Нерадостные размышления накануне торжественной даты

№15-16(736) 21—27 августа 2015 г. 20 Августа 2015 2 4.7

Нерадостные размышления накануне торжественной даты17 августа в ходе встречи с представителями национальных общественных объединений в Крыму Владимир Путин выразил уверенность, что Украина вскоре выйдет из-под внешнего управления, «встанет на ноги», будет «развиваться позитивно и строить свое будущее вместе с Россией».

Подобный оптимизм российского лидера выглядит, честно говоря, чрезмерным. Дело не только в том, что украинское политическое сообщество даже после того, как донбасский конфликт будет урегулирован, вряд ли станет заниматься развитием связей с РФ, поскольку пока считает такой курс невыгодным и опасным. Кроме того, значительная часть украинского общества находится под влиянием антироссийских настроений. Чтобы изменить это, нужна долгая, последовательная, системная работа, направленная на изменение украинского массового сознания.

Но главное даже не в этом. Если Украина в ближайшем будущем выйдет из-под внешнего управления, в стране начнется новый политический кризис, возможно, еще более острый, чем тот, что покончил с режимом Януковича. Обострение политической борьбы в условиях экономического спада неизбежно приведет к новой общенациональной катастрофе.

К сожалению, накануне 24-го Дня Незавимости приходится признать, что Украина утратила возможность самостоятельно определять даже свой внутриполитический курс. И только подобное положение дел позволяет удержать страну от распада.

Тревожные итоги и туманные перспективы

Политический кризис, перешедший осенью 2013 г. в фазу междо-усобной борьбы между борющимися за власть группировками, по сути дела так и не закончился. Его развитие было приостановлено сперва крымскими событиями, затем начавшимися вооруженными столкновениями в Донецкой и Луганской областях. Но после того, как в результате досрочных парламентских выборов 2014 г. была окончательно сформирована новая правящая группировка, конфликт внутри власти вспыхнул с новой силой.

Вновь, как и в последние месяцы правления Януковича, обозначилась угроза авторитарной диктатуры (пусть и не столь явно, как в конце 2013 г.). С другой стороны, стало понятно, что в украинском политическом пространстве укрепляются позиции сил, выступающих за фактическое разделение страны на отдельные олигархические княжества (при сохранении формального государственного единства).

Реализация этих сценариев была сорвана. Но это произошло не благодаря усилиям украинского общества, и уж тем более не в результате появления у политического класса чувства ответственности за страну. Катастрофический ход событий остановило вмешательство американских и европейских политиков, сумевших установить контроль за действиями украинских государственных деятелей и резко ослабивших позиции тех игроков (прежде всего Коломойского), которыми невозможно управлять.

Однако украинская политическая система в своей сущности осталась неизмененной. Поэтому, как только ослабнет внешний контроль, ее распад неизбежно возобновится, поскольку в сложившихся экономических и геополитических условиях она существовать не может, а силы, способные добиться изменения социально-политического строя, в украинском обществе пока не сформировались (об этом ясно говорит трагический опыт «революции достоинства»).

Нынешняя система власти изначально была направлена не на развитие страны, а на обеспечение доступа олигархических группировок к общенациональным ресурсам.

Главный критерий, в соответствии с которым проводилось распределение власти и собственности, сводился по сути дела к готовности вкладывать средства в сохранение социальной стабильности и в способность контролировать большие массы людей, в том числе при помощи административного ресурса.

Подобная политика, представляющая, скорее, имитацию государственного управления, конечно же, не имеет ничего общего с деятельностью по решению социальных проблем и созданию условий для экономического развития. Однако в период роста мировой экономики, когда продукция украинского экспорта была востребована, в бюджете страны были средства для того, чтобы обеспечить основной массе населения определенный набор социальных благ (правда, чрезвычайно ограниченный), украинская политическая система сохраняла относительную устойчивость.

Кризис системы был вызван началом глобального экономического спада. Экспортные поступления стали сокращаться, прекратился рост заработной платы, заметный в отраслях, связанных с экспортом, с удовлетворением потребительского спроса и обслуживанием потребностей крупнейших корпораций. Соответственно — среди жителей крупных городов, добившихся относительно высокого потребительского статуса, стало нарастать недовольство, которое постепенно распространялось и на другие социальные слои.

Но главное — крупным игрокам стало труднее вкладывать значительные средства в политические и медийные проекты, которые гарантировали им достойное место внутри властной системы. В этих условиях огромные преимущества получило окружение бывшего президента, непосредственно контролировавшее государственные ресурсы. Сперва президентская группировка вытеснила из наиболее выгодных схем, позволяющих контролировать бюджетные расходы, другие финансово-промышленные группы. А затем — воспользовавшись своим доминирующим положением, решала собственные экономические проблемы за счет тех, кого она подозревала в недостатке лояльности.

В этом ряду оказались большинство украинских олигархов (в том числе Ахметов и Фирташ, в свое время много сделавшие для того, чтобы привести Януковича к власти). Подобное поведение президентского окружения сплотило против него другие влиятельные группы, которые объединили свои административные, медийные и политические ресурсы для того, чтобы ослабить позиции главы государства. Это подорвало стабильность политической системы, и она начала распадаться.

Прекратить процесс распада может только восстановление прежних, докризисных объемов бюджетных поступлений, которые можно было бы направить на имитацию социальной политики, существенное повышение доходов ведущих корпораций, возобновление роста (или хотя бы прекращение падения) уровня оплаты труда в крупных городах.

Подобная перспектива в обозримом будущем отсутствует, и украинские промышленники, финансисты и политики хорошо понимают это. Поэтому в нынешних условиях о стабилизации украинской политической системы не может быть и речи. Она вновь и вновь будет возвращаться к тому состоянию, в котором находилась накануне краха режима Януковича, поскольку группировка, контролирующая государственные ресурсы, неизбежно будет пытаться ото-брать у конкурентов наиболее выгодные экономические ниши и прибыльные объекты собственности. А все остальные группы, претендующие на участие в управлении страной и распределении общенациональных ресурсов, будут пытаться остановить эту экспансию, используя в своих интересах массовое социальное недовольство.

Временное единство под внешним давлением

Судьба украинского государства могла бы быть печальной — к нынешней годовщине независимости Украина рисковала подойти, фактически утратив государственное единство и превратившись в конгломерат регионов под управлением группировок, игнорирующих распоряжения центральной власти.

Это не произошло только потому, что Украина сегодня представляет для США и ЕС важность как средство сдерживания амбиций Москвы, претендующей — по их убеждению — на роль главного игрока на постсоветском пространстве и требующей считаться с ее волей при принятии важных геополитических решений. Запад полагает необходимым показать, что он не собирается считаться с пожеланиями Кремля, а потому намерен удержать Украину в сфере своего влияния, демонстративно подрывая таким образом экономические и геополитические позиции России.

При этом, конечно же, для Запада важно, чтобы Украина, оказавшись в евроатлантическом пространстве, сохранилась как единое государство, обладающее политической устойчивостью и социальной стабильностью. Поэтому американское и европейское руководство требует от украинской власти поддерживать внутреннее единство и проводить внутреннюю политику, направленную на создание эффективных государственных институтов.

Поэтому от украинской правящей группировки требуют забыть о претензиях на доминирующее положение в экономическом и политическом пространстве. Игроков, пытающихся конкурировать с властью, заставляют отказаться от использования массовых протестных настроений в междоусобной борьбе. А весь украинский политический класс в целом вынуждают бороться с коррупцией, заниматься реформой местного самоуправления, передавая часть властных полномочий на уровень городов и регионов, создавать условия для политического урегулирования донбасского конфликта.

Но если поведение отдельных игроков удается контролировать (особенно после процесса об экстрадиции Дмитрия Фирташа, который, по-видимому, помог украинским политикам и олигархам осознать, что их поведение вызывает недовольство Запада, и возможности для «воспитательной работы» у него есть), то деятельность украинского политического класса в целом удается направить на восстановление внутренней стабильности только в тех случаях, когда западное руководство прибегает к «ручному направлению».

17 августа, в тот день, когда Владимир Путин выступал в Крыму с оптимистическими предсказаниями относительно будущего сотрудничества России и Украины, Генсек ООН Пан Ги Мун призвал обеспечить свободу передвижения гражданских лиц на украинской территории и снять административные преграды для оказания населению гуманитарной помощи.

Объяснить, почему украинское правительство мешает регулярному сообщению и восстановлению хозяйственных связей «народных республик» с остальной территорией Украины, можно, только исходя из того, что украинская власть не нуждается в политическом урегулировании донбасского конфликта. Она хотела бы поддерживать постоянное напряжение в регионе, блокируя тем самым выполнение Минских договоренностей, предусматривающих предоставление Донбассу особого статуса.

Расширение прав и полномочий отдельных регионов представляет опасность для украинской политической системы, возникшей вокруг распределения общенациональных ресурсов. Если финансовые потоки и прибыльные объекты собственности будут контролироваться региональными властями, то группировкам, входящим в правящую верхушку, станет нечего делить.

Вот почему, несмотря на бесконечные рассуждения о децентрализации, ни президент, ни депутаты парламента так и не задумались о введении выборов глав регионов, хотя это позволило бы заложить основу для формирования более устойчивой политической системы. К сожалению, большинство украинских СМИ продолжают транслировать мнение экспертов и политиков, заинтересованных в сохранении нынешнего политического устройства, а потому выступающих против децентрализации власти и отвергающих принятые в Минске принципы политического урегулирования.

В этом отношении особенно примечательно интервью Леонида Кравчука, которое он дал недавно изданию «Новое время». Он призвал прекратить с Донбассом какие-либо отношения и вернуться к жесткой блокаде региона (незамедлительное прекращение которой, кстати, предусматривается Минскими договоренностями).

А несколько ранее группа видных украинских интеллектуалов обратилась к президенту с призывом отказаться от политического урегулирования конфликта и предоставления Донбассу особого статуса. Вполне возможно, что Петр Порошенко и сам бы с удовольствием принял подобное решение, если бы Запад не настаивал на скорейшем прекращении конфликта и снижении напряженности. США и ЕС добиваются этого, поскольку опасаются, что дальнейшая дестабилизация может привести к экономической (а в случае возобновления масштабных боевых действий — и к военной) катастрофе, для преодоления которой потребуются значительные усилия. Ведущие западные державы сталкиваются с серьезными экономическими проблемами и геополитическими вызовами, и их лидерам не хотелось бы заниматься ко всему прочему еще и спасением Украины.

Киев, разумеется, не решится выступить против Вашингтона, Берлина и Брюсселя. Но украинская власть будет всеми средствами саботировать выполнение Минских договоренностей, сохраняя угрозу возобновления конфликта (силы, заинтересованные в поддержании напряженности, судя по всему, есть также в т. н. ЛНР и ДНР). Расчет украинской правящей верхушки основывается на том, что Запад будет вынужден продолжать давление на Москву, заставляя ее идти на уступки ради прекращения конфликта. А в этом случае у Киева появляется шанс восстановить контроль над Донбассом, не предоставляя ему особый статус, предусмотренный Минскими соглашениями. Очевидно, что с точки зрения государственных интересов подобная тактика выглядит чрезвычайно рискованной хотя бы потому, что провоцирует дальнейшее углубление экономического кризиса в стране.

Но украинская правящая группировка не откажется от подобного курса, если ее не вынудят это сделать США или Германия, поскольку для украинского режима важнее всего любыми средствами сохранить политическую систему, позволяющую олигархическим группировкам контролировать экономическое и политическое пространство.

Поэтому президента и премьера еще можно заставить объединить подконтрольные им политические силы на местных выборах (в противном случае низкий результат «Народного фронта» Яценюка серьезно подорвал бы позиции главы правительства). Но даже под внешним давлением они не станут менять существующую политическую систему — несмотря на то, что она все хуже совместима с самим существованием единого государства.

Надежды на изменение украинского политического устройства могут быть связаны только с более активными действиями внешних игроков. США уже решили свои важнейшие геополитические задачи: укрепили единство Запада перед лицом «российской угрозы», ликвидировали даже теоретическую возможность альянса Германии и России, получили эффективные рычаги давления на Кремль благодаря экономическим санкциям.

Однако возможно, что сохранение определенного (относительно низкого) уровня напряженности на востоке Украины соответствовало бы кратко-срочным интересам США. Американская администрация пытается добиться от Москвы уступок в «сирийском вопросе», а нежелание украинской власти заниматься политическим урегулированием позволяет Вашингтону при необходимости добиться компромисса с российской властью за счет украинских государственных интересов.

Но наряду с США в разрешении украинского кризиса принимает участие Германия, безусловно заинтересованная в скорейшем восстановлении стабильности. От того, удастся ли Берлину восстановить мир на востоке Украины, напрямую зависит, останется ли ФРГ политическим лидером ЕС. Если Минские соглашения, подготовленные при активном участии Берлина, так и не будут выполнены, то под вопросом окажется способность Германии разрешать возникающие противоречия, обеспечивая Европе стабильность и безопасность.

Кроме того, из минского процесса Берлин сознательно исключил Вашингтон и Варшаву, чтобы подчеркнуть собственную особую роль в достижении компромисса с Россией. Поэтому ответственность за срыв Минских соглашений целиком ляжет на правительство Германии.

16 августа бывший маршал польского сейма, бывший глава МИД и бывший министр обороны Польши Радослав Сикорский опубликовал в Financial times статью, в которой жестко раскритиковал немецкую позицию. По его мнению, из-за стремления руководства ФРГ проводить самостоятельную внешнеполитическую линию в обход структур ЕС не удалось остановить развитие украинского кризиса, а Минские соглашения, на которые возлагал надежды Берлин, оказались на грани провала. В этой связи польский политик предложил передать проведение внешней политики европейских стран в ведение соответствующих структур Евросоюза (как это и предусматривалось положениями Лиссабонского договора от 13 декабря 2007 г.).

Очевидно, что для Германии реализация подобного предложения стала бы тяжелым ударом. Поэтому немецкое правительство сделает все возможное, чтобы для этого не было никаких оснований.

Но обеспечить успешное мирное урегулирование (и тем более стабилизацию ситуации в стране в целом) удастся, только добившись изменения существующей политической системы: ограничив власть олигархии (в первую очередь снизив зависимость политических партий и наиболее массовых СМИ от олигархических группировок), расширив полномочия местного самоуправления, создав действенные институты общественного контроля, повысив роль профсоюзов.

Трудно сказать, готово ли немецкое руководство добиваться от украинских политических сил принятия соответствующих изменений на законодательном уровне и настаивать на отказе от нынешней практики. Но немецкие эксперты и политики ясно осознают, в чем главные проблемы украинского государства. Об этом говорят материалы, появившиеся в последние недели в ведущих немецких изданиях.

Особенно обращает на себя внимание статья, которую в начале августа опубликовал во влиятельной Su..ddeutsche Zeitung бывший еврокомиссар по вопросам предпринимательства и промышленности Гюнтер Ферхойген. В статье с красноречивым названием «Теперь Украине угрожает не война, а голод и холод» (Statt Krieg drohen Hunger und Ku..lte) говорится, что главная причина того, что страна оказалась на грани банкротства, в том, что Евросоюз навязывает Киеву неадекватную экономическую политику и не уделяет внимание социальным проблемам.

В начале августа известный журналист, корреспондент журнала «Шпигель» Кристиан Нееф опубликовал статью «Видимость борьбы» (Der Scheinkampf), в которой содержится подробный анализ взаимоотношений украинской власти с олигархическими группировками.

В результате своих размышлений Кристиан Нееф пришел к неутешительному выводу: без вмешательства Запада не удастся отстранить олигархические группировки от управления Украиной.

И в определенном смысле это заключение дает повод для оптимизма. Может, Запад хотя бы для того, чтобы предотвратить новую общенациональную катастрофу в нашей стране, что может нанести ущерб его геополитическим планам, всерьез займется реформированием украинской системы власти.

В этом случае Украина получила бы шанс на будущее. На то, что к следующей — юбилейной — годовщине уйдут в прошлое «хронические болезни» ее государственного роста.

 

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

О чем бы я спросил Януковича

Судя по допросу экс-президента, восстановление полной картины событий на майдане не...

Соло для саксофона и лопаты

Деятельность землячества ивано-франковцев в столице напомнила мне анекдот советских...

Тихое Прикарпатье

Для центральной власти возможная дестабилизация, активизация протестных выступлений...

МАФы отправят в армию

Рациональное применение демонтированным МАФам нашли в Днепре. По решению...

Комментарии 2
Войдите, чтобы оставить комментарий
цзы лисицин
22 Августа 2015, цзы лисицин

Статья добротная,как и всё что выходит из под пера (клавы) Галкина. Но в данном случае гиперперенасыщена однотипными,повторяющимися событиями,преподнесенными с раз ых углов и точек, сократив которые можно уменьшить статью на половину. Благие намерения по избавлению от хронических хвороб -здорово.Но их надо профилактировать ,а профилактикой у нас никто не занимается,да видно и некому.Потому,как ,даже ,медициной ,где профилактика основа основ, заведует историк. А одними благими намерениями вымощен ад ,не дорога,а сам ад. Удачи вам Дмитрий ,вы можете намного лучше.

- 1 +
pgrm

Несмотря на присутствие в этом графоманском опусе разумных соображений, в статье ошибочны как исходный посыл, так и последующие выводы.

Во-первых, ошибочно палагать, что наши властители управляют ситуацией по своему разумению - налицо все признаки всестороннего, глубокого и временами даже неприкрытого внешнего управления страной. Гауляйтеры просто выполняют инструкции.

Во-вторых, нетрудно понять, что подобные инструкции прямо ведут к банкротству страны. А значит именно это и является целью.

Никакого сдерживающего для России фактора в виде Украины не существует. Раздражающий - да, но не сдерживающий. Так что буфером нам не быть, только разменной монетой.

- 11 +
Блоги

Авторские колонки

Ошибка