Караоке для Кириленко

№4(757) 29 января — 4 февраля 2016 г. 28 Января 2016 3 4.9

Эволюция украинской культуры

Германию били, но «немцев» транслировали // classicalmusicnews.ru

Один из моих любимых рассказов у Аркадия Аверченко — «Эволюция русской книги». Это произведение имеет самое непосредственное отношение к теме, которой я хочу коснуться сегодня. Рассказ этот, написанный в 1920 г. в Симферополе, сатирически изображает послереволюционную (после 1917 г.) большевистскую Россию, какой ее видел писатель, находящийся с Белой армией в Крыму. По словам Аверченко, с победой революции умерла и старая культура.

Приведу несколько цитат из миниатюры:

«Этап первый (1916 год)

— Ну, у вас на этой неделе не густо: всего три новых книги вышло. Отложите мне «Шиповник» и «Землю». Кстати, есть у вас «Любовь в природе» Бельше? Чье издание? Сытина? Нет, я бы хотел саблинское. Потом, нет ли «Дети греха» Катюль Мендеса? Только ради бога не «Сфинкса» — у них перевод довольно неряшлив. А это что? Недурное издание. Конечно, Голике и Вильборг? Ну, нашли тоже, что роскошно издавать: «Евгений Онегин» всякий все равно наизусть знает. А чьи иллюстрации? Самокиш-Судковской? Сладковаты. И потом формат слишком широкий: лежа читать неудобно!..

Этап второй (1920 год)

— Барышня! Я записал по каталогу вашей библиотеки 72 названия — и ни одного нет. Что ж мне делать?

— Выберите что-нибудь из той пачки на столе...

— Слушайте... А «Памятники Олонецкой губернии» — интересная?

— Интересная, интересная. Не задерживайте очереди...

Этап третий

— Слышали новость?!!

— Ну, ну?

— Ивиковы у себя под комодом старую книгу нашли! Еще с 1917 года завалялась!.. Везет же людям. У них по этому поводу вечеринка...

Этап четвертый

Разговор на вечере:

— Слушайте! Откуда вы так хорошо знаете стихи Пушкина?

— Выучил наизусть.

— Да кто ж вас учил: сам Пушкин, что ли?

— Зачем Пушкин. Он мертвый. А я, когда еще книжки были, — так по книжке и выучил.

— А у него почерк хороший?

— При чем тут почерк? Книга напечатана.

— Виноват, это как же?

— А вот делали так: отливали из свинца буквочки, ставили одну около другой, мазнут сверху черной краской, приложат к белой бумаге, да как даванут — оно и отпечатается.

— Прямо чудеса какие-то! Не угодно ли присесть! Папиросочку? Дети, Петя, Гуля — идите послушайте, мусье Гортанников рассказывает, какие штуки выделывал в свое время Пушкин!.. Мороженицу тоже лично от него получили?

Этап пятый

— Слушайте... Ведь вам ваша вывеска на ночь, когда вы запираете лавку, не нужна? Дайте мне ее почитать на сон грядущий — не могу заснуть без чтения... Прочту — верну.

— Да все вы так говорите, что вернете! А намедни один тоже так-то вот — взял почитать доску от ящика с бисквитами Жоржа Бормана, да и зачитал. А там и картиночка и буквы разные... У меня тоже, знаете ли, сын растет!..

Этап шестой

— Откуда бредете, Иван Николаевич?

— А за городом был, прогуливался... На виселицы любовался; поставлены у заставы.

— Тоже нашли удовольствие: на виселицы смотреть!

— Нет, не скажите. Я, собственно, больше для чтения: одна виселица на букву Г похожа, другая на П. Почитал и пошел».

По моему глубокому убеждению, курс на подобную, но несравненно более масштабную эволюцию — сразу всей культуры — на наших глазах проводит наше профильное министерство. Да почему бы и не вести — ведь и мы недавно пережили революцию!

В прошлом номере «2000» я рассказал («Любовь в большом городе» запрещена и в большом городе, и в малом») о «революционном» решении Минкульта запретить в телепространстве Украины фильмы и программы с участием лиц, объявленных ведомством персонами нон грата. Это непревзойденное по дилетантизму и глупости решение в первую очередь закрыло доступ на наши экраны десяткам классических и современных произведений украинского кино.

Я также обратил внимание читателей на встревожившую меня запись в Твиттере Кириленко: «В Україні є типу (выделено мной. — С. К.) вітчизняні FM-станції без пісень укрмовою взагалі. Якщо така профанація, то треба міняти закон і забирати ліцензії. I негайно».

Я спрашивал: «...почему отечественные FM-радиостанции, тем более частные, должны транслировать именно украинские песни? А если украинский рэп, или украинские романсы, или арии из опер на украинском языке? Кто дал Кириленко право решать, что нам смотреть и слушать?

Кириленко — единственный из министров культуры независимой Украины, «не зависимый» от этой культуры, не внесший в нее собственного вклада не своими списками, докладами и инструкциями, а личным художественным творчеством. В отличие от Оксаны Билозир, Василия Вовкуна, Ивана Дзюбы, Евгения Нищука, тем более — Богдана Ступки...

Может, потому он и считает, что культура — это слушать украинские песни в FM-диапазоне (желательно в эфире тех радиостанций, которые слушает сам Вячеслав Анатольевич) ...и одобренные им».

Но я ошибся! Я недооценил революционного зуда Кириленко и его тяги к вивисекции украинской культуры. Он не просто требует обязательных украинских песен в эфире национального радио — он предлагает норму для них в эфире: «Увага! 75% (позднее Кириленко уточняет«мінімум». — С. К.) у квоті 50% для вітчизняних пісень, яка і зараз є. Тобто 35% пісень укрмовою у ефірі протягом доби. Ви вже вибачайте, тут Україна».

Нет, тут не Украина. Тут Министерство культуры Украины. Потому вслед за Кириленко хочется воскликнуть: «Увага! Міністр-то неосвічений. У школу він, звичайно, ходив, але це не пішло йому на користь. Він не вміє рахувати. 75% від 50% — це не 35%, а 37,5%. Це, звичайно, дрібниці, хоча й показові. По-справжньому погано те, що Кириленко геть не знайомий з азами законодавства у сфері культури».

В Законе Украины «О телевидении и радиовещании», в ст. 9 «Защита интересов государства и национального телерадиопроизводства» сказано:

«1. В общем объеме вещания каждой телерадиоорганизации не менее 50 процентов должен составлять национальный аудиовизуальный продукт или музыкальные произведения украинских авторов либо исполнителей».

Как видим, о песнях ни единого слова. Норма 50% для национального аудиовизуального продукта или музыки понятна. Она закреплена в законах многих стран (есть нормы и пожестче). Это общепринятая практика поддержки и защиты национальной культуры.

Но законодатели, в том числе и украинские (если это, конечно, не бывший депутат Кириленко), как правило, хорошо понимают, что национальная культура разнообразна, она развивается, и искусственно поддерживать какое-то одно ее направление, какой-то один жанр пагубно для искусства в целом.

Я вполне могу себе представить министра Кириленко, с увлечением поющего под караоке украинские песни на банкете по поводу защиты его женой докторской диссертации. Возможно, министр в радиопередачах отдает категорическое предпочтение украинской песне перед украинскими драмой, поэзией, оперой, опереттой, джазом, классической музыкой, интервью с мастерами искусств, лекциями об украинской культуре, викторинами для детей на темы искусства, записями из фонотеки, юмористическими концертами... И т. д., и т. п.

Может, Вячеслав Анатольевич не поверит, но все эти и многие другие жанры могут быть продуктом отечественных мастеров культуры и звучать в эфире на украинском языке (кроме музыки, конечно). Я уж не говорю об украинских ученых, писателях, врачах etc, которые тоже могут создавать национальный аудиовизуальный продукт на родном языке.

А рассказ Аверченко я вспомнил, потому что, подражая ему, можно представить себе следующее:

«Этап первый (2012 год)

— Ну, у вас на этой неделе не густо: всего три новых альбома Бортнянского вышло. Отложите мне «Квинт Фабий», «Креонт» и «Алкид»1...

_________________________________
1
«Креонт» (1776), «Алкид» (1778), «Квинт Фабий» (1779) — оперы, написанные композитором Дмитрием Бортнянским в т.н. «итальянский период» и впервые поставленные в театрах Венеции и Модены.

Этап шестой

— Откуда бредете, Иван Николаевич?

— А в Минкульте был, по этажам прогуливался... Зашел в приемную Кириленко, постоял, послушал, пока не попросили.

— Тоже нашли удовольствие: в приемной торчать!

— Нет, не скажите. Я, собственно, больше для музыкального удовольствия: у секретарши стул при каждом повороте точно как скрипка звучит, прямо-таки слышал Staccato иногда. А у самого Кириленко кресло солиднее, и звуки чище — сразу и Которовича, и Ойстраха вспомнил. Вот где культура! Послушал и пошел».

Можно, конечно, иронизировать над этим. Как еще месяц назад иронизировали над тем, что в список персон нон грата попала Талызина, а потом ТВ менеджеры деликатно наводили справки: все-таки можно показать злополучную «Иронию...» или пора уже о ней «подзабыть».

Если сегодня не дать по тянущимся с законотворческой инициативой рукам Кириленко, то завтра мы не просто обязательный «минимум 75%» песен в национальном аудиовизуальном продукте будем иметь, но это будут любимые песни г-на Кириленко, а исполнять их будут любимые им певцы. Он все украинское радио превратит в одно большое караоке. К сведению, и сам министр любит попеть под гитару.

Я бы все-таки посоветовал министру, прежде чем наводить порядок в эфире, навести порядок на собственной странице в Твиттере и в других соцсетях, где он завел аккаунты.

Посетители кириленковского Твиттера оставляют отклики на его инициативы, комментируют приключения его жены с докторской диссертацией и занимаются прочими упражнениями в эпистолярном жанре. Понятно, что самому министру мониторить эту переписку некогда. Но если ты министр, тем более культуры, то ты просто обязан следить за культурой речи там, где стоит твое имя, ибо оно принадлежит уже не только тебе. Не можешь сам — поручи кому-то. Если некому поручить — лучше закрыть, чем видеть, например, такое:

«KyrylenkoVyach @ukrpravda_news славік, так вона спі...ила чи ні? тут все просто: так чи ні? і не треба пі...іти тут про цькування...» (из дискуссии на Твиттере Кириленко о плагиате его жены).

В общем, как говорится, все действительно было бы смешно, когда бы не было так печально от мысли, что руководить культурой в частности и всей идеологической сферой в целом (об этом — в ближайших номерах) поставлены люди с «верхним» образованием, т. е. с дипломами, но с полным отсутствием необходимых знаний.

Возьмем как упомянутый запрет кино- и видеопродукции де-факто, так и прямой запрет на вещание в Украине ряда российских телеканалов, вспомним также тягу Кириленко к песням и посмотрим, а как все это было в годы Второй мировой войны в нацистской Германии и в демократической Великобритании, каким было, например, радио тоталитарное и радио свободы.

Предлагаю вниманию читателей только выдержки из документов.

Третий рейх:

«Песни и музыкальные композиции играли ведущую роль в драматизации репортажей о войне. Как правило, трансляции новостей неизменно сопровождались утвержденным репертуаром музыкальных мотивов и песен — традиционных маршей и народной музыки...

Несмотря на то, что правящий режим после военных успехов 1940 года смягчил жесткость последствий нарушения запрета на прослушивание иностранных радиопередач, принятого в сентябре 1939 года, за весь период войны за это деяние было вынесено около 250 смертных приговоров...

При этом пропагандисты упорно твердили — запрет на иностранное радио принят исключительно ради защиты людей от лжи, распространяемой врагом. Этот тезис позволял изображать, к примеру, британцев «разжигателями войны» и «агрессорами», а Гитлеру давал все моральные права называть Германию жертвой, против своего желания вступившей в войну.

В итоге радио обеспечило государство возможностью врываться в частное пространство домов своих граждан, а также объединять несколько разрозненную аудиторию слушателей Германии с помощью тезисов об общем языке и общей этнической принадлежности, а во время войны — об общем враге».

Кэролайн Бирдсэлл,
«Звуковой ландшафт нацизма:
звук, технологии и урбанизм
в Германии 1933—1945»,
Amsterdam University Press,
Утрехт, Голландия, 2012

Вещательной корпорации рейха было запрещено транслировать популярную «негроидную» музыку, например джаз, а также произведения еврейских композиторов и поэтов-песенников...

Все радиоприемники поступали в продажу с отрезвляющим предупреждением, расположенным возле ручки настройки частот: «Помни об этом: прослушивание иностранных трансляций — преступное посягательство на национальную безопасность нашего народа. Это приказ фюрера, а его неисполнение карается тюремным заключением и исправительными работами». (www.transdiffusion.org)

Лондонцы у музыкального магазина. Надпись: «Пусть музыка светит в затемненные окна». На витрине можно рассмотреть афишу музыкальной пьесы под названием «Даже у Гитлера есть мама»

Великобритания:

«...первой практикой глушения именно радиопередач, скорее всего, можно считать события сразу после октябрьской революции: по словам Ленина, немцы транслировали «контрволны», чтобы заглушить трансляции советских новостей. По иронии судьбы, первый официальный протест против практики глушения радиостанций был подан Германией и именно против Советского Союза...

К концу 30-х годов глушение приобрело всеобщее распространение. Во время Второй мировой войны страны гитлеровской коалиции успешно глушили трансляции британцев, ориентированные на континент.

Корпорация BBC отказалась глушить вражеские передачи. В заявлении, датированном 1940 годом, руководство BBC отметило: «Глушение, по сути, признание собственного страха. У глушителя нечистая совесть. Он боится влияния правды. У нас в своей стране таких страхов нет, и глушение передач на английском языке, транслируемых врагом, можно тоже считать враждебной пропагандой».

Майкл Нельсон
«Битвы западного вещания
в период «холодной» войны:
пропаганда на радио, история
20-го столетия», 1997, США.

«Грянула война, но корпорация BBC не сообщала ни о каких изменениях в политике музыкального вещания. По конкретному вопросу трансляции произведений немецких композиторов корпорация буквально выходила из себя, отметая даже малейшие предположения о том, что BBC намеревается ввести запрет на эти произведения.

В интервью газете Daily Herald директор музыкальных программ BBC сэр Адриан Болт заявил, что корпорация даже не рассматривала вопрос о каком-либо запрете на трансляцию музыки по национальному принципу. «Единственная забота BBC состоит в том, чтобы обеспечивать музыкальные программы достойного качества», — заявил он.

Редактор издания Musical Record моментально выступил с похвалой в адрес его слов: «Мы благодарны BBC за отказ признавать существование национального признака в музыке так, как это было в 1914 году. Подобный абсурд нам больше не нужен».

Роберт МакКей,
«Музыка, цензура и BBC
в период Второй мировой войны»,
журнал History Journal of Film,
Radio and Television, vol. 20, Routledge, 2000,
Великобритания

В период с 1940-го по 1943 г. классическая музыка занимала около 15% в общей сетке вещания в Британии и 4% в трансляциях на другие страны. При этом число людей, слушающих классику, превысило все довоенные рекорды: так, в одну из пятниц мая 1944 г. дневную трансляцию 5-й симфонии Бетховена прослушали 1,25 миллиона слушателей, а вечерний концерт собрал аудиторию в 3,5 миллиона человек.

Симфонические оркестры BBC выступали во время войны с концертами по всем городам страны. Музыка Бетховена казалась повсеместной, а вступительные ноты его 5-й симфонии, казалось, полностью соответствовали духу сопротивления. И все это происходило на фоне дебатов о том, стоит ли транслировать «музыку врага».

Да, BBC действительно не хотела транслировать произведения композиторов, живущих в Германии, Италии и Финляндии, — но только потому, что гонорар за их композиции пришлось бы перечислять во враждебные страны. Как бы то ни было, засилье Баха и Бетховена (и даже Вагнера) в эфире исключает любые подозрения в «расизме» корпорации в отношении немцев». (holocaustmusic.ort.org)

Украина — ?

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Некрасивые мультфильмы

У политической Николаевщины репутация тихого, но глубокого и грязного коррупционного...

ЗАЯВА ПРО НАМІРИ І ЕКОЛОГІЧНІ НАСЛІДКИ ДІЯЛЬНОСТІ

Проектом передбачено будівництво житлово-офісного комплексу з...

О чем бы я спросил Януковича

Судя по допросу экс-президента, восстановление полной картины событий на майдане не...

Тихое Прикарпатье

Для центральной власти возможная дестабилизация, активизация протестных выступлений...

Комментарии 3
Войдите, чтобы оставить комментарий
Alexander Belkovsky
30 Января 2016, Alexander Belkovsky

Крохотное уточнение: "Если сегодня не дать по упитанной ряшке этому селюку, не помнящему родства, то завтра мы не просто обязательный «минимум 75%» песен в национальном аудиовизуальном продукте будем иметь, но это будут любимые песни селюка, а исполнять их будут любимые им певцы".

- 15 +
Антон Прокопенко
30 Января 2016, Антон Прокопенко

Я бы их душил - душил, душил - душил, душил - душил... Странно, что оно Булгакова не запретило за создание прообраза ТИПА министра культуры.

- 14 +
Yury Petrov
30 Января 2016, Yury Petrov

Год 2016 Алло это прачечная? Ху....чечная это Минкультуры Украины

- 10 +
Блоги

Авторские колонки

Ошибка