Манящая точка невозврата

№9v(737) 13 — 19 марта 2015 г. 13 Марта 2015 2 4.6


12 марта исполнился месяц со дня подписания Минских соглашений. Срок достаточный, чтобы говорить о первых результатах — и оценивать перспективы выполнения мирного плана.

Итак, договоренность о прекращении боевых действий худо-бедно выполняется. Что же касается отвода тяжелых вооружений, то теоретически он должен был бы завершиться еще дней десять назад. Ведь п. 2 соглашения устанавливает, что этот процесс «должен начаться не позднее второго дня после прекращения огня (т. е. с 16-го или с утра 17 февраля, так как перемирие стартовало в полночь 15-го. — С. Б.) и завершиться в течение 14 дней».

Но отвод артиллерии начался заметно позже, и хотя происходит достаточно активно, складывается впечатление, что этому нет конца. Так, «замглавы штаба» «ДНР» Эдуард Басурин выражал надежду, что 8 марта Специальная мониторинговая миссия ОБСЕ (СММ) сделает официальный доклад о ситуации со всеми указанными в Минских соглашениях артиллерийскими системами. Сам процесс, по мнению Басурина, должен был завершиться 7 марта, когда исполнялось две недели с начала отвода вооружений сепаратистами. Однако Генштаб ВСУ объявил об отводе лишь 26 февраля.

А 9 марта спикер АТО Андрей Лысенко заявил: «Украинская сторона осуществила четыре этапа отведения тяжелого вооружения при мониторинге представителей ОБСЕ, в присутствии украинских и иностранных СМИ. Мы ожидаем от противника такого же шага, но мы пока не получили подтверждения, что враг также отвел тяжелое вооружение». И подчеркнул: «Просто оголять передний край мы полностью не будем. Мы сейчас ждем, когда враг также докажет, что он действительно отвел вооружения».

Что же касается доклада ОБСЕ, еще 6 марта представитель СММ Майкл Боцюркив рассказал, что в ближайшие дни организация не намерена публиковать каких-либо итоговых документов. Ведь, по его словам, стороны не предоставили наблюдателям информацию о численности вооружений вблизи линии соприкосновения, путях их отвода, а главное — о местах дальнейшей дислокации.

В отчетах СММ, которые публикуются почти ежедневно, постоянно говорится о колоннах якобы отступающей техники. Но при этом наблюдатели обычно подчеркивают, что не могут установить, действительно ли она отводится на должное расстояние — как правило, им не разрешают сопровождать эти колонны. В последних докладах речь чаще идет о таких запретах с украинской стороны, видимо, потому, что сепаратисты действительно отвели артиллерию раньше.

Словом, каждая из сторон обвиняет противника в том, что тот просто передислоцировал и замаскировал вооружения или же заменил реально отведенное оружие аналогичным. И отчеты СММ не могут ни подтвердить, ни опровергнуть эти утверждения.

Здесь мы имеем дело с технической проблемой. И о средствах ее решения как раз говорится в п. 3 Минских соглашений: «Обеспечить эффективный мониторинг и верификацию режима прекращения огня и отвода тяжелого вооружения со стороны ОБСЕ с первого дня отвода, с применением всех необходимых технических средств, включая спутники, БПЛА, радиолокационные системы и пр.».

Однако в отчетах ОБСЕ последнего времени ничего не говорится об использовании беспилотников с этой целью. Действительно, таких аппаратов у наблюдателей мало — генсек организации Ламберто Заньер на днях признал, что в распоряжении СММ лишь три БПЛА. МИД Германии уже заявляло о готовности поставить миссии такие аппараты. Однако пока нет данных ни об их количестве, ни о сроках поставки.

Тем временем замглавы СММ Александр Хуг заявил, что миссия требует безусловного доступа в 50-километровую зону вдоль линии соприкосновения в качестве первой меры для верификации отвода тяжелых вооружений. По его словам, это временная замена требования о предоставлении информации о вооружениях, маршрутах их отвода и местах складирования (которое стороны не выполнили).

Кроме того, Хуг сказал, что миссия предлагает сторонам доступ к своей закрытой системе связи как гарантию неразглашения секретной информации. «Например, мы скажем, что СММ видела место концентрации (складирования) вооружений и потом видела его на следующий день. Мы не будем говорить, что видели его в городе Антрацит. Но мы скажем: мы видели, что вооружения убраны за линию отвода, и мы видели их в точке концентрации».

Эти слова прозвучали 5 марта, а на следующий день представитель России при ОБСЕ Андрей Келин на заседании постоянного совета организации указал: «Непродуктивно со стороны СММ выдвигать труднореализуемые дополнительные условия осуществления мониторинга и верификации отвода техники, о которых сами конфликтующие стороны не договаривались. Сейчас в первую очередь следует проверить отсутствие или наличие подлежащих отводу вооружений в зоне безопасности и зафиксировать это. Главное — чтобы в этой зоне не осталось тяжелых вооружений, которые представляют основную угрозу для мирного населения».

Здесь непросто понять сущность расхождений России и ОБСЕ. В последних двух фразах Келин как будто солидаризируется с Хугом относительно доступа миссии в 50-километровую зону (ясно, что без этого невозможна проверка, о которой говорит российский дипломат). Однако очевидны опасения, что в работе, близкой к разведывательной, наблюдатели подыграют противной стороне.

Тем более что абсолютное большинство участников миссии представляют государства, не скрывающие симпатий к Киеву. Впрочем, есть в ее составе и россияне. В ноябре тот же Келин говорил, что их 19 из 272 (правда, не все наблюдатели находятся на Донбассе, ведь СММ развернута по всей стране, хотя, конечно, подавляющая часть — в зоне конфликта).

Обратим внимание и на такой момент: Москва ничего конкретного не говорит о техническом усилении СММ, прежде всего беспилотниками.

В свою очередь Киев не делал никаких широких жестов, свидетельствующих о готовности пускать наблюдателей куда угодно в прифронтовой полосе.

О несбыточном — выборах без клоунов и подонков

Судя по всему, вряд ли в скором времени будет объявлено, что отвод артиллерии состоялся. Ведь признание этого факта будет означать необходимость перехода к следующей стадии урегулирования конфликта, политической.

Пункт 4 Минских соглашений гласит: «В первый день после отвода начать диалог о модальностях проведения местных выборов в соответствии с украинским законодательством и Законом Украины «О временном порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей», а также о будущем режиме этих районов на основании указанного закона.

Незамедлительно, не позднее 30 дней с даты подписания данного документа, принять постановление Верховной Рады Украины с указанием территории, на которую распространяется особый режим в соответствии с Законом Украины «О временном порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей» на основе линии, установленной в Минском меморандуме от 19 сентября 2014 г.».

Совершенно точно можно сказать, что последний подпункт в срок выполнен не будет — 30 дней с момента подписания соглашений истекают 15 марта, а ближайшее пленарное заседание ВР запланировано на 17-е. Конечно, два дня особой роли не играют, но высказывания официального Киева не дают повода говорить о стремлении четко придерживаться договоренностей.

Заместитель министра иностранных дел Вадим Пристайко заявил: «Мы понимаем, что в нынешней ситуации существует необходимость «сшить» Украину, от которой отрывают куски наши соседи, и мы готовы идти навстречу, учитывать мнение местного населения этих регионов. Но мы не можем, и не будем разговаривать с полевыми командирами. Для этого есть выборы и тот, кто будет избран (даже Плотницкий или кто угодно другой законно избранный) будет представлять регион и принимать участие в дальнейшем политическом процессе. А подсовывать каких-то российских граждан или наемников и делать из них лидеров Донецка и Луганска — это несправедливо».

По словам дипломата, выборы на контролируемой «ДНР-ЛНР» территории могут пройти только после отвода оттуда вооружений и войск, и этот факт должен быть зафиксирован ОБСЕ.

«Мы не можем проводить выборы, когда в регионе находится неизвестное количество иностранных вооруженных формирований и просто каких-то клоунов, — заметил Вадим Пристайко. — Кто будет принимать участие в выборах — донские казаки?».

Несколько ранее Арсений Яценюк прокомментировал ситуацию с местными выборами на Донбассе значительно жестче: «Мы их проведем. Заберите своих бандитов с автоматами и восстановите украинскую центральную власть — тогда мы проведем там выборы. Но легитимизировать этих подонков мы не будем через местные выборы, которые являются незаконными, если там находятся российские террористы».

Фактически премьер заявил о несогласии выполнять Минские соглашения. Впрочем, косвенно свое отношение к ним он выразил и следующей фразой: «Нужно понимать, что конфликт на востоке — это конфликт не на год, не на два и даже не на пять».

Как видим, общая линия выражена достаточно однозначно — выборы после восстановления контроля над «отдельными районами». А ведь в Минских соглашениях прописан прямо противоположный алгоритм (обратим внимание на последовательность пунктов):

«9. Восстановление полного контроля над государственной границей со стороны правительства Украины во всей зоне конфликта, которое должно начаться в первый день после местных выборов и завершиться после всеобъемлющего политического урегулирования (местные выборы в отдельных районах Донецкой и Луганской областей на основании Закона Украины и конституционная реформа) к концу 2015 года...

10. Вывод всех иностранных вооруженных формирований, военной техники, а также наемников с территории Украины под наблюдением ОБСЕ. Разоружение всех незаконных групп».

И наконец о позиции главы государства. 9 марта в интервью Первому национальному Петр Порошенко, рассказывая о тяжелейших последствиях войны (это слово он употреблял не раз), признал: «Пока идет война, инвестиции в Украину не придут, и людям нужно говорить правду». При этом он отметил успехи в реализации военных пунктов Минских соглашений: «Львиную долю систем залпового огня, тяжелой артиллерии украинская сторона отвела, и мы наблюдаем, что значительную часть отвели и поддерживаемые Россией боевики».

Однако аспекты политической части соглашений — конституционной реформы, статуса взбунтовавшихся районов Донбасса, местных выборов, социальных выплат — в интервью не упоминались (в отличие от темы возвращения Крыма). Президент лишь дал понять, что в условиях мира проблема решится легче: «В каждый день мира террористы теряют поддержку на оккупированных территориях. Люди не понимают, зачем им платить такую огромную цену, не получая ни копейки, зачем кормить эту банду с оружием. И это и есть наш эффективный путь». Т. е. на волне такой логики зритель должен прийти к мысли, что все произойдет само собою: местное население свергнет сепаратистов — и устремится в объятия Украины.

О неумолимой логичности подкупа

Конечно, основания для такой логики есть. Даже явно симпатизирующее сепаратистам российское агентство РИА «Новости» 6 марта сообщило: «В Донецке сейчас тихо, боевые действия не ведутся, но градус напряжения растет уже в иной плоскости, в обществе назревает социальное напряжение, вызванное послевоенной разрухой, массовой безработицей, безденежьем, дефицитом и без того постоянно дорожающих продуктов» (выделено РИАН. — С. Б.).

И все же трудно предположить, что это недовольство приведет к каким-то результатам, кроме усиления миграции. Но активные сторонники единой Украины в большинстве уже давно покинули те края. А оставшимся война не прибавила симпатий к Киеву. И даже не испытывающий любви к сепаратистским вожакам рядовой житель Донбасса вполне может рассуждать так: «Когда людей хотят привлечь на свою сторону, их стараются подкупить. Но раз нас не пытаются подкупить, вернув пенсии, то что же будет, если мы вновь окажемся под Украиной».

К тому же идея объявить «ДНР» и «ЛНР» террористическими организациями в тамошнем массовом сознании равнозначна признанию террористами всех, кто проживает в этих районах.

Еще один важный момент. Объявив о создании Конституционной комиссии, Петр Порошенко ничего не сказал о том, как при разработке изменений к Основному Закону будет учитываться мнение жителей Донбасса — хотя к этому прямо обязывает п. 11 Минских соглашений. А Владимир Гройсман 10 марта сказал, что к консультациям об изменении Конституции должны быть привлечены руководители местной власти, избранные на Донбассе в 2010 г. (но ничего сейчас не контролирующие, о чем глава парламента умолчал). Избранные, подчеркнул председатель ВР, законно.

А ведь при желании и президент, и спикер вполне могли бы сказать, что сразу после проведения на Донбассе местных выборов будет решен вопрос об участии представителей края в Конституционной комиссии.

О нежелании Киева обсуждать политические вопросы говорит и отсутствие видеоконференций с сепаратистами (последняя состоялась 3 марта и на ней стороны обсуждали отвод вооружений). Что же касается новой встречи контактной группы, соответствующую информацию озвучила лишь пресс-секретарь Леонида Кучмы Дарка Олифер. 6 марта она сообщила о возможных переговорах в последней декаде месяца. Никаких других сообщений по этому поводу не звучало.

О переговорах за закрывающимся окном

Очевидно, что Украина сейчас постарается заморозить политические переговоры. Откладывать их можно, ссылаясь на то, что и боестолкновения продолжаются, и не все артиллерийские системы отведены — или же отвод не полностью верифицирован ОБСЕ (а с учетом того, о чем говорилось выше, этот процесс может весьма затянуться).

Сепаратисты и Россия, наоборот, настаивают на переговорах о политическом статусе Донбасса. Глава МИД РФ Сергей Лавров в этой связи даже предложил Западу ввести санкции против Украины за невыполнение Минских договоренностей (вспомним: его немецкий коллега как-то говорил о возможности санкций «по отношению к обеим сторонам»).

Ситуация действительно выглядит так, что Киев отступает от соглашений, в то время, как противоположная сторона стремится их скрупулезно выполнять (включая и вопросы реинтеграции «отдельных районов» в Украину).

Представляется, что постоянная критика Москвой позиции Киева в этом плане имеет целью побудить европейцев говорить вслух те вещи, которые произносятся кулуарно. Так, недавно Владимир Путин утверждал, что параметры особого статуса районов Донбасса, прописанные в примечании к пункту 11 Минских соглашений (языковое самоопределение, создание народной милиции и др.), появились по настоянию лидеров ФРГ и Франции. Очевидно, это правда — по нашей информации, Меркель и Олланд в Минске вообще настойчиво говорили о необходимости федерализации Украины.

Но пока приходится констатировать: с утверждением перемирия украинская тема стала занимать западных политиков заметно меньше. Так, совместная с премьером Японии Синдзо Абэ пресс-конференция 9 марта стала для Ангелы Меркель первым за долгое время подобным мероприятием, где она ни слова не сказала о нашей стране. Наконец, если критика руководства Украины и имеет место, она все же не звучит публично, как во времена Януковича.

С учетом этого наша власть может полагать, будто имеет пространство для маневра — и даже надежду на то, что европейцы скорректируют позицию, которую занимали в Минске. Так, та же Ангела Меркель 3 марта на пресс-конференции с главой Еврокомиссии Жан-Клодом Юнкером сообщила: «Мы вчера после видеоконференции с президентом США подчеркнули: существует взаимосвязь между нынешними санкциями и полной реализацией этого пакета до того момента, пока Украина вновь не получит доступ к границе с Россией. Территориальная целостность Украины будет только тогда восстановлена, когда украинские пограничники смогут охранять границу на всем ее протяжении».

И ни Меркель, ни Юнкер не упомянули о том, о чем я уже писал выше: по Минским соглашениям возвращение Украине контроля над границей — завершающая стадия урегулирования, которая должна произойти лишь после конституционной реформы, устраивающей Донбасс.

Тем временем на брифинге в Совете безопасности помощник генсека ООН Иван Шимонович сказал, что даже в условиях относительного перемирия положение на Донбассе только ухудшается: «После гибели более шести тысяч человек, миллиона перемещенных и сотен тысяч беженцев, дальнейших нарушений международных законов и прав человека, конфликт еще не достиг точки невозврата. Однако окно возможностей, похоже, быстро закрывается».

О надлежащем волеизъявлении

Наиболее резонансным внутриполитическим событием недели стала смена власти в Днепропетровске. Была она проведена показательно, на заседании горсовета. Хотя изначально, по словам депутатов, сессия готовилась как рядовая: «В повестке дня были обычные вопросы. Но, придя на заседание, мы увидели, что повестка изменилась кардинально. Там был единственный вопрос — о снятии и переизбрании секретаря горсовета». Следует сказать, что согласно регламенту секретарь горсовета наделен полномочиями мэра — до проведения выборов в местные органы власти, которые состоятся осенью этого года.

Все шесть часов, пока выбирали нового руководителя города, в зале присутствовали народные депутаты, которых связывают с Игорем Коломойским: Борис Филатов, Андрей Денисенко и Виталий Куприй. Прибыл и заместитель председателя Днепропетровской ОГА Геннадий Корбан.

Денисенко заявил перед депутатами: «Те люди, которые поддерживали Януковича, должны уйти, необходимы кадровые изменения». Филатов объявил, мол, они с Ярошем, посоветовавшись, решили, что еще не пришло время говорить свое слово. И он будет находиться здесь как наблюдатель, надеясь, что «депутатам удастся выразить свое волеизъявление надлежащим образом».

Далее Куприй сообщил: у него есть «неопровержимые доказательства того, что именно секретарь горсовета Романенко организовывал первый разгон евромайдана». И напомнил, что именно он вместе с Филатовым и Денисенко добился его отставки — но расследование заблокировал генпрокурор Ярема. Лишь после ухода последнего появилась возможность кадровых перемен: «Пришли люди, которые готовы установить справедливость в Днепропетровске». Вполне прозрачный намек на команду Коломойского.

По результатам голосования Максима Романенко на должности секретаря горсовета сменила Галина Булавка.

А столь брутальное решение кадрового вопроса такого высокого уровня (и. о. мэра миллионного города) стало беспрецедентным даже для постмайданной Украины.

Скандальной сессии предшествовал всплеск информационной войны. Максим Романенко обвинил Геннадия Корбана в том, что тот якобы выкрал директора департамента корпоративных прав горсовета Александра Величко. И требовал за его жизнь заявление об отставке с поста секретаря горсовета. Пропавший 25 февраля Величко так и не объявился, но в интернете есть видео, где он рассказывает о том, как обеспечивал незаконные схемы, выгоду от которых получал в т. ч. Романенко.

Кроме этого, за два дня до сессии еще один заместитель главы Днепропетровской ОГА Святослав Олейник рассказал о хищениях в мэрии — на пресс-конференции совместно с представителями Государственной фискальной службы и облпрокуратуры.

Таким образом, можно констатировать, что после устранения Виталия Яремы Игорь Коломойский полностью переподчинил себе местные структуры центральных органов власти. И зачищает область от конкурирующего клана Вилкулов (за которыми стоит Ринат Ахметов).

О наказании по текущему курсу

Но самый резкий ход днепропетровский губернатор сделал на заседании Специальной парламентской контрольной комиссии по вопросам приватизации (которую возглавляет Борис Филатов). Он рассказал, как происходила приватизация самых лакомых кусков экономики.

Так, по словам Коломойского, стоимость «Укррудпрома» независимые эксперты оценивали в 40—50 млрд. долл., — а он был продан за 500 млн. Среди других вопиющих примеров коррупционной приватизации олигарх назвал «Криворожсталь», Никопольский завод ферросплавов, облэнерго и т. д.

Цитата из стенограммы заседания комиссии: «Сергей Лещенко: Вопрос по поводу 5 млн. в месяц, которые вы платили Пинчуку в 2004 году — вы считаете, что это была взятка или нет? Если взятка, это явка с повинной с вашей стороны? — Коломойский: Мы же знаем, что тот, кто дал взятку и первый пришел, сказал об этом — ему ничего за это не будет. (Смех) — Л.: То есть вы признаете, что за управление «Укрнафтой» давали 5 млн. долларов в месяц? — К.: Да».

И тут же, сообщает «УП», днепропетровский губернатор предложил отменить результаты приватизации: «Я бы возвращал это при помощи национализации и экспроприации — отдельного закона про национализацию... В законе я бы вернул уплаченные деньги за государственное предприятие в случае, если ВСК и ГПУ не докажут состав преступления. Это и есть наказание по текущему курсу. Допустим, купили за копейки — всего 100 млн грн. ЮГОК. И вот надо вернуть эти деньги. По нынешнему валютному курсу это наказание.

Если будет доказано, что это преступление и преступный сговор, тогда должна быть экспроприация — никакого возврата денег нет в погашение убытка государству».

На этом фоне совсем уж деталью выглядит новость о том, что Игорь Коломойский создает на базе «Экономического развития» новую депутатскую группу в ВР — «Возрождение». Впрочем, и здесь можно говорить о приватизации одноименной партии, созданной еще Георгием Кирпой в 2004-м. В числе четырех депутатов, пополнивших группу после ребрендинга, — лидер этой партии, бывший глава Южной железной дороги Виктор Остапчук. Кстати, вся четверка — с Харьковщины, а двое (Валерий Писаренко и Дмитрий Святаш) избирались в ВР при поддержке Геннадия Кернеса. Что лишний раз намекает на стратегический альянс Коломойского и мэра Харькова.

Хотя вряд ли «Возрождение» задекларирует открытую связь с днепропетровским губернатором. Группа пока планирует находиться в оппозиции, но координировать действия с Оппозиционным блоком не будет.

Действительно, известные члены активно реорганизующейся партии, включая бывшего мэра Херсона Владимира Сальдо, который должен возглавить тамошнее региональное отделение — или бывшие «регионалы», или их преданные попутчики времен Януковича (тот же Остапчук состоял во фракции ПР и приостанавливал членство в «Возрождении»). И находиться с ними в одной команде таким фигурам, как Борис Филатов и прочие ярые враги бывшего режима из команды Коломойского, совсем не комильфо.

Скорее, речь идет об альтернативе Оппозиционному блоку в юго-восточных областях в преддверии местных выборов. Ведь с бенефициарами ОБ — Ахметовым и Фирташем — отношения у Коломойского крайне напряженные, и отдавать им контроль над местными советами губернатору-олигарху вовсе неинтересно.

В любом случае можно констатировать, что Игорь Коломойский начал очень крупную (и достаточно рискованную) игру. По сути он бросил вызов едва ли не всей украинской политической и бизнес-элите, используя такую популярную в обществе тему, как борьба с коррупцией и пересмотр итогов несправедливой приватизации. Вот только война элит Украине в нынешней ситуации, говоря медицинским языком, совершенно противопоказана.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

О чем бы я спросил Януковича

Судя по допросу экс-президента, восстановление полной картины событий на майдане не...

Тихое Прикарпатье

Для центральной власти возможная дестабилизация, активизация протестных выступлений...

Соло для саксофона и лопаты

Деятельность землячества ивано-франковцев в столице напомнила мне анекдот советских...

МАФы отправят в армию

Рациональное применение демонтированным МАФам нашли в Днепре. По решению...

Нас бросят не сразу

В Украине найдены друзья Трампа, а в США — друзья Украины

«Электрогенерирующее дерево» — первое в Украине

Стильный ветрогенератор установлен в Одессе, на Старосенной площади

Этот жир убил Саакашвили. Кто отравится следующим?

Чудовищная цена Одессы — одна из причин того, что полный контроль над регионом...

Вы одесситы или где?

Сейчас с варьете дела обстоят значительно лучше, но кое-чего городу у моря все-таки...

Комментарии 2
Войдите, чтобы оставить комментарий
Брoдяга
15 Марта 2015, Брoдяга

Уважаемый (когда-то. Лет 10 назад...) г-н БурлаченкоЭ может всё-таки укажете в своиз "анализах", что Мишка Бочкарёв (зампред миссии ОБСЕ) - канадец украинского происхождения и ещё его дед с бабкой участвовали в "создании" Талергофа и Терезина? И что "отвод тяжёлых вооружений" не подтверждён ТОЛЬКО СО СТОРОНЫ УКРОКАРАТЕЛЕЙ! Ибо в любом интервью представителей миссии ОБСЕ (да, той самой СОВМЕСТНОЙ МОНИТОРИНГОВОЙ...) звучит единственное: "видели как едут в сторону, но проверить не смогли! Были остановлены бойцами украинских вооружённых сил ДО ПРИБЫТИЯ КОЛОНН НА МЕСТО ДИСЛОКАЦИИ. ЗА 20-30 КМ...) Столь нелюбимые Вами повстанцы (не "сепаратисты", террористы" и всё, что Вы можете "выдумать" (понимаю - цензура)) уж 2 недели как показали не тоько отвод техники калибром более 120 мм, но и получили подтверждение СКК ОБСЕ. В отличие от "украинских войск". Цитировать Вам заявления не только Порошенко с Яценюком да авакоково-турчиновыми о том, что "мы не намерены вести преговоры... отводить войска... ОБСУЖДАТЬ КОНСТИТУЦИОННУЮ РЕФОРМУ"!? Не... не буду! Можете "поднять" собственные "Новости "2000"" и процитировать их сами. Извините, но неужели "бабло побеждает зло" в Вашем исполнении? Не хотелось бы в это верить, но... "что написано пером - не вырубишь топором". Ну а про "новую прихватизацию" и передел собственности не писал только ленивый. Даже на сайте нынешних "2000" Ваши коллеги писали об этом. Только Вам "не видать"? И наглости "Приват банка", мародёрства "добровольческих батальонов", откровенно нацистской символики и действий всей этой шушеры?..Когда-то, был о Вас лучшего мнения. Извините!..

- 9 +
Алексей Крым Россия
14 Марта 2015, Алексей Крым Россия

Сергей, почему вы называете жителей Донбасса сепаратистами?

- 12 +
Блоги

Авторские колонки

Ошибка