Импортные грабли пана смотрящего

№17(770) 29 апреля — 5 мая 2016 г. 28 Апреля 2016 4.5

Посол США г-н Джеффри Пайетт лично наводит в Киеве порядок // @GeoffPyatt

На минувшей неделе парламентское большинство сдавало первый экзамен на работоспособность. Оказалось, что при принятии решений двухпартийная коалиция так и не смогла мобилизовать 226 голосов.

Всего за неделю состоялось 344 голосования (на прошлой семидневке — 110), из них результативных — 249 (72% против 65,5% неделей ранее). Принято 13 законов (в т. ч. в целом — шесть), а также 217 постановлений (на прошлой неделе утвердили девять законов и десять постановлений).

Правда, первых два дня ВР принимала исключительно технические постановления об увольнении судей и проведении перевыборов в населенных пунктах. Более-менее дисциплинированно голосовали БПП и «Народный фронт», а также «Батькивщина», «Самопоміч» и «радикалы» — а вот поддержавшие назначение Гройсмана и его кабинета «Возрождение» и «Воля народа» оказались куда менее активны.

Но самое любопытное, что коалиция, формально насчитывающая 230 членов, ни при одном голосовании обеспечить 226 голосов не смогла.

Это особо четко проявилось 21 апреля, когда не удалось принять ряд законов, в т. ч. важных для нового правительства. Общее впечатление такое, что дисциплину пытались обеспечить лишь во фракции БПП, где голосовало до 80% депутатов — в прочих же, включая «НФ», имела место полная свобода мнений. А для принятия решений силами исключительно большинства, которое сложилось при голосовании за нового премьера, требуются голоса до 90% его членов.

О прокурорской фиге американцам

Главный итог пленарной недели: ВР отказалась рассматривать проект изменений в законодательство о прокуратуре и Государственном бюро расследований, откровенно выписанные под претендующего на пост генпрокурора Юрия Луценко (его назначение должно было бы завершить формирование новой конфигурации власти по основным позициям).

Законопроект, позволяющий стать генпрокурором лицу без юридического образования, президент подал 19 апреля в качестве неотложного — но уже на следующий день отозвал и доработал. Ну а уже 21-го состоялось голосование. Проект поддержали всего 177 нардепов: 107 от БПП (из 141), 57 от НФ (из 81), а также девять внефракционных, двое от ОБ, по одному — от Радикальной партии и «Возрождения».

Сам Луценко так прокомментировал ситуацию: «Я думаю, что сегодня для меня хороший день. По большому счету законопроект, который давал мне возможность участвовать в конкурсе на эту должность, не прошел, поэтому имеем дело уже с другими реалиями».

При этом он напомнил, что с 15 апреля вступила в силу норма принятого в июле 2015 г. закона, согласно которой кадровые назначения в Генпрокуратуре выходят из-под контроля генпрокурора.

«Во вторник [26 апреля] запланирована конференция прокуроров, которая создаст органы [Совет прокуроров и Дисциплинарно-квалификационный совет], которые возьмут на себя монопольное право назначения и увольнения... Уже никакой генпрокурор в среду не сможет снять заместителя прокурора или следователя без решения органов, которые прокуроры создают сами для себя. Мы вступаем в новую реальность, когда ГПУ вышла из-под контроля политиков...

Со вторника будет создано самоуправление «дьяволов», которые должны набрать «ангелов». Я в этом процессе принимать участие не вижу возможностей. Извините, быть декоративным генеральным прокурором при всевластии нынешнего «генерального могильника», который не допустит никаких кадровых изменений... Кто-то из вас пойдет? Я — нет», — цитирует Юрия Луценко lb.ua.

Что это — попытка сделать хорошую мину? Ведь ранее Луценко давал согласие на назначение генпрокурором, иначе бы и не появился в ВР упомянутый выше законопроект.

Как бы то ни было, у верного соратника президента Виктора Шокина было достаточно времени, чтобы избавиться от неугодных Банковой. Что он и сделал, изгнав накануне собственной отставки своих заместителей Виталия Касько и Давида Сакварелидзе (которых активно поддерживали американцы).

