Экспромт на минном поле

№44(794) 4 — 10 ноября 2016 г. 03 Ноября 2016 1 3.9

26 октября Владимир Гройсман заявил: с 1 января 2017 г. минимальная зарплата в нашей стране повышается вдвое — до 3 тыс. 200 грн. Откуда возьмутся деньги для реализации этой инициативы, глава правительства не уточнил.

Не внесло ясности и видеообращение, с которым вечером того же дня выступил Петр Порошенко. Он отметил, что повышение является «общей позицией главы государства, правительства и фракций коалиции». И подчеркнул: «С 1 января 2017 г. в Украине не будет ни одного работающего человека, который получает меньше 3 тыс. 200 грн. Причем я обратился к правительству и парламенту с требованием принять исчерпывающие меры, чтобы это решение не повысило ни одного налога — прежде всего это касается малого и среднего бизнеса».

О конвертах в тени новой минималки

По некоторым сведениям, свой ход Гройсман не согласовывал с президентом, и лишь посовещавшись с ближайшим окружением, глава государства решил присоединиться к данной инициативе. Такая версия представляется достаточно правдоподобной, ведь и прежде премьер проявлял признаки самостоятельной игры (в частности, предложив оплачивать отопление в рассрочку).

Понятно, что критиковать повышение минималки было бы для Порошенко рискованно. Тем более что решение премьера поддержала и оппозиция (по крайней мере поначалу) — правда, поставив это в заслугу себе. Так, Юлия Тимошенко заявила: «Помним, нас называли популистами. А когда мы начали объединять страну, они начали находить деньги. Но слова — пустая вещь. Я хочу увидеть госбюджет, в котором вдвое увеличена минимальная зарплата».

Однако уже 31 октября Тимошенко скорректировала свою позицию, назвав повышение зарплаты «масштабным обманом»: «Потому что там тарифная сетка полностью разрушается, потому что минимальная зарплата будет использована для роста зарплат чиновникам, судьям, прокурорам, силовикам, а у людей тарифная сетка привязана к минимальному прожиточному уровню».

А ведь минимальная зарплата связана и с субсидиями. Сейчас правом на них обладают в т. ч. те семьи, в которых есть граждане трудоспособного возраста, не имеющие официальных доходов. При расчете помощи их доход определяется в две минимальных зарплаты. Такая норма — введенная еще правительством Яценюка — позволила многократно увеличить число тех, кто пользуется субсидиями, хотя прежде, до 2014 г., они были доступны в основном одиноким пенсионерам.

При повышении минимальной зарплаты неподъемные расходы казны на субсидии должны значительно сократиться. Однако понятно, что вместе с тем государству придется дополнительно раскошелиться на зарплаты бюджетникам, причем не только чиновникам — и это тоже существенные средства.

Очевидно, что вероятный рост долгов по зарплате будет иметь более негативный общественный эффект, чем задолженности государства перед коммунальщиками по субсидиям. Кроме того, вырисовывается конфликт в отношениях с МВФ, который требует избегать необоснованных расходов (нередко причисляя к таковым даже обоснованные траты).

И главное, судя по всему, никаких расчетов в связи с повышением минимальной зарплаты не проводилось — во всяком случае представитель президента в Кабмине Лешек Бальцерович 28 октября с негодованием заявил, что ему об этом неизвестно: «Я хочу сказать, что ни я, и никто из международных организаций не знали, что будет увеличение на 100% минимальной зарплаты. Что еще важно, мы не имели возможности ознакомиться с калькуляцией, на которую опирается это решение».

Правда, министр социальной политики Андрей Рева сообщил: «Мы шесть последних месяцев работали над расчетами». Но в таком случае совершенно непонятно, почему правительство, проявляя удивительную скромность, молчало о своих планах облагодетельствовать граждан. Более того, проект бюджета, внесенный в ВР в сентябре, рассчитан исходя из повышения минимальной зарплаты с 1450 до 1600 грн. (что преподносилось как забота о народе в пределах возможного).

Чиновники избегают ответов на вопросы, как нововведение отразится на тех же тарифных сетках (к примеру, зарплата младшего медперсонала и многих врачей фактически сравняется) — и что будет с целым рядом платежей и сборов, привязанных к минималке. Зато в правительстве заявляют, что этот шаг позволит вывести из тени значительную часть зарплат, выплачиваемых в конвертах.

Оставлю в стороне очевидное обстоятельство, что многие из тех, чей труд оплачивается таким образом, отнюдь не в восторге от подобной инициативы, лишающей их права на субсидии. Замечу лишь, что повышение не приведет напрямую к легализации зарплат в конвертах — напротив, может усилить их тенизацию.

Об острой нехватке Кукрыниксов

В любом случае очевидно, что принятый совсем недавно в первом чтении проект закона о бюджете придется полностью пересчитывать — и расходные, и доходные статьи. А это весьма трудоемкая работа, к тому же требующая времени, которого до начала нового финансового года практически не осталось.

Вполне вероятно, что внезапным решением повысить зарплату власть попыталась сыграть на опережение: в правительстве, по-видимому, просчитали возможный эффект обнародования электронных деклараций (подобнее читайте на стр. А7). И поняли, что это не только станет главным событием на несколько недель, способным затмить даже проблему коммунальных тарифов, но и лишит убедительности традиционный ответ власти на требования о повышении социальных стандартов: мол, денег нет, и появиться они могут только при устойчивом экономическом росте.

Как бы то ни было, украинцы наконец смогли воочию убедиться, что нет никакой принципиальной разницы между представителями прежней власти (свергнутой майданом), власти майданной и молодыми активистами, которые пока доросли лишь до депутатства. И речь — по большому счету — даже не в том, законно ли нажиты все эти состояния, а в том, что для большинства общества обладание этими богатствами представляется несправедливым.

К тому же принято считать, что Украина находится в состоянии войны. Поэтому поневоле возникает вопрос: а что наша политическая элита дает армии — по аналогии с тем, как помогали фронту видные советские граждане. Так, в 1942 г. на личные средства поэтов Маршака, Михалкова, Гусева и художников Кукрыниксов был построен и передан армии танк КВ-1 «Беспощадный».

Но разве можно сравнить гонорары советских деятелей искусства с задекларированными доходами украинских политиков? Например, бывший член НФ, а ныне внефракционный депутат Вячеслав Константиновский хранит дома наличными $14,7 млн., 500 тыс. евро и около 6 млн. грн. (больше всех остальных декларантов). На банковских счетах у него 373 млн. грн., а номинальная стоимость находящихся в его владении ценных бумаг составляет около 18 млн. грн. (суммарно $15 млн.). О недвижимости и драгоценностях упоминать не буду — налички, вкладов и акций и так хватило бы на многое.

Так, основной боевой танк армии США M1A2 SEP («Абрамс») стоит $8,5 млн., а немецкий Leopard 2A6 — $6,79 млн. Т. е. финансовых активов Константиновского хватило бы на три «Абрамса» или четыре «Леопарда» — и при этом у него еще осталось бы несколько миллионов долларов. Да что там танки! Депутат ВР мог бы приобрести американский военный вертолет Sikorsky MH-60R Seahawk стоимостью $28 млн.

Безусловно, многие политики, в т. ч. Константиновский, помогали военным. Но большинство волонтеров (которые скидывались на армию зачастую в ущерб себе) наверняка будут считать, что их помощь могла быть несравненно большей.

В общем, остается широчайший простор для расчетов — сколько же боевой техники могли бы закупить парламентские фракции (а также члены Кабмина, губернаторы и т. д.), если б пожертвовали хотя бы половиной задекларированного имущества.

А ведь оперировать можно не только танками и вертолетами, но и, например, городскими бюджетами. Понятно, что в сравнении с имуществом отдельного политика суммы здесь слишком большие, но в масштабах фракций (прежде всего входящих в коалицию) они представляются вполне подъемными.

О коллективном цугцванге

Обнародование электронных деклараций наверняка усилит общественное разочарование в большинстве ведущих политиков. В этом контексте стоит ознакомиться с тенденцией, которую выявил соцопрос, проведенный группой «Рейтинг» с 28 сентября по 7 октября (его итоги стали известны на минувшей неделе).

О позитивном отношении к Петру Порошенко заявили 20% опрошенных, о негативном — 73%, тогда как в июне первых было столько же, а вторых — 71%. Негативное отношение к Юлии Тимошенко за это же время выросло на 1%, к Михеилу Саакашвили и Арсению Яценюку — на 2% (к экс-премьеру отрицательно относятся 89%, так что падать его рейтингу уже почти некуда), к Олегу Тягнибоку и Виталию Кличко — на 3%, к Юрию Бойко — на 4%, к Андрею Садовому — на 7%.

Среди лидеров в росте негатива — Андрей Парубий (8%) и Владимир Гройсман (14%). Впрочем, всех опередила Надежда Савченко: отрицательное отношение к ней выросло на 28% (очевидно, что это связано с реакцией общества на ее миротворческие инициативы).

В то же время к бывшему главе СБУ, а ныне партнеру Юлии Тимошенко Валентину Наливайченко негативное отношение уменьшилось на 2%. Такая же динамика и у лидера партии «Гражданская позиция» Анатолия Гриценко — у него к тому же наилучший баланс между позитивом (27%) и негативом (51%).

А ведь и Наливайченко, и Гриценко в последние месяцы были абсолютно незаметны. Но, похоже, именно это привлекло к ним симпатии. С данными политиками у части общества связаны хорошие воспоминания — и по сути с этого они стригут рейтинговую ренту.

Что же касается персон заметных, создается впечатление, будто они находятся в ситуации, именуемой в шахматах цугцвангом, — в которой каждый ход лишь ухудшает положение.

Год назад, согласно исследованиям «Рейтинга», очень неплохой баланс отмечался у Саакашвили и Садового, а к первому даже преобладало позитивное отношение. Но активность обоих стоила им общественной поддержки, причем разочаровывались в одесском губернаторе заметно быстрее, чем во львовском мэре. Уж не потому ли, что Саакашвили чаще появлялся в СМИ, чем Садовой?

Единственным политиком, который, оставаясь на виду, смог за три месяца хоть чуть-чуть улучшить отношение к себе, стал Олег Ляшко. Количество тех, кто воспринимает его негативно, уменьшилось с 70% до 69%, также на 1% выросло число относящихся позитивно — с 22% до 23%.

Часть опроса «Рейтинга» была посвящена предвыборным перспективам партий. Любопытно, что обнародованные этой группой данные и по раскладу политических сил, и по динамике поддержки в основном совпали с результатами исследования другой ведущей соцслужбы — КМИС (проводилось 16—26 сентября). Только у КМИС традиционно больше неопределившихся, поэтому показатели поддержки политсил чуть ниже, чем у «Рейтинга».

Согласно обоим исследованиям, БПП приостановил потерю рейтинга и с третьей—пятой позиций, которые занимал в опросах с весны, переместился на вторую. «Рейтинг» выявил у президентской партии 8% поддержки общего числа опрошенных (в полтора раза больше, чем в августе), КМИС — 5,9%. Лидером остается «Батькивщина»: 6,3% у КМИС и 9% у «Рейтинга» (в августе эта группа зафиксировала 10,5%).

Так же незначительно потеряли «Самопоміч» и «радикалы», что дает им 4—5-е места. У КМИС в этой паре впереди партия львовского мэра, у «Рейтинга» — политсила Ляшко. В любом случае и та, и другая гарантированно проходят в парламент.

А на третьем месте по итогам обоих опросов расположился Оппозиционный блок (КМИС — 5,3%, «Рейтинг» — 6,9%), но потерял он больше. Вероятно, это результат конкуренции в данном секторе электорального поля. Так, возглавляемая вышедшими из фракции Оппоблока Вадимом Рабиновичем и Евгением Мураевым партия «За життя» набрала 2,1% у КМИС и 3% у «Рейтинга». Более того, если учитывать поддержку только тех, кто намерен проголосовать и определился с выбором, по обоим опросам «За життя» преодолевает 5%-ный барьер.

Кстати, несмотря на ребрендинг, на сайте этой политсилы в качестве программы фигурирует датированная позапрошлым годом программа партии «Центр» (так «За життя» называлась до недавнего времени). Но на такие тонкости, видимо, большинство ее потенциальных избирателей не обращают внимания, а активность Рабиновича и Мураева в телевизоре им не успела надоесть.

А вот «Гражданская позиция», похоже, имеет шансы попасть в парламент благодаря воспоминаниям о деятельности ее лидера Гриценко. Ведь он сейчас, как я уже говорил, незаметен. Да и в местных советах ГП представлена очень скромно — в сравнении с «Возрождением», «Нашим краем» и «УКРОПом». Тем не менее, согласно обоим опросам, эти партии остаются абсолютно непроходными, тогда как «Гражданская позиция» увеличила число сторонников и обходит и «За життя», и «Свободу» (поддержка последней с июня топчется на месте, и шансы попасть в ВР она имеет лишь по версии «Рейтинга»).

О пропорциональных штрихах к рейтинговой картине

Тема досрочных выборов ВР неожиданным образом обозначилась в связи с последним саммитом «нормандской четверки», где лидеры ФРГ и Франции настаивали на необходимости выборов в «отдельных районах» Донбасса. В частности, Ангела Меркель подчеркнула: «Как только будет закон о выборах, и будут сдвиги, можно будет говорить о миссии ОБСЕ, о вооруженной миссии. Сегодня это не очень срочно, поскольку сначала закон о выборах».

Понятно, что нынешний состав ВР такого закона не примет. Эту мысль Петр Порошенко наверняка не раз озвучивал своим партнерам. И тут не исключено, что ему в конце концов было настоятельно рекомендовано «поменять парламент».

Конечно, это не значит, что украинская власть взяла курс на досрочные парламентские выборы. Но вполне возможно, что на всякий случай подготовку к ним уже начала — а тут как раз и повышение минимальной зарплаты подоспело.

Помимо прочего, досрочные выборы позволили бы Банковой ослабить влияние Арсена Авакова, фактически контролирующего «Народный фронт», т. к. по их итогам эта партия останется за бортом парламента. Да и оппозиционная часть ВР может оказаться более фрагментированной, чем ныне. В таких условиях партия власти получит весьма широкие возможности для маневров.

Исходя из этого, главная задача для Авакова — перевыборов не допустить. В крайнем случае — к моменту их проведения закрепить за собой и своими соратниками имидж наиболее твердой и последовательной патриотической силы, выступающей против «зрады». И «план Суркова» по дестабилизации ситуации в Украине (в т. ч. путем досрочных выборов) пришелся весьма кстати. Напомню, о его аутентичности первыми заговорили именно в ближайшем окружении главы МВД.

В то же время в АП не могут не учитывать данные соцопросов. И если перевести приведенные выше рейтинги в мандаты пропорциональной части парламента, картина вырисовывается отнюдь не радужная. Причем даже в наиболее выгодном для «партии мира» варианте, когда в ВР попадает «За життя», но не проходит «Свобода», БПП, Оппоблок и «За життя» получили бы 90—100 мандатов, а национал-оппозиция — 125—135.

В нынешней модели у БПП, НФ и Оппоблока 154 мандата, полученных по пропорциональной системе. И вероятная потеря 50—60 мест на практике окажется смертельной. Ведь даже с учетом крайне выгодных для БПП и НФ итогов последних выборов по мажоритарке необходимые решения принимаются обычно большинством максимум в 250 голосов.

Таким образом очевидно, что у Банковой имеется выбор в принятии окончательного решения по данному вопросу. И экспромт с повышением минималки — явно всего лишь попытка нащупать проход по минному политическому полю (правда, попытка весьма активная).

Возвращаясь к теме выборов в «отдельных районах», можно констатировать, что между Украиной и ее европейскими партнерами остаются разногласия относительно очередности мер, необходимых для продвижения данного процесса.

Об этом, в частности, заявила первый замспикера ВР Ирина Геращенко: «Пока ни по одному из этих пунктов — ни по безопасности, ни по другим, как предпосылке возможного проведения выборов на Донбассе, — нет компромисса». И добавила, что европейские партнеры настаивали на параллельном выполнении и пункта по безопасности, и политического пункта, «а украинская сторона говорила о последовательности, потому что эта история параллельности не реалистична».

А ведь сразу после саммита в Берлине, выступая в ВР, Павел Климкин сказал: «Минские договоренности никто не менял, и никто не позволит их менять в нашу пользу. И никто не позволит менять соответствующую очередность».

Конечно, Ирина Геращенко как представитель законодательной власти имеет большую свободу маневра, чем глава МВД. Впрочем, по сути она сказала почти то же, что и Петр Порошенко в интервью украинским телеканалам 23 октября. Напомню, президент отметил: предложения Украины по «дорожной карте» предполагают, что «пакет по безопасности должен предшествовать пакету политическому».

Такая расстановка акцентов отразилась и в телефонном разговоре Порошенко с Байденом 25 октября. По сообщению Белого дома, обсудив итоги встречи «нормандской четверки», собеседники «подчеркнули важность деэскалации ситуации на Донбассе и необходимость дальнейшего разведения сил вдоль линии соприкосновения».

Т. е. США сочли необходимым указать на приоритет вопросов безопасности, в противовес мнению ФРГ и Франции о том, что выборы — прежде всего. Кроме того, по той же информации, стороны подчеркнули: «Международные санкции в отношении РФ должны оставаться в силе до тех пор, пока Минск не будет полностью выполнен».

А официальный сайт Президента Украины сообщил: «Отдельно была отмечена важность продолжения политики активного привлечения американской стороны к вопросу содействия имплементации Минских договоренностей и восстановления территориальной целостности Украины». Понятно, что третью сторону привлекают, когда недовольны сторонами уже имеющимися (при этом явно рассчитывая на ее поддержку).

И что характерно, уже 26 октября Байден провел личную встречу с Яценюком. Очевидно, что прием вице-президентом США отставного политика — серьезный сигнал для Порошенко, дескать, у Вашингтона есть на кого делать ставку.

И тут уже появляется повод задуматься не только о досрочных выборах парламента.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Некрасивые мультфильмы

У политической Николаевщины репутация тихого, но глубокого и грязного коррупционного...

ЗАЯВА ПРО НАМІРИ І ЕКОЛОГІЧНІ НАСЛІДКИ ДІЯЛЬНОСТІ

Проектом передбачено будівництво житлово-офісного комплексу з...

О чем бы я спросил Януковича

Судя по допросу экс-президента, восстановление полной картины событий на майдане не...

Тихое Прикарпатье

Для центральной власти возможная дестабилизация, активизация протестных выступлений...

Соло для саксофона и лопаты

Деятельность землячества ивано-франковцев в столице напомнила мне анекдот советских...

МАФы отправят в армию

Рациональное применение демонтированным МАФам нашли в Днепре. По решению...

Нас бросят не сразу

В Украине найдены друзья Трампа, а в США — друзья Украины

«Электрогенерирующее дерево» — первое в Украине

Стильный ветрогенератор установлен в Одессе, на Старосенной площади

Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
Валерий
07 Ноября 2016, Валерий

На мой взгляд , С. Бурлаченко всегда писал правильно , но вот сейчас что - то не так .
Какая -то логическая ошибка вкралась в его рассуждения . Получается , он сожалеет , что депутаты - миллионеры мало купили военной техники , следовательно , мало убили на
Донбассе людей. Или я в чём -то ошибся ?

- 4 +
Блоги

Авторские колонки

Ошибка