Нежелательный триумф украинского Донбасса

№15-16(736) 21—27 августа 2015 г. 20 Августа 2015 1 4.7

17 августа большинство граждан Украины облегченно вздохнули — в стране завершилась мобилизация. Конечно, нельзя полностью исключать объявления ее новой волны до конца года. Однако появление соответствующего указа президента представляется не слишком вероятным.

О неразборчивости на высоких процентах

Об этом чуть ниже, а пока — о некоторых итогах завершившейся мобилизационной кампании. 18 августа их подвел представитель Генштаба ВСУ Александр Правдивец. Он отметил, что план шестой очереди выполнен на 60%, в частности, по офицерскому составу — более чем на 80%, а по транспорту — на 30%. Не прибыли в военкоматы до 55% получивших повестки, непригодными к военной службе по выводам медкомиссии признаны чуть более 40% призванных.

Вдумаемся: для страны с более чем 40-милионным населением мобилизовать 25 тыс. чел. (именно столько подлежало призыву) оказывается непомерно тяжелой задачей — несмотря на беспрецедентные меры по ее решению.

Очевидный вывод: нынешняя мобилизация прошла хуже предыдущих, ведь ранее сообщалось, что план четвертой волны выполнен на 80—90%, а пятой — на 70%.

Из слов представителя Генштаба следует, что армии не хватает рядовых, а план транспортной мобилизации можно считать проваленным. Поэтому не исключено, что будут создаваться офицерские части, и помимо призывников, станут отлавливать машины.

Как рассказал Александр Правдивец, худшие показатели по мобилизации (ниже 40%) дали Сумская, Закарпатская, Одесская, Ивано-Франковская обл. Кстати, неделей ранее Геннадий Москаль признал: «На сегодня Закарпатье выполнило план мобилизации на 27%. Это предпоследний показатель по Украине, ниже только Ивано-Франковская область — 25%».

Судя по всему, основную тяжесть мобилизации вынесли аграрные регионы. Так, 18 августа на пресс-конференции военкомов Черкасской обл. сообщалось, что там мобилизовано 8 тыс. человек, не явились в военкоматы и разыскиваются 12 тыс. (это цифры не по шестой волне, а в целом по итогам мобилизации). При этом медкомиссии признают годным только каждого третьего.

По последним данным Госслужбы статистики, на Черкасчине проживают около 1 млн. 250 тыс. чел. Общая численность граждан страны без Крыма — 42,8 млн. чел. Если из этого количества вычесть около 4 млн. жителей неподконтрольной части Донбасса, на долю Черкасской обл. придется 3,3% населения Украины.

Таким образом, если бы по всей Украине мобилизация проходила в том же соотношении, что на Черкасчине, ряды армии пополнили бы 240 тыс. чел. И ее численность существенно превысила бы показатель, запланированный министром обороны Степаном Полтораком — 250 тысяч. Да и в начале года в СМИ прошла информация, что в рамках мобилизации планируется призвать 104 тыс. чел.

Следовательно, в ряде областей процесс проходил значительно активнее, чем в среднем по Украине. Видимо, о том же говорит и медицинская статистика. Раз на Черкасчине негодными признавали две трети мобилизованных (тогда как в среднем по стране — менее половины), то вряд ли это свидетельствует о либеральности тамошних медкомиссий. Просто повышение процента призыва провоцирует неразборчивость военкоматов — т. е. повестки получают все больше больных.

Сложим цифры по Черкасской обл.: 8 тыс. мобилизованных, 12 тыс. уклонистов и еще 16 тыс. признанных негодными — в сумме это 36 тыс. Поскольку по возрасту призыву подлежит порядка 60% мужского населения, выходит, что мобилизация коснулась примерно каждого десятого. Весьма много — особенно если учитывать, что у нас официально не война, а АТО.

Судя по всему, в индустриальных регионах этот показатель меньше, но все равно из цифр, приведенных Александром Правдивцем, следует: чтобы выполнить мобилизацию даже на 60%, военкоматам пришлось оповещать в 2,4 раза больше граждан, нежели планировалось призвать (половина из них уклонились, а из явившихся половина признаны негодными).

О военных хитростях на конкретных местностях

Понятно, что в такой ситуации мобилизация становится все более серьезным общественным раздражителем, который надо снять на период выборов. Ведь чем дальше, тем неохотнее местные власти содействовали бы пополнению армии.

Так, Геннадий Москаль откровенно признал, что есть две причины провала мобилизации в Закарпатской обл.: «Первая — безвластие в районах, вторая — приближение местных выборов, из-за чего сельские, поселковые и городские головы не хотят заниматься мобилизацией, чтобы не настроить против себя электорат».

Допустим, в других областях такого безвластия нет, однако приближение выборов касается всех. Вот и прокуратура Львовской обл. указала, что «отдельные должностные лица органов местного самоуправления самоустранились от выполнения своих служебных обязанностей. Прежде всего речь идет о неоповещении граждан, подлежащих мобилизации».

И совершенно не случайно в последнее время — в контексте выборов — начала активно обыгрываться тема контрактной армии. Напомню, 30 июля Арсен Аваков заявил, что вооруженные силы необходимо срочно переводить на такую систему комплектования.

А на следующий же день его однопартиец Арсен Яценюк поручил министру обороны начать расчеты перехода Украины на «классическую профессиональную армию». Подключилась и Юлия Тимошенко — в Фейсбуке анонсировала подготовку депутатами ее фракции законопроекта о переходе к профессиональной армии, который намеревается включить в повестку дня ВР в сентябре.

Критиковать контрактную армию позволяют себе лишь те, кто не привязан ни к одной из крупных политических сил. Так, глава известной волонтерской организации «Крылья Феникса» и советник президента по делам обороны Юрий Бирюков сказал, что она потребовала бы 100 млрд. грн. в год — а мобилизация нужна, дабы люди знали, как держать автомат.

Можно не согласиться с приведенной цифрой, но понятно, что положение госбюджета даже при смягчении напряженности на Донбассе не позволит в ближайшее время перейти к контрактной армии. Поэтому все разговоры на эту тему выглядят откровенным предвыборным пиаром.

А при сложившейся ситуации на Донбассе не стоит предполагать, что волны мобилизации стихли окончательно. Конечно, проблема ротации армии осенью будет решаться благодаря очередному призыву на срочную службу. Однако будущей зимой—весной исполнится год, как служат те, кто был призван в четвертую волну.

И тогда встанет вопрос о демобилизации этих граждан (правда, через полгода их можно призвать снова, хотя до мая этот разрыв составлял год). Но в указе президента, на основе которого прошли в этом году все три мобилизационные волны, не указывается, на какой срок проводится призыв. Лишь говорится об увольнении тех, кто уже отслужил год по мобилизации, проведенной в 2014 г. на основании указа Александра Турчинова. Но и в том указе не говорилось о сроках.

А главное — ничего о сроках не сказано в основном документе, регулирующем проблему, — законе «О мобилизационной подготовке и мобилизации». И этот пробел логичен. Вспомним историю Второй мировой: ни в СССР, ни в Германии, ни в других странах не призывали на фиксированный срок — предполагалось, что мобилизованные остаются в армии до конца войны.

Таким образом, годовой срок службы в рамках мобилизации — это просто традиция, установленная украинской властью. Но нарушить эту традицию, т. е. задержать демобилизацию, — значит, вызвать недовольство людей с оружием, которые рассчитывали вернуться домой.

А проведение новой волны может означать еще более вопиющую разницу между количеством повесток и числом призванных, еще большее общественное напряжение.

Правда, тогда включится такой «фактор Х», как поведение тех, кто уже понюхал порох и был демобилизован в нынешнем году. Если они в своей массе не будут избегать военкоматов, а напротив, станут более надежным резервом, чем призываемые впервые, то проблема может решаться не хуже, чем до сих пор.

Вероятно, власть решит проверить эту гипотезу — и демобилизацию в будущем году поначалу не задержит. Но если ставка на возврат в армию уже послуживших не оправдается, то, видимо, новая волна по методам отлова призывников оставит далеко позади все предыдущие.

Об узком тыле Луценко

Эскалация конфликта на Донбассе достигла наивысшего с начала года уровня. Похоже, таким образом Киев стремится добиться отмены выборов на подконтрольной части Донецкой и Луганской обл.

17 августа Юрий Луценко в программе «Герой дня» на радио «Вести» заявил: «С моей точки зрения, честные, конкурентные и безопасные выборы не могут состояться не только на оккупированной территории Донбасса, но и на ее освобожденной территории. Я убежден, что военно-гражданские администрации должны работать на украинской части Донбасса до того момента, пока там провести выборы будет безопасно».

И тут же глава фракции БПП дал понять, что дело не только в безопасности в смысле артобстрелов: «Воевать с противником и иметь в тылу полных идеологических коллег этого противника (т. е. Оппозиционный блок), Украина позволить себе этого не может».

Правда, если брать военную терминологию, то тылом надо считать не только территорию вблизи линии фронта, но и всю страну — за исключением полосы, где идут боевые действия. Тыл — это и Харьковская, и Одесская, и Запорожская обл. Можно ли там позволить иметь «полных идеологических коллег» противника? А если можно, то в каком качестве — мэров и глав облсоветов или же просто фракций меньшинства ради демонстрации политического плюрализма?

Но, похоже, Юрий Витальевич знает, что там-то тыл в безопасности. А главное, что он сочетает органичную бесшабашность с четким следованием генеральной линии (которую справедливо назвать президентской, а не партийной, ибо БПП — это лишь рычаг власти Петра Порошенко). Ведь и раньше высказывания Луценко, которые поначалу казались оригинальными экспромтами, получали развитие в действиях главы государства.

А в данном случае слова Луценко уже растиражировала пресс-служба БПП. Так что, полагаю, вскоре можно ожидать соответствующих заявлений президента, после которых и Центризбирком склонится к мнению, что выборы на всей территории Донецкой и Луганской обл. проводить не следует.

К слову, на сайте ЦИК появилось постановление №176, которым устанавливаются правила отмены местных выборов в отдельных местностях по предельно упрощенной процедуре.

Решение на сей счет принимает глава областной военно-гражданской администрации. Основанием для отмены выборов, в частности, может служить повышенная опасность для граждан и невозможность обеспечить законность процесса.

Между тем, согласно недавно обнародованным данным опроса Центра Разумкова, на подконтрольной части Донбасса наибольшей поддержкой пользуется БПП — 13,3% (общего числа намеренных участвовать в выборах). У Оппозиционного блока — 9,9%, «Самопоміч», «радикалы» Ляшко и «Батькивщина» также преодолевают 5%-ный барьер с неплохим запасом.

Если же считать голоса только определившихся избирателей, то указанные проценты почти удваиваются, и на грани прохождения оказываются «Народный фронт», «Свобода» и КПУ (именно в такой последовательности) — у них 4,5—4,8%. В итоге у проходных партий майдана в этом регионе преимущество над антимайданной оппозицией в соотношении 3:1, что гораздо лучше, чем на прочих проблемных территориях. Ведь на востоке это преимущество, согласно тому же опросу, лишь 1,5:1, а на юге — 2:1.

Так почему бы не провести выборы, если опросы гарантируют триумф украинского Донбасса? Но, похоже, власть пользуется другой социологией, более точной — которая, однако, не обнародуется.

В опросе Центра Разумкова немало и других странностей. Так, в отличие от опроса Киевского международного института социологии, который проходил практически в то же время, он не фиксирует никакого взлета «Батькивщины» (имею в виду всю территорию Украины). Тут она не дышит в затылок БПП, а имеет вдвое меньшую поддержку и заодно отстает и от «Самопомочі», и от «радикалов», и от Оппозиционного блока. Принципиальное сходство в обоих исследованиях только одно — премьерский «Народный фронт» не дотягивает до 5%.

Надо сказать, что до сих пор не приходилось наблюдать столь большой разницы в цифрах ведущих социологических служб. Видимо, это еще один результат победы евромайдана. Однако по сути мажоритарная система местных выборов заметно ограничивает влияние на избирателя социологических манипуляций: он будет обращать внимание прежде всего на конкретных кандидатов в округе.

О «Новороссии» без шанса на освобождение

Вернемся к ситуации на Донбассе. Практически каждый день приходят сообщения о боях между ВСУ и силами самопровозглашенных республик, обстрелах населенных пунктов, гибели мирных жителей — в чем стороны традиционно обвиняют друг друга.

Кроме этого, с обеих сторон последовали обвинения в подготовке широкомасштабного наступления в ближайшее время. Так, секретарь СНБО Александр Турчинов заявил: «То количество обстрелов, которое мы наблюдаем, свидетельствует о том, что Россия фактически готовится сорвать Минские соглашения и готовит достаточно серьезное наступление».

Представители т. н. ДНР в свою очередь утверждают, будто ВСУ сформировали для наступления три ударных группировки общим составом 435 танков, 132 РСЗО, 830 единиц артиллерии и минометов.

Очевидно, что нарастание напряженности не могло случиться само собой. Усиливающиеся обстрелы городов Донбасса (которые может вести и «третья сторона») выглядят откровенным провоцированием самопровозглашенных республик к активным наступательным действиям.

Особенно же тревожит инцидент с обстрелом подконтрольного Киеву поселка Сартана, что близ Мариуполя. Поскольку это классический casus belli — повод для войны.

Здесь принципиально, как возможное возобновление широкомасштабных боев будет расценено международным сообществом, по сути — Западом. А в его благосклонности в Киеве не то чтобы не сомневаются, но не без оснований рассчитывают, что западные лидеры просто не смогут прямо обвинить партнера в эскалации конфликта. Максимум — разделят ответственность между обеими сторонами с явным перевесом «республик» и РФ.

Ну а касательно возобновления боевых действий, то здесь возможны два варианта: объяснить свое наступление обстрелами мирных городов противником — или же заявить, что враг «первым начал», но был сразу же отброшен. «Мы отрабатываем задачи не только отбивать атаку, но и контратаковать в случае проведения наступления», — еще раз процитирую Турчинова, оставив это заявление на его совести.

При этом можно констатировать, что ни одна из сторон не располагает преимуществом, позволяющим рассчитывать на решительную победу. Тем не менее, похоже, в Киеве полагают, что именно сейчас самый подходящий момент для активных действий.

Вот что пишет в Фейсбуке упоминавшийся советник президента Юрий Бирюков: «Сейчас ВСУ на пике мощности по личному составу и ресурсам. Третья волна еще не демобилизовалась, а шестая — уже в учебных центрах. И начнись сейчас Большая Заварушка — у нас максимум. Да, третья волна уже одной ногой дембельнулась. А шестая еще не готова. Но повторюсь, начнись сейчас — в армии есть и те, и эти. И самое главное — третья волна самая опытная. Да, уставшая. Да, морально истощенная. Но самая опытная. А вот в октябре, когда произойдет ротация... Это все лишь мое ИМХО, взгляд со стороны».

В общем, сугубо личное мнение «полуофициального» лица — но выглядящее, как подготовка мнения общественного. К этому можно добавить, что осенью сильно осложнить наступательные действия может традиционная распутица.

Неделю назад я писал, что РФ не желает, чтобы нынешнее состояние «ни мира, ни войны» продолжалось неопределенно долго. Тем не менее это не означает, что Москва планирует активную военную кампанию (ясно, что без ее отмашки донбасские новообразования наступательных действий не начнут).

Прежде всего совершенно непонятны цели такой кампании. Для «освобождения» «Новороссии» (под которой подразумевается весь юго-восток Украины) у «республик» элементарно недостаточно сил. А массовое использование «отпускников» чревато для России усугублением проблем на международной арене.

Даже вытеснение украинских сил за пределы административных границ Донецкой и Луганской обл. (что может рассматриваться как реальная цель наступательной операции) не даст РФ никаких политических дивидендов. И наоборот — приведет к значительному росту издержек, связанных с экономической поддержкой т. н. ДНР и ЛНР.

Теперь о вероятных мотивах Киева. Думаю, во власти нет горячих голов, искренне надеющихся на радикальное решение проблемы по хорватскому сценарию. Максимум, на что можно рассчитывать, — захват до достижения очередного прекращения огня нескольких значимых населенных пунктов (возможно, приоритетными являются Горловка и Новоазовск). Такой успех наверняка добавит очков «партии власти» на октябрьских выборах.

Новый виток конфликта окончательно похоронит Минск и (как, видимо, рассчитывают в Киеве) приведет всех внешних игроков к убеждению, что ввод миротворцев на Донбасс — единственно возможное решение.

О новых европейских крайних

Несмотря на обострение ситуации, особой дипломатической активности Украины на минувшей неделе не отмечено. По информации из официальных источников, последний телефонный разговор Павла Климкина с немецким и французским коллегами состоялся 10 августа.

Тем временем представители т. н. ДНР и ЛНР в эти дни активно общались с руководством наблюдательной миссии ОБСЕ, а 14 августа даже обратились к ФРГ, Франции и РФ «в связи с невыполнением Минских соглашений». Правда, на традиционной правительственной пресс-конференции в Берлине 17 августа представители властей Германии сказали, что о подобном обращении ничего не знают.

Несколько ранее министр иностранных дел ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер в интервью изданию «Бильд ам Зоннтаг» отметил: «Ситуация в Восточной Украине является взрывоопасной. Много поставлено на карту. Если стороны не станут на тропу мирного урегулирования, мы попадем на новый виток военной эскалации».

В связи с этим он призвал украинскую и российскую стороны как можно скорее провести встречу между военными представителями участников конфликта и сотрудниками ОБСЕ, чтобы договориться об отводе вооружений.

Однако некоторые сигналы из Берлина должны насторожить Киев. На последних правительственных пресс-конференциях в Берлине (они проходят 2—3 раза в неделю) неизменно звучат призывы ко всем сторонам придерживаться Минских договоренностей — в т. ч. и к Украине. Тогда как еще несколько месяцев назад говорилось: если соглашения не будут соблюдаться, то последуют санкции в отношении РФ.

Помимо того, ни из Берлина, ни из Парижа не звучат призывы к т. н. ДНР и ЛНР отказаться от запланированных там местных выборов.

США расставляли акценты иначе. Официальный представитель госдепартамента Джон Кирби, комментируя обстрелы окраин Мариуполя, в частности Сартаны, заявил: «Нет никаких сомнений в том, что их совершили Россия и сепаратисты». Он отметил, что госсекретарь Джон Керри на прошлой неделе выражал серьезные опасения в связи с обстановкой на Украине главе МИД РФ Сергею Лаврову. И подчеркнул: «Мы напоминаем, что попытки России и сепаратистов захватить новые территории будут иметь свою цену».

В свете последних событий на Донбассе стоит обратить внимание на призыв бывшего министра иностранных дел Польши Радослава Сикорского вернуться к положениям Лиссабонского договора от 2007 г. — дабы председатель Евросовета и верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности «выполняли свою работу».

А тут и президент Польши Анджей Дуда предложил Петру Порошенко новый формат мирных переговоров по Донбассу: с участием наиболее сильных европейских государств, а также соседей Украины.

Словом, вырисовывается вполне конкретная политическая комбинация, разыгрываемая США (напомню — Польша их ближайший союзник на европейском континенте). Идея в том, чтобы сделать Францию и ФРГ «крайними» ответственными за провал мирного процесса, ослабив таким образом их позиции в ЕС — и через своих сателлитов усилить собственное влияние в организации.

Тем временем появилась информация о том, что 24 августа в Берлине пройдет встреча Петра Порошенко с лидерами Германии и Франции. С одной стороны, повод для оптимизма.

С другой — настораживает, что беседа состоится сразу после торжеств на День Независимости Украины, т. е. после традиционного праздничного выступления нашего президента. И кто знает — не прозвучат ли из уст главы державы слова, которые усложнят путь к компромиссу?

 

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

О чем бы я спросил Януковича

Судя по допросу экс-президента, восстановление полной картины событий на майдане не...

Тихое Прикарпатье

Для центральной власти возможная дестабилизация, активизация протестных выступлений...

Соло для саксофона и лопаты

Деятельность землячества ивано-франковцев в столице напомнила мне анекдот советских...

МАФы отправят в армию

Рациональное применение демонтированным МАФам нашли в Днепре. По решению...

Нас бросят не сразу

В Украине найдены друзья Трампа, а в США — друзья Украины

«Электрогенерирующее дерево» — первое в Украине

Стильный ветрогенератор установлен в Одессе, на Старосенной площади

Этот жир убил Саакашвили. Кто отравится следующим?

Чудовищная цена Одессы — одна из причин того, что полный контроль над регионом...

Вы одесситы или где?

Сейчас с варьете дела обстоят значительно лучше, но кое-чего городу у моря все-таки...

Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
Ярослав Дабижа
21 Августа 2015, Ярослав Дабижа

ряды армии пополнили бы 240 тыс. чел. И ее численность существенно превысила бы показатель, запланированный министром обороны Степаном Полтораком — 250 тысяч.
Что-то тут не то...

- 5 +
Блоги

Авторские колонки

Ошибка