О чем бы я спросил Януковича

№48(798) 2 – 8 декабря 2016 г. 01 Декабря 2016 4.1

Допрос Виктора Януковича в качестве свидетеля по делу бойцов «Беркута» стал самым большим разочарованием недели. Видеоконференция, которая связала Святошинский суд Киева и Ростовский областной суд РФ (и длилась почти шесть часов), оказалась весьма унылым зрелищем. Беглый президент явно не собирался раскрывать тайны нашей недавней истории.

О шоу красных флажков

Сторона обвинения стремилась узнать подробности разговоров Януковича (прежде всего телефонных) с российскими политиками в феврале 2014 г., дабы найти подтверждения версии, по которой расстрел майдана инспирировала Москва.

Кроме того, как раз во время допроса генпрокурор Луценко объявил Януковичу подозрение в государственной измене. Сообщение о подозрении, размещенное 28 ноября на сайте Генпрокуратуры, также не содержит принципиально новой информации.

Аргументы прокуратуры опираются на публичные выступления Януковича в конце февраля — марте 2014-го, а также на зачитанное российским представителем в ООН Виталием Чуркиным на заседании Совбеза 1 марта 2014 г. обращение низложенного президента к Путину с просьбой «использовать Вооруженные силы Российской Федерации для восстановления законности, мира, правопорядка, стабильности, защиты населения Украины».

Попытки нащупать российский след успехом не увенчались: Янукович лишь твердил, мол, не помню, с кем и когда говорил. А под конец и вовсе заявил: «Есть сайт Президента Украины. На этот сайт можно зайти и найти любую информацию — что происходило, с кем происходили разговоры».

Если бы это сказал кто-нибудь другой, можно было бы заподозрить тонкий троллинг. Однако прокурор этот момент проглотил. Хотя очевидно, что сейчас сайт главы государства освещает деятельность исключительно Порошенко — и не дает никакой информации о работе его предшественников. И это общепринятая практика: официальная страница Белого дома тоже ничего не рассказывает о прежних поездках и переговорах Джорджа Буша.

Понятно, что в те горячие дни 2014 г. Янукович общался не только с российскими политиками — но, судя по всему, восстановление полной картины событий явно не входит в планы Генпрокуратуры.

Многих вопросов, на которые хотелось бы услышать ответы, Януковичу почему-то не задали. Например, понял ли он в ночь на 22 февраля — после захвата активистами АП и Межигорья — что его фактически отстраняют от власти? Пытался ли как-то этому противодействовать? Созванивался ли с представителями США и лидерами стран — гарантов соглашения с оппозицией, подписанного накануне, и просил ли их повлиять на своих противников?

Как мне представляется, попытки наладить контакты с гарантами, несомненно, имели место. Более того, отказ Януковича от участия в харьковском съезде «представителей местных советов юго-востока» наверняка стал результатом подобных разговоров — а уж никак не просьба тогдашнего главы Харьковской ОГА Добкина не появляться на акции, поскольку-де там невозможно обеспечить его безопасность.

Увы, действительно важные вопросы на видеоконференции не прозвучали — словно перед ее участниками стояли красные флажки, за которые заходить не рекомендовалось.

Отдельно хочу остановиться на ответе Януковича на вопрос родственницы погибшего майдановца — о том, почему он не стал объявлять референдум об ассоциации с ЕС.

Следует признать, что в политическом плане он высказался разумно: «Сама процедура референдума — это процедура, которая на Украине не была отработана... И как только я бы сделал намек на то, что хочу провести референдум, это было бы намного хуже, чем то, что мы сделали — приостановили подписание этого соглашения. Мы не отказались от него. Поэтому я никогда не кривил душой, и референдум — это было бы оттягивание процесса европейской интеграции».

Напомню, согласно Конституции президент не назначает референдум по собственному желанию, а лишь провозглашает его по народной инициативе, т. е. при наличии трех миллионов подписей, собранных в соответствии с процедурой, предусмотренной законодательством.

И, конечно, грамотнее было бы ответить в том духе, что, мол, инициировать референдум должен был именно майдан. Неужели оказалось, что Виктор Федорович просто не знает Конституции Украины?

О майданных деньгах и уцелевших горшках

Как бы то ни было, видеодопрос Януковича — это прежде всего массмедийное событие, и именно так его следует оценивать.

В целом позиция экс-президента сводится к тому, что в феврале 2014-го была возможность разрешить кризис мирно. Но она была упущена по вине лидеров майдана, не сумевших (или не захотевших) обуздать радикалов. Важно, что к Порошенко подобные претензии отношения не имеют — хотя он и принимал активное участие в акциях протеста, но в переговорах с властью не участвовал (во всяком случае ростовский изгнанник об этом ничего не сказал) и непосредственно после низложения Януковича не обрел никаких властных полномочий.

Единственной любопытной частью допроса стали обвинения, которые Виктор Янукович предъявил Дмитрию Фирташу и Сергею Левочкину в подрыве ситуации в Украине: «Была огромная группа, которую возглавлял депутат Тигипко. И он откровенно мне говорил: я с вами согласен, Виктор Федорович, но меня склоняет господин Фирташ... И рядом с ним господин Левочкин, который играл в эти игры. И в конце концов они разрушили коалицию, и они разрушили стабильность в стране».

Более того Янукович не исключил, что именно Левочкин, возглавлявший тогда АП, стоял за разгоном студенческого майдана 30 ноября (с чего, собственно, все и началось): «Да, возможно, он (С. Левочкин. — С. Б.) имел к этому причастность. Возможно. Но никаких доказательств этого у меня лично не было. И следствие их не установило. Потому, если это было так, пусть это власть сейчас докажет... Или, если он не виновен, то те, кто так о нем говорил, должны принести извинения. Это также должен установить суд».

На мой взгляд, эти заявления можно рассматривать в контексте обозначившегося раскола между группами Ахметова и Левочкина в Оппозиционном блоке.

Напомню, неделю назад я отмечал, что срыву плана наступления на власть в огромной мере способствовал отказ Федерации профсоюзов Украины (находящейся под влиянием Фирташа) от проведения акции, в которой, по словам организаторов, должны были принять участие порядка 50 тыс. человек. По некоторой информации, против перехода к активным действиям выступил Ахметов, а значит — и ориентирующаяся на него часть Оппоблока.

Очевидно, что обвинения если не в фактической организации евромайдана, то в пособничестве ему, прозвучавшие из уст Януковича, могут серьезнейшим образом подорвать репутацию Левочкина как одного из лидеров Оппоблока. И это даст группе Ахметова возможность выйти из партнерского соглашения между двумя олигархическими группировками, которое и создало ОБ, — при этом сохранив за собой практически весь базовый электорат.

Кстати, к Левочкину всегда благоволили американцы (так, в мае 2015 г. он был удостоен отдельной встречи с Викторией Нуланд во время ее визита в Киев). Не исключено, именно это обстоятельство в определенной мере обусловило решение Ахметова вступить с ним в альянс. Но со сменой власти в Вашингтоне прежние контакты теряют свою ценность.

Какое отношение к этим раскладам имеет Янукович? Да ведь нет никаких свидетельств, что он «побил горшки» со своим давним партнером. И почему бы ему не подыграть Ахметову ввиду вероятных договоренностей олигарха с украинской властью?

Пресс-служба Левочкина тут же заявила: «Несмотря на то, что Захарченко и другие лица в 2013 году использовали все возможности тогдашней репрессивной машины, им не удалось подставить Сергея Левочкина, поскольку реальная вина за избиение людей в ночь на 30 ноября 2013 года лежит на них».

В Оппоблоке напомнили: «Причиной ухода Левочкина с должности главы Администрации Президента 30 ноября был протест против применения силы против протестующих». Однако умолчали, что Левочкин в тот день лишь написал заявление об отставке, после чего продолжал исполнять свои обязанности более полутора месяца и был освобожден от должности лишь 17 января 2014 г.

Но по-настоящему сенсационное признание сделала экс-нардеп Инна Богословская: «Абсолютно очевидно, что водораздел по «регионалам» произошел по их самосознанию вины в тех событиях. Те, кто чувствовал свою вину в расстреле людей, — сбежали... И те, кто понимал, что они реально помогли майдану. Ведь очень мало кто говорит, что Левочкин, Фирташ и Бойко помогали майдану...

Сегодня все боятся говорить, что майдан — это были огромные деньги. Это были пачки денег, которые вынимали из карманов политические лидеры. Это были деньги, которые выдавались и Левочкиным, и Фирташем, и массой людей, которые до того были в Партии регионов, но которые понимали, что страна так дальше идти не может».

Подчеркну, Богословская говорит о политиках, которые ориентируются на избирателей, не приемлющих майданную идеологию. Значит ли это, что группа Фирташа готовится сменить политическую ориентацию — вплоть до присоединения к какому-нибудь патриотическому проекту, оппозиционному нынешней власти?

Нельзя исключать и того, что Богословская просто увлеклась и наговорила лишнего (как это с ней нередко случается). Ведь после евромайдана она оказалась на обочине политической жизни и отошла — по крайней мере публично — от Фирташа и Левочкина. При этом делала массу радикальных заявлений в духе депутата Парасюка, выражала явные симпатии «Самопомочі», однако не вписалась ни в один заметный политический проект.

Но в любом случае отвечать на вопросы своих избирателей о финансировании евромайдана лидерам Оппоблока будет крайне непросто.

О Лаврове, возвестившем крах помыслов Путина

Октябрьский саммит «нормандской четверки» принес Киеву несомненную выгоду. Как и следовало ожидать, выработать «дорожную карту» — о чем вроде бы договорились Порошенко, Меркель, Олланд и Путин — не получается. Зато у Украины появилась возможность блокировать обсуждение принципиальных вопросов в контактной группе, ссылаясь на то, что сначала необходимо утвердить эту самую карту.

Таким образом Украина может считать, что навязала России «план Горбулина» с «бесконечными переговорами без фиксации их результатов». Ведь Москва согласилась на встречу глав МИД «четверки» 29 ноября в Минске сразу после того как Лавров дал понять, что такое мероприятие нецелесообразно без прогресса на переговорах (подобное говорил и Путин в отношении саммита «нормандской четверки»). И эта встреча прогнозированно оказалась безрезультатной, причем ее краткость подтвердила, что результат даже не пытались искать.

Похоже, практический смысл такого поведения российского руководства только в одном: подчеркнутая демонстрация поисков компромисса дает шанс позитивно повлиять на подбор более приемлемого для Москвы кандидата в госсекретари США. А вот хлопанье дверьми может спровоцировать назначение на эту должность ястреба.

И очевидно, что пока не проявится внешнеполитическая линия новой американской администрации, существенных сдвигов на переговорах по Донбассу ожидать не стоит.

Необходимо отметить, что встреча глав МИД «нормандской четверки» состоялась на фоне все более прохладных отношений между РФ и западными участниками данного формата (правда, прежде всего из-за ситуации в Сирии).

Так, министр иностранных дел Франции Жан-Марк Эро перед началом переговоров заявил, что отмена санкций против РФ «приведет к ослаблению цели по урегулированию конфликта». Я не припомню, чтобы преамбулой переговоров в «нормандском формате» были столь жесткие заявления европейских политиков.

Руководитель МИД Украины Павел Климкин накануне встречи в Минске отметил: «Если с Францией и Германией у нас есть общее видение «дорожной карты» в ключевых моментах, то с Россией мы очень далеки от хотя бы общего совместного видения».

И уже после переговоров он сообщил: «Мы фактически не коснулись вопроса, как обеспечить, собственно, безопасность выборов... И нам нужно влияние международного сообщества, и в частности... вооруженная полицейская миссия ОБСЕ. Мы фактически не коснулись вопроса, как мы видим то, каким образом выборы должны соответствовать стандартам ОБСЕ. Т. е. по всем ключевым вопросам мы, к сожалению, слишком кратко прошлись».

Отсутствие прогресса подтвердил и глава российской дипломатии. При этом Лавров заметил: «Будет продолжена работа как в «нормандском формате» на уровне экспертов, так и, конечно же, в контактной группе и в ее подгруппах, потому что без этого формата никаких решений окончательных принять невозможно. Только там, где представлены все стороны конфликта (я имею в виду киевское правительство и представителей Донецка и Луганска), можно заключать окончательные договоренности».

Что же касается вооруженной миссии на Донбассе, то глава МИД РФ заявил: «Никаких военизированных миссий — ни ОБСЕ, ни какой-либо другой структуры (о чем периодически говорят в Киеве) — не будет, никто даже о них не помышляет».

Напомню, совсем недавно, 20 октября, официальный представитель Кремля Песков сообщил, что Путин согласился на размещение подобной миссии.

О третьей половине экспортной статьи

На сайте Госстата появилась первая информация, по которой можно оценить, во что выльются жилищные субсидии в нынешнем отопительном сезоне.

В октябре 2015 г. (который тоже выдался холодным) государство выписало субсидий на 2 млрд. 800 млн. грн. А год спустя — на 5 млрд. 307 млн. грн., т. е. почти в 1,9 раза больше.

Отопительный сезон начинается в середине октября. А за полный месяц прошлого сезона государство в среднем выписывало субсидий на 8 млрд. 800 млн. грн. Следовательно, применяя сложившийся по итогам октября коэффициент 1,9, получаем 16,7 млрд. грн. в месяц. Это означает, что в годовом исчислении объем субсидий составит — при нынешнем порядке их выдачи — порядка 100 млрд. грн., или около $4 млрд. Эта сумма равна половине доходов от ключевой экспортной статьи Украины — металлургической продукции.

В бюджете на будущий год таких денег быть не может — на эти цели предлагается выделить 51 млрд. грн. Допускаю, что способ несколько увеличить эту сумму найдется — но не вдвое же.

Нужно учитывать, в бюджете-2016, по которому страна живет до конца года, на субсидии отведена более скромная сумма. Неудивительно, что долги по ним снова стали расти. Ведь в октябре из бюджета коммунальщикам перечислили лишь 1,6 млрд. грн. — меньше трети необходимого. Правда, год назад данный показатель не достигал и 20%, но это слабое утешение.

Подсчеты показывают, что при нынешнем уровне финансирования субсидий долг по ним увеличится с 8 млрд. грн. на начало октября до 52—53 млрд. грн. к концу отопительного сезона. При этом власти будет сложнее повторить фокус, имевшей место нынешней осенью.

Я уже писал, что правительство накануне отопительного сезона за месяц сократило долги по субсидиям в 2,8 раза. Сделано это было якобы благодаря мониторингу реального потребления газа получателями субсидий. Его израсходовали на 21% меньше, чем предполагалось, и поскольку зима была заметно теплее обычного, такой пересчет представлялся понятным.

Но оказалось, что Минсоцполитики в той же пропорции уменьшило норму использования газа, на которую выделяется субсидия (в 2015-м она составляла 7 куб. м на 1 кв. м жилья, а теперь — 5,5 куб. м). Государству это оказалось куда проще, чем точечно выяснять, кто правильно получает субсидии, а кто нет, ведь такие проверки охватили бы треть украинских семей.

И хотя субсидии в нынешнем октябре выписывались уже по новым нормам потребления газа, все равно расходы на них подскочили почти вдвое по сравнению с октябрем 2015-го. При этом, несмотря на периодические заявления власти о готовящихся проверках доходов получателей, похоже, на места спущена установка предоставлять эту помощь всем желающим. Во всяком случае за десять месяцев субсидии получили 98% обратившихся — на 10% больше, чем год назад.

Но статистика за октябрь красноречиво предрекает, что к весне Украина придет с огромными долгами по субсидиям, которые МВФ может воспринять как фактический дефолт государства по данным обязательствам — и потребовать радикального решения проблемы. А это затронет миллионы семей.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Некрасивые мультфильмы

У политической Николаевщины репутация тихого, но глубокого и грязного коррупционного...

ЗАЯВА ПРО НАМІРИ І ЕКОЛОГІЧНІ НАСЛІДКИ ДІЯЛЬНОСТІ

Проектом передбачено будівництво житлово-офісного комплексу з...

Тихое Прикарпатье

Для центральной власти возможная дестабилизация, активизация протестных выступлений...

Соло для саксофона и лопаты

Деятельность землячества ивано-франковцев в столице напомнила мне анекдот советских...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка