боялись депутаты, хорошо известно благодаря стенограммам того исторического заседания (полностью с ними можно ознакомиться на ресурсах http://rada.gov.ua/meeting/stenogr/show/4594.html и http://rada.gov.ua/meeting/stenogr/show/4595.html). С их помощью мы проследим за работой парламента в тот исторический день, но для начала — несколько слов о событиях, чаще всего именуемых коротким словом «путч».

А штурма все не было и не было

Утром 19 августа жители СССР узнали новое слово из четырех букв — ГКЧП. Расшифровывалось оно как Государственный комитет по чрезвычайному положению. В него входили руководители всех силовых ведомств, а главой ГКЧП был вице-президент Геннадий Янаев. В обращении к народу он объявил, что Михаил Горбачев не может по состоянию здоровья исполнять обязанности главы государства. Также Янаев сообщил, что в стране сроком на шесть месяцев вводится режим чрезвычайного положения.

Утром того же дня на улицах Москвы появились танки и другая бронетехника. Кошмар тех, кого тогда именовали «демократами», стал явью — вводом войск в столицу они пугали народ уже давно, и солдаты наконец пришли.

Страна была ошеломлена происходящим, но нашлось немало и тех, кто к ГКЧП относился благожелательно, поскольку «этот бардак уже всем надоел» (подобную фразу в то время произносили часто).

Однако «демократия» решила не сдаваться, и толпы противников ГКЧП стали стягиваться к Белому дому — зданию, в котором заседал Верховный Совет РСФСР. Все ожидали, что военные вот-вот начнут штурм. Ожидали 19-го, ожидали 20-го, ожидали 21-го... Атака на Белый дом не состоялась, а уже 21 августа войска начали постепенно покидать Москву. Затея с чрезвычайным положением провалилась.

В те дни обошлось без большой крови, но жертвы были — когда демонстранты попытались остановить колонну бронетехники, два человека были случайно застрелены, а один оказался под гусеницами БМП. Всем троим посмертно присвоили звания Героя Советского Союза и торжественно похоронили на Ваганьковском кладбище. Интересно, что следствие не нашло в действиях экипажа БМП признаков преступления, и через несколько месяцев уголовное дело закрыли.

Это краткое описание московских событий. Как обстояли дела на Украине? В УССР было относительно тихо. Руководство республики не поддержало ГКЧП, но и не осудило его действия. Леонид Кравчук, тогда председатель Верховного Совета УССР, выступал по телевидению и много говорил об урожае. «Демократические силы» Украины (пожалуй, наибольшую известность из них имел Народный рух), разумеется, отнеслись к ГКЧП отрицательно, о чем и объявили общественности.

Но многотысячных манифестаций, подобных тем, что имели место в Москве, в Киеве не было. Люди, конечно, собирались в центре столицы УССР, обсуждали, протестовали и боялись, что вот-вот и «партократы» (ругательное словечко той эпохи) бросят против них донецкий ОМОН. Забавно, но «Беркутом» из Донбасса (наследником ОМОНа) в 2004-м стращали уже участников «оранжевой революции».

Однако вернемся в 1991 г. В ночь с 21-го на 22 августа в Москву прибыл Михаил Горбачев. «Гэкачепистов» арестовали и отправили в тюрьму «Матросская тишина». А 24 августа Верховный Совет УССР собрался на внеочередное заседание. Началось оно в 10.00 по киевскому времени.

24 августа 1991-го, к президиуму множество вопросов // TSDKFFA.ARCHIVES.GOV.UA

Как вы смеете мне такое предлагать!

Интересно, что на работу в тот день вышли далеко не все народные избранники. Депутатский корпус тогда состоял из 450 человек, а в зале собрались только 363. У остальных, видимо, нашлись дела поважнее.

Поприветствовав нардепов, Леонид Кравчук предложил почтить минутой молчания троих погибших москвичей. После этого была еще одна минута молчания — в память о скоропостижно умершем депутате Богдане Котике.

Затем обсуждали повестку дня. После некоторых препирательств ее сформулировали так: «О политической обстановке на Украине и незамедлительных действиях Верховного Совета Украины по созданию условий неповторения впредь попыток военного переворота». После председателя спросили, почему он не представил нового депутата, находившегося в рядах днепропетровской делегации. Удивленный Кравчук даже не понял, о ком идет речь, но быстро выяснилось, что среди земляков находился председатель Днепропетровского облсовета.

А вскоре последовал выпад против спикера: поскольку тот не осудил ГКЧП, его требовали отстранить от проведения заседания. Нардепы (большинство из них тогда составляли коммунисты) данную инициативу не поддержали.

Следующим стало обсуждение... нет, не политической ситуации и судьбы Украины, а дела депутата Хмары. Напомним, в ноябре 1990-го во время празднования годовщины Октябрьской революции Степан Илькович оказался в подземном переходе под нынешним майданом Незалежности, где (по версии Хмары) дал укорот распоясавшемуся офицеру милиции или (по версии МВД) напал на сотрудника органов, отобрав у того рацию, удостоверение и пистолет. Через некоторое время депутата отдали под следствие, но «демократические силы» продолжали борьбу за его освобождение, о чем не преминули вспомнить в судьбоносный день 24 августа 1991 г. К слову, спустя несколько дней Хмару выпустили.

Далее следовало депутатское выступление, девизом которого было «равнение на Москву!». Депутат-«демократ» Червоний требовал не заслушивать отчеты первых лиц республики, поскольку это, мол, попытка заболтать и не дать возможность принять те же решения, что и в российском парламенте. Тем не менее Леонид Кравчук все же отчитался о своих действиях в дни путча.

Из слов председателя ВС СССР выходило, что он сразу осознал незаконность ГКЧП, стал звонить Горбачеву, но не дозвонился, потом совещался по телефону с Ельциным, а когда к Кравчуку явился агрессивно настроенный представитель «хунты» генерал Варенников, Леонид Макарович дал ему от ворот поворот: «Я підкреслив, що ми будемо і далі жити і діяти за своїми законами, Конституцією і від суверенітету не відступимося. Погроз же я як голова суверенної держави не сприймаю».

Почему же тогда Кравчук не предпринял действий, направленных против путча? В выступлении он объяснил, что не имел для этого правового механизма. Поэтому на будущее спикер предлагал создать Совет обороны, сформировать Национальную гвардию, решить вопрос подчинения воинских частей, департизировать КГБ и МВД республики.

Вспомнил Леонид Макарович и о новом союзном договоре, который должны были подписать 20 августа, но из-за путча этого не сделали. Председатель ВС УССР сказал: «...враховуючи докорінні зміни, що сталися зараз у країні, ми маємо також переглянути наші позиції відносно змісту Союзного договору. Україна може вступити лише в такий Союз, перебування в якому виключало б найменшу можливість зазіхань будь-кого на наш державний суверенітет».

Вместе с тем Кравчук призвал укреплять единство демократических сил всех республик СССР и назвал тех, кто погиб в Москве, лучшими сынами России, отдавшими свои жизни за идеалы свободы.

По окончании выступления спикера посыпались упреки в форме вопросов. Почему Кравчук публично не отмежевался от путчистов? Почему не арестовал генерала Варенникова? Почему не помог Ельцину в его борьбе с ГКЧП?

Вообще о России, ее президенте на заседании 24 августа говорилось очень много и исключительно в одобрительных тонах. Отсюда возникает вопрос: как все-таки возникла тема независимости Украины?

Исторические документы были опубликованы через три дня после принятия

Зачем азиату портфель?

Первым об этом вскользь сказал Леонид Кравчук в начале заседания: «Нас привела в цей зал засідань потреба об'єктивно розібратися і дати оцінку всьому, що відбулося, намітити першочергові кроки по виходу з кризи в інтересах демократії і правопорядку, зміцнення суверенітету України, перетворення її у справді незалежну суверенну державу».

А вот полной независимости громко и четко потребовал депутат Дмитро Павлычко. Кроме того, он заявил о необходимости переподчинить Верховной Раде все воинские формирования на территории Украины, а также провести полную департизацию всех госорганов республики.

Павлычко выступил, но его коллеги по ВС продолжили обсуждать другие вопросы: один возмущались, почему Горбачева из крымского плена освобождали россияне, а не украинцы; другие пытались найти сторонников ГКЧП в руководстве УССР; кто-то обвинял Кравчука в манипуляциях.

Были и обиды. Такие, например: «Безумовно, Єльцин — національний герой, перед ним можна преклонити коліна, Горбачов — національний герой, це так. Але мене обурило і образило те, що вже починається розподіл портфелів майбутнього Кабінету Міністрів Союзу. Перший портфель там було віддано росіянам, другий портфель — росіянам, третій портфель — представникам Азії. Чи потрібен буде нам такий Союз? I можливо, нам доцільно прийняти сьогодні акт про незалежність України і денонсувати договір 1922 року?..»

Следующим о независимости говорил Александр Мороз, в то время секретарь комиссии Верховного Совета по вопросам агропромышленного комплекса и глава «Группы 239», в которую объединились депутаты-коммунисты. Мороз подтверждал, что курс на независимость является неизменным, но вместе с тем рассуждал и о новом союзном договоре. В первую очередь он призывал заниматься экономикой и не устраивать «охоту на ведьм» — т. е. расправу над своими политическими противниками.

После Мороза на трибуну поднялся Игорь Юхновский — глава Народной рады, в которой были собраны все «демократические» депутаты. Юхновский предлагал немедленно провозгласить Украину полностью независимой, а также хвалил Ельцина и Россию:

«Раніше нас лякали воєнним станом. Ось він вже був, і переворот був. Тепер нас лякають Єльциним. Він, мовляв, стане царем і поглине нас. То що ж суттєвого дала Росії перемога Єльцина? Його рішучі кроки в Прибалтиці, його чесна позиція проти державного перевороту, перемога, яка оточила його молодими, здібними, порядними помічниками. Вона створила нову Росію. Росію, яка з імперії стає цивілізованою нацією. В душі росіянина пробудилось святе почуття національної свідомості й гідності. Почуття, яке веде до самопожертви й самодисципліни. Таке ж має статись в Україні, і воно неодмінно станеться».

Выступление Юхновского закончилось аплодисментами, но довольны остались не все: глава Днепропетровского горсовета Валерий Пустовойтенко заявил, что его оскорбили словами о поддержке ГКЧП властями города на Днепре. Юхновский слегка повинился и попросил прощения. На том утреннее заседание и завершилось.

Независимость провозглашена, народ у Верховного Совета ликует // PHOTODOM.COM

Прекратить эквилибристику

Вечернее заседание Верховного Совета началось в 15.00, и оно было практически полностью посвящено акту о независимости. Здесь бросается в глаза расхождение во мнениях между депутатами, представлявшими южные области УССР и Крым, и «демократами». Первые настойчиво предлагали столь серьезный вопрос вынести на всенародный референдум. Вторые ни о чем подобном и слышать не хотели. Иван Заяц даже потребовал прекратить «всякую эквилибристику».

Как мы знаем, референдум все-таки провели, но только в декабре 1991 г. По сути народ был поставлен перед фактом, поскольку к тому времени Украина уже провозгласила независимость, а Леонид Кравчук подписал знаменитые Беловежские соглашения.

За принятие акта о независимости от 24 августа 1991 г. проголосовали 346 депутатов из 347. Стоит отметить, что в вечернем заседании участвовало еще меньше народных избранников, чем в утреннем.

Начинался акт странно и нелогично: «Виходячи із смертельної небезпеки, яка нависла була над Україною в зв'язку з державним переворотом в СРСР 19 серпня 1991 року...» К тому времени все члены ГКЧП, за исключением застрелившегося Бориса Пуго, сидели в «Матросской тишине», и довольно трудно вообразить, какую угрозу для УССР они могли представлять. Т. н. реакционные силы тоже переживали не лучшие времена. Поэтому непонятно, кого и почему боялись депутаты Верховного Совета.

После голосования член комиссии по вопросам здравоохранения Валерий Ивасюк обратился к парламенту: «Шановна суверенна Верховна Радо! Шановний голово! Шановні бандерівці! Чому бандерівці? Бо ще півроку тому в цьому залі тих, хто закликав до незалежної України, називали бандерівцями...»

Как видим, в вопросе независимости в ВС наблюдался определенный консенсус. Также без особых противоречий депутаты приняли решение о переводе всех воинских формирований под юрисдикцию Украины. А вот из-за департизации и декоммунизации развернулась жестокая битва. 24 августа парламент соответствующее постановление не принял (КПУ запретили только через шесть дней), и депутат Лариса Скорик эмоционально заявила: «Зараз, шановні панове комуністи, ви показуєте, що ви навіть не хочете подивитись правді в очі і проголосувати за департизацію усіх державних установ. Це означає, що ви хочете надалі зберегти комуністичний лад, комуністичний режим на Україні, назвавши її облудно самостійною і незалежною».

Еще одним историческим деянием нардепов стало внесение в сессионный зал сине-желтого флага (этот момент и отображен на упомянутой картине Кулакова). Из года в год нам рассказывают, что предложение по флагу сделал Вячеслав Чорновил. А вот и нет! Первым его высказал Роман Лубкивский: инициатива водрузить флаг над куполом ВС принадлежала именно ему. Чорновил же предложил внести не просто флаг, а то полотнище, с которым представители Украины стояли у Белого дома в Москве. Возражений это не вызвало.

Также без проблем был одобрен документ, о котором нам почему-то не рассказывают в дни государственных праздников. Приведем его полностью.

«Обращение Верховного Совета Украины к Верховному Совету и Президенту РСФСР.

Сегодня, 24 августа 1991 года, Верховный Совет Украины торжественно принял Акт о провозглашении Украины независимым, самостоятельным демократическим государством.

Акт вступил в законную силу с момента его одобрения Верховным Советом Украины.

В этот судьбоносный для наших народов и государств день мы обращаемся к Верховному Совету РСФСР и Президенту РСФСР Борису Николаевичу Ельцину со словами искренней признательности за их героические действия по защите свободы и демократии во время путча 19—21 августа 1991 года.

Обращаемся с выражением твердой уверенности, что вековые традиции взаимоподдержки прогрессивных сил Украины и России будут и далее укрепляться, гарантируя политическое, экономическое, научное и культурное сотрудничество наших братских народов. Подтверждаем свои обязательства — неуклонно соблюдать все положения Договора об основах межгосударственных отношений Украины и РСФСР, развивать взаимовыгодные связи на благо наших народов. За вашу и нашу свободу!».

Обращение к российским коллегам встретили аплодисментами. Затем Роман Лубкивский стал требовать создать комиссию по расследованию действий тех, кто сотрудничал с ГКЧП, а также настаивал на рассмотрении вопроса с депутатом Хмарой. Но Леонид Кравчук коротко объяснил, почему этого сделать нельзя, и пожелал всем творческих успехов. Чрезвычайная сессия Верховного Совета УССР завершилась. Украина вступила в новую эпоху.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Вывести Украину на правильный путь

Современное социально-политическое и экономическое развитие Украины характеризует...

Битва за Киев: триумф и трагедии

6 ноября исполняется 74 года со дня освобождения столицы Украины от немецко-фашистских...

Украинский газ — в квартире не у нас

Мечта фантастов сбылась в режиме трагифарса — наши энергоносители идут на восток....

Прямая любовь к власти

Новый «Прямой» канал и старые телевизионные «мэтры»

Очень по-французски

Вход на все мероприятия  — свободный

Бон-вояж в землі мертвих

Україна має унікальний шанс одним рішенням і подолати бідність, і мінімізувати...

Загрузка...

Украина в ожидании «большой сделки»

Украина уже никогда не сможет усилить Россию

Зачем власть повторяет «страшилки» от «2000»

Экологические проблемы могут заложить основу для устойчивого прекращения огня на...

Цифровое оскудение

Развитие нового «дела Тимошенко» покажет, какой степенью свободы от Запада...

Большая, но предварительная радость

Решение Стокгольмского арбитража дает надежду на возобновление отношений с...

Комментарии 3
Войдите, чтобы оставить комментарий
Корнилов, Ю.Н.
24 Августа 2016, Корнилов, Ю.Н.

Да. тут есть над чем подзадуматься. Только уже очень поздно - "поезд ушел". . Галичанские националисты уже создали "незалежную бандеровскую Украину.". Бандеровский клич "Слава Украине!" пропитал уже всю. страну сверху до низу..

- 2 +
Александр Белковский
24 Августа 2016, Александр Белковский

Украинские удельные князьки быстро сообразили, что в одиночку грабить свой народ сподручнее.

- 4 +
Михаил Маркович (EpsilonDelta)
18 Августа 2016, Михаил Маркович (EpsilonDelta)

[... Украина вступила в новую эпоху. ...] Что вступила, то вступила. Говорят, к деньгам ...

- 31 +

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка