От вдохновленных процентами возможны сюрпризы

№39–40(748) 13 — 19 ноября 2015 г. 12 Ноября 2015 4.3

10 ноября на заседании парламента Сергей Березенко (БПП) и Иван Кириленко (Батькивщина) «расписывают» должности глав облсоветов и первых замов, которые достанутся БПП и Батькивщине по результатам местных выборов. Фото Українські Новини. Богдан Бортаков.

Итоги встречи министров иностранных дел «нормандской четверки» (ФРГ, Франция, Украина, РФ), состоявшейся 6 ноября в Берлине, вселяют определенный оптимизм. По крайней мере если судить по высказываниям главы МИД Германии Франка-Вальтера Штайнмайера, который рассказал о переговорах наиболее подробно.

О полезном опыте авиабазы

Глава немецкой дипломатии, в частности, отметил, что до конца ноября должны быть согласованы правила проведения разминирования, приступить к которому необходимо, пока не выпал снег. Кроме того, он выразил надежду, что к началу декабря сторонам удастся окончательно договориться по вопросу отвода тяжелых орудий.

Помимо того, стороны детально рассматривали вопрос выборов в «отдельных районах» Донбасса — и выявили пять проблем, решением которых контактная группа займется в ближайшее время. Эти проблемы таковы: голосование перемещенных лиц, участие партий в кампании, роль СМИ, формирование избирательных комиссий и их связь с ЦИК Украины (который, по мнению Штайнмайера, «также должен иметь свою долю ответственности»), организация наблюдения за выборами.

Глава МИД ФРГ подчеркнул: «Эти пять вопросов должны быть прояснены в ближайшие недели с помощью председателя политической подгруппы Пьера Мореля» (в начале 1990-х — посол Франции в РФ). А после определения принципов выборов будет легче выработать избирательный закон, который должен быть сперва согласован в контактной группе, а затем принят Верховной Радой.

Правда, пока неясно, удалось ли министрам достичь неких договоренностей по политическим вопросам. Поэтому едва ли не единственной новостью в этом плане стало известие о том, что Пьер Морель остается координатором политической подгруппы.

Напомню, впервые фамилию Мореля в контексте минского процесса упомянул тот же Штайнмайер — сразу после встречи министров в «нормандском формате» 12 сентября. Тогда он заявил:

«Модальности и сроки местных выборов будут выработаны в рамках рабочей подгруппы по политическим вопросам трехсторонней контактной группы. Она сосредоточится на предложениях координатора этой подгруппы Пьера Мореля, а также на Минском протоколе. Все прочие спорные и трудные вопросы, касающиеся избирательного процесса и конституционной реформы, будут быстро обсуждаться в подгруппе по политическим вопросам. Соответствующие предложения находятся на столе переговоров — на наш взгляд, они являются хорошей основой для предстоящих решений».

Нынешнее упоминание Мореля главой МИД ФРГ в подобном контексте позволяет предполагать, что европейцы решили все-таки продавить этот план.

На этом фоне 3 ноября представитель самопровозглашенной ЛНР на переговорах в Минске Владислав Дейнего заявил: «К сожалению, вопросы, которые сейчас поднимает Украина в части своих предложений по концепции модальности выборов, отбрасывают нас на май месяц. Те решения, которые были достигнуты за летний период, на сегодня поставлены под вопрос (выделение мое. — С. Б.). Вот почему мы подняли вопрос регламента».

Как бы то ни было, отсутствие регламента работы и контактной группы, и подгрупп действительно позволяет затягивать переговоры, многократно отходя от уже согласованных позиций. Сам же формат — два дня в неделю на работу политической подгруппы и один (и то не каждую семидневку) для контактной группы — объективно не способствует достижению согласия.

Ведь успешные решения военно-политических кризисов достигались в ходе непрерывного общения на высшем уровне. Так, Охридские соглашения по Македонии были заключены в 2001 г. после 11 дней подобных переговоров. А договоренности по Боснии шестью годами ранее стали возможными лишь после трех недель ежедневных переговоров, в ходе которых лидеры сторон (в т. ч. главы государств) фактически были изолированы от внешнего мира на авиабазе в Дейтоне (Огайо, США).

Об ожидании вменяемых в тупике

И в этом отношении перспектива нового соглашения по отводу тяжелых вооружений выглядит довольно смутной. Тем более что в последние дни приходит все больше вестей о нарушении режима прекращения огня — в т. ч. из Луганской области, где в последние два с лишним месяца было абсолютно спокойно.

К тому же не очень понятно, как сейчас договариваться об отводе гаубиц и «Градов», если в соответствии с Минским протоколом они должны были быть отведены еще весной. Конечно, нынешние договоренности по танкам и легким минометам жестче прописаны в плане контроля и складирования — однако о том, действительно ли технику развели, станет ясно в ближайшее время, после того как между сторонами возникнет 30-километровая буферная зона. Возможно, именно замораживание конфликта посредством создания такой зоны и является истинной целью всех «нормандских» переговорщиков. Так, при сходстве сентябрьских заявлений Штайнмайера о политическом урегулировании с его нынешними высказываниями очевидно одно различие. Тогда министр говорил, что политические вопросы будут обсуждаться в подгруппе быстро (выделение мое. — С. Б.). Сейчас об этом не упоминается. Случайно ли?

Ну а о том, почему такой вариант развития событий сейчас выгоден России, открыто говорится в статье «Минская заморозка» в журнале «Эксперт»:

«Стремление Москвы держаться за, по сути, нереалистичный план (т. е. Минские соглашения. — С. Б.) связано с тем, что в случае признания его провала нужно будет вырабатывать новый план, условный Минск-3. Который вряд ли будет более выгоден для России, чем нынешняя дорожная карта, предполагающая федерализацию Украины. С другой стороны, если сохранить Минск-2 как базис для политического урегулирования украинского гражданского конфликта, то, возможно, его удастся реанимировать через какое-то время, когда на Украине к власти придут более вменяемые руководители».

Эта публикация в достаточно авторитетном журнале, на мой взгляд, отражает позицию лояльной к Кремлю элиты (по крайней мере ее части). При этом она демонстрирует осознание тупика, в котором оказалась РФ.

Ведь получается, что, с одной стороны, дальше ссориться с Западом Москва не хочет, и поэтому при пробуксовке минского процесса все равно не будет «позволять властям ЛНР и ДНР провести выборы по местным законам... поскольку такие шаги могут трактоваться как признание Россией срыва дорожной карты и отказа от минского формата». А с другой стороны, нет никаких возможностей побудить Киев к реализации договоренностей — кроме как ждать появления там «более вменяемых руководителей».

Но и Киев вправе считать, что не спешить — выгодно. Ведь пока Минские соглашения не выполнены, санкции против РФ должны сохраниться. 2017 год окажется для российских госкомпаний очень сложным — на него приходится пик выплат по зарубежным кредитам, но перекрыть эти выплаты за счет новых займов не получится, ибо санкции не позволяют выйти на рынок внешних заимствований.

И пусть 2017-й кажется далеким, но ведь очередные выборы, на которых в Киеве могут прийти к власти «более вменяемые руководители», еще дальше — в 2019-м.

О прогнозах, которыми горжусь

Что же касается досрочных парламентских выборов, то будь они сейчас, результат оказался бы неожиданным для многих. И это видно по официальным итогам местных выборов, которые появились на сайте ЦИК, когда этот номер готовился к печати.

По результатам договоренностей, БПП достались должности руководителей Львовской, Николаевской, Одесской и Полтавской областей. Перед Кириленко лежит таблица, где стоят обведенные единички в графе "Голова" напротив названий 10 областей: Винницкой, Житомирской, Запорожской, Киевской, Кировоградской, Николаевской, Ровенской, Херсонской, Черкасской и Черновицкой. Вероятно, в этих областях "Батькивщина" претендовала на должность глав советов.

Впрочем, еще 9 ноября результаты в общенациональном масштабе были подведены информационно-аналитическим центром RATING Pro — на основе данных ЦИК и теризбиркомов. Примечательно, что эти цифры по всем ведущим партиям оказались почти идентичными тем прогнозам, которые, отмечу не без удовлетворения, я сделал две недели назад, опираясь на предварительные данные.

Вот что я писал в статье «Парламент спасли на местах» (№35—36, 30.10.2015) о БПП: «C довольно высокой вероятностью можно предположить, что в масштабе страны пропрезидентская партия набирает меньше 20%». Сейчас оказалось, что результат Блока Петра Порошенко «Солидарность» — 19,4%, что на 2,4% меньше, чем на выборах в ВР осенью прошлого года.

По моим оценкам, «Батькивщина» «набирает на 5—8% голосов больше, чем на парламентских выборах (т. е. почти вдвое больше), — и твердо занимает второе место». Ее реальный результат — 12%, что вполнее достаточно для второго места. Напомню, год назад партия получила 5,7%.

Сразу после появления первых данных об итогах выборов многие отдавали общее второе место Оппозиционному блоку. Но я писал: «Благодаря успеху в центральных регионах результат ОБ, судя по всему, выше, чем год назад, — тем не менее он однозначно проигрывает «Батькивщине» вторую позицию в общеукраинском масштабе». Так и случилось: в 2014-м у ОБ было 9,4%, ныне — 11,5%. Прогноз относительно места также оправдался.

Можно, конечно, говорить что полупроцентный проигрыш «Батькивщине» второго места — это не совсем однозначно. Однако я не учитывал результатов в Донецкой и Луганской областях, где облсоветы не выбирались, а RATING Pro подвел там итог на основе выборов в админединицы второго уровня (райсоветы и советы в городах областного подчинения).

Относительно других партий я не распределял места, а лишь оценивал вероятность попадания в Раду. «Будь парламентские выборы сейчас, «УКРОП» гарантированно оказался бы в ВР». И у партии, возглавляемой Геннадием Корбаном, — 7,3%. О «Свободе» я писал, что она «набирает явно больше 5% в масштабе страны». В итоге у нее 6,7%.

«Радикалы» Ляшко, по моим расчетам, набирали порядка 6%. На деле RATING Pro дал им такой же результат, как и «Свободе», но поставил ниже. Видимо, дело в сотых долях процента. Впрочем, и такой результат «радикалов» лишь на 0,7% меньше прошлогоднего, тогда как соцопросы предрекали им заметное падение рейтинга.

В отношении «Самопомочі» я давал понять: ее результат окажется заметно хуже, чем на прошлых выборах, но не пытался назвать конкретную цифру. Ведь партия не баллотировалась в ряд облсоветов (Одесский, Николаевский, Сумской, Черкасский, Черниговский). В итоге оказалось, что у нее лишь 6,3% против 10,97% в 2014-м.

О «Возрождении» я писал, что пятерка областей, где партия получила лучший результат, дает ей «почти 4% от числа избирателей, пришедших на участки 25 октября по всей Украине», поэтому «голоса в других регионах позволяют набрать процент, недостающий для преодоления проходного барьера в ВР». Так и получилось — у этой партии 5,4%.

А вот в отношении другого регионального проекта с общеукраинской надстройкой я сомневался: «Результат в тех шести регионах, где «Наш край» гарантированно проходит в облсоветы, — это лишь 2% голосов в украинском масштабе. И имеющейся информации пока недостаточно, чтобы принимать на веру утверждение партии о набранных ею 5% в целом по стране».

Сомневался я не зря — «Наш край» набрал 4,8%. Однако стоит заметить: когда выборы состоятся везде, где было запланировано, т. е. в Мариупольский, Красноармейский и Сватовский горсоветы, а также в Новоайдарский и Станично-Луганский райсоветы (там результаты аннулированы), может оказаться, что результат этой партии превысит проходной барьер. Ведь на Донбассе у нее более 15% голосов: в Донецкой области она на втором месте после ОБ, а в Луганской пропустила на вторую позицию БПП. Кроме того, в данном случае Оппозиционный блок может сместить «Батькивщину» со второго места.

Что же касается партии президента, то не думаю, будто она выиграла от того, что голосование в упомянутых городах и районах не состоялось. Конечно, БПП уступил бы там ОБ — однако, как видно по голосованию в других районах Донбасса, у президентской силы в этом регионе большее, чем в среднем по стране, преимущество над «Батькивщиной» (не говоря уж о бывших и нынешних союзниках по коалиции). Значит, результат БПП относительно этих сил немного улучшился бы в общенациональном масштабе.

А главное в том, что если б выборы прошли на всей подконтрольной Украине территории Донбасса, то интрига, о которой я писал раньше, завершилась бы совсем иначе.

Оказалось бы, что условная «партия мира» — БПП, ОБ, «Возрождение» и «Наш край» — получила бы суммарное преимущество над «партией войны» («Батькивщина», «Самопоміч», «УКРОП», «Свобода» и «радикалы» Ляшко).

Конечно, «Возрождение» — это специфический проект, аффилированный с Коломойским, но в нынешней ВР неголосование за документы, ущемляющие интересы «Привата», никак не мешало этой фракции поддерживать изменения в Конституции.

А вот при нынешних итоговых данных оказывается, что наоборот — у «партии войны» 39%, а у «партии мира» — 36,3%, ибо непроходных 4,8% «Нашего края» мы к результату последней не плюсуем.

В любом случае общенациональная картина, которая сложилась без учета мнения части подконтрольного Донбасса, оказывается для националистических оппонентов президента более приятной, чем если бы проголосовал Мариуполь. А значит — и более вдохновляющей к досрочным выборам ВР, несмотря на все риски, о которых я писал две недели назад.

И договоренности «Батькивщины» со «Свободой» относительно взаимной поддержки во втором туре выборов мэра (в большинстве случаев это предполагает сотрудничество против кандидата БПП) стоит рассматривать не только в контексте нынешней кампании. Наверняка все делается с прицелом на будущие парламентские выборы.

О второй серии — там же, но без Шустера

В этой связи следует особое внимание обратить на то, что, судя по всему, между Порошенко и Коломойским установился определенный компромисс. Об этом свидетельствует и то, что обвиненного в тяжких преступлениях Геннадия Корбана отправили под домашний арест, и то, что не последовало задержаний других сподвижников олигарха.

А самый, пожалуй, показательный в этом плане момент — неожиданное изъятие из программы канала «1+1» очередного выпуска «95-го квартала». Объяснения, мол, дело в шутках в отношении Юлии Тимошенко, всерьез принимать не стоит. Все видят в случившемся руку президента, не любящего, как известно, никакой критики.

Причем данный эпизод весьма напоминает историю со скандальным исчезновением из эфира того же канала программы «Шустер live». Тогда в статье «Операция «Свобода слова». Ремейк-3» (№25—26, 25.09.2015.) «2000» высказали предположение, что этот скандал — провокация против главы государства, которого пытаются выставить врагом свободы слова. Ведь подобные обвинения создавали для предшественников Порошенко большие проблемы.

И вот — «вторая серия». На том же канале, того же владельца, у которого как раз случилось серьезные обострение отношений с властью. Причем жертвой стала популярнейшая сатирическая программа — т. е. резонанс обеспечен. Уж не очередной ли это «тонкий ход» Коломойского?

Впрочем, такой ход отнюдь не исключает возможных закулисных договоренностей. Но вот в чем они заключаются, пока судить трудно.

Тем временем Петр Порошенко и вице-президент США Джо Байден обсудили по телефону вопросы урегулирования конфликта на Донбассе, а также экономическую ситуацию в нашей стране.

Информагентства со ссылкой на Белый дом сообщили, что Байден подчеркнул готовность США предоставить третий кредит Украине в размере $1 млрд. — «в рамках усилий по расследованию и судебному преследованию коррупции, а также для гарантии, что налоговая реформа проходит в соответствии с программой МВФ».

Примечательно, что в сообщении об этом разговоре на сайте Президента Украины о кредите нет ни слова — хотя наши власти, сообщая об успехах в выбивании вспомоществования из-за рубежа, нередко опережают события.

По сути представитель Вашингтона в слегка завуалированной форме указал, что деньги будут выделены при выполнении определенных рекомендаций. Причем очевидно, что они не только носят общий характер, но и касаются принципиальных кадровых вопросов. Судя по всему, речь идет о смене не только Виктора Шокина, но и Арсения Яценюка, в котором американские покровители совершенно разочаровались.

О том, что над премьером сгустились тучи, можно судить и по его очередному воскресному телеобращению. Преимущественно оно было посвящено не текущим делам, а успехам за все время пребывания Яценюка в премьерском кресле.

При этом глава Кабмина сообщил: «Правительство Украины 11 декабря отчитается перед украинским народом и украинским парламентом за год своей деятельности». Правда, непонятно, почему отчет прозвучал более чем за месяц до этой даты.

Напомню, 11 декабря истекает год с момента утверждения парламентом программы правительства, и до этого дня ВР не может отправить Кабмин в отставку. Но, похоже, «добровольная» отставка премьера — прорабатываемый (а может, уже и решенный) вариант.

Сам собою возникает вопрос о преемнике действующего премьера. Понятно, что в контексте претензий к нынешней власти заокеанские покровители поддержат лишь еще более «родного» для себя кандидата. Таковых двое — Наталия Яресько и Михеил Саакашвили.

Пока суд да дело, экс-президент Грузии развил бурную пиар-активность, выражая готовность стать «знаменосцем реформ» в любом качестве. Похоже, желание Саакашвили перейти на общеукраинский уровень, помимо прочего, связано с провалом его креатуры Боровика на выборах одесского головы. Ведь без мэра-единомышленника делать из города витрину реформ достаточно затруднительно.

Как бы то ни было, очевидно, что новый глава Кабмина будет практически независим от президента. В связи с этим напомню, неделю назад я отмечал: зависимость руководства Украины от США такова, что вопрос не в том, будет ли решена задача замены конкретных силовиков или чиновников, а в том, когда она будет решена.

О потере ориентации в безвизовых страданиях

«Лучше поздно, чем никогда, — сказал пассажир, опоздавший на поезд», — так моя учительница приветствовала опоздавших на урок учеников. В похожем положении оказались народные депутаты, принявшие 10 ноября «безвизовый пакет» законов — почти в полном объеме, как сообщили СМИ.

Проблема в том, что весь пакет законопроектов должен был быть подготовлен к заседанию группы Еврокомиссии, посвященному обсуждению вопроса о прогрессе Украины в выполнении плана действий по визовой либерализации. Заседание должно было состояться аккурат 10 ноября, но в итоге перенесено.

Спрашивается, что мешало сделать все вовремя, 5 ноября, как изначально планировалось, как постоянно призывал президент (в т. ч. в специальном телеобращении) — и вообще, не откладывать на последний момент? Ведь все коалиционные партии — двумя руками за безвизовый режим, обратившийся в настоящий фетиш.

Камнем преткновения стала поправка к Трудовому кодексу «о недопущении дискриминации по признаку сексуальной ориентации». Что-то мешало внести эту одну-единственную фразу в предложенный на рассмотрение текст закона, а не голосовать отдельной поправкой — что наверняка бы вывело данный спорный момент из-под пристального общественного внимания.

Этот пункт так и остался невыполненным 10 ноября. В коалиции его не поддержало большинство «Самопомочі» и около трети депутатов в каждой из трех остальных фракций.

Подковерные интриги, попытки выторговать больше преференций за крайне нужные власти голосования? Возможно, хотя более вероятным представляется, что в полном объеме выполнять рекомендации Евросоюза никто и не собирался — причем по «деликатной» просьбе самого ЕС. Ведь еврочиновники и в прежние годы проявляли чудеса изобретательности, придумывая для нашей страны все новые условия.

А после евромайдана, когда в стране разразился вооруженный конфликт и реальные доходы населения упали в три раза, ждать безвизового режима абсолютно утопично.

Ну а поскольку дальнейшее «евроразочарование» наших граждан (которые могут догадаться, что в ЕС их совершенно не ждут) не нужно ни Брюсселю, ни Киеву, решено обставить все таким образом, будто вина в отказе лежит на самой Украине.

Хотя по большому счету следует признать, что так оно и есть. Поскольку власть забыла простую истину: обещать — еще не значит жениться.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Бон-вояж в землі мертвих

Україна має унікальний шанс одним рішенням і подолати бідність, і мінімізувати...

Украина в ожидании «большой сделки»

Украина уже никогда не сможет усилить Россию

Зачем власть повторяет «страшилки» от «2000»

Экологические проблемы могут заложить основу для устойчивого прекращения огня на...

Цифровое оскудение

Развитие нового «дела Тимошенко» покажет, какой степенью свободы от Запада...

Загрузка...

Большая, но предварительная радость

Решение Стокгольмского арбитража дает надежду на возобновление отношений с...

Погребинский: «Если здесь что-то и может случиться, то...

Для Запада власть Порошенко легитимна до тех пор, пока она играет роль антироссийского...

У них — панический страх

Первомай и День Победы в этом году были, так сказать, обычными, не юбилейными. Тем не...

Евгений Червоненко: «Это уже не национализм, это...

Каждый из нас должен принять решение, на какой он стороне — ОУН или «Бессмертного...

Новый аспект «нормандского формата»

Планы Макрона позволят Порошенко рассчитывать на еще большую благосклонность Запада

Саакашвили и три «н»

К лету партии разругаются, потому что заняться им будет нечем

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Блоги

Авторские колонки

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка