НИСИ обманывает?

№31–32(744) 16 — 22 октября 2015 г. 15 Октября 2015 1 4.5

Президент Петр Порошенко вечером 11 октября вновь выступил с обращением к народу, чтобы сообщить о своих внешнеполитических достижениях. Главным из них, безусловно, является прекращение вооруженного противостояния на Донбассе. Причем отвод военной техники позволяет рассчитывать, что конфликт не возобновится из-за случайной ошибки или провокационных действий.

Правда, возникает вопрос: насколько велика заслуга президента в утверждении мира, который, будем надеяться, окажется прочным и долговременным? Сам Петр Порошенко без всякого смущения заявляет: «Нам удалось заставить противника согласиться на отвод вооружения от линии соприкосновения».

Очевидно, что президент несколько преувеличивает роль Киева в достижении компромисса с Москвой, поскольку последняя заинтересована в скорейшем снятии санкций, введенных Соединенными Штатами и Евросоюзом (а вовсе не из-за того, что опасается военного поражения самопровозглашенных республик в случае продолжения конфликта).

Но подобное безобидное преувеличение, рассчитанное на то, чтобы повысить популярность центральной власти перед приближающимися местными выборами, конечно же, никак не повлияет на взаимоотношения главы государства с внешнеполитическими партнерами Украины.

Этого, к сожалению, нельзя сказать о других заявлениях, содержащихся в президентском обращении.

Так, например, подлинную угрозу национальным интересам Украины представляют слова президента о том, что западные лидеры увязывают «выборы на оккупированных территориях» с «выведением российских войск и военной техники, разоружением боевиков и восстановлением украинского контроля над государственной границей Украины с Российской Федерацией».

Это, мягко говоря, некоторая натяжка. Западные лидеры не поддерживают подобных требований. Напротив, они неоднократно давали понять, что местные выборы в районах, занимаемых самопровозглашенными ЛНР и ДНР, хотя и должны проходить в соответствии с украинским законом, вовсе не предполагают предварительной капитуляции и роспуска вооруженных формирований, противостоявших украинской армии.

Складывается впечатление, что украинское государственное руководство плохо понимает цели, которые преследуют европейские политики, занимающиеся урегулированием донбасского конфликта. Европейцы не собираются создавать благоприятные условия для Украины или добиваться ослабления России. Им нужно остановить конфликт, который угрожает подорвать стабильность в Восточной Европе (а то и на всем континенте). Поэтому им прежде всего нужна власть в самопровозглашенных ЛНР и ДНР, которая обладает необходимой правовой легитимностью.

Понятно, что сформировать такую власть можно только в результате выборов, которые должны пройти в соответствии с украинским законодательством. Очевидно также, что, если самопровозглашенным республикам начать выставлять слишком жесткие предварительные условия, то они попросту откажутся от проведения выборов (и Кремль будет вынужден их поддержать как из соображений международного престижа, так и для сохранения популярности внутри страны). В результате донбасский конфликт в лучшем случае будет надолго заморожен (а может даже и возобновиться с новой силой). А это никак не устраивает ни Берлин, ни Брюссель, ни Париж, ни Вашингтон.

Чтобы обеспечить прочный мир, от Киева будут добиваться принятия законов об амнистии участников боевых действий и внесения в Конституцию Украины упоминания об особом статусе Донбасса.

Ошибки настоящего

В такой ситуации украинская власть могла бы сыграть «на опережение», чтобы упрочить свои связи с западными партнерами, от поддержки которых во многом зависят состояние украинской экономики и политическая стабильность в стране. Нет никакого сомнения в том, что американское и европейское руководство получило бы дополнительные аргументы на переговорах с Россией, если бы Киев демонстрировал свое миролюбие.

Вместо этого высшие украинские чиновники, включая президента, постоянно подчеркивают свою готовность к силовому противостоянию и убежденность в том, что прочный мир удастся установить только в результате военной победы.

Так, в обращении 11 октября Петр Порошенко заявил, что военная техника отводится в соответствии со специально разработанным планом, который «позволяет мгновенно вернуть ее на позиции, если россияне и их наемники решатся нарушить перемирие». А 12 октября, обращаясь к командирам боевых подразделений Вооруженных сил Украины, он заявил, что военные действия «могут возобновиться в любой момент», поскольку он не верит, что «Путин и его марионетки» заинтересованы в прочном мире.

Подобный боевой настрой Порошенко демонстрировал и ранее. Месяц назад в интервью немецкой газете Die Welt, которое вышло в номере за 14 сентября, он вновь попросил предоставить Украине современное американское вооружение. По его словам, Украина вынуждена сражаться «при помощи оружия ХХ века против оружия XXI столетия». А потому западные державы обязаны оказать ей поддержку. Тем более что украинская армия защищает не только собственную страну, но также свободу и демократию, будучи при этом намного слабее России с военной точки зрения.

С подобной просьбой к американскому правительству украинский лидер обратился за две недели до речи Барака Обамы в ООН. Уже тогда было понятно, что президент США будет говорить о роли, которую играют Соединенные Штаты в поддержании стабильности и в обеспечении глобальной безопасности.

Более того, подобное обращение главы Украины (да еще сделанное в интервью влиятельной немецкой газете) выглядит настоящей бестактностью по отношению к администрации США и (в особенности) к руководству ФРГ, поскольку ставит под сомнение эффективность их политики по урегулированию донбасского конфликта.

Между тем для Ангелы Меркель чрезвычайно важно показать, что Германия способна добиться восстановления мира на Донбассе. От того, сможет ли Берлин окончательно прекратить боевые действия, напрямую зависит немецкое лидерство в Евросоюзе, поскольку дальнейшее продолжение донбасского конфликта неизбежно приведет к усилению политических противоречий между странами ЕС и станет убедительным доказательством того, что только США могут гарантировать Европе безопасность.

В связи с заявлениями украинского президента, явно противоречащими политике западных держав, возникает ряд вопросов.

Почему приближенные к власти эксперты, призванные помогать формированию государственного курса, не убедят главу государства, что он подобными действиями только раздражает лидеров США и ЕС? Ведь вследствие этого они не видят в Украине адекватного партнера, чьи пожелания следует учитывать. Киев, как показали последние переговоры «нормандской четверки», является не столько полноценным участником мирного урегулирования, сколько объектом давления, который вынуждают согласиться с уже достигнутыми договоренностями.

Как вышло, что украинский президент не обладает информацией, что США и ЕС не добиваются стратегического ослабления России? Ни Вашингтону, ни (тем более) Берлину не нужны ни дестабилизация России, ни хаос в Средней Азии, который станет естественным результатом крупного геополитического поражения Москвы. Россия не представляет угрозы для США, и Вашингтон вовсе не втянут в противостояние с Кремлем на глобальном уровне.

Однако украинский президент ведет себя так, словно находится под влиянием российской пропаганды (рассчитанной главным образом на внутреннюю аудиторию) и верит в наличие глубоких противоречий между Россией и США, которые-де могут привести к военному конфликту между двумя державами.

Вследствие этого странного заблуждения, которое эксперты, сотрудничающие с властью, обязаны были давно рассеять, Петр Порошенко в выступлении на 70-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН, пытаясь продемонстрировать агрессивный характер российской внешней политики, связал между собой украинский и сирийский конфликты. Тем самым Порошенко оказал услугу Путину, для которого важно, чтобы при достижении компромисса между Россией и США ситуация в Сирии и политическое урегулирование в Украине рассматривались в едином комплексе.

Отчего главе государства никто до сих пор не объяснил, что ни Вашингтон, ни Берлин не собираются попусту раздражать Москву, а потому не станут вооружать Украину и признавать за ней статус защитника европейской свободы, на котором настаивает украинская власть?

К несчастью, существует простой ответ на эти вопросы. Экспертные структуры, призванные помогать руководству страны составить адекватное представление о международных процессах, обманывают власть. Они подменяют объективный анализ приятным вымыслом, поддерживая и укрепляя иллюзии, которыми успокаивают себя украинские государственные деятели.

Околовластные эксперты хотят, чтобы их рекомендации нравились заказчикам. Потому что так проще и выгоднее.

Стратегические заблуждения

Владимир Горбулин
Владимир Горбулин

Одной из самых влиятельных экспертных структур страны традиционно является Национальный институт стратегических исследований (НИСИ) при Президенте Украины, который возглавляет академик НАНУ Владимир Горбулин.

Чтобы убедиться в том, что институт оказывает реальное воздействие на формирование государственного курса, достаточно посмотреть аналитические записки, размещенные на сайте НИСИ. В них содержатся те же ошибочные утверждения, которые повторяются в заявлениях высшей государственной власти.

Вот что, к примеру, говорится в докладе «Риски и угрозы экономической безопасности Украины в 2015—2016 гг. и механизмы их минимизации»: «Внешняя агрессия против Украины критично ухудшила динамику социально-экономического развития, что усилило макроэкономический дисбаланс и осложнило краткосрочные и среднесрочные перспективы экономического роста».

Это утверждение, конечно же, должно нравиться действующей власти, поскольку оно снимает с нее всякую ответственность за состояние экономики страны, катастрофический спад которой, по мнению экспертов, обусловлен главным образом «внешней агрессией».

Не будем останавливаться на негативных последствиях трактовки донбасского конфликта, имеющего сложную социальную природу, исключительно внешним вмешательством. Самую большую опасность в данном случае представляет нежелание видеть бесперспективность украинской экономической модели, опиравшейся на экспорт металла и продукции химической промышленности. В условиях сокращения глобального спроса и снижения конкурентоспособности основных отраслей украинской промышленности данная модель принципиально не может работать (и это, кстати, стало одним из главных факторов, спровоцировавших трагические события в Донбассе).

Украинское правительство обязано в короткий срок (поскольку в течение длительного времени поддерживать социальную стабильность будет невозможно) предложить новую стратегию национального развития.

Но эксперты НИСИ предлагают более легкий путь: возложить всю ответственность на «внешнюю агрессию», продолжая с незначительными изменениями ту же экономическую политику, которая завела страну в тупик.

Показательно, что среди угроз для экономической безопасности Украины, которые перечисляются в начале доклада, не назван высокий уровень коррупции. Между тем сохранение коррупционных схем, действовавших при Януковиче, вызывает открытое негодование американских и европейских политиков и, судя по всему, заставляет их сомневаться в возможности тесного сотрудничества с действующей властью.

Отдельно следует упомянуть, что «военная угроза» (наряду с макроэкономической нестабильностью) названа в докладе одной из главных причин сворачивания инвестиционной активности.

Однако основная проблема в том, что в украинской экономике практически нет отраслей (за исключением сельскохозяйственного производства, куда продолжают поступать инвестиции), вложения в которые могли бы представлять интерес для крупных инвесторов.

Казалось бы, эксперты института должны были бы предложить правительству сформировать инвестиционные проекты в наиболее перспективных отраслях промышленности. Однако и здесь все рекомендации сводятся по сути дела к восстановлению макроэкономической стабильности и продолжению противостояния с Россией (чем, кстати, правительство и без того занимается).

Стоит обратить внимание и на аналитическую записку «Смены во внешней политике Польши: вызовы и возможности для Украины». В ней содержится утверждение, которое, вполне возможно, лежит в основе внешнеполитических просчетов украинского руководства.

В записке говорится: «Главным принципом урегулирования венного конфликта на востоке Украины, который протекает при поддержке и прямом участии РФ, является установка на исключительно мирное решение, на котором настаивает Германия и Франция. Однако переговоры и попытки убеждения агрессора, который отрицает свою роль в войне, ведут только к временному ослаблению боевых действий с регулярными всплесками интенсивной эскалации. В связи с этим в настоящее время эффективность Нормандского формата представляется практически исчерпанной и возникает потребность в поиске новых подходов».

Может, «нормандский формат» экспертам института и кажется неэффективным, но европейские лидеры явно придерживаются иного мнения. Это ясно доказывает оценка европейскими политиками состоявшихся 2 октября переговоров «нормандской четверки», которые, по словам канцлера Германии, дали «устойчивую надежду на прочное перемирие».

Впрочем, вполне возможно, позиция экспертов института вновь продиктована желанием сказать что-то приятное украинскому президенту. Не секрет, что руководство США и ЕС вынуждает Петра Порошенко идти на уступки, подрывающие его внутриполитические позиции.

Президент, который весной 2014 г. получил поддержку избирателей главным образом потому, что казался политиком, искренне стремящимся к миру, позднее сделал ставку на создание образа жесткого «государственника», отвергающего какие бы то ни было компромиссы, невыгодные верховной власти.

Однако Берлин и Париж не заботят особенности политической борьбы в Киеве. Поэтому украинского президента заставят согласиться на условия компромисса, принятые руководством Германии, Франции и России (и согласованные европейскими политиками с Вашингтоном). Если украинская власть откажется от реализации достигнутых договоренностей, то она лишится поддержки западных правительств, что незамедлительно приведет ее к политической катастрофе и вызовет коллапс национальной финансовой системы. В этих условиях рассуждения о необходимости поиска альтернативы «нормандскому формату», возможно, играют для окружения главы государства роль болеутоляющего.

Те же функции, по-видимому, призвана выполнять программная статья директора НИСИ Владимира Горбулина «Черная дыра»: бесконечный тупик урегулирования» (ЗН №31 от 28 августа).

Вот что, к примеру, пишет в ней Владимир Павлович: «Для России потенциальная «маленькая победоносная война» уже обернулась настоящим геостратегическим кошмаром новой «холодной войны».

Это утверждение, которое, несомненно, было приятно прочесть Петру Порошенко, интересно главным образом тем, что оно демонстрирует эффективность российской пропаганды. Ей, как можно предположить, верит даже украинское государственное руководство, иллюзии которого старательно поддерживает Владимир Горбулин.

Россия и США (в отличие от периода «холодной войны») не являются сегодня глобальными конкурентами и не пытаются разделить мир на сферы влияния. Между ними не существует сколько-нибудь серьезных идеологических противоречий, а Россия (в отличие от СССР) не пытается отделить блок государств, в котором она является лидером, от экономической системы, сформированной США и ее союзниками.

Евразийский экономический союз, в который входят пять бывших советских республик, ни по своим масштабам, ни по своим задачам, ни по своей идеологии не напоминает Совет экономической взаимопомощи, объединявший страны «Восточного блока».

Но главное отличие нынешнего положения дел от ситуации «холодной войны» состоит в том, что Россия не сражается против экономической и политической системы, в которой доминируют США, а пытается занять в ней как можно более выгодное место. Точно такую же стратегию проводят, к примеру, Китай, Индия и даже Турция, которая, кстати, является стратегическим американским союзником.

Очевидно, что ни одно из этих государств не находится в состоянии «холодной войны» с Западом. Раздражение США и ЕС вызывают не столько требования и претензии, которые предъявляет Россия (они только по своим масштабам отличаются от притязаний крупных региональных держав), сколько то, что, добиваясь своих геополитических целей, Москва решилась на действия, недопустимые с западной точки зрения. Кроме того, оставив без жесткой реакции присоединение Крыма к России, Запад рисковал бы получить волну аннексий во всех регионах мира, в том числе и в Юго-Восточной Азии, представляющей исключительную экономическую важность.

Из этого естественным образом следует вывод, прямо противоречащий тому, на чем основывается в своих рассуждениях Владимир Горбулин (а также другие связанные с властью украинские эксперты).

В своей статье директор НИСИ утверждает: «Ключевое — донбасский конфликт вырвал европейцев из степенного процесса саморазвития. Крым и Донбасс окунули их в иррациональный (с их точки зрения) конфликт, вынудили отказаться от традиционной политики лавирования в пользу однозначных позиций и нейтральных оценок».

Кстати, как понять слова о политике «лавирования в пользу однозначных позиций и нейтральных оценок»? Ведь «однозначные позиции» и «нейтральные оценки» — явно взаимоисключающие категории. Как тут не вспомнить призыв известного литературного героя — «не говори красиво».

Желание убедить себя (и заодно государственное руководство) в том, что донбасский конфликт находится в центре европейской политики и определяет политическую стратегию ЕС, сыграло с Владимиром Горбулиным злую шутку, заставив его выступать с утверждениями, явно противоречащими реальности.

Во-первых, процесс развития ЕС вовсе не был «степенным».

Не будем вспоминать югославские войны, в которых активное участие принимала Германия (а в бомбардировках 1999 г. — и другие страны НАТО).

Но относительно недавно, в 2011 г., две страны, играющие важную роль в формировании европейский политики — Франция и Великобритания — вмешались в гражданскую войну в Ливии, оказав военную помощь противникам Каддафи и добившись его устранения (правда, для этого им потребовалась поддержка со стороны США).

В 2013 г. Франция направила войска в Мали, чтобы поддержать правительство этой страны в войне с повстанцами (непосредственное участие в боевых действиях принимали французский спецназ и авиационные части).

В случае Украины, следует заметить, европейские страны даже речи не ведут о предоставлении военной помощи. Причем нет никаких оснований полагать, что донбасский конфликт является, с европейской точки зрения, более «иррациональным» (если воспользоваться термином Владимира Горбулина), чем война в Ливии или в Мали.

Во-вторых, непонятно, что имеет в виду директор НИСИ, когда пишет, что европейские державы «отказались от традиционной политики лавирования». Между кем лавировали европейцы? Если Владимир Горбулин хочет сказать, что они, выбирая между украинской и российской позицией, сделали выбор в пользу Украины, то это неправда. Такой выбор перед странами ЕС вообще не стоял. Оказывая давление на Россию, заставляя ее отказаться от нынешнего внешнеполитического курса, США и страны Евросоюза защищают не Украину, а нормы международного права и принципы современного мироустройства.

Более того, Вашингтон и Берлин могут согласиться с сохранением российского влияния в Киеве, если Москва уменьшит свои амбиции (в частности, откажется от идеи сохранить господствующее положение на постсоветском пространстве) и приступит к переговорам, направленным на разрешение «крымской проблемы». В свою очередь Кремль может смириться с переходом Украины в сферу влияния США и ЕС в обмен на уступки американской администрации по стратегическим вопросам.

На пути к «окончательному» соглашению, которое будет иметь долгосрочный характер, могут заключаться временные компромиссы по частным вопросам. Надо ли говорить, что западным державам проще всего совершать уступки за украинский счет. Именно это и представляет главную угрозу для национальных интересов Украины. Чтобы предотвратить ее, украинскому государству нужно срочно возвращать внешнеполитическую субъектность, утраченную в последние недели правления Януковича.

Но вместо этого Владимир Горбулин (а вместе с ним и украинская власть) всего лишь предъявляют Западу все новые претензии, только подтверждающие неспособность Киева считаться с реальными обстоятельствами.

«Донбасс — это еще и экономический и социальный вызов для Евросоюза, вместе с Соединенными Штатами взявшего на себя своеобразную ответственность за Украину», — пишет директор НИСИ. Трудно поверить, что это говорится всерьез, но на всякий случай заметим: никто ответственность за Украину на себя не брал и не собирается этого делать.

США и ЕС оказывают Украине экономическую и политическую поддержку, поскольку социальная дестабилизация и спровоцированный ею развал украинского государства могут создать угрозы для европейской безопасности и дать Москве определенные преимущества, подтвердив справедливость ее претензий на контроль за постсоветским пространством. Но если американская администрация и европейские политики сумеют договориться с Кремлем (а вероятность этого чрезвычайно высока), то уровень поддержки Украины резко снизится.

Однако Владимир Горбулин даже не рассматривает возможность подобного хода событий. Вместо этого он обвиняет Европу в том, что она плохо понимает сложившуюся ситуацию, поскольку надеется вернуться к прежнему, докризисному положению дел: «Противоречие между эгоистическим желанием ЕС урегулировать отношения с Россией, но при этом невозможностью отказаться от нормативной позиции, связанной с Крымом и Донбассом, ставит не только Брюссель, но и многие европейские столицы в сложное положение. Во многом отсюда и постепенный рост давления ЕС на Киев в вопросе осуществления нами постоянных односторонних «авансовых» шагов в Минском процессе, даже если эти шаги никак не связаны с симметричными шагами оппонентов. То, что в процессе выполнения этих договоренностей (особенно в одностороннем порядке) Украина может оказаться на десятилетия втянута во всеобъемлющий кризис разной степени интенсивности, ЕС волнует значительно меньше».

Если бы Владимир Горбулин сумел отбросить иллюзии и исходил в своих размышлениях из того, что США и ЕС решают прежде всего собственные геополитические задачи, то он бы обнаружил, что подобная позиция европейских держав основана на жесткой политической логике. Лидеры Евросоюза хотят устранить предпосылки для возобновления конфликта, угрожающего европейской безопасности и позволяющего Москве оказывать давление на Берлин и Брюссель. И ради достижения этой цели они будут требовать от Киева значительных уступок как в диалоге с Москвой, так и во взаимоотношениях с Донецком и Луганском.

Украинской власти следует как можно быстрее осознать, что ее будущее не слишком волнует Запад.

Однако от этого заблуждения, не позволяющего Украине выработать сколько-нибудь эффективную государственную стратегию, нелегко отказаться: оно является неиссякаемым источником государственного оптимизма и убежденности в том, что благодаря европейской и американской помощи все как-нибудь само собой образуется.

И возглавляемое Владимиром Горбулиным учреждение, призванное, судя по названию, заниматься исследованиями, представляющими стратегическую важность для государства, в действительности укрепляет иллюзии, угрожающие национальной безопасности.

Здравые мысли прошлого

Однако НИСИ не всегда занимался распространением заблуждений, приятных государственной власти.

Это ясно доказывает размещенный на сайте института чрезвычайно интересный документ, который называется «Аналитический доклад к ежегодному посланию Президента Украины к Верховной Раде Украины «О внешнем и внутреннем положении Украины в 2015 г.».

Утверждения, содержащиеся в этом документе, прямо противоречат тезисам аналитических записок и статей, выпущенных сотрудниками НИСИ в последние месяцы.

Возьмем, к примеру, социально-экономические проблемы. В докладе говорится, что для их решения необходимо «разрушить систему властных отношений, которая создает благоприятные условия для политической олигархии, монополизации экономики, круговой поруки силовиков, общественного равнодушия и коррупции».

Авторы доклада выступают за «национальный диалог», который, по их мнению, должен стать «действенным общественно-переговорным механизмом и альтернативой вооруженного решения конфликтов на просторах Украины». Они не рассматривают экономическую блокаду Донбасса, за которую так ратует в своей статье Владимир Горбулин, как способ защиты национальных интересов Украины.

Сам же директор НИСИ в «Зеркале недели» утверждает: «Экономическая блокада Украиной оккупированных территорий, даже при всей ее условности и полупрозрачности, дает результаты — ответственность (прежде всего экономическую) за территории все больше несет Россия. Безусловно, и раньше, и сейчас эти «республики» жили за счет России, однако до определенного момента они, пользуясь своим двойственным состоянием, вытягивали ресурсы и из Украины. Экономическая блокада поставила как самих боевиков-«ополченцев», так и их кремлевских хозяев в достаточно сложное положение».

По всей вероятности, главное назначение этого тезиса в том, чтобы подвести теоретическую базу под политику правительства в отношении районов, занятых самопровозглашенными республиками. Но в докладе, написанном примерно на пять месяцев раньше (Петр Порошенко выступил с посланием к парламенту 4 июня), содержатся рекомендации, реализация которых помогла бы интегрировать всю территорию Донбасса в экономическое и политическое пространство Украины.

Правда, в докладе также утверждается: «Реализация мирного плана возможна только при условии полного прекращения огня, разоружения незаконных военных формирований, выведения всех российских «добровольцев» и «отпускников», безопасного возвращения в собственные жилища вынужденных переселенцев, организации выборов и работы новых местных советов в соответствии с Конституцией и законами Украины».

Нужно отметить, что весной еще можно было сомневаться в том, что США и страны ЕС будут оказывать давление на украинскую власть, вынуждая ее идти на компромиссы, противоречащие ее интересам. Но теперь характер и направленность европейской и — в значительной степени — американской политики не вызывает сомнений. Соответственно Украине нужна новая внешнеполитическая стратегия, отвечающая новым реалиям.

Однако власть продолжает цепляться за иллюзии и не желает считаться с действительностью, а экспертные структуры, участвующие в подготовке государственных решений (в том числе Национальный институт стратегических исследований), не осмеливаются выступать с объективными оценками, опасаясь утратить благосклонность заказчиков.

В статье в «ЗН» Владимир Горбулин, явно желая «сделать приятное» власти, утверждает, что у Москвы есть «вечная проблема низкой стратегической культуры, характерной и для позавчерашней царской России, и для вчерашнего Советского Союза, и для сегодняшней Российской Федерации».

Однако любой мало-мальски грамотный историк скажет, что как минимум эта «вечная проблема», по всей видимости, была явно относительной, иначе невозможно понять бурное экстенсивное развитие Российской империи. Историк напомнит, что в течение многих лет Россия вела довольно успешную «большую игру» с Британией, а СССР всерьез соперничал с США, обладая несравненно меньшими организационными и финансовыми ресурсами.

Но историк напомнит также, что имперский период российской истории завершился общенациональной катастрофой, а затем и Советский Союз в конце концов потерпел поражение в «холодной войне» именно потому, что российская власть чем далее, тем более руководствовалась собственными иллюзиями, а не социальными и геополитическими реалиями.

У высших государственных деятелей России постепенно угас интерес к людям, готовым говорить правду, рискуя вызвать недовольство правителей.

Не этого ли опасается сейчас команда Владимира Горбулина, переставшая генерировать реально полезную для руководства страны (а значит, и для страны в целом) информацию? И это происходит в то время, когда Украине критически необходимо приступить к выработке эффективной экономической модели, к организации общенационального диалога, к поиску надежных внешнеполитических партнеров и союзников.

Киеву следует занять активную позицию в процессе мирного урегулирования донбасского конфликта, предложив собственную «дорожную карту» его разрешения и обозначив реалистические условия компромисса.

Нужно найти новые направления внешнеэкономического сотрудничества.

Но чтобы это произошло, Национальный институт стратегических исследований должен перестать обманывать президента. И страну.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

О чем бы я спросил Януковича

Судя по допросу экс-президента, восстановление полной картины событий на майдане не...

Соло для саксофона и лопаты

Деятельность землячества ивано-франковцев в столице напомнила мне анекдот советских...

Тихое Прикарпатье

Для центральной власти возможная дестабилизация, активизация протестных выступлений...

МАФы отправят в армию

Рациональное применение демонтированным МАФам нашли в Днепре. По решению...

Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
Ivan Kovalets
17 Октября 2015, Ivan Kovalets

Статья занятная, но автор несколько раз в той или иной форме оперирует тезисом о том, что "Вашингтон вовсе не втянут в противостояние с Кремлем на глобальном уровне". Если это действительно так - хотелось бы аргументов.

- 7 +
Блоги

Авторские колонки

Ошибка