Напомню, тогда Порошенко заявил, что Шокин уволил Сакварелидзе без его ведома. Более того, лично принял отставленного — и пообещал ему посодействовать в возвращении в Генпрокуратуру после назначения нового руководителя ведомства.

Теперь дедлайн пройден. После 26 апреля, дабы вернуться, Давиду Сакварелидзе необходимо пройти достаточно сложную процедуру, заручившись поддержкой прокурорского сообщества. Что, прямо скажем, маловероятно.

Кстати, видимо, поняв, что возвращение в Генпрокуратуру ему не светит, Сакварелидзе анонсировал создание новой партии. 26 апреля на лекции в КНУ им. Тараса Шевченко он заявил: «На днях все будет озвучено. Туда будут входить талантливые и некоррумпированные люди, которые хотят что-то изменить в этой стране». На вопрос, создается ли партия на платформе «Движения за очищение» Саакашвили, Сакварелидзе ответил: «Изменен премьер-министр, меняется генпрокурор. Т. е. движение свое дело уже завершило. Пока больше ничего говорить не могу».

Возвращаясь к кадровой политике Шокина, можно судить, что реальные действия Порошенко показывали: он был заинтересован в этих решениях. И даже если бы Луценко 21 апреля стал генпрокурором, крайне сомнительно, чтобы в течение пяти дней (включая два выходных), остававшихся до прокурорской конференции, он смог бы провести «большую чистку».

Но — как, очевидно, представляется на Банковой, — с Порошенко в глазах зарубежных партнеров взятки гладки: ведь новые порядки в Генпрокуратуре ведены по прямой рекомендации Запада. Теперь любые кадровые перестановки будут весьма затруднены — особенно те, на которых настаивают американцы.

Похоже, битва за каждый дополнительный день пребывания Шокина в должности, как и попытка сделать генпрокурором Юрия Луценко, для чего требовалось принимать специальные изменения в законодательство (а это, понятно, время), были нужны именно для того, чтобы дотянуть до вступления в силу новых правил. Поэтому можно предположить, что, побыв в кандидатах, свою задачу Луценко выполнил.

Впрочем, я не стану исключать, что после соответствующих торгов Юрия Витальевича вновь будут продвигать на пост генпрокурора. И ему придется — вопреки всем заявлениям — соглашаться руководить неснимаемыми «дьяволами».

О европейской ширме для нанайских мальчиков

22 апреля Петр Порошенко назначил бывшего вице-премьера и экс-министра финансов Польши Лешека Бальцеровича своим представителем в Кабмине, а также сопредседателем группы стратегических советников по поддержке реформ. Вторым сопредседателем стал бывший министр финансов Словакии Иван Миклош (экс-советник Натальи Яресько и Айвараса Абромавичуса).

По некоторым сведениям, Порошенко хотел видеть Бальцеровича премьер-министром — но тот отказался: мол, возглавлять правительство должен человек, который будет проводить заседания Кабмина на украинском языке. Кстати, когда Гройсман предложил на пост министра финансов Миклоша, тот не согласился, т. к. не хотел отказываться от гражданства Словакии. Означает ли это, что представителю президента в правительстве не обязательно иметь украинское гражданство?

Попробуем разобраться, какое место в системе органов власти занимает эта должность, которая впервые появилась в 2000 г. (когда президент Кучма дистанцировался от премьера Ющенко). Согласно Положению о представителе президента в Кабмине, принятому в марте того года, глава назначал его по представлению главы АП. Т. е. по логике он должен был быть сотрудником президентской администрации. Более того, в документе указывалось: «Организационное обеспечение деятельности представителя Президента Украины осуществляет соответствующее структурное подразделение Администрации Президента».

Примечательно, что все последующие изменения в указанное положение вносились, когда между руководителем государства и главой правительства возникали противоречия.

Так, в следующей редакции положения, принятой в марте 2007-го (на пике конфликта президента Ющенко и премьера Януковича), представления из президентской канцелярии уже не требовалось. Зато устанавливалось, что представитель в Кабмине является по должности одним из первых заместителей главы Секретариата Президента (так тогда именовалась АП).

Но в феврале 2008 г. с утверждением правительства Тимошенко (и переходом конфликта «президент — премьер» в новый формат) положение было вновь изменено — и в таком виде оно действует до сих пор.

Итак, в этом документе вообще не говорится, кто назначает представителя президента в Кабмине (и хотя, конечно, логику никто не отменял, все равно закрадывается подозрение — вдруг из-за такой формальной неясности его можно утвердить решением совета директоров МВФ?). Тем не менее пункт об организационном обеспечении остался в редакции 2000 г. Следовательно, раз в АП существует структура, призванная обеспечивать деятельность представителя главы государства в Кабмине, значит, и сам представитель, очевидно, является ее сотрудником.

Но на сотрудников Администрации Президента распространяются требования закона «О государственной службе», в частности, в той редакции, которая должна вступить в силу с 1 мая. Из-под сферы его действия выведены лишь глава АП и его заместители (ст. 3). Закон также предполагает, что госслужащий должен быть гражданином Украины, владеющим государственным языком (ст. 1).

Правда, дабы окончательно понять, сотрудником какого ведомства является представитель президента в Кабмине, надо знать, где он получает зарплату. Но я сомневаюсь, что Бальцерович будет ее получать. Ведь указ президента №169 гласит: «Назначить Лешека Бальцеровича — Советника Президента Украины, сопредседателя Группы стратегических советников по поддержке реформ — Представителем Президента Украины в Кабинете Министров Украины (по согласию)».

Конечно, в подобных случаях согласием заручаются, как правило, еще до подписания документа. Просто здесь применена распространенная формулировка, подразумевающая, что работник трудится на общественных началах (как, например, многие члены консультативных советов при президенте).

Но может ли так работать представитель президента в Кабмине? Ведь принадлежность к госслужбе определяется не зарплатой, а «деятельностью по практическому выполнению задач и функций государства» (определение из закона «О государственной службе»). А представитель главы государства в правительстве, безусловно, под это определение подпадает.

Т. е. объективно нельзя отрицать, что Лешек Бальцерович в своем новом статусе является государственным служащим. И следовательно, его назначение противоречит закону.

Почему же Бальцерович все-таки назначен на такую должность? На мой взгляд, прежде всего потому, что на Западе Кабинет Гройсмана не считают правительством реформаторов. Это очевидно, если судить по тому, что в его составе отсутствуют новоиспеченные украинские граждане (ведь реформаторами в прошлом Кабмине считали прежде всего двух министров иностранного происхождения).

Поскольку Гройсман считается на Западе креатурой Порошенко, это обстоятельство — наряду с ситуацией в Генпрокуратуре и офшорным скандалом — представляется аргументом в пользу того, что президент не является реформатором. В такой ситуации главе государства необходимо доказывать свою приверженность курсу реформ — что он и попытался сделать, приблизив к себе Бальцеровича и Миклоша.

Оба постараются быть заметными в новом качестве. Тем более что Порошенко в этом крайне заинтересован: это позволит ему как бы дистанцироваться от правительства — и тогда уже не столь важно, будут считать Кабмин реформаторским или нет. Ведь правительство создается в ВР, и президент к нему формально не причастен (хотя полностью снять с себя моральную ответственность он не сможет, поскольку фракция его именной партии — крупнейшая в коалиции).

Т. е. если перед самым назначением Гройсмана циркулировали слухи (возможно, запущенные его командой), мол, новый премьер будет самостоятельной фигурой, то сейчас становится ясно, что имидж независимого главы правительства нужен президенту, наверное, даже больше, чем самому руководителю Кабмина.

Я, разумеется, не предрекаю непременного конфликта между Порошенко и Гройсманом. Возможно, отношения между правительством и АП станут напоминать пресловутую борьбу нанайских мальчиков, а масштаб фигур Бальцеровича и Миклоша будет как раз заслонять сущность этой борьбы.

Итак, назначением Бальцеровича для подновления своего реформаторского имиджа президент, похоже, нарушил закон «О государственной службе». Тот самый, на введении которого повелительно настаивали в ЕС.

Вот, например, что говорил 21 апреля в Киеве еврокомиссар по расширению и политике соседства Йоханнес Хан: «Сейчас вы должны как можно скорее, но безусловно в течение первых 100 дней правительства (курсив в оригинале. — С. Б.) полностью имплементировать закон о государственной службе».

Конечно же, никто в руководстве ЕС и США не станет возражать против назначения прославленного европейского реформатора смотрящим за правительством Украины. Не станут этого делать и в тех кругах, которые на Западе именуются гражданским обществом, — для них реформаторство (разумеется, в их понимании) важнее законности.

Столь пристальное внимание ситуации с назначением Бальцеровича я уделил потому, что она проясняет причину «деградации Украины с точки зрения закона» (как выразился Вячеслав Пиховшек).

Эта причина — отнюдь не сохранение в политическом стиле Порошенко черт старого режима, а наоборот — реализация европейских реформ. Хотя нас старательно убеждали, что именно сближение с ЕС гарантирует верховенство закона.

Об испорченном нормальном человеке

Как видим, Петру Порошенко критически необходимо сохранить имидж реформатора — и здесь следует обратить внимание на то, что назначение Лешека Бальцеровича последовало сразу за другими шагами президента в этом направлении (которые оказались безуспешными).

19 апреля глава государства провел две встречи с теми, кто также имеет репутацию реформаторов. Одну — с мэром Львова, лидером партии «Самопоміч» Андреем Садовым и руководителем фракции этой партии в ВР Олегом Березюком, другую — с одесским губернатором Михеилом Саакашвили (в последней принял участие и Владимир Гройсман).

С точки зрения пиара Порошенко однозначно проиграл, поскольку его сторона не выступила с интерпретацией этих встреч — информация о них так и не появилась на сайте президента, тогда как его собеседники дали собственную трактовку. С практической же точки зрения диалог, судя по всему, также не наладился.

Так, в интерпретации лидеров «Самопомочі» Порошенко сказал, что видит их в коалиции. А они в ответ, по утверждению Березюка, говорили, что ушли в оппозицию, дабы помочь президенту сохранить государственное устройство. При этом Садовый повторил ключевые требования партии: закон о выборах в ВР на основе открытых списков, избрание генпрокурора по конкурсу, избрание нового состава ЦИК. Эти же требования партия озвучивала в конце марта, когда сообщила, что может проголосовать за Гройсмана, но в коалицию не войдет.

А Саакашвили написал в Фейсбуке, что его самого вместе с премьером пригласили в АП, дабы обсудить те вопросы, которые глава Одесской ОГА «поднимал неоднократно, и которые уже много месяцев саботируют и не решаются». Якобы речь шла о строительстве инфраструктуры, «кадровых вопросах прокуратуры, СБУ, ГФС... изменениях в актах Кабмина, чтобы... прекратить загонять экономику в тень». Итог же встречи был таков: «Премьер-министр попросил несколько дней, чтобы дать свои предложения. В субботу я должен получить окончательные ответы и сообщу о них и жителям Одесской области и общественности в целом».

Т. е. этот комментарий выглядит так, будто сам Саакашвили давал задание руководителю Кабмина.

Впрочем, материалы, появившиеся в СМИ на следующий день, свидетельствуют о том, что обе встречи провалились.

20 апреля сайт Face News разместил интервью Березюка, который не просто раскритиковал президента, а охарактеризовал современную Украину как деспотию. Последнее слово употребляется в тексте интервью 36 раз. Правда, напрямую Порошенко деспотом он не называл, однако намек был более чем прозрачный: «У нас есть все признаки деспотии. В народе говорят: «Там на Банковой порчу навели. Как только нормальный человек становится президентом, он вдруг портится».

Не менее примечателен еще один фрагмент интервью. «Кричат: «Зачем нам люди с Запада?» Это признак деспотии». Т. е. Березюк дал четкий сигнал Западу: «Самопоміч» будет лоббировать приход его представителей в украинскую власть.

В тот же день, 20 апреля, появилось интервью Саши Боровика — зама Саакашвили, которого тот осенью лоббировал на пост мэра Одессы. На страницах «Нового времени» Боровик подчеркнул, что больше не будет работать в вертикали президента и в течение недели примет решение об отставке. Поскольку «чувствует себя в оппозиции к президенту, к его власти, к его вертикали, к его команде» и не хочет «ассоциироваться с президентом, который сам замешан в офшорах, не дает делать реформы».

Совершенно ясно, что это интервью стало реакцией на встречу главы государства с одесским губернатором, ибо, по словам Боровика, «если Порошенко не выполнит условия, которые ему вчера озвучил Саакашвили, реформаторам здесь делать нечего».

И далее Боровик говорит: «Есть уголовное дело против Сакварелидзе, есть два уголовных дела против Касько, есть уголовное дело против меня. Это и есть поддержка наших инициатив?» Т. е. дает понять, что условия его начальника выходят за рамки вверенной тому территории.

Кстати, к моменту сдачи номера в печать, 27 апреля, об отставке Боровика ничего не было известно. Правда, 23 апреля, т. е. в тот день, на который экс-президент Грузии анонсировал ответы на свои вопросы, состоялось совещание президента с премьер-министром, министром инфраструктуры и главой Одесской ОГА по вопросам строительства автодороги Одесса — Рени, которая является частью панъевропейского транспортного коридора (и главным пиар-проектом Саакашвили).

Как сообщила пресс-служба президента, совещание проходило «без галстуков». Очевидно, это должно было подчеркнуть, что недоразумения между политиками, о которых я писал уже не раз, остались в прошлом. Правда, в мировой практике так сложилось, что «без галстуков» встречаются лидеры разных стран, а во внутриполитических мероприятиях подобный формат не практикуется. И в этом можно усмотреть тонкую издевку над Саакашвили — учитывая его отношения с этим предметом туалета.

Но не буду акцентировать внимание на таких мелочах. Тем более что участникам встречи, по информации президентской пресс-службы, удалось определить источники финансирования и обозначить дату начала строительства дороги — конец мая.

Саакашвили, скопировав это сообщение из президентского Фейсбука, дополнил его следующими словами: «Надеюсь, хоть в этот раз соответствующие службы не будут саботировать строительство этой дороги, и данное народу слово будет выполнено. Мы также обсудили с президентом и премьером вопросы, связанные с правоохранительной системой и таможней, и коснулись тех насущных вопросов, которые постоянно поднимают люди на Одесчине и по всей Украине».

Но будет ли достаточно Саакашвили одной дороги, чтобы прекратить критику власти? Сомневаюсь.

А 26 апреля Михеил Саакашвили призвал президента ввести в Одессу дополнительные подразделения Нацгвардии и полиции — в связи с тем, что неизвестные в масках разгромили лагерь требующих отставки мэра Геннадия Труханова. Просьба эта, судя по всему, будет выполнена.

Похоже, несмотря на все вызывающие действия одесского губернатора, президент боится, что, отставив его, ударит по собственному реформаторскому имиджу. И надеется, что ситуация рассосется естественным образом — в случае победы партии Саакашвили на октябрьских выборах в Грузии реформаторы, очевидно, сразу вернутся на родину.

Но до октября наверняка много еще чего произойдет — и глава Одесской ОГА вполне может рассматривать свою деятельность в Украине с учетом собственных предвыборных перспектив в Грузии, что еще больше усилит его неподконтрольность.

В любом случае очевидно, что самый резонансный случай привлечения иностранцев в украинскую власть уже потерпел неудачу — несмотря на давние связи Саакашвили и Порошенко.

И не вышло бы так, что с назначением Бальцеровича президент вновь наступает на все те же импортные грабли.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

О чем бы я спросил Януковича

Судя по допросу экс-президента, восстановление полной картины событий на майдане не...

Тихое Прикарпатье

Для центральной власти возможная дестабилизация, активизация протестных выступлений...

Соло для саксофона и лопаты

Деятельность землячества ивано-франковцев в столице напомнила мне анекдот советских...

МАФы отправят в армию

Рациональное применение демонтированным МАФам нашли в Днепре. По решению...

Нас бросят не сразу

В Украине найдены друзья Трампа, а в США — друзья Украины

«Электрогенерирующее дерево» — первое в Украине

Стильный ветрогенератор установлен в Одессе, на Старосенной площади

Этот жир убил Саакашвили. Кто отравится следующим?

Чудовищная цена Одессы — одна из причин того, что полный контроль над регионом...

Вы одесситы или где?

Сейчас с варьете дела обстоят значительно лучше, но кое-чего городу у моря все-таки...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка