Консервация пороков по указкам из Европы

№41–42(749) 20 — 26 ноября 2015 г. 19 Ноября 2015 4.1

Завершающий тур выборов глав большинства крупных городов, состоявшийся 15 ноября, ознаменовался рекордно низкой явкой — 34,1% против 46% тремя неделями ранее. В связи с этим прозвучало немало голосов, мол, второй тур в принципе не нужен (такое мнение высказывали и в Комитете избирателей Украины). Тем не менее предположу, что система выборов мэров в два этапа приживется.

Ведь сравнивать две цифры не слишком корректно: в больших городах явка всегда ниже средней по стране. Да, местами она упала более чем на треть. Но, как оказалось, даже очень большое преимущество в первом туре не может гарантировать победу.

Преодолеть отставание удавалось в основном представителям сил, связанным с центральной властью или майданом. Следовательно, у них есть заинтересованность в сохранении действующего закона — причем подкрепленная властным ресурсом.

К тому же двухтуровые выборы мэров — ценный эксперимент с прицелом на президентскую кампанию. Они показали, каким электоральным резервом обладает та или иная политсила (в т. ч. за счет избирателей, поддержавших внешне лишенные какой-либо идеологии проекты).

Об интригах на просторах утраченной вотчины

С резервами хуже всего у представителей предыдущей власти, боровшейся за победу на юго-востоке. Именно там сохранялась самая большая интрига (из-за чего явка кое-где даже поднималась, а если и падала — то несущественно).

В Днепропетровске в первом туре один из ведущих деятелей «УКРОПа» нардеп Борис Филатов набрал 119,5 тыс. голосов, экс-губернатор и бывший «регионал», ныне представляющий Оппозиционный блок, Александр Вилкул — 126,7 тыс., прочие кандидаты — 87,2 тыс.

Такой итог давал Филатову определенное преимущество перед вторым туром, даже если вынести за скобки весь ресурс Коломойского, брошенный в его поддержку. Он мог твердо рассчитывать на электорат «Батькивщины», «Свободы» и «радикалов» Ляшко (в сумме — 10,8 тыс. голосов).

Этого кандидата публично поддержал и представитель «Відродження» Анатолий Крупский, получивший 6,7 тыс. голосов. Впрочем, эту цифру не стоит автоматически приплюсовывать к электорату Филатова.

О том, что «Відродження» имеет отношение к Коломойскому, я писал не раз. В то же время эта политсила (по крайней мере в своем опорном регионе — Харьковщине) четко позиционировала себя как «партия мира». Хотя миролюбие ее преувеличивать не стоит — Юрий Ехануров, кандидат от «Відродження» в мэры Киева, 11 ноября заявил, что на подконтрольной Украине части Донбасса нельзя проводить выборы. Дескать, там «живут люди совсем другого взгляда», а оттого и результаты голосования будут «понятно какие, или будет подтасовка». Вместо этого, по мнению Еханурова, «надо вывезти молодежь, создать лицеи и три года обучать в лицеях с повышенной военной и физической подготовкой».

Вернемся в Днепропетровск. Не знаю, насколько корректно добавлять к электорату Филатова и 16,1 тыс. голосов за представителя БПП Максима Курячего. Хотя по логике избиратель партии президента в своей массе не должен голосовать за кандидата от старой власти. Но заявления Курячего в поддержку кого-либо из двух оставшихся претендентов не звучали.

А третий призер выборов — Загид Краснов (глава известной лишь на Днепропетровщине партии «Гражданская сила»), заручившийся доверием 41,5 тыс. горожан, — подчеркнул, что не поддержит никого.

Как видим, Александр Вилкул не мог твердо рассчитывать на голоса приверженцев ни одного из выбывших кандидатов — но мог надеяться, что голоса ему отдадут сторонники «третьей силы», т. е. всех политически нейтральных проектов.

Во втором туре действительных бюллетеней оказалось 343,6 тыс. — явка выросла более чем на 10 тыс. 184,7 тыс. голосов получил Филатов, а 158,9 тыс. — Вилкул. Т. е. поддержка новых избирателей и электората выбывших кандидатов распределилась в пропорции 2:1 в пользу кандидата от «УКРОПа».

А вот отец Александра Вилкула — Юрий — также представлявший Оппозиционный блок, вроде бы смог отстоять кресло мэра Кривого Рога. По предварительным данным, он набрал 50,2% голосов, а его конкурент из «Самопомочі» Юрий Милобог — 49,8%. Однако на момент подготовки номера последний пытается опротестовать результат, собирая майдан.

Как бы то ни было, на фоне итогов первого тура — это пиррова победа. 25 октября преимущество Юрия Вилкула было огромным: 45,1% против 10,7%. Конечно, все понимали, что разрыв сократится, ведь следующие места заняли представители «УКРОПа», «Батькивщины» и БПП. Вкупе с претендентами от «радикалов» и «Свободы» они набрали 28,3%, а если прибавить «Відродження» — 32,4% (в ходе кампании последняя партия обвиняла Вилкула и ОБ в грязных технологиях).

Это теоретически предвещало упорную борьбу, но превосходство Вилкула в первом туре было столь велико, что многие наверняка решили, будто дело сделано. В результате явка упала со 196 тыс. до 178 тыс. И борьба за электорат «третьей силы» в Кривом Роге завершилась в пользу кандидата от «Самопомочі»: действующий мэр Вилкул получил от ее избирателей дополнительных 5,1%, а оппозиционер Милобог — 6,8%. Если же условно отнести к «третьей силе» и «Відродження», то проигрыш городского головы в состязании за нейтральный электорат еще очевиднее.

О селфи-мобилизации

На этом фоне уже не так удивляет победа кандидата от «Самопомочі» Александра Сенкевича в Николаеве. Тем более что по итогам первого тура его отставание от представителя ОБ Игоря Дятлова (бывшего «регионала» и экс-председателя облсовета) было не столь впечатляющим: 21% (25,9 тыс. голосов) против 36,4% (44,7 тыс.)

Правда, в Николаеве партии майдана не получили такой поддержки, как в Кривом Роге. Но все же плюсование 16,7 тыс. их избирателей (13,6%) в актив Сенкевича приближало его к конкуренту почти вплотную. Но и Дятлов мог рассчитывать на электорат партии «Новая держава» (под брендом которой выступали коммунисты), чей кандидат набрал 2 тыс. голосов.

А еще 33,6 тыс. горожан поддержали представителей остальных политических сил. И больше всего — действующего мэра Юрия Гранатурова. Баллотируясь под брендом «Нашего края», он уступил кандидату от «Самопомочі» менее 500 голосов. После проигрыша ни он, ни претендент от «Відродження» Виталий Воронов (3,4 тыс.) не высказывались в поддержку кого-либо из финалистов.

Второй тур был отмечен резким взлетом явки: 25 октября — 122,9 тыс. действительных бюллетеней, 15 ноября — 144,2 тыс. В соцсетях избирателей призывали публиковать свои фото с участков. Некоторые магазины, кафе, рестораны предлагали скидки, кофе или пирог всем предъявившим такие снимки. Речь шла просто о съемке в специфическом интерьере, а не о фотографировании заполненных бюллетеней, поэтому формально все было в рамках закона. Понятно, что селфи — прежде всего удел молодых.

В итоге Сенкевич получил 80,6 тыс. голосов, а Дятлов — 63,6 тыс. Таким образом за счет повышения явки и голосов «третьей силы» первый нарастил электорат на 38 тыс., а второй — на 16,9 тыс.

В общем, во всех трех случаях налицо неспособность Оппозиционного блока изыскать заметные электоральные резервы. А потому говорить о победе этой партии на юго-востоке не приходится.

Как оказалось, большинство без ОБ возможно во всех облсоветах юго-востока — и даже в половине тех городов областного подчинения Донбасса, где прошли выборы.

Более того — успех Оппозиционного блока в нынешних масштабах вполне устраивает Петра Порошенко. Ведь выход кандидата от этой партии во второй тур с действующим президентом гарантировал бы последнему победу.

Но в Запорожье такая модель не сработала. В этом городе во второй тур вышли представитель БПП нардеп Николай Фролов и самовыдвиженец, главный инженер «Запорожстали» Владимир Буряк. ОБ своего кандидата не выдвигал, а поддержал Буряка, который никогда не занимал властных должностей.

В первом туре Буряк победил Фролова с заметным преимуществом — 31,8% против 13%. Однако представители «УКРОПа», «Батькивщины» и «Свободы» в сумме набрали 22,3%. С учетом этого у кандидата от партии власти вырисовывалась даже лучшая позиция, чем у Сенкевича в Николаеве.

Правда, в Запорожье во втором туре явка незначительно упала. А победа Буряка стала довольно убедительной: 58,5%. Это значит, что из избирателей «третьей силы» на его сторону перешло более 80%.

Таким образом можно говорить о том, что нейтральный избиратель (не являющийся сторонником какой-либо идеологии) в основном настроен не столько против представителей прежнего режима, сколько против кандидата от любой власти. Что, конечно же, не может радовать президента.

О переформатировании правосудия

Впрочем, до выборов главы государства еще три с половиной года, а пока президент старается консолидировать свою власть. В т. ч. посредством еще одной конституционной реформы — касающейся системы правосудия.

Еще 10 ноября замглавы АП Алексей Филатов сообщил, что накануне Национальный совет реформ рекомендовал Петру Порошенко внести в парламент проект изменений в Конституцию в части правосудия. А еще перед заседанием этого совета президент говорил, что в конце недели подаст документ в ВР.

На момент подготовки номера соответствующий законопроект еще не зарегистрирован в парламентском секретариате. Но ясно, что это произойдет в скором времени. И в этом документе вряд ли будут какие-то изменения в сравнении с текстом, одобренным четыре недели назад Венецианской комиссией (пока проект, в котором уже учтены все замечания, можно найти только на сайте ВК — и лишь на английском языке).

Какая же реформа предполагается?

Право создания и ликвидации судов передается от президента парламенту на основании поданного главой государства законопроекта по представлению Высшего совета правосудия (ВСП).

Этот орган заменит ныне действующий Высший совет юстиции. Он будет осуществлять отбор судей для всех судов страны на конкурсной основе, а решения о назначении должны утверждаться президентом (предполагалось, что глава государства будет утверждать и решения об увольнении судей, но в окончательной правке текста для Венецианской комиссии это право предоставлено исключительно ВСП).

В состав ВСП будут входить глава Верховного Суда и 20 членов: десять из них выбирает съезд судей, по два назначаются президентом, Верховной Радой, съездом адвокатов, Всеукраинской конференцией сотрудников прокуратуры, а также съездом представителей юридических вузов и научных учреждений из числа ученых-правоведов.

Следовательно — с учетом председателя ВС — большинство в этом органе будут иметь судьи, избранные своими же коллегами (это ключевое требование европейцев). Пятилетний испытательный срок для впервые назначенных отменяется, все судьи назначаются бессрочно.

Полномочия прокуратуры сокращаются, а генпрокурор увольняется ВР только по представлению президента.

Порядок формирования Конституционного Суда остается прежним, но судьи назначаются на основании конкурса, приносят присягу на заседании этого органа и могут быть уволены лишь 2/3 голосов его членов. Граждане получат право обращаться в КС с жалобами на ущемление их конституционных прав.

Как показывает опыт конституционных поправок относительно децентрализации, многие любопытные вещи скрыты в переходных положениях таких документов. Верно это и в данном случае.

Согласно переходным положениям рассматриваемого проекта, ВСП должен быть создан до 30 апреля 2019 г., а до этого его функции будет выполнять нынешний ВСЮ. Полномочия судей, назначенных на пятилетний срок, прекращаются по его истечении, а полномочия тех, кто назначен бессрочно, теоретически сохраняются.

Теоретически — поскольку имеется в переходных положениях пункт (на мой взгляд, самый интересный), который был внесен в текст для Венецианской комиссии в последний момент. Соответствие своей должности судей, назначенных до вступления в силу данных изменений Конституции, должно оцениваться на основе процедуры, предусмотренной законом. И если обнаружится нарушение таких критериев, как профессионализм, этика и честность, — это станет основой для смещения судьи.

Из чего следует, что предполагающиеся изменения в Конституцию в части правосудия создают основания для массовой люстрации судей, или, как еще говорил премьер Яценюк, для «перезагрузки» судебной системы.

Ведь подобное положение означает, что действующих судей можно будет уволить по другим нормам, нежели предполагает эта реформа (т. е. только на основании закона и исходя из принципа индивидуальной ответственности). Примечательно, что Венецианская комиссия никак не прокомментировала этот фрагмент переходных положений.

Казалось бы, особого усиления полномочий президента здесь не видно — наоборот, он кое в чем теряет свою власть. Но это сопровождается еще большим ослаблением прерогатив парламента. Ведь ни одно право, утраченное главой государства, не может сравниться с лишением ВР возможности выражать недоверие генпрокурору.

В целом реформа в первую очередь усилит автономность судейской корпорации. И хотя требования Европы объективно подталкивали именно к этому, в нашей ситуации все может обернуться консервацией пороков судейского корпуса.

Хотя полной его автономии все равно быть не может — у исполнительной власти (а значит, у президента, особенно если ему подконтрольно правительство) всегда будет немало рычагов, чтобы влиять на систему опосредованно.

А главное, данную реформу надо рассматривать не изолированно — а в сочетании с другими изменениями правил игры в правоохранительной системе. Так, президент, очевидно, располагает большинством в конкурсной комиссии по назначению в Антикоррупционную прокуратуру, т. е. получит контроль над этим органом, который должен заработать с декабря.

Это же касается и Государственного бюро расследований (ГБР), закон о котором принят 12 ноября. К этому органу перейдет подследственность большинства дел, ныне относящихся к компетенции Генпрокуратуры.

И если сейчас парламент утверждает и увольняет генпрокурора, то в отношении директора ГБР такого права иметь не будет. Последнего назначит глава государства по представлению премьер-министра, после конкурсного отбора. В конкурсную комиссию войдут по три человека по квотам президента, а также ВР и Кабмина. Думается, при нынешнем их составе Петру Порошенко нетрудно будет гарантировать себе большинство в этой комиссии.

А ГБР (как и Антикоррупционная прокуратура) будет работать независимо от того, согласится ли ВР с новой конституционной реформой от Порошенко.

О втором фронте президентских надежд

Тем временем на сайте Президента Украины появилось сообщение о том, что в первой декаде декабря вице-президент США Джозеф Байден посетит Киев. Это будет уже четвертый с момента победы евромайдана визит американского политика в нашу страну.

Первый состоялся 21—22 апреля 2014 г. — и через десять дней АТО началась всерьез, с применением армейских частей, артиллерии и авиации. 7 июня того же года Байден во главе делегации США прибыл на инаугурацию Петра Порошенко. И еще раз он посетил Киев 21 ноября, во время завершения подготовки коалиционного соглашения и формирования Кабмина по итогам парламентских выборов.

Как видим, все визиты Байдена связаны во времени с серьезными внутриполитическими событиями. И в этот раз его прибытие ожидается накануне 11 декабря, когда истечет год с момента утверждения программы правительства — и, соответственно, прекратит действие мораторий на его отставку.

Похоже, до тех пор никаких резких кадровых движений в верхах ждать не стоит. Разве что не исключена отставка Генпрокурора Виктора Шокина, на чем американцы настаивают практически открыто, — нужно же продемонстрировать высокому гостю свою сговорчивость. А вот за Яценюка в президентской команде, похоже, решили побороться.

В этом отношении показательны высказывания зампредседателя фракции БПП Игоря Кононенко. Комментируя возможность отставки Кабмина, политик, которого называют серым кардиналом Порошенко, напомнил, что по итогам прошлогодних выборов в ВР были достигнуты договоренности: спикером стал представитель президентской силы, а премьером — выдвиженец «Народного фронта». И подчеркнул: «В любых вариантах я исключаю ситуацию, при которой премьер-министром может стать представитель не от НФ. Это разрушает договоренности».

Понятно, что с оценкой Игоря Кононенко можно поспорить, ведь рейтинг премьера и его политической силы стремится к нулю. При этом НФ никогда не был партией лидерского типа. По сути это предвыборное ситуативное объединение различных политиков вокруг главы Кабмина.

В случае отставки Яценюка его нынешние соратники наверняка примкнут к более перспективной политсиле. Понятно, что таковой является БПП, — и в иной ситуации команда президента всячески способствовала бы подобному развитию событий, что позволило бы значительно усилить позиции Порошенко в ВР и получить полностью подконтрольного премьера.

Но очевидно, проблема в том, что западные партнеры настаивают на премьере «со стороны», практически независимом от президента (т. е. полностью подконтрольном этим самым партнерам). Ведь наивно полагать, будто разочарование американцев сосредоточилось исключительно на Арсении Яценюке, никак не коснувшись Петра Порошенко.

Другое дело, что замена президента — процедура длительная и рискованная. Поэтому, похоже, ему отведена роль представительской фигуры, а реальные рычаги власти будут постепенно переходить в руки нового премьера.

В такой ситуации ослабленный Яценюк является для Порошенко лучшим вариантом. Линия защиты, судя по другим высказываниям того же Кононенко, будет строиться на «сохранении стабильности» и невозможности переформатирования нынешней коалиции.

Однако не исключена попытка провести в премьеры другого представителя «Народного фронта». Хотя, если Байден сделает предложение, от которого нельзя отказаться, занять кресло Яценюка могут Яресько или Саакашвили.

О режиме с поправкой на стадию

И еще об одном визите. На фоне обострения ситуации на Донбассе в Киев приехал Пьер Морель. Дипломат, предложивший план урегулирования конфликта, встретился с народными депутатами из фракций большинства. Как сообщила представительница БПП Иванна Климпуш-Цинцадзе, встреча, на которой обсуждалось видение минского процесса, носила неофициальный характер. Раскрывать подробности разговора она отказалась.

Тем не менее некоторые детали попали в СМИ. От участвовавших во встрече депутатов стало известно, что ее инициатором якобы выступил Порошенко. Президент, мол, хотел показать Морелю, будто всячески стремится осуществить его план — но все упирается в парламент, который не приемлет такой формат урегулирования. (По сведениям из тех же источников, разговор был довольно напряженным: Морель не ожидал, что депутаты так жестко относятся к его инициативам.)

Было так или иначе, вся история вполне вписывается в линию Петра Порошенко — демонстрировать Западу, что он-де стремится к прочному миру, вот только политикум и общество не готовы к этому.

А тем временем — не успели еще отгреметь фанфары по поводу принятия ВР с пятой попытки антидискриминационной поправки к Кодексу законов о труде (которая представлялась едва ли не последней преградой на пути к безвизовому режиму с ЕС) — глава МИДа Павел Климкин остудил всеобщий пыл.

На правительственном часе в парламенте министр сообщил, что наша страна выполнила 18 из 54 рекомендаций Еврокомиссии относительно получения безвизового режима. Остальные 36 находятся в стадии исполнения. При этом Климкин подчеркнул: «Нет ни одного обязательства, которое мы не выполнили».

Cтранно — как можно говорить о том, что сделано все, если 2/3 работы еще «в стадии»?

При всем том глава МИДа уверен, что Украина может получить безвизовый режим с Евросоюзом в конце лета — начале осени 2016 г. «Но для этого мы реально должны выполнить то, что должны выполнить: принятие законов и выполнение этих законов», — сказал он журналистам в кулуарах ВР.

То есть вопрос не только в принятии законов и других регулятивных актов (абсолютное большинство из 36 рекомендаций — вне компетенции парламента, так что свою часть работы ВР выполнила), но и в их выполнении. И выполнение должно неукоснительно соответствовать принятой в ЕС практике.

А там, между прочим, дискриминация сексуальных меньшинств — понятие гораздо более широкое, чем представляется нашим депутатам.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

О чем бы я спросил Януковича

Судя по допросу экс-президента, восстановление полной картины событий на майдане не...

Тихое Прикарпатье

Для центральной власти возможная дестабилизация, активизация протестных выступлений...

Соло для саксофона и лопаты

Деятельность землячества ивано-франковцев в столице напомнила мне анекдот советских...

МАФы отправят в армию

Рациональное применение демонтированным МАФам нашли в Днепре. По решению...

Нас бросят не сразу

В Украине найдены друзья Трампа, а в США — друзья Украины

«Электрогенерирующее дерево» — первое в Украине

Стильный ветрогенератор установлен в Одессе, на Старосенной площади

Этот жир убил Саакашвили. Кто отравится следующим?

Чудовищная цена Одессы — одна из причин того, что полный контроль над регионом...

Вы одесситы или где?

Сейчас с варьете дела обстоят значительно лучше, но кое-чего городу у моря все-таки...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка