Минские соглашения: мяч на поле Украины

№16v(744) 1 — 7 мая 2015 г. 30 Апреля 2015 2 5

Возобновление/невозобновление боевых действий зависит от выполнения политической части договоренностей об урегулировании

В последнее время появляется все больше сообщений о том, что Европа оказывает давление на Киев с целью заставить майданный режим исполнять обязательства, которые от имени Украины подписал президент Порошенко в Минске 12 февраля. Речь прежде всего о политической части договоренностей.

Так, британская The Financial Times пишет, что «Германия и другие ключевые европейские игроки давят на Украину, убеждая в необходимости ускорить реализацию Минских соглашений, чтобы не давать России оправданий для возобновления агрессии».

Судя по последним комментариям со стороны европейских дипломатов и политиков, отмечает издание, в ЕС стремятся облегчить напряженность в отношениях с Владимиром Путиным — «даже ценой раздражения Киева». В связи с чем европейские дипломаты призывают Петра Порошенко «придерживаться соглашений и осуществлять обещанные политические реформы».

Так, немецкие дипломаты считают, что Киев должен быть более готовым к уступкам. «Немецкие чиновники ведут переговоры с обеими сторонами конфликта, но в первую очередь — с Киевом. Потому что если украинцы не сделают того, что необходимо, у русских всегда будет повод возобновить конфликт», — сказал в комментарии The Financial Times глава программ Восточной Европы и Центральной Азии в Германском обществе внешней политики Штефан Майстер. Берлин опасается, что «Киев затягивает выполнение политической части хрупкой сделки, в частности, пытается отложить децентрализацию власти до тех пор, пока сепаратисты не потеряют возможность влиять на местные выборы».

Президент Франции Франсуа Олланд во время недавнего визита Порошенко в Париж, напоминает издание, также подчеркнул, что ждет от Киева «полной реализации Минских соглашений».

Американская The Wall Street Journal накануне саммита Украина—ЕС в Киеве отмечала, что нынешний украинско-европейский форум пройдет на фоне серьезного кризиса доверия между Киевом и западными соседями: «Если в течение прошлого года ЕС и Украина углубляли отношения в условиях того, что стороны считают российской агрессией, то после заключения Минских соглашений в этих отношениях возникла серьезная напряженность». Со стороны Европы есть опасения, что «обязательства Украины по изменениям внутренней экономической и политической жизни не будут выполнены до конца». «В Европе опасаются, что со временем это приведет к усугублению экономических проблем Киева и вызовет новый кризис в отношениях с Россией», — подчеркивало издание.

Заметим, что и в совместном заявлении по итогам саммита Украина—ЕС, хотя оно и было выдержано в дипломатических тонах, тем не менее содержатся требования к Киеву относительно выполнения политической части Минских соглашений.

В п. 6 говорится о необходимости внедрения «инклюзивной конституционной реформы». Он предполагает, что к процессу разработки изменений к Конституции должны быть привлечены представители политических и общественных групп, отражающих интересы всех регионов страны.

А в п. 11 и 12 говорится о необходимости реализации Минских соглашений, «включая комплекс мероприятий от 12 февраля 2015 г., поддержанный резолюцией Совета Безопасности ООН №2202 от 17 февраля 2015 г.».

Упоминание о таком документе, как «Комплекс мер по выполнению Минских соглашений» (его в Минске подписали спецпредставитель председателя ОБСЕ Хайди Тальявини, второй Президент Украины Леонид Кучма, посол РФ в Украине Михаил Зурабов и представители самопровозглашенных «ДНР» и «ЛНР» Александр Захарченко и Игорь Плотницкий), отнюдь не случайно. И тем более не случайно (добавим, весьма уместно) было напоминание о резолюции СовБеза ООН от 17 февраля, которая утвердила этот документ.

Таким образом, с 17 февраля «Комплекс мер по выполнению Минских соглашений» — это уже не просто Минские договоренности, а решение СовБеза ООН, обязательное для исполнения. И невыполнение означенного документа — не что иное, как нарушение резолюции СовБеза ООН.

Интерес Европы в как можно более скором завершении конфликта на востоке Украины очевиден.

Во-первых, военные действия в государстве, граничащем с ЕС, само по себе угроза и ворох проблем для Европы, от которых она не сможет отмахнуться и противодействие которым требует материальных и финансовых затрат (беженцы, преступность, незаконный оборот оружия, риск распространения эпидемий и т. д. и т. п.)

Во-вторых, пока конфликт не разрешен, всегда есть вероятность его перерастания в большую войну на континенте, в которую окажутся втянутыми ядерные державы.

В-третьих, Европа подписала соглашение о политической ассоциации с Украиной, которую нынешняя ситуация (сопутствующая военным действиям) превращает в государство, все менее напоминающее европейское с точки зрения как ценностей (рост национализма, преследование инакомыслия, подавление политических оппонентов вплоть до политических убийств), так и стандартов жизни (претендующая быть частью Европы Украина скатилась до африканского уровня).

В-четвертых, Европа вынуждена нести значительную часть бремени из-за экономического кризиса в Украине, во многом обусловленного ситуацией на востоке. Находящийся не в блестящем экономическом и финансовом положении Евросоюз отнюдь не в восторге, что ему приходится выделять из своего бюджета помощь Киеву. И при сохранении напряженности на востоке (с постоянной угрозой возобновления боевых действий) Украина еще долго будет не в состоянии зарабатывать на собственное содержание.

Европа заинтересована в том, чтобы Украина сама смогла начать зарабатывать. В т. ч. и на российском рынке. Ибо все то, что сейчас теряет Киев от сворачивания торгово-экономических отношений с РФ, приходится компенсировать иностранными кредитами и помощью.

К слову, украинские политики из числа «ястребов», регулярно взывающие о введении санкций в отношении России (что по факту является не чем иным, как санкциями Украины против самой себя), повторяют, что в Европе, мол, удивляются: «Украина призывает Брюссель продолжать политику санкций против России, а сама их не вводит». Однако ни разу не приходилось от них слышать, кто конкретно так ставит вопрос.

На самом деле никто в Европе так вопрос никогда не ставил. Наоборот. Европа в прошлом году даже пошла на отсрочку полноценного запуска ЗСТ Украина—ЕС, лишь бы Россия не выходила из режима свободной торговли с Украиной (действующего в рамках ЗСТ СНГ). Потому что потеряв доходы на российском рынке, Киев придет к Европе за финансовой помощью.

В-пятых, Европа несет огромные потери из-за санкций, введенных ею против России, а равно и от ответных санкций, наложенных РФ на ЕС. Не секрет, что в Европе все громче голоса тех, кто недоволен антироссийскими санкциями и требует их отмены.

Например, глава управления по торговой политике при министерстве экономического развития Италии Федерико Айхберг на встрече с промышленниками в Милане заявил, что Италия больше не будет голосовать за продление санкций против России: «Италия с февраля ясно и четко дает понять, что совет министров не станет голосовать за продление санкций. Мы верим в Россию, в процветающую страну и надежного партнера».

В интервью польскому изданию Dziennik Gazeta Prawna 28 апреля президент Польши Бронислав Коморовский подчеркнул, что многие государства ЕС выступают за прекращение санкций против Российской Федерации. «Дело политики санкций висит на довольно тонкой политической нитке. Это не зависит только от России. Значительная часть государств Европейского Союза убеждена, что надо завершить политику санкций», — сказал он.

Известна позиция президента Кипра Никоса Анастасиадиса, президента Чехии Милоша Земана, венгерского премьера Виктора Орбана, руководства Словакии, Австрии, Испании — все они выступают за сворачивание санкций.

Кстати, невыполнение Киевом Минских соглашений (утвержденных резолюцией СовБеза ООН) может стать для ЕС удобным поводом для снятия санкций с РФ. Дескать, санкции должны были выступать в роли инструмента давления на Москву с целью содействовать процессу стабилизации на востоке Украины — но если сам Киев отказывается содействовать этому процессу (не исполняя обязательства по Минским соглашениям), то в чем тогда смысл санкций против РФ?

В-шестых, украинский кризис, начавшийся с евромайдана, дискредитирует ЕС, увеличивает число евроскептиков в странах Европы, подрывает позиции правящих европейских элит.

Не секрет, что растут симпатии к политическим силам — противникам Евросоюза. Они же являются политическими конкурентами тех, кто ныне находится при власти в странах ЕС и несет ответственность в т. ч. за развитие ситуации на Украине и вокруг нее. Отмена антироссийских санкций становится довольно популярным лозунгом у многих европейских партий, находящихся в оппозиции (с восстановлением прежнего уровня отношений с РФ увязываются, и небезосновательно, проблемы экономического роста, безработицы и т. д.).

Таким образом, Европа крайне заинтересована во что бы то ни стало разрулить ситуацию на Донбассе и ни в коем случае не допустить возобновления полномасштабных боевых действий.

Есть два пути: реинтеграция территорий, ныне контролируемых самопровозглашенными «ДНР» и «ЛНР», обратно в состав Украины и отказ от оной. Замораживание конфликта в качестве отдельного третьего варианта не рассматриваю, ибо это одна из вариаций второго.

В случае, если процесс пойдет по пути реинтеграции, возобновление масштабных боевых действий маловероятно. Если реинтеграции не будет — оно неизбежно.

И в качестве инструмента давления на переговорную позицию Киева. И, что еще более важно, для укрепления своей хозяйственной самодостаточности, а равно и военно-стратегического положения «ДНР» и «ЛНР» (дабы избежать в будущем «хорватского варианта»). Так же, как им было нужно Дебальцево (ж/д узел, соединяющий «ЛНР» и «ДНР»), аэропорт Донецка («ворота в Донецк»), им, например, нужны Луганская ТЭС (расположена в Счастье), Мариуполь (выход к морю) и т. д.

Силовая реинтеграция данных территорий невозможна. Это уже не раз давала понять Москва. И об этом не раз приходилось писать на страницах «2000» (см., например, «Порошенко больше других заинтересован в прекращении войны», 2.09.2014).

Призывающие к силовому варианту разрешения ситуации, к «войне до победного конца», какие бы патриотические рясы они ни напяливали, — либо дураки, либо провокаторы, предлагающие сыграть ва-банк, поставив на кон судьбу государства. При таком сценарии, безусловно, будут и победа, и конец. Вопрос только — чья победа и чей конец?

Украина не та страна, которая может позволить себе поражение. Например, Россия может проиграть войну, но для нее это будет лишь досадная страница в истории. А вот для Украины военное фиаско на Востоке может обернуться концом существования самого государства. Поэтому Украине, которой нельзя проигрывать, нельзя и ввязываться в войну. Как и проводить курс, который может привести к оной.

В контексте последнего тезиса и с учетом вышесказанного о том, что отсутствие процесса реинтеграции «отдельных районов Донецкой и Луганской областей» (как они называются в Минских соглашениях) с высокой вероятностью приведет к возобновлению военных действий, есть смысл вспомнить о политической части договоренностей в Минске — на исполнении которой Киевом настаивает Европа.

В документе под названием «Комплекс мер по выполнению Минских соглашений» (утвержденном — еще раз подчеркиваю — резолюцией СовБеза ООН) прописан четкий алгоритм действий по реинтеграции неконтролируемых Украиной территорий Донецкой и Луганской обл.

Во-первых, должен был начаться диалог о модальностях (т. е. способах) «проведения местных выборов в соответствии с украинским законодательством и Законом Украины «О временном порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей», а также о будущем режиме этих районов на основании указанного закона» и «полного восстановления социально-экономических связей, включая социальные переводы, такие как выплата пенсий и иные выплаты».

Как известно, не было и нет ни диалога (Киев наотрез отказывается вести какие бы то ни было переговоры с представителями самопровоз-глашенных республик), ни восстановления социально-экономических связей, тем более «полного». Наоборот — предпринимаются шаги к дальнейшему сворачиванию таких связей. Главу Донецкой ОГА г-на Кихтенко, который поднял вопрос о налаживании экономического взаимодействия с неконтролируемыми Киевом регионами, заклеймили как «коллаборациониста» и «предателя».

Украина должна была «обеспечить помилование и амнистию путем введения в силу закона, запрещающего преследование и наказание лиц в связи с событиями, имевшими место в отдельных районах Донецкой и Луганской областей». Тоже не сделано.

Верховная Рада в марте внесла правки в закон «Об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей» от 16 сентября 2014 г. Согласно изменениям выборы на данных территориях проводятся только после того, как они перейдут под полный контроль Украины — что в корне противоречит алгоритму, прописанному в Минских соглашениях.

В частности, обратим внимание на п.9:

«9. Восстановление полного контроля над государственной границей со стороны правительства Украины во всей зоне конфликта, которое должно начаться в первый день после местных выборов и завершиться после всеобъемлющего политического урегулирования (местные выборы в отдельных районах Донецкой и Луганской областей на основании Закона Украины и конституционная реформа) к концу 2015 года при условии выполнения пункта 11 — в консультациях и по согласованию с представителями отдельных районов Донецкой и Луганской областей в рамках Трехсторонней Контактной группы».

В свою очередь п.11, являющийся непременным условием реализации п.9, гласит: «Проведение конституционной реформы в Украине со вступлением в силу к концу 2015 года новой конституции, предполагающей в качестве ключевого элемента децентрализацию (с учетом особенностей отдельных районов Донецкой и Луганской областей, согласованных с представителями этих районов), а также принятие постоянного законодательства об особом статусе отдельных районов Донецкой и Луганской областей в соответствии с мерами, указанными в примечании, до конца 2015 года».

Читаем также меры, указанные в примечании: «освобождение от наказания, преследования и дискриминации лиц, связанных с событиями, имевшими место в отдельных районах Донецкой и Луганской областей; право на языковое самоопределение; участие органов местного самоуправления в назначении глав органов прокуратуры и судов в отдельных районах Донецкой и Луганской областей; возможность для центральных органов исполнительной власти заключать с соответствующими органами местного самоуправления соглашения относительно экономического, социального и культурного развития отдельных районов Донецкой и Луганской областей; государство оказывает поддержку социально-экономическому развитию отдельных районов Донецкой и Луганской областей; содействие со стороны центральных органов власти трансграничному сотрудничеству в отдельных районах Донецкой и Луганской областей с регионами Российской Федерации; создание отрядов народной милиции по решению местных советов с целью поддержания общественного порядка в отдельных районах Донецкой и Луганской областей; полномочия депутатов местных советов и должностных лиц, избранных на досрочных выборах, назначенных Верховной Радой Украины этим законом, не могут быть досрочно прекращены».

Можно, конечно, сказать, что Порошенко взял на себя завышенные обязательства, нередко выходящие за пределы его полномочий (то же принятие законов и внесение изменений в Конституцию — прерогатива Верховной Рады, а не президента). И тем не менее взял. А далее эти обязательства стали резолюцией СовБеза ООН от 17 февраля, которую Украина не может просто так игнорировать.

Суммируя. Согласно Минским соглашениям, порядок реинтеграции должен был быть такой: амнистия, выборы в самопровозглашенных республиках, создание отрядов народной милиции (будем говорить прямо: легализация военизированных формирований «ДНР» и «ЛНР»), реформа Конституции, предусматривающая глубокую децентрализацию. И только после этого — восстановление полного контроля над госграницей со стороны правительства Украины во всей зоне конфликта, что и означает реинтеграцию тех самых «отдельных районов Донецкой и Луганской областей».

Однако принципиально изменив алгоритм действий принятыми 17 марта правками к закону, Киев сделал невозможной ни реализацию Минских соглашений, ни реинтеграцию (политическими средствами) неконтролируемых территорий Донбасса.

Попытка Киева подменить вышеописанный механизм восстановления контроля над госграницей посредством ввода международного миротворческого контингента успехом не увенчалась.

Ситуация как бы подвисла. Но это ненадолго. Чем дальше — тем больше будет звучать обвинений в адрес Киева относительно срыва Минских соглашений (и не только со стороны РФ, но и Европы, которая уже начинает волноваться по данному поводу).

Дедлайн — конец 2015 года. К этому сроку должны быть проведены выборы «в отдельных районах Донецкой и Луганской областей» (причем на основе договоренностей, достигнутых в Минске) и завершена конституционная реформа (опять-таки — с учетом положений, зафиксированных в «Комплексе мер по выполнению Минских соглашений»).

Наконец, невыполнение политической части Минских соглашений одной из сторон (на данный момент все идет к тому, что это будет Украина) может развязать руки другой стороне относительно отказа выполнять «военную» (прекращение огня, отвод тяжелого вооружения) и «территориальную» (соблюдение линии разграничения) составные договоренностей. Ведь Минские соглашения — это единый взаимосвязанный пакет. Как сказал г-н Климкин, несколько месяцев тому относительно «Минска-1», соглашение — это не меню в ресторане, из которого можно выбрать отдельные пункты.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

О чем бы я спросил Януковича

Судя по допросу экс-президента, восстановление полной картины событий на майдане не...

Тихое Прикарпатье

Для центральной власти возможная дестабилизация, активизация протестных выступлений...

Соло для саксофона и лопаты

Деятельность землячества ивано-франковцев в столице напомнила мне анекдот советских...

МАФы отправят в армию

Рациональное применение демонтированным МАФам нашли в Днепре. По решению...

Комментарии 2
Войдите, чтобы оставить комментарий
Владимир Долгопятов
13 Мая 2015, Владимир Долгопятов

Мне кажется, что норманскую тройку следует расширить за счёт Соеинённых штатов, чтобы заставить украинское руководство уважать и неукоснительно исполнять решения Минских договорённостей. При чём нельзя затягтвать с решением этих проблем. Украинцы порядочно устали от того беспредела, который творится в стране.

- 0 +
vlaveselow
02 Мая 2015, vlaveselow

Думаю, что киевский режим не собирается выполнять минские соглашения. В пользу этого говорит недавно принятые профашистские законы. Ведь с такими законами Донбасс никогда не согласится. Всё идёт к тому, что норманская тройка соберётся решать вопрос что же делать с Украиной.

- 20 +
Блоги

Авторские колонки

Ошибка