О взрывной волне, докатившейся до Берлина

№43–44(750) 27 ноября — 3 декабря 2015 г. 26 Ноября 2015 1 4.6

Конфликт между Украиной и РФ из-за Крыма признан политическим

investigator.org.ua

Главная неожиданность недели — реакция Запада на подрыв опор ЛЭП, снабжающих электроэнергией Крым.

23 ноября на традиционной правительственной пресс-конференции в Берлине спикер МИДа ФРГ Мартин Шефер заявил (цитирую по стенограмме с сайта правительства Германии www.bundesregierung.de):

«Необходимо сказать, что нападения на общественную инфраструктуру в Украине, которая также обеспечивает Крым электричеством, являются преступными актами. Мы ожидаем, что относиться к этому будут именно так — а украинские должностные лица проведут расследование и все выяснят. Эти нападения делают невозможным выполнение соглашений о поставках электроэнергии, заключенные между Украиной и теми, кто располагает властью в Крыму.

Мы ожидаем, что власти восстановят энергоснабжение Крыма и позаботятся о том, чтобы такие нападения не повторились. К счастью, в Крыму пока еще не так холодно, как в остальной Украине. Но совершенно ясно, что в преддверии зимы отключение электричества означает гуманитарное бедствие. По моему твердому убеждению, политический конфликт между Россией и Украиной из-за Крыма не должен отражаться на жизни людей, в частности крымчан».

Итак, действия активистов, объявивших Крыму энергетическую блокаду, официальный Берлин назвал «преступными актами». А ведь мог просто отметить: мол, мы озабочены случившимся, но пока не располагаем информацией, которая позволит сделать окончательные выводы (как обычно делается, когда произошедшее одобрить нельзя, а осуждать не хочется).

Кроме того, в высказываниях Шефера содержится явный намек на то, что подрыв ЛЭП наносит удар по договороспособности нашей страны. А главное, спикер МИД ведущей европейской державы нигде не называет Крым украинской территорией — напротив, он фактически говорит о нем как о спорной территории между Украиной и РФ.

Понятно, что персона такого ранга не расставляет новые акценты в политике без согласования с высшим руководством. А значит, слова Шефера могут свидетельствовать об изменении отношения Берлина к Киеву.

Хочу отметить, что 22 ноября (т. е. еще до заявления Шефера) в материале «Ремонт для подрыва» на сайте «2000» Александр Фидель написал: «Власть в очередной раз продемонстрировала свою, извините, «импотентность» перед радикалами всех мастей, страх и готовность лебезить перед ними. А значит, с одной стороны, они снова почувствуют себя на коне, с другой же стороны — у зарубежных партнеров появился лишний повод задуматься, стоит ли всерьез воспринимать такую власть».

Тем временем единственной реакцией украинской власти на подрыв ЛЭП стало письмо Петра Порошенко Арсению Яценюку. На официальном сайте Президента Украины сообщение о послании появилось 23 ноября, хотя датируется оно еще 4 ноября.

Смысл месседжа главы государства таков: надо, мол, прислушаться к требованиям активистов полностью прервать торговые отношения с Крымом. В частности, для начала «обеспечить временное прекращение грузового автомобильного и железнодорожного сообщения с временно оккупированной территорией в оба направления».

Примечательно, что в этом документе ничего не говорится о прекращении поставок электроэнергии. Похоже, обнародовав его именно сейчас, президент, с одной стороны, постарался предельно мягко дистанцироваться от действий активистов, среди которых есть и представители его партии (Мустафа Джемилев — член фракции БПП), а с другой — дал понять, что все случившееся вызвано бездействием премьера, на его письмо не отреагировавшего. Правда, никакой прямой критики в адрес Яценюка не прозвучало.

Очевидно, таким образом власть попыталась и позицию Запада прозондировать. Результат, как видим, получился весьма неожиданным.

О лексиконе а-ля Янукович

Конечно же, не осталась в стороне и официальная Москва. Тем любопытнее сравнить высказывания Мартина Шефера с предельно мягкой реакцией руководства России. Вот что пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков ответил на вопрос, будет ли Россия реагировать, если Киеву в ближайшее время не удастся наладить электроснабжение Крыма:

«Мы пока не имеем какой-либо информации о том, принимаются ли какие-либо меры, а главное — когда они дадут результат, когда электроснабжение будет восстановлено, хотя мы призываем восстановить».

Как сообщило агентство РИА «Новости», Песков отметил: безусловно, случаются чрезвычайные ситуации, но при этом в любой стране есть экстренные службы, которые имеют возможность срочно ликвидировать последствия тех или иных техногенных или рукотворных, или природных ситуаций. При этом он подчеркнул: «Российская сторона предпринимает все необходимые меры... с тем, чтобы в той мере, в какой это возможно, компенсировать эту аварийную ситуацию».

И никаких обвинений. Высказывания Пескова (а никто рангом выше ситуацию на момент сдачи номера не комментировал) выдержаны в тональности, характерной для украинско-российских отношений времен Кучмы или Януковича.

Вполне возможно, это связано с тем, что по дипломатическим каналам Киев прореагировал совсем иначе, нежели публично. Скажем, заверил в том, что постарается побыстрее устранить последствия ЧП и впредь не допускать ничего подобного.

Возможно и другое — подчеркнуто сдержанная реакция Москвы обусловлена контекстом геополитических раскладов на Ближнем Востоке, где РФ небезуспешно пыталась сближаться с Западом. Так, глава МИД ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер на днях отметил: «Конструктивная совместная работа российского и американского министров иностранных дел очевидна для каждого».

Но допустимо и то (хотя подобное предположение, безусловно, отдает конспирологией), что именно такая реакция РФ на нынешний кризис в Крыму подвигла турецких военных сбить российский Су-24. Ведь до 24 ноября в аналогичных ситуациях все ограничивалось дипломатическими заявлениями. Впрочем, внешнюю мягкость Москвы не следует преувеличивать. И не только туркам.

Наверняка РФ в скором времени — после ввода в действие первой очереди энергомоста в Крым — постарается разыграть карту украинской энергозависимости. Да, сейчас, после завершения плановых ремонтов на АЭС, наша страна отказалась от импорта российской электроэнергии. Но сможем ли мы вообще обойтись без этих поставок?

По последним данным «Укрэнерго», на складах ТЭС накоплено 2 млн. 78 тыс. т угля. Это меньше, нежели планировалось, но заметно больше, чем год назад (1 млн. 765 тыс. т). Однако динамика в минувшем ноябре была лучше. Тогда за период с 27 октября удалось увеличить запасы на 101 тыс. т, сейчас же по сравнению с 28 октября они сократились на 121 тыс. т.

Причем сокращение происходит исключительно за счет антрацитовой группы — этот уголь наивысшего качества добывают на неподконтрольных Киеву территориях.

Как сообщили агентству «Интерфакс-Украина» в пресс-службе энергохолдинга ДТЭК, с 20 ноября поставки антрацита были остановлены (в последние несколько месяцев они периодически прерывались). На неподконтрольных территориях также время от времени заявляют о прекращении отгрузки угля (последний раз — 24 ноября). Проблема — в отсутствии схем оплаты, которые устраивали бы производителей.

Правда, еще в середине октября в ЮАР стало под загрузку судно, которое должно принять на борт 160 тыс. т угля для Украины (дополнительно предполагается закупить столько же). Как будто много — но такой объем сгорит на ТЭС за неполных четыре дня при нулевой температуре воздуха.

О мифе любой ценой

В канун второй годовщины майдана власть приложила максимум усилий, дабы миф о нем сохранился. Многих тайн, которыми окружены события тех дней, мы, вероятно, никогда не узнаем — но это не волнует ни политиков, пришедших к власти на майданной волне, ни большую часть общества.

Такой вывод можно сделать, судя по совсем недавним заявлениям правоохранительных органов — и по реакции политиков на эти заявления.

В течение трех дней (с 17-го по 19 ноября) представители Генпрокуратуры, а также МВД и СБУ отчитывались о ходе расследования преступлений против майдана — начиная с его разгона 30 ноября 2013 г. и заканчивая гибелью Небесной сотни 20 февраля 2014-го.

Такого отчета публично потребовал президент в телеинтервью от 15 ноября. Завершиться он должен был совместным итоговым брифингом глав упомянутых ведомств 20 ноября. Но утром того дня мероприятие было отменено, причем без официального объяснения причин.

Хотя затем в СМИ пошла утечка — дескать, в предыдущие дни уже был представлен максимально полный объем информации, поэтому особого смысла в выступлении руководителей правоохранительных структур нет.

Массив информации 17—19 ноября вброшен действительно большой. В то же время в отмене брифинга Шокина, Авакова и Грицака при желании легко увидеть некий демарш. Тем не менее ничто из этого не стало ощутимым политическим фактором.

Я просмотрел страницы в Фейсбуке Юрия Луценко, Мустафы Найема, Сергея Лещенко, Олега Ляшко, Юлии Тимошенко, Бориса Филатова, Михеила Саакашвили, Олега Тягнибока, Владимира Парасюка. Никто из них никак не откликнулся ни на отчеты силовиков по майдану, ни на отмену итогового брифинга. А ведь именно Фейсбук, а не традиционные СМИ, сейчас является трибуной наиболее активного самовыражения политиков.

Похоже, с позиции сохранения мифа о майдане политическую элиту все устраивает. Конечно, можно поставить в упрек правоохранителям, что никто из видных представителей прежней власти не привлечен к ответственности. Но, может, важнее, что на брифингах силовиков не говорилось о каких-либо преступлениях майдановцев, например о поджоге офиса Партии регионов в Киеве 18 февраля.

Или взять историю с похищением одного из лидеров автомайдана Дмитрия Булатова, которому якобы еще и ухо отрезали. Год назад, накануне смены Кабмина, когда стало понятно, что в кресле главы Министерства молодежи и спорта он не удержится, его бывшие соратники Алексей Гриценко и Сергей Поярков публично дали понять, что все эта история — инсценировка, устроенная самим активистом.

Бывший советник министра Владимир Бойко тогда сказал: «Еще в марте я узнал, что уголовное дело, возбужденное МВД по заявлению Булатова, не расследуется, поскольку очень быстро установлено, что никто его не похищал. Но закрыть производство и привлечь Булатова к ответственности за заведомо ложное сообщение о преступлении у Авакова не пытаются». По словам Бойко, бывшие соратники Булатова всегда знали, что «он — аферист, который имитировал собственное похищение, дабы отвлечь внимание общества от кражи денег, которые собирали в помощь автомайдану».

За год в этой истории официально ничего не прояснилось. 18 ноября начальник департамента уголовного розыска Национальной полиции Владимир Остапенко сообщил, что дело еще расследуется, но у следствия нет однозначной версии: «Личности подозреваемых не установлены, круга подозреваемых нет. Группа, которая похищала Юрия Вербицкого и Игоря Луценко, и группа, которая совершала нападение на Черновол, не причастны» (к истории с Булатовым. — С. Б.).

Но в канун Дня Достоинства и Свободы (который страна отметила 21 ноября) публично говорить о версии самопохищения — значит, разрушать миф. Впрочем, следствие, видимо, так и ограничится отсутствием подозреваемых, а история с Булатовым тихо улетучится из канонической легенды о майдане.

Тем более не будет расследоваться всплывшая неделю назад версия о том, будто Сергей Нигоян и еще две первые жертвы майдана были провокационно убиты своими сподвижниками из «Правого сектора», из-за чего якобы и произошел отход от этой организации группы «Белый молот». 18 ноября начальник управления спецрасследований Генпрокуратуры Сергей Горбатюк сообщил, что их убили с расстояния до трех метров, тогда как силовики находились не ближе чем в 30 метрах.

Тем не менее, судя по словам Горбатюка, основная версия такова: убийцами «могли быть переодетые правоохранители». Почему в таком случае жертвами были выбраны не ключевые фигуры майдана, а именно те, которые стали «символом сопротивления», представитель Генпрокуратуры не пояснил.

Что же касается Небесной сотни, то, как следует из итогов брифинга 19 ноября, ответственность за гибель абсолютного большинства протестующих (39 из 42) следствие возлагает на «Беркут». Однако отсутствие данных о причинах гибели еще троих майдановцев и семи милиционеров оставляет лазейку для возможных обвинений кого-либо еще, скажем, праворадикалов. И судя по предыдущим действиям Генпрокуратуры в отношении «свободовцев», работа в данном направлении ведется.

Однако публичные намеки подобного рода в канун годовщины майдана недопустимы, поскольку работают против мифа. Поэтому Горбатюк лишь сообщил, что согласно расследуемым версиям эти смерти были провокацией — со стороны либо власти, либо третьей силы.

Здесь стоит отметить, что согласно эталонному «европейскому» взгляду на трагедию — докладу Международной совещательной группы Совета Европы, который был обнародован в начале апреля, под третьей силой понимаются прежде всего «пророссийские группировки или силы РФ». Поскольку в докладе подчеркивалось: «лидеры акций протеста на майдане строго запрещали своим сторонникам применять оружие».

Примечательно, что громко звучавшая ранее тема причастности к гибели Небесной сотни советника президента РФ Владислава Суркова и ФСБ на брифингах не упоминалась. Правда, очевидно, из-за вполне понятного какого-либо отсутствия доказательств, а не из-за желания улучшить отношения с Москвой (мысль о таком улучшении, похоже, не приходит в голову никому из обитателей нашего политического олимпа).

О продукте при полном непротивлении одной из сторон

В продолжение разговора о праворадикалах следует упомянуть о событиях 22 ноября, когда в центре Киева собралось «Народное вече». Анонсированного накануне третьего майдана не получилось, но участники немного порезвились: сперва проведали офис холдинга «СКМ» Рината Ахметова, а затем у Печерского райсуда потребовали освободить «свободовца» Сергея Бойко, задержанного накануне по делу о беспорядках у ВР 31 августа.

И суд действительно постановил отпустить его под личное обязательство. В принципе ничего необычного — на то и суд, чтобы определять меру пресечения. Но выглядело все это как очередная победа толпы (причем достаточно немногочисленной — 300 человек по оценкам СМИ) над властью.

Спрашивается, почему задерживать Бойко понадобилось именно накануне сборища на майдане? При том что «дело 31 августа» наверняка находится на контроле на самом высоком уровне — и простое недомыслие рядовых следователей маловероятно. Нет ли здесь очередного «договорняка» власти с радикалами?

Не исключено, согласием между властью и активистами увенчается и конфликтная ситуация в Кривом Роге. 22 ноября там состоялся митинг в поддержку Юрия Милобога, кандидата от «Самопомочі», уступившего во втором туре на выборах городского головы представителю Оппозиционного блока Юрию Вилкулу.

Две тысячи собравшихся требовали «отстоять правду и победу демократических сил». Все в духе майдана — раз «демократический» кандидат проиграл с небольшим разрывом, нужно добиваться переигровки.

Сопровождение акции было соответствующим. Вот что написал на своей странице в Фейсбуке народный депутат от «Самопомочі» Егор Соболев: «По завершении митинга местный Автомайдан на 15 минут перекрыл трассу на Днепропетровск, а мы вместе с ветеранами войны за независимость, депутатами и общественностью зашли в мэрию. Полиция расступилась. Это предупреждение. В Кривом Роге будет установлено прямое народовластие, если в течение недели президент, парламент и суд не обеспечат решение проблемы правовыми методами».

В тот же день появилась информация о том, что фракция «Самопомочі» якобы готова выйти из парламентской коалиции — «если результаты выборов подтасовывают в пользу Юрия Вилкула».

И вот уже 24 ноября тот же Соболев написал в Фейсбуке: «Президент Украины обсудил с народными депутатами от «Самопомочі» ситуацию вокруг второго тура выборов мэра в Кривом Роге».

В общем, на главу государства давят. И снова он перед непростым выбором. Ведь согласиться на пересмотр итогов выборов в Кривом Роге — значит, в очередной раз дрогнуть под давлением «патриотической» улицы, к помощи которой все активнее прибегают системные партии, включая участников коалиции.

О Кононенко, «крышующем контрабанду»

Как я и предполагал неделю назад, в преддверии визита Джозефа Байдена в Украине обошлось без кардинальных кадровых решений в верхах. Однако подготовка к решающей схватке ведется вовсю — война компроматов фактически началась.

Уже можно четко говорить о переформатировании соперничающих группировок. На смену подспудному конфликту президента и премьера пришло все более жаркое противостояние ситуативного альянса Порошенко — Яценюк с одной стороны и тех, кто считает необходимой смену главы Кабмина — с другой. Причем последние находятся в обеих крупнейших фракциях правящей коалиции — БПП и НФ.

Неделю назад, анализируя слова видного представителя первой группировки, первого замглавы фракции БПП Игоря Кононенко, я писал: «Линия защиты, судя по его высказываниям, будет строиться на «сохранении стабильности» и невозможности переформатирования нынешней коалиции».

И вот на Кононенко начата мощная атака. 23 ноября стало известно о том, что в отставку подал первый зампредседателя СБУ — начальник ГУ по борьбе с коррупцией и организованной преступностью Виктор Трепак. Свое решение он объяснил невозможностью выполнять поставленные задачи из-за пребывания Виктора Шокина на должности генпрокурора.

В то же время анонимный источник в БПП сообщил, будто уход Виктора Трепака связан также с непосредственными действиями Игоря Кононенко и его однопартийца Александра Грановского, якобы «крышующих контрабанду, с которой пытался бороться первый замглавы СБУ».

В тот же день, 23 ноября, на заседании фракции БПП группа депутатов обвинила часть руководства фракции (фактически — Игоря Кононенко) в коррупции и организации информационных провокаций.

Кононенко фактически признал, что кампания против заместителя генпрокурора Виталия Касько ведется с ведома властей. Речь идет о запросе, с которым к Виктору Шокину обратился народный депутат от «Батькивщины» Игорь Луценко. Он потребовал проверить законность получения Виталием Касько и членами его семьи прав на недвижимость — будто бы тот дважды получал от Генпрокуратуры служебное жилье, которое впоследствии было приватизировано.

Напомню, деятельность Виталия Касько (наряду с Давидом Сакварелидзе) получила самую высокую оценку от посла США Джеффри Пайетта.

Что ж, ждем продолжения — до визита Байдена, который запланирован на первую декаду декабря, война компроматов будет разгораться все ожесточеннее.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

О чем бы я спросил Януковича

Судя по допросу экс-президента, восстановление полной картины событий на майдане не...

Тихое Прикарпатье

Для центральной власти возможная дестабилизация, активизация протестных выступлений...

Соло для саксофона и лопаты

Деятельность землячества ивано-франковцев в столице напомнила мне анекдот советских...

МАФы отправят в армию

Рациональное применение демонтированным МАФам нашли в Днепре. По решению...

Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
Михаил Маркович (EpsilonDelta)
26 Ноября 2015, Михаил Маркович (EpsilonDelta)

[... война компроматов ...] Непонятка, откуда берутся компроматы ? И не абы на кого, а на высокопробных демократов, беззаветных борцов с коррупцией, патентованных патриотов, и не абы от кого, а от высокопробных демократов, беззаветных борцов с коррупцией, патентованных патриотов. Причем взаимно. Тут, как ни поверни - либо на обвиняемых маска добропорядочности, прикрывающая поросячье рыло, либо обвиняющие - гнусные клеветники, использующие грязные приемы в борьбе за власть и место у корыта. Есть такое мнение, что и то, и другое в одном флаконе. Ибо такова наша элита, таковы наши высокопробные демократы, беззаветные борцы с коррупцией, патентованные патриоты. Слава Украини!

- 31 +
Блоги

Авторские колонки

Ошибка