Мукачевская «стрелка»: Рада думает

16 Июля 2015 1 4.8

Первый сессионный день — во вторник, 14 июля, — в парламенте начался бурно: все только и говорили, что о Мукачево.

Выглядывали закарпатцев, одни — Виктора Балогу, другие — Михаила Ланьо, рассчитывая узнать от них подробности субботних событий.

Но ни Балога, ни Ланьо в Раде не появились.

Ждали Яроша. Это его бойцы в количестве двух десятков человек собирались на «стрелку» с «группой поддержки» депутата Ланьо, но потом встречу перенесли в спорткомплекс «Антарес».

Там разговора не получилось, устроили перестрелку: сначала с охранниками Ланьо, а потом, когда прорывались на околицу Мукачево, то из автоматов, гранатомета и пулемета обстреляли милицейский блокпост.

Окопались в лесу и заняли оборону. В качестве «переговорщика» к ним и отправился Балога.

В воскресенье СБУ и МВД готовились брать бойцов «Правого сектора» штурмом. А Ярош вел переговоры с президентом страны.

В итоге «Правый сектор», сидя в лесу, написал «Звернення до народу». Штурм отложили. Теперь все ходят в прокуратуру. Страна в шоке от гангстерских разборок, а депутаты никак не могли в ВР создать следственную комиссию «по Мукачево», потому что не было закона о временных следственных комиссиях Верховной Рады.

Забегая наперед, скажу, что все-таки парламент в минувший вторник вышел из положения: ВР приняла постановление о создании временной следственной комиссии (ВСК) по вопросам расследования событий в Мукачево.

Береза — за оружие

Каким образом за полторы тысячи километров от АТО могло оказаться такое количество оружия?

По версии «Правого сектора» — все эти пулеметы и автоматы «трофейные», якобы захваченные у бойцов «ДНР». Если это правда, то получается — в АТО оружие никто не контролирует?

Впрочем, во время майдана 2014-го по всей стране захватывалось оружие: и из воинских частей, и из подразделений милиции. До сих пор не нашли!

Но, может, этот арсенал уже «поработал» и в Мукачево? А если так, то сколько всего гуляет по стране неучтенных автоматов и пулеметов?

И чем закончится эпопея с «армиями олигархов», коих насоздавали «князьки» под эгидой майдана несметное количество?

В конце концов, раз уж речь о Мукачево, то насколько справедливы утверждения «Правого сектора», дескать, они сражались там не из-за коммерческих интересов, а исключительно для того, чтобы «остановить сепаратизм в Закарпатье»?

Об этом мы и говорили в кулуарах парламента с представителями разных политических сил.

Борислав БЕРЕЗАБорислав БЕРЕЗА, заместитель председателя комитета ВР по вопросам противодействия коррупции, не входит ни в одну фракцию, но поскольку до депутатства возглавлял информационный отдел «Правого сектора», то и начала разговор с вопроса:

— Как могло столько оружия оказаться у бойцов Яроша? И что — все конфискованное?

— Не знаю. Я не распространяю версии, а работаю с той информацией, которая достоверна. В любом случае оружие, которое находится в зоне боевых действий, не должно оказываться на территории Украины.

— Вы верите, что они могли вот так запросто провезти его через всю страну?

— А почему нет? Вполне возможно. А как иначе оно там появилось?

— Уже в восьмой каденции ВР, я уж не говорю о предыдущих, зарегистрировано два законопроекта о легализации оружия, так сказать, для «домашнего пользования». Считаете, пора вооружаться?

— Это правильный подход. Люди должны иметь оружие. Но оно должно быть зарегистрировано, а государство обязано контролировать. А в случае, если оно не зарегистрировано, — получаем результат, как в Мукачево. Причем если все останется, как сейчас, невозможно прогнозировать, что еще произойдет!.. Но когда я говорю, что гражданин должен получить право иметь оружие, это ж не значит, что купить может кто угодно! Человек обязан пройти психиатрическую экспертизу, у него должны быть условия для хранения оружия и так далее. Но при этом неизменной остается за государством функция контроля. А пока нет четкой вертикали, которая могла бы навести порядок.

«Фронтовики» о мандатах и «рабах»

Пожалуй, наиболее оживленно — из всех представителей политсил — обсуждали Мукачево именно члены фракции «Народный фронт».

Уж не знаю, какая причина, может, просто личные симпатии, но кое-кто из «фронтовиков» Яценюка о Яроше и его бойцах говорил довольно уважительно. Во всяком случае позором не клеймил. Доставалось больше бывшему «регионалу» Ланьо.

В принципе легкая обида на духовного отца «Правого сектора», т. е. Дмитрия Яроша, у членов «Фронта» должна была остаться: это ж он еще полгода назад предсказывал, что весной сего года возможен государственный переворот, и что власть снесут до основания, и гнев будет страшен, и достанется всем, особенно Яценюку как премьеру, и никто не станет его защищать.

Первый же мой вопрос был не о премьере, а о «сепаратизме».

— На самом ли деле Закарпатье вот-вот станет «вторым фронтом», поскольку там, по утверждению «Правого сектора», зреют идеи об отделении от Украины?

Андрей РЕКА— Впервые слышу, — честно признался Андрей РЕКА, глава подкомитета региональной политики, местных бюджетов и коммунальной собственности парламентского комитета по вопросам местного самоуправления.

— Единственное, что я точно знаю: «разборки» с перестрелками 11 июля произошли по вине народных депутатов из Закарпатской области, представляющих ужгородский и мукачевский кланы. А правоохранительные органы упустили момент! Они не смогли исправить ситуацию: и чтоб кланов не было, и чтоб контрабандой не промышляли.

— А как же таможня, СБУ, пограничники? Это ж мимо них ходит контрабанда! Или они не знали? А если знали, то почему с генералов погоны президент не сорвал, даже и без перестрелки?

— Правильно, за контрабанду несут ответственность таможня и СБУ. Но внутренние органы должны были навести порядок в области. И тогда б не было таких «бизнес-потоков». Но я хочу сказать о депутатах, которые сделали людей своими рабами! И те готовы за них хоть стрелять, хоть самим под пули идти!.. Балога и Ланьо наняли себе охрану, оформили ее в «Правый сектор». Может, Ярош об этом не знает?

— По крайней мере многие не сомневаются, что знает.

— Но все равно «Правый сектор» — мною очень уважаемая организация. Потому что она первой пошла на Донбасс защищать наше государство. У них есть авторитет... А тем бизнес-депутатам не место в Верховной Раде. Если только прокуратура даст на них представление, я двумя руками буду голосовать, чтоб их лишить мандатов.

Виктор ЕЛЕНСКИЙВиктор ЕЛЕНСКИЙ, глава подкомитета по вопросам государственной политики в сфере свободы совести и религиозных организаций парламентского комитета по вопросам культуры и духовности, как и Андрей Река, был осторожен в оценке действий «Правого сектора»:

— Безусловно, только государство имеет монополию на применение силы. Поэтому когда люди, при самой благородной мотивации, начинают применять оружие, — это, конечно, не имеет оправдания.

— Допускаете, что люди, как вы говорите, движимые благородными мотивами...

— ...допускаю, что на самом деле это не совсем так.

— ...хорошо, движимые неблагородными целями, применяют огнестрельное оружие, «добытое в боях на Донбассе». Допускаете, что говорят правду — насчет «трофеев»?

— Допускаю. Хотя понимаю, что оно не должно покидать зону проведения антитеррористической операции.

Вадим КРИВЕНКОСоратник по фракции — Вадим КРИВЕНКО, член комитета ВР по вопросам экономической политики, к людям Яроша относился без почтительного трепета:

— О каком сепаратизме речь?! Это же чистый бандитизм! Контрабанда в Закарпатье всю жизнь была — еще со времен Австро-Венгерской империи. Поэтому когда стрельбу в Мукачево преподносят как политику, я не согласен. Какая разница — «Правый сектор», «Левый сектор»... Они просто занимаются бандитизмом!

Монополия на насилие

По ту сторону границы после Мукачево тоже заволновались: Венгрия и Словакия резко усилили пропускной контроль. Да и Польша, граничащая со Львовской областью, на всякий случай въезжающие из Украины машины проверяет теперь более тщательно.

Григорий ТИМИША— Мы как раз «в Европу» собирались вступать. Но она нас пуще прежнего теперь боится и на порог не пустит! — сказала еще одному своему собеседнику из фракции Блок Петра Порошенко — члену комитета ВР по вопросам евроинтеграции Григорию ТИМИШУ.

Депутат несколько растерялся.

— Если лишать депутатской неприкосновенности тех, кто причастен к этой истории, — рука поднимется? — поинтересовалась у него.

— В принципе да, — не совсем уверенно ответил г-н Тимиш. — Но там есть некоторые аспекты, в которых еще надо разобраться... Хотя в любом случае буду поддерживать решение фракции.

Сергей АЛЕКСЕЕВСергей АЛЕКСЕЕВ, заместитель главы комитета ВР по вопросам правовой политики и правосудия, представитель партии «УДАР» во фракции БПП, к блокпостам, которые «Правый сектор» устанавливает теперь везде, где хочет, относится с пониманием:

— Это меры предосторожности.

— Где? На Житомирской трассе? Они ж людей пугают!

— Я этого не видел.

Надо сказать, что многие депутаты из фракции Блок Петра Порошенко, которых спрашивала о Мукачево, гораздо охотнее повторяли фразы, сказанные по этому поводу президентом в его заявлении, чем желали высказать под диктофон собственное мнение о перестрелке в Закарпатье.

Павел РИЗАНЕНКОНа этом фоне Павел РИЗАНЕНКО, один из наиболее активных членов фракции БПП, глава подкомитета по вопросам ценных бумаг, фондового рынка, Комитета ВР по вопросам финансовой политики, член постоянной делегации ВР в ПАСЕ, стал исключением:

— Мукачево продемонстрировало самое прискорбное: отсутствие государства! Если держава не в состоянии обеспечить монополию на насилие, как это предусмотрено Конституцией, то такое государство исчезнет. Любая страна, если не может обеспечить такую монополию, исчезает, потому что она уничтожается изнутри.

Подобное уже было в 90-е: бандиты, рэкетиры и проч. А сейчас у нас следующий виток, то есть мы переходим на новую спираль, мало чем отличающуюся от прежней, бандитской.

Когда государство говорит, что не может себя защитить от внешнего врага на фронте, у страны не хватает сил и ресурсов, — тогда оно делит монополию на военное насилие с добровольческими батальонами. С этим можно соглашаться, можно не соглашаться — но там стоит вопрос выживания. Хотя, подчеркиваю, это тоже спорно.

Но теперь это продемонстрировалось уже в войне с внутренним врагом, т. е. в войне с контрабандой, коррупцией. С точки зрения государства как института власти — все это и есть демонстрация того, что эти функции не выполняются. Зато держава фактически «делегирует» полномочия каким-то неформальным вооруженным формированиям!.. Мы ж не знаем правду: одни утверждают, что борются с контрабандой, а другие, наоборот, что эти «борцы» сами в ней и участвуют — останавливают машины, берут деньги.

И по поводу оружия... Да, я читал заявления «Правого сектора», дескать, обязанность каждого гражданина защищать государство с оружием в руках. Но, извиняюсь, это ж на фронте, а не за 1600 километров оттуда! Причем убивая в том числе и гражданских лиц! И снова: говорят — это произошло случайно. «Случайно», «не случайно», но ведь было же!

Игорь ШУРМА— Допускаете, что нечто подобное может случиться и во Львове? Там ведь тоже «протоптанная дорожка» через границу. Точно такие же схемы, как и в Закарпатье. Вдруг кто-то «стрелку» забьет для переговоров между кланами? И снова в ход пойдут пулеметы? — этот вопрос я задала львовянину, представителю фракции Оппозиционный блок, члену комитета ВР по вопросам здравоохранения Игорю ШУРМЕ.

— Это вопрос времени, — последовал ответ. — Тот, кто пытается спровоцировать ситуацию на Закарпатье, рано или поздно получит тот же сценарий на границах Львовской области.

Страна дезинтегрируется

Олег БЕРЕЗЮКЛидер фракции «Самопоміч», член комитета ВР по вопросам государственного строительства Олег БЕРЕЗЮК событиями в Мукачево крайне обеспокоен:

— Свято место пусто не бывает: оно заполняется моментально! Сегодня образовался вакуум в управлении государством. Причем не просто в управлении, а именно там, где должен отлаженно функционировать силовой блок. Но этого управления как такового нет, поскольку оно давным-давно слилось с коррумпированной средой.

И то, что произошло в Мукачево, — на самом деле криминальные разборки. Именно это и используется как повод для разрушения государства. Причем я уверен: не случайно события начались в минувшую субботу, продолжились в воскресенье... Дело в том, что парламенту предстояло на этой неделе принять закон о выборах, рассматривать поправки к Конституции.

Так вот впервые с 2004 года в Верховной Раде началась дискуссия о развитии страны и об ответственности государства перед гражданами. Конечно, когда говорим о Конституции, то сразу же по каждой статье возникает вопрос: кто ответственный за исполнение? Кто гарантирует, что нарушений со стороны государства не будет? Далее: у нас какая страна? Одно ответственное лицо или качественное распределение полномочий?

На эти вопросы никто не хочет отвечать! И поэтому в стране остается двоевластие.

И если бы Президент Украины хотел взять на себя ответственность за страну, то должен был бы сказать: друзья, учитывая ситуацию, давайте пусть на 5 лет это будет президентская республика. И мы бы дискутировали.

За минувшие 24 года с момента обретения Украиной независимости было две попытки узурпации власти, которые, впрочем, провалились. Но лишь потому, что те, кто таким образом получил власть, тут же сливались с олигархическими кругами и уже вместе продавали страну.

Хотя точно так же впоследствии они все были сброшены «с олимпа» простой формой парламентаризма — майданом. А вот сейчас — снова демократическая попытка узурпации власти: с помощью принятия Основного Закона.

Но дело в том, что Конституции не пишутся «для войны». А если и так, то и жить, значит, надо не в мире, а в войне? Библия ж не писалась «для смерти»? Ее писали для жизни.

Возвращаясь к теме Мукачево, могу сказать так: это — звено одной цепи. Государство, к сожалению, дезинтегрируется. И Президент Украины, понимая это, должен был сделать несколько очень важных вещей.

Во-первых, немедленно уволить с должностей всех силовиков, в каких бы доверительных отношениях он с ними бы ни состоял.

Во-вторых, сразу же уволить руководство пограничной службы, причем и в центре, и на местах.

В-третьих, сей же час освободить от должности губернатора Закарпатья.

И сразу же на все освободившиеся места назначить абсолютно новых людей, не из той системы. Это бы невероятно подняло доверие к нему.

Но ничего из того, о чем я сказал, не происходило и, боюсь, не произойдет.

«Могу предположить: в ближайшем будущем мы будем иметь много проблем», — на такой «оптимистической» ноте Олег Березюк закончил свой монолог.

Впрочем, на иной прогноз я и не рассчитывала.

Некрасивые мультфильмы

У политической Николаевщины репутация тихого, но глубокого и грязного коррупционного...

ЗАЯВА ПРО НАМІРИ І ЕКОЛОГІЧНІ НАСЛІДКИ ДІЯЛЬНОСТІ

Проектом передбачено будівництво житлово-офісного комплексу з...

О чем бы я спросил Януковича

Судя по допросу экс-президента, восстановление полной картины событий на майдане не...

Тихое Прикарпатье

Для центральной власти возможная дестабилизация, активизация протестных выступлений...

Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
Александр Дворник
16 Июля 2015, Александр Дворник

Как можно ликвидировать бандитизм, если у власти бандиты?

- 15 +
Блоги

Авторские колонки

Ошибка