Новый расклад в игре на поражение

№35–36(746) 30 октября — 5 ноября 2015 г. 29 Октября 2015 4.6

, //Катерина ЛАЩИКОВА

Главный результат местных выборов — наглядная демонстрация низкой популярности партии власти, собравшей в своих избирательных списках сторонников президента, председателя правительства и киевского мэра.

На парламентских выборах 2014 г. президентский БПП и премьерский «Народный фронт», которые теперь приняли решение идти совместно (в соответствии с заключенным между ними соглашением квота НФ составила 25% общего числа кандидатов), получили почти 44%. Понятно, что год спустя этот результат вследствие резкого падения популярности Арсения Яценюка представлялся недостижимым.

Но, казалось, партия власти получит в наиболее важных для нее городах и регионах несколько больше, чем Блок Петра Порошенко на выборах в ВР (тогда результат президентской силы составил 21,82%). Однако избиратели практически во всех крупных городах страны больше не доверяют власти и не хотят за нее голосовать.

Правда, выбор у украинских граждан, прямо скажем, был небольшим.

Кроме партии власти, реальными шансами на электоральный успех обладали ее полуофициальные оппоненты — «Батькивщина» и «Самопоміч», которые время от времени заявляют о своем несогласии с социально-экономическим курсом правительства (Юлия Тимошенко к тому же активно критикует минские договоренности).

Однако «Батькивщина» и «Самопоміч» не выступают открыто за смену власти, поскольку считают, что в нынешних условиях нужно сохранять политическую стабильность. Когда же в Вашингтоне и Берлине наконец решат, что политические волнения представляют собой меньшую угрозу для украинской государственности, чем сохранение нынешнего Кабмина, позиция соратников Тимошенко и Садового, конечно же, изменится.

На хорошие результаты могли рассчитывать и три наиболее влиятельных партии, заявляющих о своей оппозиционности, — Оппозиционный блок, Радикальная партия и Свобода, поглотившая перед выборами «Правый сектор» — своего главного конкурента в борьбе за протестно настроенных избирателей, разделяющих националистические взгляды.

В отдельных регионах на победу (или по крайней мере на высокий уровень поддержки) претендовали политические проекты, связанные с окружением Игоря Коломойского: «Укроп», призванный собрать голоса тех, кто недоволен излишней умеренностью власти и выступает за более жесткую позицию в донбасском конфликте, и партия «Возрождение», которая, напротив, боролась за голоса тех, кто считает, что власть недостаточно делает для того, чтобы восстановить мир на Донбассе, и не учитывает в должной мере интересы юго-восточных регионов.

Определенные надежды возлагались и на партию «Наш край»: она, по замыслу президентской администрации, должна была объединить «крепких хозяйственников» — бывших мэров, депутатов, высокопоставленных региональных чиновников и предпринимателей, которые были связаны с окружением Януковича, но теперь готовы перейти к взаимодействию с новой властью.

Если бы проект «Наш край» оказался успешным, то глава государства сумел бы опереться на политическую конструкцию за пределами «вертикали власти». Бюрократическая вертикаль находится в совместном управлении президента и премьера, а БПП-«Солидарность» на местах, как правило, опирается на лояльные по отношению к власти олигархические структуры. Поэтому хороший результат «Нашего края» помог бы усилить влияние главы государства.

Таким образом все политические проекты, претендовавшие на электоральный успех, были связаны либо с верховной властью, либо с ведущими олигархическими группировками, прежде всего Коломойского и Ахметова.

Как утверждают, ставленники Рината Леонидовича в регионах, представляющих особый интерес для «Метинвеста» (в Донецкой и Запорожской обл., а также в Кривом Роге Днепропетровской обл.), шли не только по спискам «Оппозиционного блока», но и под флагами других парламентских партий, в том числе БПП-«Солидарность». Реальную конкуренцию им могли составить только политические партии («Самопоміч», «Батькивщина» и «Свобода»), пользующиеся известностью на общенациональном уровне и обладающие финансовыми ресурсами, которые позволяют проводить массированные рекламные кампании.

Были, конечно, и региональные проекты, боровшиеся за голоса избирателей в одном (или в некоторых случаях в двух-трех регионах), но и они были связаны либо с крупными предпринимательскими структурами, либо с давно сформировавшимися политическими кланами, как, к примеру, «Единый центр» (ЕЦ) Виктора Балоги.

ЕЦ, несмотря на отчаянное сопротивление областной администрации, сумел выиграть выборы в Закарпатский облсовет, получив 20% (у «Солидарности» — 16,7%), и провести своего кандидата на пост мэра Мукачево (второго по важности в области после Ужгорода). Новым главой города стал сын Виктора Балоги Андрей, и сражающийся с самым влиятельным кланом области закарпатский губернатор Геннадий Москаль не сумел этому помешать.

Разрушительная тактика

Вообще значительное число городов, где представители власти пытаются поставить результаты выборов под сомнение (помимо Мукачево, следует назвать Одессу и Павлоград), свидетельствуют об отсутствии механизмов, позволяющих согласовывать интересы различных региональных и общенациональных группировок, которые пытаются переделить политическое пространство страны.

При этом государственное руководство не стремится встать над схваткой, как это было во времена Леонида Кучмы, или силой подавить всех, кто не желает сохранять лояльность, как это пыталось делать окружение Януковича, а участвует в противостоянии в качестве одного из игроков. Центральная власть в пылу междоусобной борьбы, не задумываясь, ставит под угрозу легитимность политсистемы и общественное доверие к демократическим институтам.

Подобной разрушительной тактики придерживался Виктор Ющенко, но даже его чиновники ради решения текущих задач не призывали граждан к борьбе против только что избранного мэра одного из крупнейших городов страны. Между тем одесский губернатор Михаил Саакашвили призвал граждан к массовым акциям протеста против победы в первом туре мэрских выборов Геннадия Труханова (потребуется ли второй тур, пока неизвестно).

Но при всем различии текущих интересов группировки, занимающиеся дележом страны, оказались едины в одном: они сделали все возможное для того, чтобы в их борьбу не вмешались посторонние.

Это в значительной степени позволяет гарантировать избирательное законодательство. На региональных и местных выборах установлен столь же высокий проходной барьер, как и на общенациональных. Выборы проходят исключительно по пропорциональной системе, что дает изначальное преимущество крупным общенациональным партиям, прежде всего парламентским. Новая политическая сила, не обладающая ни административным ресурсом, ни деньгами, необходимыми для рекламной кампании и оплаты сотен активистов, не может даже теоретически рассчитывать набрать 5% на выборах в облсовет. При некотором везении ее представители могут попасть в горсовет не слишком важного районного центра.

Партии, конкурирующие на региональных выборах, обладают возможностью вести рекламную кампанию в общенациональных СМИ (во многих странах для этого можно использовать только местные каналы и издания). Понятно, что политические силы, использующие для своего продвижения радиостанции и телеканалы с высоким рейтингом, обретают несравненно большие возможности, чем те, кто не обладает значительными средствами.

Но главное препятствие для электорального успеха новых политических сил связано с тем, что все местные и региональные выборы проводятся в один день. Для политических сил, не имеющих возможности содержать на местах профессиональных аппаратных работников и нанимать оплачиваемых активистов, которые занимались бы агитационной деятельностью, проведение избирательной кампании одновременно во всех регионах страны требует непосильного напряжения.

Это положение украинского законодательства на протяжении многих лет надежно защищает политическое пространство страны от проникновения организаций, выросших из «низовых» общественных инициатив. Нужно отметить, что в России только в 2004 г. решились ввести единый день голосования (в настоящее время он проводится во второе воскресенье сентября), но и сегодня органы власти в различных российских регионах переизбираются в разные годы.

Возможно, в устойчивых политсистемах с давними демократическими традициями перевыборы всех местных и региональных органов власти в один день не становятся преградой для развития конкуренции и появления новых фигур на политической сцене. Однако в странах с высоким социальным неравенством, где отсутствуют институты общественного контроля за действиями власти, это прямой путь к доминированию нескольких группировок на всех уровнях, от районного до государственного. А единственная реальная альтернатива такой модели — установление жесткого авторитарного правления.

Безусловно, не допустить появления на политической сцене самостоятельных игроков помог закон о декоммунизации, вступивший в силу в мае этого года. В результате левые политсилы (те, которые сумели избежать запрещения) утратили возможность вести нормальную избирательную кампанию, используя привычную символику и риторику. Если бы они даже нашли деньги на выборы, то им пришлось бы заново выстраивать каналы коммуникации со своими избирателями. Сделать это за время избирательной кампании практически невозможно.

Вместе с тем и крупные политические игроки теперь лишились возможности использовать в борьбе за собственные интересы протестные настроения, угрожая власти социальной дестабилизацией. Американская администрация и руководство стран ЕС заинтересованы в том, чтобы украинская власть сохраняла устойчивость и была в состоянии выполнять взятые на себя обязательства, вытекающие из минских договоренностей. Поэтому все, кто решится открыто выступить против действующего режима, рискуют испортить отношения с представителями западной политической элиты. Понятно, что те, кто всерьез рассчитывает получить доступ к государственному управлению или сохранить доступ к западным финансовым ресурсам, никогда не пойдут на это.

Вследствие этого ведущие игроки перестали нуждаться в политических партнерах и технических проектах, которые в прежние годы иногда получали возможность начать самостоятельное существование, как это произошло, например, с ПСПУ. В результате небольшие партии получили средства, необходимые для полноценной избирательной кампании, только в тех регионах, где местные группировки сражались с центральной властью (как в уже упоминавшемся Закарпатье, где в облсовет прошла «Партия венгров Украины», получившая 9% голосов, — это принесло ей восемь мест).

Опасное противостояние

Закрыв политическое пространство страны для посторонних, ведущие политические игроки (прежде всего партия власти) только осложнили свое положение. Между ними обострилось противостояние. Отмена выборов в Мариуполе и Красноармейске, потребовавшаяся для того, чтобы помешать Ахметову захватить контроль над этими городами, свидетельствует о том, что единственным эффективным средством противодействия конкурентам является прямое административное давление.

В этой связи крайне опасный характер может принять противостояние в Днепропетровске, где во второй тур выборов мэра города вышли Александр Вилкул, который представляет интересы Рината Ахметова, и Борис Филатов, входящий в ближайшее окружение Игоря Коломойского. Оба кандидата набрали примерно равное число голосов. Но судя по тому, что на выборах в Днепропетровский облсовет и горсовет Днепропетровска победил Оппозиционный блок, Вилкул обладает большими шансами на победу. Однако, как известно, Игорь Коломойский не любит проигрывать.

Конфликты между ведущими политическими игроками неизбежны в любой политической системе. Опасность представляет то, что в украинских условиях они ведутся не политическими методами, а при помощи административного или даже силового давления.

В такой ситуации стабильность (разумеется, временная) возможна только в том случае, если центральная власть обладает высокой популярностью и готова подавлять недовольных. Но, как показали выборы, действующая власть непопулярна и слаба. А это значит, что украинская политсистема стоит на пороге нового кризиса, который сдерживается только внешними факторами.

Спасти власть могло бы создание разнообразного политического ландшафта, где действует множество различных по своей идеологии политических сил, соперничающих друг с другом. А крупные игроки вынуждены не только конкурировать между собой, но и противостоять давлению со стороны небольших проектов, которым созданы правовые и экономические условия для существования и развития.

По пути резкого увеличения различных политических проектов и самостоятельности региональных игроков, которым со стороны центра часто оказывалась поддержка, после поражения провластных сил на думских выборах 1993 г. пошла администрация Бориса Ельцина, что позволило российскому президенту удержать власть в невероятно сложных экономических и политических условиях середины 1990-х (к несчастью, есть все основания предполагать, что Украину в ближайшее время ждут столь же сложные испытания).

Все те же методы

Но окружение Петра Порошенко сделало проигрышную ставку на упрощение политического пространств и сокращение числа политических сил, способных бороться за власть как на общенациональном, так и на региональном уровне.

В результате оно своими действиями только приблизило новый политический кризис.

Вновь, как и в правление Януковича, статус главной протестной силы обрела «Свобода». Понятно, что расчет президентской администрации строился на том, что обвинения в адрес представителей «Свободы», сочетающиеся с арестами ее активистов и руководителей, настроят избирателей против этой партии и обратят против нее админресурс. Но, как и во времена Януковича, власть вызывает у значительной части общества столь большое недоверие, что политическая сила, против которой она выступает, тут же становится популярной. В итоге «Свобода» вернула себе, казалось бы, безнадежно утраченные электоральные позиции и, по-видимому, даже заняла третье место на выборах в Киевсовет. А во Львове во второй тур мэрских выборов может выйти кандидат от «Свободы» Руслан Кошулинский, который, кстати говоря, провел довольно дорогую избирательную кампанию.

Непонятно, станет ли «Свобода», усилив свое влияние, пользоваться политическими методами борьбы, или она вновь откажется от них ради уличного давления на власть и провокационных действий.

По сути дела единственным партийным лидером, сделавшим ставку на политическую борьбу, является Юлия Тимошенко. «Батькивщина», не желающая нарушать западный призыв сохранять солидарность власти, как и Оппозиционный блок, обречена на выжидание. Но при этом партия Тимошенко ведет активную политическую деятельность, пытаясь разрабатывать тематику, которая востребованна избирателями.

Оппозиционный блок, как показала завершившаяся кампания, рассчитывает главным образом на то, что украинские избиратели в юго-восточных регионах, выбирая между властью и бывшими «регионалами» (и не имея иной реальной альтернативы), предпочтут проголосовать за нынешних «оппозиционеров». Этот расчет в нынешней ситуации оказался верным. Но, как и всякая попытка выстроить политический проект на убежденности в том, что избирателям все равно будет некуда деться, в долгосрочной перспективе такой расчет обречен.

Слабые результаты партии власти, относительный успех Оппозиционного блока и «Батькивщины», возвращение «Свободы» и заметная неудача Радикальной партии, конечно же, изменят расстановку политических сил.

Однако украинская политсистема в целом, сохранившая все пороки, унаследованные от прежнего режима (более высокая степень политической конкуренции является не заслугой нынешней власти, а свидетельством ее слабости), оказалась на пороге нового кризиса. Местные выборы давали шанс его предотвратить или хотя бы отсрочить, но эта возможность безнадежно упущена.

Поэтому даже те силы, которые добились сейчас некоторого успеха, в действительности ведут игру на поражение.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Некрасивые мультфильмы

У политической Николаевщины репутация тихого, но глубокого и грязного коррупционного...

ЗАЯВА ПРО НАМІРИ І ЕКОЛОГІЧНІ НАСЛІДКИ ДІЯЛЬНОСТІ

Проектом передбачено будівництво житлово-офісного комплексу з...

О чем бы я спросил Януковича

Судя по допросу экс-президента, восстановление полной картины событий на майдане не...

Тихое Прикарпатье

Для центральной власти возможная дестабилизация, активизация протестных выступлений...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка