Новая реальность для Украины: смена приоритетов в повестке дня

№27–28(742) 2 — 8 октября 2015 г. 01 Октября 2015 1 4.7

Начавшаяся сессия Генеральной Ассамблеи ООН стала прекрасным поводом оценить — какое же место занимают украинские проблемы в глобальной повестке дня и насколько влиятелен президент нашей страны.

Тем более что мировых лидеров на форуме в этот раз было больше, чем обычно — как-никак отмечается 70-летие ООН.

Список глав государств и правительств, с которыми встретился Петр Порошенко, выглядит внушительно — здесь и Барак Обама, и Ангела Меркель, и Франсуа Олланд, и Дэвид Кэмерон, и Синдзо Абэ... Но что это были за встречи: обмен парой фраз — или достаточно обстоятельные беседы?

Ответ на вопрос дает информация с сайта Президента Украины — причем не тексты, составленные пресс-службой, а фотографии. Тут главное — стоят лидеры или сидят. О полноценной в дипломатическом плане встрече можно говорить только в последнем случае.

Так вот — сидящим Петра Порошенко фотографы зафиксировали лишь с канцлером Австрии Хайнцем Фишером и президентом Польши Анджеем Дудой.

Другой важный момент: отражена ли встреча с главой нашего государства на официальных сайтах тех, с кем он общался. Увы, интернет-представительства лидеров США, ФРГ и Франции ничего не говорят о встречах с Президентом Украины.

О спасительных увязках без надежды на блицкриг

Еще до открытия сессии Ген-ассамблеи было понятно, что ведущей темой станет ситуация в Сирии и борьба с «Исламским государством» (ИГ), а главной интригой — степень взаимопонимания между РФ и Западом по этой проблеме.

Очевидно, что военную поддержку Россией правительств Сирии и Ирака против ИГ Запад воспринимает если не как благо, то уж однозначно как меньшее зло. Поэтому договоренности о том, как сделать, чтобы российские военные с одной стороны и американские или, скажем, французские с другой по ошибке не стреляли друг в друга, выглядят предопределенными. С Израилем РФ по этому поводу уже договорилась.

Другое дело, смогут ли Россия и Запад прийти к согласию по поводу скоординированных действий в рамках коалиции — формальной или неформальной. Или же будут независимо друг от друга бороться против общего противника.

Как бы там ни было, Сирия однозначно стала главной темой в отношениях Москвы и Вашингтона. Это, например, видно по интервью, которое глава МИД РФ Сергей Лавров дал каналу Russia Today вскоре после встречи президентов двух стран. Интервью получилось достаточно пространным, но в нем нет ни слова об Украине.

Итак, можно утверждать, что в настоящий момент РФ и США — не только соперники, но и партнеры.

Должна ли Украина учитывать эту реальность? На мой взгляд, игнорировать ее можно было бы только в том случае, если бы имелись основания ожидать, что в результате блицкрига ИГ исчезнет как геополитический фактор. А значит, отношения Запада и РФ быстро вернутся на круги своя, а поддержка Москвой сирийского лидера Башара Асада станет дополнительным фактором, из-за которого Запад будет поддерживать нашу страну.

Однако такой вариант маловероятен. Очевидно, война предстоит неопределенно долгая, поскольку ни США, ни РФ не собираются задействовать наземные силы, а планируют обойтись привлечением советников, поставками оружия, ну и самое большее — авиаударами.

В такой ситуации у Киева есть два реалистических пути увязать кризисы сирийский и украинский.

Первый — однозначно приветствовать наметившееся взаимопонимание между Западом и РФ. И снизить накал конфронтации в отношении Москвы (хотя бы словесной), одновременно призывая ее оказать влияние на лидеров самопровозглашенных «ДНР» и «ЛНР», дабы реализация Минского соглашения выглядела движением всех сторон навстречу друг другу.

По сути это возврат к риторике годичной давности, т. е. к тому времени, когда Петр Порошенко воспринимался как лидер «партии мира». Думаю, такой вариант был бы нормально воспринят большей частью общества, которая — это показывают и соцопросы — в решении проблемы Донбасса отдает приоритет переговорам, а не военным действиям. Другое дело, что в Украине сейчас более активны приверженцы противоположной точки зрения.

Причем и политики, и массмедиа плохо владеют международным контекстом и строят свои расчеты на том, что Украина всегда является центром международной повестки дня.

Второй вариант предполагает признание сотрудничества РФ и Запада против ИГ как факта без прямого осуждения — но с публичным выражением тревоги: не приведет ли оно к тому, что Запад «сдаст» Украину. (Кстати, этим вопросом задавались немецкие журналисты на еженедельной правительственной пресс-конференции в Берлине 26 сентября — и спикеры канцлера и МИД ФРГ заверили: конечно, ни о какой сдаче речи не идет. Но что иное они могут сказать на публику?)

Наконец, возможен и такой вариант: руководство нашей страны не увязывает два кризиса, а лишь желает Сирии и Ближнему Востоку в целом мира и демократии. При этом ни президент, ни другие власти предержащие не комментируют сирийскую тему, ссылаясь на то, что украинские проблемы настолько серьезны, что поглощают все их время.

Не сомневаюсь, что украинский народ такую позицию приветствовал бы. Особенно люди старшего поколения, которым в свое время казалось, что советские руководители занимаются Анголой, Никарагуа, да кем угодно — только не собственной страной.

О неожиданном вызове для западных спецслужб

Но в интервью украинским телеканалам, показанном в канун поездки в Нью-Йорк, Петр Порошенко не воспользовался ни одной из этих возможностей. Сирийская тема стала для него лишь поводом сказать об опасности присутствия «зеленых человечков» в любой точке мира, в т ч. в Дамаске. Это может быть оправдано лишь одним: президент опасается, что в условиях взаимодействия РФ и Запада на Ближнем Востоке и сосредоточенности мира на ситуации в этом регионе Москва будет ощущать большее пространство для маневра в отношениях с нашей страной.

Однако полагать, что такими высказываниями удастся переломить ситуацию, можно было бы только в том случае, если б Украина являлась тем самым хвостом, который способен вертеть собакой. Но нам до этого бесконечно далеко. Ну а обвинение России в том, что она дестабилизирует обстановку в Исламском государстве — это уже за гранью, за той чертой, что и «Анна Ахметова», «поэт Чехов» и другие перлы от предыдущего президента.

Причем за гранью оказываются не столько слова, которые могли быть банальной оговоркой, сколько поведение всех тех, благодаря кому выход этого интервью в таком виде стал возможным. Ведь не нашлось ни одного умного журналиста, который бы спросил: а какое же исламское государство президент имеет в виду — ИГ, что ли? Порошенко мог бы тут же одуматься (ведь как-никак у него дипломатическое образование): дескать, конечно, имел в виду исламский мир.

Наконец, уже после записи интервью могли бы в АП, которую возглавляет профессиональный медийщик, оперативно попросить удалить из эфира этот фрагмент — как негативно влияющий на имидж Украины. Думаю, проблем здесь бы не возникло.

И хотя в западных СМИ как будто и не обратили внимания на фразу Порошенко о дестабилизации Россией Исламского государства, вряд ли она прошла вообще незамеченной. Тем более для спецслужб, которые по роду деятельности обязаны заинтересоваться — а вдруг и впрямь намечается некий антироссийский альянс Киева с ИГ, ведь эта организация во многом рождена «арабской весной», т. е. тамошним «майданом». И нет ли какого-либо взаимодействия — по крайней мере на уровне экстремистов с украинской стороны — с учетом крымско-татарского фактора.

К счастью, выступление Президента Украины в общей дискуссии на Генассамблее ООН обошлось без подобных перлов. Но украинский конфликт с сирийским конфликтом Порошенко связал следующими словами: «Нагорный Карабах, Приднестровье, Абхазия, Южная Осетия, Крым и Донбасс. Все это замороженные конфликты, которые поддерживаются Россией или имеют непосредственное к ней отношение. Но Кремль идет еще дальше. Сейчас российские «зеленые человечки» шагают по сирийской земле. Кто следующий?»

О консенсусе про запас для местных

В речи Порошенко, которая в основном была посвящена проблемам Донбасса и Крыма, никаких новых инициатив не прозвучало — хотя такая аудитория крайне удобна для озвучивания подобных идей.

Президент РФ сосредоточился на необходимости выполнения Минских соглашений — в обычном своем понимании. Его американский коллега о Минских договоренностях не упоминал, но призвал Москву к переговорам с Киевом, употребил слово «агрессия» относительно поведения РФ на востоке Украины и поддержал действующие санкции.

Однако ни Обама, ни госсекретарь Керри не говорили о том, что в случае одностороннего проведения в отдельных районах Донбасса местных выборов нужно ввести новые санкции против РФ. Из европейских лидеров эту идею — вполне ожидаемо — публично пока поддержал лишь президент Польши Анджей Дуда.

Но в сложившемся международном контексте расширение санкций выглядит нереальным.

Впрочем, несмотря на тупик в выполнении политической части Минских соглашений, нельзя отвергать возможность того, что встреча президентов в «нормандском формате» в Париже 2 октября окажется результативной. Хотя, вероятно, мы узнаем об этом не в тот же день, а несколько позже.

Ведь оба Минских соглашения формально заключены в контактной группе. Насчет второго понятно, что именно этот документ, а не абстрактная четырехсторонняя декларация, согласовывался в феврале в течение 16 часов лидерами стран «нормандской четверки». Ну а первое соглашение от 5 сентября оказалось возможным только благодаря состоявшемуся десятью днями ранее в столице Беларуси саммиту ЕС, Украины и РФ — где, вероятно, оно и было в общих чертах согласовано.

Вопрос результативности встречи в Париже связан прежде всего с решением вопроса о выборах на Донбассе. Тем любопытнее информация, которую 27 сентября обнародовала Deutsche Wellе: план Мореля (о нем я подробно писал неделю назад), судя по всему, трудно назвать сугубо европейским.

По данным DW из дипломатических источников в Париже, компромиссные предложения в общих чертах были выработаны в конце июля Викторией Нуланд и статс-секретарем МИД РФ Григорием Карасиным, а довести их до ума поручили Пьеру Морелю. Когда же пакет предложений был предварительно согласован, Франсуа Олланд предложил организовать встречу лидеров стран «нормандской четверки» в Париже в октябре.

Кроме того, информирует DW, «представительница МИД Германии сообщила, что в Берлине план Мореля рассматривают как основу дальнейшего урегулирования кризиса на Донбассе. В ведомстве напомнили, что эта позиция зафиксирована и в заявлении министра иностранных дел Франка-Вальтера Штайнмайера по итогам переговоров глав МИД «нормандской четверки» в Берлине 12 сентября. «Опираться на идеи Мореля» на следующий день предложил и министр иностранных дел РФ Сергей Лавров». В МИД Франции DW тоже сообщили, что приветствуют усилия Мореля по выработке компромисса.

Таким образом, этот план организации местных выборов на Донбассе опирается не только на позицию Берлина и Парижа (что я сразу предполагал), но и на консенсус Москвы и Вашингтона. Это, безусловно, увеличивает шансы на его принятие, несмотря на все сопротивление украинского руководства.

Однако стоит обратить внимание на тот факт, что упомянутые слова Лаврова — единственное официальное высказывание российских властей о плане Мореля. Притом что в последние дни Москва однозначно приветствует предстоящие на Донбассе выборы, не упоминая о существовании компромиссного предложения, которое объединяет ее западных партнеров — хотя и не поддерживается Киевом.

Так, в беседе с американским журналистом Чарльзом Роузом, показанной в США 27 сентября, Путин сказал: «В Минских соглашениях написано: принять закон о местных выборах по согласованию с Донецком и Луганском. Что произошло в действительности? Киевские власти приняли закон самостоятельно, не согласовывая его с Донецком и Луганском, несмотря на то, что те трижды направляли свой проект. Вообще никакого диалога — сами приняли без консультаций с ними.

Более того, в законе, который принят Киевом, написано, что на этих территориях выборы вообще не проводятся. Как это понять? По сути, они как бы сами спровоцировали представителей Донецка и Луганска к тому, чтобы те назначили собственные выборы. Вот и все».

Ту же мысль 28 сентября развил постпред России при ОБСЕ Александр Лукашевич на заседании постоянного совета этой организации: «В том, что касается реакции коллег на подготовку Донецка и Луганска к выборам некоторых органов местного самоуправления, то, они, судя по заявлениям представителей этих регионов, вовсе не исключают проведения выборов по украинскому законодательству с соблюдением соответствующих стандартов ОБСЕ и при наблюдении со стороны БДИПЧ. Комплекс мер не фиксирует дату местных выборов, которая по Минску-2 должна быть согласована совместными усилиями, и не запрещает властям Донецка и Луганска организовывать выборы, если объективная ситуация в регионе того требует, а Киев упорно игнорирует диалог».

Создается впечатление, что, используя благоприятную международную обстановку, Москва хочет, чтобы односторонне назначенные в «ДНР» и «ЛНР» выборы т. н. мэров и глав райадминистраций стали таким же свершившимся фактом, как и выборы глав этих самопровозглашенных республик и их «парламентов» в ноябре 2014 г.. Ну а для плана Мореля (или иного взаимно согласованного проекта) можно приберечь выборы рангом пониже.

Кроме плана Мореля, на минувшей неделе большой резонанс вызвало заявление, которое посол США в Украине Джеффри Пайетт сделал 24 сентября, выступая в Одессе на Финансовом форуме. Об этом выступлении сказано уже много. Но мы хотели бы обратить особое внимание на следующие слова дипломата: «Мы хотим работать с Генеральным прокурором Шокиным и видеть, что Генпрокуратура возглавляет борьбу с коррупцией». В переводе с дипломатического языка это стоит понимать так, что США желали бы видеть на этом месте другого человека.

О заминке ценою в крах

Тем временем Украина фактически объявила дефолт, не выплатив 500 млн. евро по еврооблигациям, хотя все формальности, предусмотренные соглашением с кредиторами, еще не были выполнены. И судя по всему, речь идет о куда более серьезной проблеме, чем техническая заминка.

По сообщениям СМИ, американские фонды Aurelius Сapital и Elliott Associates, представляющие держателей более чем четверти долга Украины, потребовали выплатить причитающиеся полмиллиарда по евробондам.

Оказалось, что и для Международной ассоциации свопов и деривативов (ISDA) постановление Кабмина «О начале процедуры реструктуризации государственного и гарантированного государством долга и его частичного списания» — пустой звук. Ассоциация уже выпустила меморандум о признании в отношении Украины факта «потенциального отказа».

Таким образом, если до 3 октября платеж не будет произведен (или взбунтовавшиеся кредиторы не примут условия соглашения), наступит не технический, а вполне полноценный дефолт со всеми вытекающими последствиями. По представленным в массмедиа версиям, «непримиримые» фонды активно скупали украинские долги по «мусорным» расценкам как раз тогда, когда шли переговоры об их реструктуризации. Причем эти финансовые учреждения весьма малочувствительны к рекомендациям официального Вашингтона «войти в положение» Украины.

Возможно, дело обстоит именно так. Но я позволю себе предположить конспирологическую версию — заминка со вступлением в силу соглашения о реструктуризации является одним из элементов давления на руководство Украины, которое ведет сейчас Вашингтон.

Пока трудно предположить, рискнет ли администрация США пойти на имиджевые издержки, связанные с экономическим крахом режима, пришедшего к власти с ее одобрения.

В то же время резко усилившаяся в заявлениях ведущих западных политиков и в тамошних СМИ критика властей Украины за коррупцию и отсутствие реформ как раз может свидетельствовать о том, что подготовка общественного мнения к такому развитию событий ведется. А готово ли к этому варианту руководство нашего государства?

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

О чем бы я спросил Януковича

Судя по допросу экс-президента, восстановление полной картины событий на майдане не...

Тихое Прикарпатье

Для центральной власти возможная дестабилизация, активизация протестных выступлений...

Соло для саксофона и лопаты

Деятельность землячества ивано-франковцев в столице напомнила мне анекдот советских...

МАФы отправят в армию

Рациональное применение демонтированным МАФам нашли в Днепре. По решению...

Нас бросят не сразу

В Украине найдены друзья Трампа, а в США — друзья Украины

«Электрогенерирующее дерево» — первое в Украине

Стильный ветрогенератор установлен в Одессе, на Старосенной площади

Этот жир убил Саакашвили. Кто отравится следующим?

Чудовищная цена Одессы — одна из причин того, что полный контроль над регионом...

Вы одесситы или где?

Сейчас с варьете дела обстоят значительно лучше, но кое-чего городу у моря все-таки...

Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
Анатолий Гонтар
05 Октября 2015, Анатолий Гонтар

Я. как мужчина, имевший в своей многообразной жизни связи с девицами легкого поведения хочу сказать - именно так поступают с проститутками во все времена и во всех странах мира!

- 2 +
Блоги

Авторские колонки

Ошибка