ОБСЕ: полицейская миссия выполнима?

№34(784) 26 августа — 1 сентября 2016 г. 25 Августа 2016 2.8

«Рекордна концентрація екселенцій на квадратний метр», фото Вячеслав БЕРЛОГ

В Киеве в большом зале Дипломатической академии, что на Михайловской площади, с 22-го по 24 августа проходило совещание руководителей зарубежных дипломатических представительств Украины.

В первый день работы ровно в 9.00 перед послами с приветственным

10-минутным спичем должен был выступить министр иностранных дел Павел Климкин.

«Рекордна концентрація екселенцій на квадратний метр», — написал на своей страничке в Твиттере Андрей Шевченко, посол Украины в Канаде, в недавнем прошлом народный депутат ВР.

Хоть открылось совещание несколько позже запланированного времени, зато речь министр произнес втрое длиннее анонсированной.

Цитаты из его выступления в режиме реального времени появлялись на страничках Министерства иностранных дел в Фейсбуке и Твиттере.

Павел Климкин говорил эмоционально, и зал с воодушевлением внимал словам министра, фото Вячеслав БЕРЛОГ

Третье 5 сентября

Спасибо мидовской пресс-службе, она подготовила для медиа особый формат работы: вопросы, на которые СМИ хотели получить ответ от представителей дипломатических миссий, можно было задать во время нескольких «тематических» пресс-клубов.

Например, об отношениях с Польшей — особенно после того, когда сенат принял постановление, в котором события Волынской трагедии названы геноцидом, и призвал своих коллег из нижней палаты сейма назвать 11 июля Национальным днем памяти жертв геноцида, совершенного украинскими националистами против поляков, — об этом можно было на пресс-клубе поговорить с послом г-ном Дещицей.

Или, допустим, поинтересоваться у посла Украины в Австрии г-на Щербы информацией насчет бывшего отечественного «небожителя», экс-премьер-министра страны г-на Азарова и его поместья на одной из тихих улиц в XVIII районе города Вены.

Конечно же, есть темы и поважнее: Донбасс, война и мир.

Тем более что они особенно актуальны: скоро исполнится ровно два года с момента, когда в столице Беларуси в здании «Президент-отеля» был подписан тот самый документ, именуемый для краткости просто «Минском». «Протокол по итогам консультаций Трёхсторонней контактной группы относительно совместных шагов, направленных на имплементацию Мирного плана Президента Украины П. Порошенко и инициатив Президента России В. Путина» (таково полное название документа). Кроме российской и украинской сторон, его подписала и швейцарский дипломат Хайди Тальявини со стороны ОБСЕ.

Г-жа Тальявини подала в отставку 7 июня 2015 г.: причину ее ухода из контактной группы связывают с «неудовлетворительными результатами переговоров в Минске».

С 18.00 5.09.2014 — так записано в документе — на территории Донецкой и Луганской областей должен был воцариться режим прекращения огня.

И вот скоро будет уже третье «5 сентября», но огонь не прекратился и по сей день.

Игорь Прокопчук надеется на полицейскую миссию ОБСЕ, но не предполагает, когда ж она появится, фото Вячеслав БЕРЛОГ

Поэтому на пресс-клубе с Игорем ПРОКОПЧУКОМ, постоянным представителем Украины при международных организациях в Вене, я задала несколько вопросов, касающихся, в частности, перспектив ОБСЕ на Донбассе.

— Есть несколько ключевых позиций в той части Минских договоренностей, которая касается безопасности, — говорил Игорь Васильевич. — Это обозначили как приоритет и глава специальной мониторинговой миссии ОБСЕ в Украине посол Эртугрул Апакан, и спецпредставитель ОБСЕ Мартин Сайдик. А это именно те условия, которые должны быть выполнены: во-первых, обеспечение «режима тишины», т. е. прекращение огня, во-вторых, обеспечение верификационного отвода тяжелого и иных видов вооружения, в-третьих, обеспечение полного и беспрепятственного доступа наблюдателей ОБСЕ на всех неподконтрольных Украине территориях, а также обеспечение полной свободы передвижения.

«Без свободы передвижения наблюдателей не может быть эффективно осуществлена и верификация отвода оружия. Этот элемент остается принципиальным, — объяснял г-н Прокопчук. — И когда речь идет об обеспечении полной свободы передвижения наблюдателей ОБСЕ, то это также включает участки возле украинско-российской государственной границы.

Для всех абсолютно понятно, что нарушения прекращения огня, которые ныне есть, происходят из-за продолжающейся военной поддержки со стороны Российской Федерации незаконных вооруженных формирований, которые функционируют на неконтролируемой части территории Украины в Донбассе. А также — при поддержке российских военных.

Протокол, который был подписан 5 сентября 2014 года, очень четко обозначает: обеспечение постоянного мониторинга со стороны ОБСЕ украинско-российской государственной границы с установлением зон безопасности — на территории Украины и Российской Федерации.

И тут я бы хотел акцентировать внимание на той части, которая касается установления зон безопасности на территории и Украины, и РФ.

Специальная мониторинговая миссия разработала концепцию обеспечения наблюдения возле этой границы. Это предусматривает присутствие наблюдателей ОБСЕ на пунктах пропуска, точно так же — и технические средства для обеспечения наблюдения, в том числе и за крупными железнодорожными узлами, через которые ныне и проходят поставки вооружения со стороны РФ.

Наблюдательная миссия ОБСЕ работает на двух российских пограничных контрольно-пропускных пунктах — «Гуково» и «Донецк».

Собственно, у всех участников ОБСЕ позиция сводится к тому, что мандат этой миссии должен быть расширен, с тем чтобы получить возможность с российской стороны границы осуществлять более эффективное наблюдение на всей протяженности неконтролируемого Украиной участка.

Причем то, о чем я говорю, рассматривается как обязательство, которое два года назад взяла на себя Российская Федерация. К сожалению, представители РФ до сих пор отказываются от выполнения этой части договоренностей. Во время принятия решений о продлении мандата миссии каждый раз Россией блокировался вопрос расширения полномочий миссии ОБСЕ».

Появится ли у нас подобие UNPROFOR?

— По поводу полицейской миссии ОБСЕ у нас уже давно говорят, дескать, это крайне нужно, и даже европейские политики — в беседах «не для прессы» — повторяли, мол, без такой силы войну не остановить. Но пока все остается на уровне разговоров. В лучшем случае уверяют, что «консультации продолжаются». И сколько ж они будут продолжаться?

— Тема развертывания полицейской миссии — отдельна от нынешней специальной мониторинговой миссии ОБСЕ в Украине... Да, переговоры продолжаются — и на уровне постоянных представителей, и уже прошли 4 раунда консультаций всех участников организации относительно отдельных аспектов реализации этой инициативы.

— ОБСЕ — это все-таки не ООН, которая в свое время для стабилизации ситуации в Югославии сформировала UNPROFOR — United Nations Protection Force, т. е. Защитные силы Организации Объединенных Наций. Но Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе — «цивильная», т. е. для выполнения «полицейской» миссии должна трансформироваться? Во всяком случае пока абсолютно непонятно: будет ли иметь право полиция ОБСЕ носить оружие и его применять?

— Есть ряд вопросов, которые возникли во время дискуссий и имеют очень конкретный и практический характер. В том числе и то, о чем вы говорите. На данный момент Германия, которая председательствует в ОБСЕ, обратилась ко всем участникам организации, чтобы те представили свое видение решения проблем, которые и выявились в ходе дискуссий.

Один из вопросов: нужна ли отдельная резолюция Совбеза ООН для того, чтобы была развернута полицейская миссия ОБСЕ? Потому что взгляды на эту проблему со стороны стран-участниц весьма отличаются. К примеру, некоторые считают, что для развертывания миссии не требуется отдельная резолюция Совета безопасности, исходя из того, что ОБСЕ и так является «региональной организацией по защите и безопасности» (согласно главе 8 устава ООН).

Но на этот момент у ОБСЕ отсутствует правосубъектность. Поэтому и продолжаются дискуссии: каким образом должны решаться юридические вопросы, касающиеся развертывания такой миссии?

— Некоторые ваши коллеги в ОБСЕ пусть неофициально, но заявляют: дескать, чтобы согласиться на полицейскую миссию, должно что-то такое произойти, когда уже без этого будет невозможно. Так и говорят: «Должен быть прецедент». И что имеется в виду?

— Что касается прецедента, то мне тоже непонятно, о чем может идти речь. Какой еще «прецедент»? С одной стороны, действительно, имеем ситуацию, когда подобная миссия никогда не учреждалась ОБСЕ. С другой стороны — мы находимся в беспрецедентных условиях в целом — и даже сегодня сама миссия выполняет те задания, которые раньше никогда не выполняла.

— Что вы имеете в виду?

— То, что в подобных ситуациях были другие международные игроки, которые и выполняли эти задания...

—...подобно тому, что было возложено на Защитные силы ООН.

— Поэтому уже на сегодня ОБСЕ в целом — с точки зрения заданий, которые выполняются миссией, — существенно пошла вперед по сравнению с предыдущим опытом. Это также касается и использования различных технических средств: впервые ОБСЕ применяет беспилотные летательные аппараты для осуществления наблюдений.

Несмотря на это, есть ряд вопросов, касающихся того, как организация может обеспечить эффективное реагирование на происходящее. Вот, к примеру, кто должен обеспечивать защиту, безопасность граждан на этих территориях в период до местных выборов, во время и после них? Дискуссии на эту тему дали четкий и однозначный ответ: такую безопасность может обеспечить только нейтральный игрок.

И это добавляет понимания относительно того, в каком направлении мы должны двигаться, чтобы определить мандат миссии. В целом понятно — полицейские, которые там будут находиться, должны быть вооружены. Потому что в конце концов люди будут к ним обращаться за помощью для своей безопасности!..

«Дедлайна» пока нет

— Неизвестно, когда на Донбассе будут выборы: то их назначают на июль с. г., то переносят на октябрь, а теперь снова все застопорилось: не только месяц, но уже и конкретный год не называется — в 2016-м, в следующем или позже? Центризбирком считает, что в ближайшие 2 года — т. е. до осени 2018-го — вообще об избирательной кампании и говорить не стоит.

— Речь идет о том, что выборы должны отвечать стандартам ОБСЕ, украинскому законодательству и проходить при международных наблюдателях. Наши представители участвовали в консультациях, предоставили всем государствам очень четкие разъяснения: что именно является соответствием стандартам ОБСЕ при проведении выборов.

В частности, это озна-чает, что все участники должны иметь возможность беспрепятственно и без каких-либо запугиваний, а тем паче угроз проводить мероприятия в рамках избирательного процесса. Это касается и процедуры выдвижения кандидатов, а также возможности населения беспрепятственно и свободно участвовать в таких мероприятиях. И, конечно, это касается свободного волеизъявления во время проведения выборов, а также в целом безопасности граждан.

— Насчет количества полицейских ОБСЕ звучали такие цифры: от 1,5 тыс. до 11 тыс. С первой цифрой Киев якобы категорически не согласен, со второй — точно так же категорически не согласна Москва. Вы об этих цифрах слышали?

—- Да. Но, думаю, пока о цифрах говорить рано. Сначала надо получить принципиальное согласие всех стран на полицейскую миссию. В ОБСЕ решения принимаются по правилу консенсуса.

— Но хотя бы по срокам что-то можно сказать? Есть ли уверенность, что по крайней мере дискуссионная часть — насчет будущей миссии — завершится до конца 2016-го, чтоб уже в следующем году переходить к практической части?

— Поверьте, процесс весьма сложный. Скажу больше: в начале этой дискуссии вообще было очень скептическое отношение к возможности реализации полицейской миссии... Вероятно, с таким же скепсисом вам говорили и о «прецеденте»?..

Но спустя время можно утверждать: мы значительно продвинулись вперед. Теперь необходимо больше конкретизации и того, что необходимо для обеспечения безопасности на Донбассе, в том числе для создания условий для выполнения заданий, которые содержатся в Минских договоренностях.

А по поводу времени, когда закончатся дискуссии и начнется практическая работа... Называть сейчас deadline невозможно, потому что сама по себе дискуссия — очень комплексная и сложная.

К примеру, считалось, что основные риски безопасности государств исходят из внутренних неурядиц, а возможность межгосударственных конфликтов оценивалась в рамках ОБСЕ как маловероятная.

Но развитие ситуации с февраля 2014-го — абсолютно кардинально поменяло оценки безопасной среды. И действительно, речь идет о том, что мы должны иметь механизмы, инструменты, которые бы ОБСЕ способна была задействовать в случае возникновения межгосударственных конфликтов.

Обогнали Америку

Как только речь заходит о ЕС, то первым делом говорят о безвизовом режиме.

Николай Точицкий должен делать все возможное, чтоб «парад референдумов» не прокатился по Европе, фото Вячеслав БЕРЛОГ

Представитель Украины при ЕС Николай ТОЧИЦКИЙ, с которым проходил еще один пресс-клуб, сразу сказал журналистам:

— К сожалению, интересуются в основном одними и теми же вопросами. А я бы хотел дождаться вопроса, который касался бы наших успехов в имплементации части Соглашения по зоне свободной торговли: какие у нас есть достижения? А это ни много ни мало — за пару месяцев прирост во внутренний валовый продукт составил 6,7%. То есть работает оно эффективно. Уже сейчас 38% всей международной торговли — с членами Евросоюза! Причем мы даже по некоторым показателям сельхозпродукции обогнали Канаду и США... Думаю, это именно та тема, которая должна интересовать украинский социум. Но я предполагаю, что у вас есть вопросы, которые абсолютно не будут касаться зоны свободной торговли... И я готов на них отвечать.

Учитывая то, с какой грустью в голосе все это произнес Николай Станиславович, можно только представить — как его «достали» вопросы о безвизе.

Поэтому решила, что самое время поговорить о «параде» и Нидерландах, поскольку это волнует читателей не меньше, чем доля в ВВП.

— Весьма неутешительны были для нас результаты референдума в Нидерландах об ассоциации с ЕС: 38,1% проголосовали за ратификацию соглашения, а 61,1% выступили против. И хоть характер референдума, скажем так, необязателен для голландского руководства, но все-таки к мнению народа, вероятно, там прислушаются.

Конечно, у нас масса своих проблем, и эта новость, озвученная еще весной, как бы и нам «не болит». Но недопонимание, конечно, осталось: отчего в той стране сначала наших сторонников было вдвое больше, чем противников, а как до дела дошло — так все наоборот? Тем более что после голландских прискорбных для нас результатов европейские политики (да и некоторые западные медиа) уже стали поговаривать: дескать, будет «парад референдумов» по поводу ассоциации Украины с ЕС. Не знаю, с чьей подачи появилась эта перспектива «парада»...

— С моей. О «параде референдумов» я сказал, не подумав, в первом же интервью, как только стало известно о результатах в Нидерландах...

— А чего? Крылатое выражение, вот и разлетелось.

— Задание каждого из нас, дипломатов, в первую очередь тех, кто работает в государствах — членах ЕС, сделать все, чтобы этого парада не было... Вот вы сказали «не болит»: возможно, социуму в целом и не болит, но руководству государства очень даже болит.

Потому что не завершен процесс ратификации соглашения. Понятно, что мы ее временно применяем. И на этом этапе нам пока что ничего не мешает. Но я подчеркиваю — пока что. Поскольку, как и любое другое незавершенное дело, это дает основания для разного рода трактовок и, естественно, недоразумений.

Голландский капкан

«Что касается референдума и Нидерландов в целом, — продолжал Николай Станиславович, — очевидно, что правительство и парламент не оставляют без внимания волеизъявление, о котором мы говорим. На референдум руководство страны не может закрыть глаза, хотя и результаты его не являются к чему-либо обязывающими с юридической точки зрения.

Но с точки зрения политикума и своих избирателей — как-то надо будет им выходить из западни, в которую они сами себя успешно и загнали. На этом этапе речь может идти о некоем юридически обеспечивающем документе, который шел бы в приложении к ратификационному документу парламента Нидерландов.

И сейчас там длится дискуссия: что это за документ должен быть? Могу лишь сказать с позиций юриста-международника: вероятно, это будет заявление, которое прилагается к ратификационной грамоте и где сказано, условно: то-то и то-то не распространяется на нас в тех-то и тех-то частях...

Принимая во внимание то, что Нидерланды втянулись в предвыборный процесс, думаю, до конца года должны будут выйти на какое-то решение и по результатам референдума. Потому что к этому подталкивают их коллеги в государствах — членах ЕС . А тех подталкивают их избиратели. Самое главное — к этому подталкивает здравый смысл».

— И если, кроме голландцев, граждане иных европейских государств подталкивают свои парламенты быстрее «узаконить» отношения Украины с ЕС, то «парада» не будет? Референдумы не ожидаются?

— После Brexit многие поняли, что «парадов» не надо...

— Парад параду рознь: там британцы сами захотели выйти, а тут — голландцы нас унизили...

— Знаете, в Англии сейчас намного больше людей, чем прежде, начали интересоваться — что означает ЕС? Так это после референдума, а не до того, как шли голосовать! И это просто абсурд! А что касается Нидерландов... Ну не могут 0,6% европейцев решать судьбу многомиллионной институции, хотя в демократических государствах любое меньшинство имеет право голоса. Но этот голос все-таки не должен быть решающим!

За мед обидно

— Осенью парламенты и правительства разных стран думают о бюджете. А бюджет — это в том числе и немалые отчисления их национального малого и среднего бизнеса от торговых операций на «теренах» ЕС. Финансовый кризис продолжается, так зачем им гипотетически в лице Украины получать нового конкурента? Они нас в последнее время критикуют — и по делу — в хвост и в гриву за реформы... Какие, на ваш взгляд, нужны аргументы, чтобы переубедить европейское сообщество, дескать, мы хорошие, мы стараемся?

— За два последних года было принято достаточно законодательных актов, необходимых не только для безвизового режима, но и для нормального функционирования украинского общества. И по судам, и то, что касается прокуратуры, и по НАБУ. Это огромный пласт работы!

А когда вы говорите, что мы должны иметь дополнительные аргументы, то смею заверить: эти аргументы есть. Множество законодательных актов приняли и стараемся выполнять, причем некоторые государства до таких законов, которые уже есть у нас, еще не доросли. И это особо приятно осознавать, когда во время некоторых заседаний подчеркивается: в Украине есть прогрессивное законодательство в части судопроизводства.

Да, нас довольно часто упрекают, что нет заметных экономических реформ. Но и наше задание как дипломатов, над которым работаем, — это создание необходимых условий и климата для малого и среднего бизнеса.

Буквально на днях было две презентации от Министерства финансов и Минэкономики, касающихся создания так называемых «инвестиционных офисов»

В феврале мы будем проводить выставку украинского товаропроизводителя в Антверпене и в Брюсселе. Так вот раньше, чтобы собирать такого рода мероприятия, мне надо было звонить и одним, и другим, и третьим, и четвертым... А теперь я знаю, куда надо обращаться.

Но нельзя забывать, что я не могу привезти в торговую палату любого украинского производителя, который был бы интересен для бельгийцев. Потому что товар этого производителя должен быть сертифицирован. То есть любая продукция должна иметь четкий «реестр» уже решенных проблем.

Потому что наш мед может быть самым прекрасным в мире, но если у него нет сертификата, он никуда в Европу и не попадет.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

О чем бы я спросил Януковича

Судя по допросу экс-президента, восстановление полной картины событий на майдане не...

Соло для саксофона и лопаты

Деятельность землячества ивано-франковцев в столице напомнила мне анекдот советских...

Тихое Прикарпатье

Для центральной власти возможная дестабилизация, активизация протестных выступлений...

МАФы отправят в армию

Рациональное применение демонтированным МАФам нашли в Днепре. По решению...

«Электрогенерирующее дерево» — первое в Украине

Стильный ветрогенератор установлен в Одессе, на Старосенной площади

Нас бросят не сразу

В Украине найдены друзья Трампа, а в США — друзья Украины

Вы одесситы или где?

Сейчас с варьете дела обстоят значительно лучше, но кое-чего городу у моря все-таки...

Этот жир убил Саакашвили. Кто отравится следующим?

Чудовищная цена Одессы — одна из причин того, что полный контроль над регионом...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка