Имитация реинтеграции

№36(786) 9 — 15 сентября 2016 г. 08 Сентября 2016 4.9

В начале сентября СМИ разнесли сообщение об утверждении правительством Украины «стратегии по деоккупации Донбасса».

Признаться, новость вызвала удивление, поскольку подобными вопросами по идее должен заниматься не Кабмин, а СНБО, где под началом сурового Турчинова продуцируется немало всяких стратегий.

Также, учитывая усугублявшийся на протяжении двух с лишним лет разрыв с соответствующими территориями, фактическое прохождение точки невозврата в отношениях между непризнанными Донецкой и Луганской «народными республиками» и нынешней украинской властью, инициатива под столь внушительным названием не могла не вызвать иронии в отношении оперативности и своевременности данного шага. А сопровождавшая его путаница добавила анекдотичности.

Сперва замминистра по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц, экс-глава Луганщины Г. Тука, говоря о стратегии, анонсировал комплекс мер, направленных на возвращение контроля над неподконтрольной частью Донбасса. Он повторил муссируемые на официальном уровне тезисы о прекращении огня, введении вооруженной миротворческой миссии, демилитаризации, условиях проведения местных выборов и прочее вольное толкование и «творческое переосмысление» Минских соглашений.

Из сравнительно оригинального в комментарии чиновника — «начало поэтапного диалога гражданского общества», налаживание отношений по горизонтали в качестве альтернативы отсутствующим контактам между руководством Украины и «народных республик».

Т. е., надо понимать, гражданское общество с одной стороны линии разграничения (в котором тон задают воинствующие национал-патриоты) должно вступить в контакт с соответствующим обществом на другой стороне. Но эту сторону отношений, видимо, еще надо обнаружить и оформить, причем так, чтобы национал-патриоты снизошли к общению.

Показательно, что, ратуя за диалог, г-н Тука одновременно выразил сожаление по поводу того обстоятельства, что в случае проведения местных выборов нельзя помешать баллотированию пророссийских политиков. Но, по его словам, «эти ублюдки и так пришли к власти во многих регионах и в Верховной Раде».

Какой же в таком случае замминистра предлагает налаживать диалог, если одну из сторон составляют, по его определению, ублюдки, в которых Тука и его соратники неким особым чутьем видят сепаратистов — современных «врагов народа»?..

В свою очередь глава Донецкой военно-гражданской администрации П. Жебривский в комментарии телеканалу «112 Украина» признался, что по поводу инициативы правительства он вообще не в теме. «Вчера на Кабмине принимали стратегию по деоккупации Донбасса. Какую стратегию — не знаю. С нами не обсуждали. Но, наверное, что-то очень умное написали», — заявил он.

В дальнейшем из комментариев министра по вопросам временно оккупированных территорий и временно перемещенных лиц В. Черныша выяснилось, что речь идет не о плане возвращения под украинскую юрисдикцию территорий, где оформились «ДНР—ЛНР», а о восстановлении и развитии инфраструктуры контролируемых украинской властью населенных пунктов Донецкой и Луганской обл. и близлежащих регионов ввиду произведенных разрушений и наплыва вынужденных переселенцев. И не о стратегии, а о концепции, хотя уже одно название данного документа (Концепція Державної цільової програми «Відновлення та розбудова миру у східних регіонах України») само по себе способно ввести в заблуждение. Как и некоторые комментарии г-на Черныша, который в красноречии мог бы конкурировать с мэром Кличко.

Например, в качестве загадки «Что хотел сказать министр?» можно предложить читателю расшифровать следующую тираду: «Здесь цели такие же, которые мы видим во время децентрализации, но при децентрализации мы говорим об общей способности общины, в обычных условиях, а в условиях конфликта она должна быть в состоянии реагировать на эти последствия. Это и является главной задачей документа, акцентировать внимание на том, что общины испытывают в результате конфликта». Лично я сдаюсь.

По словам министра, концепция не распространяется на неконтролируемую часть Донецкой и Луганской обл. Для указанных территорий существует другой план — «гуманитарного реагирования».

Т. е. вопросом «Есть ли у вас план?» руководство министерства врасплох не застанешь и не обескуражишь — он есть, и не один. А если будет мало, напишут еще.

Не стоит сомневаться и насчет разработки проекта упомянутой Государственной целевой программы по восстановлению. Учитывая ожидаемые финансовые вливания, в т. ч. от международных доноров, в желающих разработать, поучаствовать и проконтролировать недостатка не будет.

А что же со «стратегией деоккупации»?

Похоже, в общественной и экспертной среде о ней ничего не известно (www.dw.com). Вполне допускаю, что существует десяток написанных на эту тему стратегий, поскольку во властных и околовласт-ных кругах хватает любителей данного жанра, а подготовка документов с претенциозными названиями при нулевом КПД давно является национальным увлечением нашего чиновничества. Вопрос только в их реалистичности и осуществимости.

Какие из описанной ситуации, довольно заурядной среди множества ей подобных, следуют выводы.

Прежде всего она лишний раз показала, какой хаос творится в информационной сфере, где распространена бездумная ретрансляция слухов и вбросов, а потребитель дезинформируется как намеренно, в интересах пропаганды, так и неумышленно, в силу непрофессионализма медийщиков, зачастую следующих замечательной поговорке «Чув дзвін, та не знаю де він».

Также она свидетельствует об отсутствии четкой определенности в осуществлении внутренней политики, непрофессионализме и несогласованности в управленческой вертикали. В отношении территорий Донбасса там планируют то ли деоккупацию, то ли реинтеграцию, хотя между этими понятиями безусловно существуют существенные смысловые различия. А произвольное обращение с понятиями — явный признак дилетантизма.

Заметим, что почти полгода назад президент Порошенко в интервью телеканалу «Интер» говорил, что «только оружием, танками, «Градами» и ракетами украинскую территорию не вернуть», и подчеркивал необходимость реинтеграции. Он и сейчас не призывает наступать, хотя, вживаясь в образ радикального националиста, ужесточает риторику.

Исходя из изложенного выше, можно судить и о перспективах урегулирования конфликта на востоке Украины и возвращения территорий.

Как теперь очевидно, Минские соглашения изначально были невыполнимы ввиду взаимной несовместимости позиций сторон и несостоятельности исполнителей. Они чем-то напоминают мнимую сделку в гражданском праве, осуществляемую для вида, без намерения создать соответствующие правовые последствия.

Для украинской стороны, ободряемой западными партнерами, в т. ч. и в произвольном толковании Минских соглашений, они были и все еще остаются ширмой, прикрывающей наивные упования на реализацию полуутопичных сценариев развития событий.

Эти сценарии, в частности, предполагают образование резкого контраста в социально-экономическом положении населения по обе стороны линии разграничения, выигрышного для Украины, вследствие чего жители мятежных территорий прогонят оккупантов и радостно встретят освободителей из «Правого сектора», «Азова» и прочих формирований. В соответствии с другими сюжетными линиями этой эпопеи в жанре фэнтези, существующей в воспаленном воображении самозваных «экспертов», вернуть украинскую власть помогут международные миротворцы (загребем жар чужими руками), или Россия капитулирует под давлением международных санкций, или Украина приобретет такую военную мощь, что возвращение территорий станет делом совершенно плевым и т. п.

Возникает ужасающее впечатление, что лица, которые влияют на развитие трагических событий и будущее страны или претендуют на такое влияние, смотрят на происходящее как на компьютерную игру. Однако события развиваются по реальным сценариям и социальным законам, а не в угоду чьим-то фантазиям, а нужды людей, в отличие от воздушных замков, болезненно реальны.

Тем временем на фоне невыполнения «Минска-2» и нарастающего скептицизма в отношении него с украинской стороны презентуется то ли стратегия, то ли концепция восстановления мира, по сути — пустая декларация («что-то очень умное»). И работа над ней около 150 неправительственных организаций преподносится как отдельное достижение. И только после этого должна последовать разработка конкретной программы помощи людям. И только потом — ее реализация.

Трудно понять, чего во всем этом больше — неумной безмятежности или цинизма.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

О чем бы я спросил Януковича

Судя по допросу экс-президента, восстановление полной картины событий на майдане не...

Тихое Прикарпатье

Для центральной власти возможная дестабилизация, активизация протестных выступлений...

Соло для саксофона и лопаты

Деятельность землячества ивано-франковцев в столице напомнила мне анекдот советских...

МАФы отправят в армию

Рациональное применение демонтированным МАФам нашли в Днепре. По решению...

Нас бросят не сразу

В Украине найдены друзья Трампа, а в США — друзья Украины

«Электрогенерирующее дерево» — первое в Украине

Стильный ветрогенератор установлен в Одессе, на Старосенной площади

Этот жир убил Саакашвили. Кто отравится следующим?

Чудовищная цена Одессы — одна из причин того, что полный контроль над регионом...

Вы одесситы или где?

Сейчас с варьете дела обстоят значительно лучше, но кое-чего городу у моря все-таки...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка