Парад автономий в минском тупике

№22(774) 3 — 9 июня 2016 г. 02 Июня 2016 3.4

Возвращение Надежды Савченко вызвало множество разговоров на предмет открывающихся перед ней политических перспектив — вплоть до того, что в будущем (причем относительно недалеком) она займет президентское кресло. Возможно, именно первые шаги в аэропорту «Борисполь» окажутся в итоге ее звездным часом.

Впрочем, определенный шанс занять место в отечественном политикуме у Савченко есть. Вопрос в высоте планки, которую она смогла бы преодолеть.

Начну с того, что разговоры о Савченко как о серьезном факторе украинской политики ведутся и за пределами нашей страны — в первую очередь в РФ: мол, теперь она становится проблемой для Порошенко. Безусловно, подобного рода утверждения не более чем попытка показать, будто помилование украинской военнослужащей — это хитрый ход в духе «Путин опять всех переиграл».

При этом вполне очевидно, что суд над Савченко оказался, мягко говоря, не самой удачной акцией: РФ получила результаты, противоположные желаемым.

Во-первых, суд объективно не мог продемонстрировать, что Савченко совершила нечто чудовищное. Безусловно, гибель журналистов — трагедия, но обстрел блокпоста, на котором те находились, никак нельзя считать целенаправленным насилием против гражданских лиц.

Во-вторых, вся эта история стала для Запада достаточным доказательством участия РФ в войне, что дало ему полные основания для давления на Москву.

В-третьих, после пропагандистской шумихи вокруг суда выдача Савченко Украине представляется многим россиянам «предательством Новороссии».

И наконец, в-четвертых, РФ исключительно своими действиями превратила Савченко в антироссийскую политическую фигуру, о перспективе которой теперь всерьез рассуждают аналитики, в т. ч. российские.

А в более широком плане «дело Савченко» — яркий пример неумения России просчитать последствия своих шагов.

О факторе ринга с поправкой на пресс-конференцию

В любом случае сейчас Надежда Савченко является самостоятельной величиной и уже не зависит от действий Москвы. Так что возвращаемся к ее политическим перспективам.

Как правило, потолком для предпринявших поход во власть артистов, спортсменов, комбатов оказывается кресло в ВР (причем гораздо чаще они попадают туда по списку, а не из мажоритарного округа). Исключением можно считать Виталия Кличко, который дважды избирался мэром Киева. Правда, вспомним, что в свое время он считался самым вероятным претендентом на пост президента, но растерял рейтинг из-за неэффективного участия в майдане, не сумев оседлать явно выгодный для него процесс.

Савченко не совсем вписывается в ряд фигур, ставших известными благодаря личным талантам. Известность Савченко следствие не столько каких-то ее действий, сколько действий над ней. Напомню, депутатом ВР и ПАСЕ она стала еще до начала судебного процесса, когда информация о ней была довольно скудной.

В обстоятельства, которые сделали ее известной, Савченко (очень надеюсь) вновь уже не попадет. В то время как многие другие новоиспеченные политики продолжали деятельность, которая принесла им славу (и она становилась их дополнительным политресурсом). Так, политические амбиции Кличко проявились еще с неудачных для него выборов 2006 г., перед которыми он ушел с ринга. Но успеху партии «УДАР» на парламентских выборах через шесть лет помогли, безусловно, не так его старые заслуги, как триумфальное возвращение в бокс, когда в 2008—2012 гг. он провел десять чемпионских боев.

Вместе с тем на пресс-конференции Савченко смотрелась заметно лучше, чем выглядит, к примеру Кличко в общении с журналистами. В этой связи позволю себе привести изложенные в соцсетях мнения двух умных людей, но не особо распиаренных (что можно считать преимуществом, т. к. исключаются попытки манипуляции общественным мнением).

Первая запись: «Слушаю всю ее пресс-конференцию. Хочу понять. Смелая, искренняя. Даже очень неглупая, если говорить о приземленном уме. Много даже довольно здравых мыслей, как для человека с образом сумасшедшей националистки. Но при этом абсолютная безграмотность во всем, что шире и больше простой «приземленности». Пытаюсь понять всю эту восторженную публику, которая прочит ей большое политическое будущее».

А вот точка зрения автора, живущего в РФ: «Посмотрел полностью пресс-конференцию Савченко. Злая, с хорошей реакцией, искренняя, идейная, самоуверенная. «Народность» — это про нее. Очень часто употребляет слово «душа». Цирковые номера, провокации во время судебного процесса не должны вводить в заблуждение. Как и карикатурность образа, сложившегося в результате деятельности российских СМИ.

Савченко — опасный жестокий враг. Новый типаж для украинского электората. Таких еще не было, а значит, ей обеспечена широкая база поддержки. Самая важная характеристика из перечисленных — «идейная». Именно такие были главными сепаратистами в СССР — на Украине, в Прибалтике, Грузии... Можно надеяться, конечно, на политтехнологии, средства пропаганды... Но лучше, когда идейным противопоставлены другие идейные. Вопрос: сколько таких в России? Достаточно ли?»

Как видим, не имея никаких политических симпатий к Савченко, оба признают успешным ее участие в пресс-конференции. И объективно этого отрицать нельзя.

В заявлениях Савченко четко заметен контраст между внешней грубоватостью и политической неискушенностью, с одной стороны, и отсутствием видимых промахов — с другой. Так, она не стремилась предстать сторонницей «партии войны», наоборот, говорила о компромиссах.

Еще в день возвращения на родину, после вручения звезды Героя Украины Савченко сказала: «Очень хорошо, что есть минские договоренности. Очень хорошо, что они будут выполняться, мы сделаем все для того, чтобы они выполнялись». А на самой пресс-конференции отметила: «Компромиссы должны быть, потому что это логично и разумно, ведь войны заканчиваются компромиссами. Мы будем идти к миру всеми путями».

Понятно, что слова о компромиссах, пока они не наполнены конкретным смыслом, — это абстракция, за которой может ничего и не стоять. Когда же дошло до конкретики, было сказано лишь о невозможности выборов без контроля над границей. Хотя ничего радикального в такой позиции нет: то же самое обычно говорит и Порошенко (особенно на внутреннюю аудиторию). И в то же время что-то не припомню, чтобы о компромиссе относительно урегулирования ситуации на Донбассе говорили Тимошенко, Ляшко, Березюк и их сторонники.

Единственная радикальная нотка прозвучала в ответе на вопрос о языке: «Мы будем делать Украину для украинцев украинской». Однако стоит обратить внимание, что отнюдь не все СМИ передали эти слова Савченко. В т. ч. УНИАН, чье освещение пресс-конференции мне показалось, пожалуй, наиболее компромиссным. Случайно ли?

О тарифных ограничителях амбиций

Как известно, информагентство УНИАН принадлежит Игорю Коломойскому. А ведь приходилось слышать немало рассуждений, мол, Надежда Савченко может занять в украинской политике именно ту нишу, на которую претендовал Геннадий Корбан, чью карьеру приостановил обвинительный приговор по уголовному делу. Приговор, хотя и условный, но достаточный, дабы ближайший соратник экс-главы Днепропетровской ОГА потерял правовое основание баллотироваться в депутаты (именно поэтому он был заменен на посту лидера партии «УКРОП»).

Но ниша-то осталась, и Коломойскому, конечно же, выгодно, чтобы занял ее свой человек (или по крайней мере тот, с кем можно договориться). Важно, чтобы этот человек казался своим для радикалов, но одновременно сохранял умеренность по ряду вопросов, не отпугивая широкие слои электората.

Кстати, в середине декабря прошлого года Савченко обращалась в Печерский суд с ходатайством о взятии Корбана на поруки. Тот опубликовал скан этого ходатайства и рассказал, что еще в июне 2014-го пытался вместе с генералом Рубаном обменять ее — но власть, мол, не дала добро. Данная информация очень похожа на правду, т. к. 21 июня 2014 г. на «1+1» (канале Коломойского) вышел сюжет о том, что сепаратисты хотят обменять Надежду на четырех своих сторонников. При этом ее сестра Вера резюмировала: «В принципе, как я поняла, они готовы, а Киев что-то морочит».

Поддержка Геннадия Корбана — жест со стороны Надежды Савченко или сознательно смелый, или очень неискушенный. Ведь она заступилась за противника (по крайней мере на тот момент) президента, т. е. человека, от которого больше, чем от кого-либо в Киеве, зависело ее освобождение.

Кроме того, можно было поддержать обвиняемого, абстрагируясь от сути дела, ограничившись общими словами о милосердии и о помощи, которую тогдашний лидер «УКРОПа» оказал украинским военным. Но ведь письмо Савченко завершается словами: «Закон — это справедливость, а не оружие в политических расправах!»

Т. е. дело Корбана было названо политическим, причем в тех обстоятельствах, когда для Савченко произносить подобное было невыгодно. Думаю, у Коломойского должны были это оценить — даже если такая фраза прозвучала просто из-за политической неискушенности.

Впрочем, по возвращении в Украину Надежда эту неискушенность явно не демонстрировала. Да, Савченко могла показаться неловкой в политических вопросах, но только неловкостью и высоким самомнением нельзя объяснить то холодное отношение к Тимошенко, которое бросилось в глаза в аэропорту. При этом многие СМИ даже не упомянули о факте многочасового общения Савченко и с Юлией Владимировной и с фракцией «Батькивщины» вечером 25 мая (о сути общения ничего неизвестно).

Думаю, Савченко переживает о том, как выстроить баланс в отношениях с Порошенко и Тимошенко, когда понятно, что обе стороны постараются использовать ее друг против друга, — а она в таких играх неопытна, и опасение стать объектом манипуляций легко может сказываться на поведении.

Тем более неприятно оказаться объектом манипуляций для человека с такими амбициями, как у Савченко. А амбиции она озвучила на все той же пресс-конференции — в ответ на вопрос, готова ли быть президентом: «Давайте спросим так: украинцы, если вам надо, чтобы я была президентом — хорошо, я буду президентом. Я просто не совсем еще верю, что у нас уже люди научились голосовать не за гречку».

Т. е. Савченко дала понять, что могла бы занять высший пост в стране, а мешает этому в основном практика скупки голосов (которая, кстати, имеет место лишь на выборах по мажоритарным округам).

Вместе с тем Надежда подчеркнула: «На Банковую я завтра еще не собираюсь. Мне еще там нечего делать. Я еще там не могу что-то сделать. Когда буду готова и смогу, и почувствую сама, что я там нужна, — я туда пойду».

Словом, поход в президенты — дело лишь времени и опыта. Не слишком ли смело? Очевидно, что, во-первых, над имиджем новоиспеченного политика работают (и небезуспешно), во-вторых, в обществе, предельно уставшем от нынешней политической элиты, существует запрос на новые лица, а в-третьих, в нашей ситуации новое лицо появляется из народа, а не из бизнеса (для многих это весомый аргумент).

Конечно, и работа над имиджем Савченко, и ее обучаемость — не гарантия ее заметного политического будущего. Сейчас она вынуждена проявлять публичную активность, темпы которой легко могут превзойти процесс создания нужного образа. И тогда картинка поблекнет, и политическая перспектива исчезнет — если понимать под таковой нечто большее, чем сохранение депутатского мандата.

Ведь политик с большими амбициями должен быть убедителен во многих вопросах, волнующих общество. Тем более что с прекращением мобилизации и затуханием боев люди перестают воспринимать ситуацию на Донбассе как войну. Насущными становятся другие проблемы, прежде всего тарифы на жилищно-коммунальные услуги. Но Савченко подобные вопросы пока не поднимала.

Тем не менее, раз ажиотаж вокруг ее персоны так велик, полезно было бы провести соответствующие социологические замеры. Пока в моем распоряжении имеются лишь результаты онлайн-опроса на сайте РБК-Украина. Вопрос был сформулирован так: «Проголосуете ли вы за Савченко на президентских выборах?» «Конечно да!» на момент подготовки этой статьи ответили 22%, «конечно нет!» — 52%. Еще 17% выбрали вариант «время покажет», а 9% остались в недоумении: «А кто такая Савченко?».

Конечно, скажут одни: 22% — более чем достаточно для начала политической карьеры (особенно с учетом 17% колеблющихся). Наоборот, возразят им оппоненты: второй показатель перечеркивает все надежды, ибо фиксирует рейтинг Савченко в основном среди тех, кто поддерживает перемены, произошедшие в стране с 2014 г., ведь участники этого опроса не могут считаться правильным срезом общества хотя бы потому, что данный сайт заблокирован в РФ.

Как бы то ни было, на момент подготовки этого материала в опросе РБК-Украина приняли участие 43 тыс. пользователей — во много раз больше, чем за два месяца проголосовали на сайте мэрии Киева по поводу громких (и порой весьма противоречивых) переименований столичных улиц.

Подытоживая эту часть обзора, уместно вспомнить слова Мюллера из «17 мгновений весны»: «Невозможно понять логику непрофессионала». Касается это как Надежды Савченко, так и в целом украинского общества.

О глупости и недальновидности, укрепляющих рубль

Между тем становится все очевиднее, что попытки урегулировать ситуацию на Донбассе зашли в тупик. Об этом можно судить по заявлениям, с которыми на минувшей неделе выступили Порошенко и Путин.

27 мая, находясь с визитом в Греции, российский лидер подчеркнул: «Вопрос по Донбассу может быть решен исключительно выполнением Минских соглашений». Которые, подчеркнул Путин, предусматривают децентрализацию, амнистию и введение в действие закона об особом статусе Донбасса. «Нельзя откладывать эти решения под предлогом того, что в зоне безопасности, в зоне разграничения кто-то в кого-то стреляет. Если нет желания проводить политические преобразования, то всегда найдется тот, кто стрельнет, и тот, кто ответит, и так будет бесконечно происходить до тех пор, пока не будут приняты решения политического характера».

На следующий день украинский президент так прокомментировал эти высказывания: «Это только их понимание сценария проведения выборов под дулами путинских спецназовцев».

Порошенко отметил: «Минские договоренности четко предусматривают вывод оккупационных войск со всей украинской территории, возобновление украинского контроля над государственной границей, введение международной вооруженной полицейской миссии ОБСЕ. Которая встанет на линии соприкосновения, возьмет под охрану — до вывода в РФ — склады отведенного вооружения и поставит на всех пунктах пропуска свои постоянно действующие патрули...

И только тогда, по украинскому законодательству, с международными наблюдателями, с участием украинских партий, кандидатов, при условии жестких мер безопасности, которыми защитим каждого, кто участвует в кампании и кто идет голосовать, с допуском украинских СМИ мы проведем выборы, которые четко соответствуют стандартам ОБСЕ. Ничего другого — не будет. Я это подчеркиваю».

На этом фоне все больше подтверждений находит предположение, которое я высказал неделю назад: «Фактическая утрата Донбасса является для Киева меньшим злом, чем его возвращение в рамках реализации Минских соглашений». Сразу два видных представителя отечественного политикума выступили с призывом отказаться от экономической блокады Донбасса.

Олег Ляшко заявил: «Мы считаем, что перекрывать экономическое сотрудничество с неподконтрольными районами — это значит, что там будут российские товары, российский рубль. Там должны быть украинские товары». А замминистра по вопросам оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц Георгий Тука высказался в том духе, что решение о блокаде Донбасса было справедливым на краткосрочном этапе, но превратилось в «глупость и недальновидность» в перспективе. Так что, по его мнению, блокаду придется постепенно снимать — и при этом бороться и с российским рублем, и с российскими производителями.

Как мне представляется, такие заявления свидетельствуют лишь о том, что в обозримой перспективе власть не стремится уладить конфликт (что само собой подразумевает в т. ч. снятие экономических барьеров между «отдельными районами» и остальной Украиной). Потому и заводит речь о необходимости экономического сотрудничества, сохранения рынка для украинских товаров. Примечательно, что Тука говорит о постепенности этого процесса, т. е. очевидно, вне связи с Минскими соглашениями.

Децентрализации, предусмотренной этими же договоренностями, похоже, везет больше. В Украине продолжается настоящий парад автономий. Ранее свои требования к Кабмину поделиться полномочиями и заключить соответствующий договор озвучили советы Львовской, Киевской, Закарпатской, Запорожской и Житомирской областей. На минувшей неделе к ним присоединились Кировоградский и Одесский облсоветы.

Возможно, на Банковой таки решили дать ход поправкам к Конституции, касающимся децентрализации. Т. е. «демарши» облсоветов являются пиар-подготовкой, призванной способствовать проведению через ВР конституционных поправок (для чего и большинство конституционное — в 300 голосов — необходимо). Дескать, децентрализации требуют не только взбунтовавшиеся обломки Донбасса, но и остальные регионы.

И выглядеть все будет так, словно Киев старательно выполняет политическую часть Минских соглашений.

Понятно, что самопровозглашенные республики не согласятся ни на какую децентрализацию без закона об их особом статусе — их и принятые в первом чтении поправки к Конституции не устраивают, поскольку готовились без их участия (вопреки Минским соглашениям, но при попустительстве Запада).

Тем не менее на Банковой, похоже, всерьез рассчитывают: децентрализация по изложенному выше сценарию убедит западных партнеров и даст им достаточные основания утверждать, что Киев выполняет Минские соглашения — в отличие от «республик» и РФ.

Вот только вернуть Донбасс в Украину ухищрения не помогут.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Некрасивые мультфильмы

У политической Николаевщины репутация тихого, но глубокого и грязного коррупционного...

ЗАЯВА ПРО НАМІРИ І ЕКОЛОГІЧНІ НАСЛІДКИ ДІЯЛЬНОСТІ

Проектом передбачено будівництво житлово-офісного комплексу з...

О чем бы я спросил Януковича

Судя по допросу экс-президента, восстановление полной картины событий на майдане не...

Тихое Прикарпатье

Для центральной власти возможная дестабилизация, активизация протестных выступлений...

Соло для саксофона и лопаты

Деятельность землячества ивано-франковцев в столице напомнила мне анекдот советских...

МАФы отправят в армию

Рациональное применение демонтированным МАФам нашли в Днепре. По решению...

Нас бросят не сразу

В Украине найдены друзья Трампа, а в США — друзья Украины

«Электрогенерирующее дерево» — первое в Украине

Стильный ветрогенератор установлен в Одессе, на Старосенной площади

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка