Пенсионная система: камо грядеши?

№16(816) 21--27 апреля 2017 г. 19 Апреля 2017 1 4.1

Если ты сегодня молод — это вовсе не означает, что так будет всегда. Поэтому каждый человек рано или поздно задумывается о собственной старости, пытаясь понять, что же его ждет. К сожалению, реалии отечественной пенсионной системы рисуют отнюдь не радужную картину.

На протяжении последнего десятилетия все без исключения президенты, премьеры и другие чиновники рангом пониже кричат, что финансы Пенсионного фонда в критическом состоянии, а сама система катится в пропасть. И это действительно так.

Попробуем разобраться, почему же так произошло и что необходимо предпринять? Сегодня отечественная пенсионная система представлена только лишь солидарным уровнем. Правда, существуют еще добровольные негосударственные пенсионные фонды, но после 13 лет своего существования они все еще очень малы и слабы, поэтому так и не смогли занять сколько-нибудь значимое место на финансовом рынке. Следовательно, обсуждать роль и место таких фондов в пенсионном обеспечении украинцев не имеет смысла.

По большому счету отечественная пенсионная система имеет всего два недостатка. Но они настолько существенны, что в ближайшей перспективе могут обессмыслить существование системы как таковой.

Первый недостаток — низкий уровень пенсий. Лучшим индикатором состояния пенсионной системы любого государства является коэффициент замещения (отношение средней пенсии к средней зарплате). Показатель очень важен — он в наибольшей степени отражает уровень, качество жизни и социальную защищенность пенсионеров. Согласно нормам Международной организации труда (МОТ) показатель не должен быть меньше 40%. При этом рекомендуемое значение находится в интервале 50—60%. Коэффициент замещения для Украины представлен на рис. 1. В 2016 г. по данному показателю Украина впервые за много лет перестала соответствовать требованиям МОТ.

На сегодняшний день 90% пенсионеров находятся за гранью нищеты, получая пенсию ниже фактического прожиточного минимума для нетрудоспособных. Украинские пенсионеры — беднейшие не только в Европе, но и в мире. Размер средней пенсии в Украине сократился почти в 3 раза — со $190 (1526 грн.) в 2013 г. до $66 (1828 грн.) в конце 2016-го. Это соответствует уровню таких стран, как Гана ($65) и Намибия ($60), и в 2—7 раз ниже, чем уровень Болгарии ($140), Венгрии ($400), Польши ($440), Чехии ($470).

 

Украина заметно снизила позиции в Глобальном рейтинге эффективности пенсионных систем (Global Age Watch Index) — с 66-го места (среди 91 страны мира) в 2013 г. на 73-е (среди 96 стран) в 2015-м. Фактически по итогам 2015 г. Украина вошла в число 25 стран с наихудшими системами пенсионного обеспечения, а также в десятку стран с наихудшими показателями уровня занятости, образования и качества социальной среды для пожилых людей (пенсионеров).

Возникает вопрос: зачем всю жизнь отчислять куда-то взносы, если в старости ты не сможешь свести концы с концами?

Второй недостаток пенсионной системы — разбалансированный бюджет Пенсионного фонда Украины (ПФУ), дефицит которого превышает 142 млрд. грн. В бюджет ПФУ за январь—октябрь 2016-го из всех источников финансирования поступило 202,7 млрд. грн. Однако собственные поступления составили всего 90,0 млрд. грн. (кстати, это на 46,0 млрд. грн., или на 34%, меньше, чем в соответствующем периоде прошлого года), а из госбюджета — 111,2 млрд. грн.

И вновь реальность заставляет задуматься: а нужна ли Украине такая пенсионная система, если она не в состоянии обеспечить собственные потребности даже наполовину, и при этом состояние дел все ухудшается? Может, логичнее вообще все выплаты пенсионерам переложить на бюджет, туда же отправлять поступления от единого социального взноса (ЕСВ) и отказаться от страхового принципа, заменив пенсионное страхование пенсионным обеспечением?

Чтобы ответить на эти непростые вопросы, необходимо понять, что же является источником всех бед отечественной пенсионной системы. В целом успех деятельности любой солидарной системы определяется соотношением работников и пенсионеров. Работники платят взносы в общий котел, из которого деньги распределяются среди пенсионеров. Словом, весьма простая и понятная система, которая довольно неплохо работала в прошлом веке.

Однако в последние десятилетия картина стала меняться не в лучшую сторону. В силу ряда причин количество работников постоянно сокращалось, а пенсионеров — росло. На сегодняшний день пенсионеров в Украине больше, чем плательщиков взносов. Денег на всех стало катастрофически не хватать.

Отсюда вывод: поскольку количество пенсионеров определяется естественным путем (его невозможно искусственно уменьшить даже с учетом повышения пенсионного возраста), оздоровление пенсионной системы возможно лишь через увеличение количества плательщиков ЕСВ и рост заработных плат.

Плательщиков ЕСВ по состоянию на 1 августа 2016 г. было 10,6 млн. человек (против 11,9 млн. пенсионеров). Иными словами, на каждого плательщика ЕСВ приходится 1,12 пенсионера. А, например, в Венгрии этот показатель составляет 0,7, в Польше, Чехии и Беларуси — 0,6, в Казахстане — 0,45.

При этом в Украине удельный вес работников, переведенных по экономическим причинам на неполный рабочий день, в общей численности штатных работников в 1-м полугодии 2016-го составил 5,5%. Фактически это означает, что 0,6 млн. работников платят ЕСВ в неполном объеме.

Такое положение дел формирует долгосрочные риски, учитывая, что нормой считается пропорция 1:0,33, при которой трое работающих «содержат» одного пенсионера.

Увеличение количества плательщиков ЕСВ может происходить по нескольким направлениям, главное из которых — создание новых рабочих мест, причем легальных, высокооплачиваемых и престижных, которые станут привлекательными для молодежи. Они должны служить стимулом для профессионального самосовершенствования и одновременно барьером для «заробитчанства».

При этом по ряду причин надежды на бизнес в данном случае весьма призрачны. Ведущая роль в этом процессе должна принадлежать государству. Украина остро нуждается в новой, адаптированной к современным реалиям программе индустриализации.

Второе направление оздоровления финансового состояния ПФУ — рост заработных плат. Минимальную заработную плату в Украине получают около 4 млн. человек. Повышение правительством размера минимальной заработной платы до 3,2 тыс. грн., безусловно, — шаг в правильном направлении. Эта мера позволит повысить наполняемость бюджета ПФУ, однако насколько — подсчитать можно лишь приблизительно. И дело даже не в том, что работодатели станут массово переводить работников на полставки и т. д., как прогнозируют некоторые эксперты. Специалисты уверены, что правительство в силах разработать механизмы контроля и недопущения подобных ухищрений со стороны работодателей.

На мой взгляд, скорее всего, изменится общая структура рынка оплаты труда, и каким образом — предсказать достаточно сложно. Понятно лишь, что какие-то предприятия обанкротятся, кто-то начнет оптимизировать персонал и т. д.

Изменения коснутся и рынка теневых зарплат. Часть из них выйдет из тени (полностью или частично). Однако в конечном счете повышение минималки не уничтожит теневую зарплату как таковую. Работодатели адаптируются к новым реалиям за счет работников. Победить это губительное для национальной экономики явление можно лишь через полную ликвидацию конвертационных центров и льгот по налогообложению. А победить его нужно обязательно, ведь теневых пенсий, в отличие от зарплат, не бывает.

И снова-таки, в процессе повышения заработных плат ведущая роль принадлежит государству. Сегодня рынок труда в Украине — рынок работодателя. Бизнес, избалованный дешевизной рабочей силы, не склонен к широким жестам в сфере оплаты наемного труда, и эпопея с ЕСВ — хорошее тому подтверждение. Именно государство как работодатель обязано стать зачинателем в процессе наращивания доли оплаты труда в выпуске продукции. Этот процесс должен начинаться с бюджетных предприятий и учреждений. При наличии соответствующих компенсаторов выиграет и бюджет ПФУ, и экономика в целом.

Теоретически существует и третий путь если не полного оздоровления, то по крайней мере частичного улучшения финансового состояния ПФУ (и заодно госбюджета) — возврат к прежним ставкам ЕСВ. Непродуманный и непросчитанный эксперимент со снижением ставки больше напоминает безответственную аферу, о чем в свое время кричали специалисты. Именно сокращение поступлений от ЕСВ на 60 млрд. грн. в 2016 г. по сравнению с предыдущим образует огромную дыру в бюджете ПФУ и составит 42% общей суммы утвержденного дефицита бюджета ПФУ на 2016 г. (142,6 млрд. грн.) — см. рис. 2.

Против правительственных ожиданий бизнес не конвертировал снижение нагрузки на фонд оплаты труда в увеличение количества рабочих мест и соответствующее повышение зарплат (нагрузку по ЕСВ снизили в среднем в 1,5 раза, а реальная зарплата выросла всего на 8%).

Обещанного вывода зарплат из тени так и не произошло, повышать зарплаты работодатели не спешат. Однако правительство и законодатели продолжают упорствовать в своих заблуждениях, наотрез отказываются искать какие-либо компенсаторы снижения ставки ЕСВ.

В бедах отечественной пенсионной системы винят сложную демографическую ситуацию. Отчасти это действительно так. Низкая рождаемость и высокая смертность, безусловно, влияют на экономические процессы в стране (в т. ч. и на пенсионное обеспечение) не лучшим образом. Однако уровень безработицы и «заробитчанство» красноречиво свидетельствуют о том, что сегодня проблема не в нехватке рабочих рук, а в отсутствии привлекательных рабочих мест. Безусловно, в будущем, с подъемом экономики, ситуация изменится, но на данном этапе ситуация именно такова.

Конечно же, я далека от мысли идеализировать отечественную пенсионную систему как социальный институт. Разумеется, она имеет массу внутренних недостатков и слабых мест, которые можно и нужно ликвидировать. Однако следует понимать, что главные проблемы украинской пенсионной системы носят системный характер и при этом лежат за ее (системы) пределами.

Так возможна ли реанимация отечественной пенсионной системы? Целесообразна ли? И если да, то каким образом?

К сожалению, в последние годы вектор развития отечественной пенсионной системы задает МВФ, а не украинское правительство. Требования последнего меморандума таковы:

а) постепенная корректировка обязательного возраста выхода на пенсию с одновременным сокращением перечня лиц, имеющих право на досрочный выход на пенсию.

Повышение пенсионного возраста — общеевропейский тренд. Но будет ли это спасением и для Украины — большой вопрос, поскольку исходные условия у нас и за рубежом разительно отличаются. В Европе люди предпенсионного возраста защищены трудовым законодательством, а на страже их интересов надежно стоят профсоюзы. При этом средняя продолжительность жизни европейца значительно превышает аналогичный показатель в Украине. Малый уровень теневой занятости обеспечивает приемлемый уровень уплаты социальных отчислений. Эти и другие факторы обуславливают положительный эффект от повышения пенсионного возраста в Европе, но они же и оборачивают его в отрицательный для Украины;

б) установление более жестких требований к праву на получение минимальной пенсии. В этой части нельзя не согласиться с мнением специалистов аналитического центра «Новая социальная и экономическая политика» (НоСЭП), что условия получения минимальной пенсии грозят стать одними из самых жестких в международной практике. В Украине для того, чтобы иметь пенсию не ниже минимальной, необходимо иметь стаж в 35 лет для мужчин и 30 — для женщин. Тогда как в среднем для стран ОЭСР для того, чтобы получить минимальную пенсию, надо осуществлять пенсионные взносы на протяжении 26 лет;

в) объединение пенсионного законодательства, которое сейчас представлено примерно 20 законодательными актами, и обеспечение единого принципа предоставления пенсий без льгот для профессий (кроме военнослужащих).

С необходимостью унификации пенсионного законодательства, безусловно, можно согласиться, и эксперты говорят об этом уже давно. Проблема только в том, что в силу ряда обстоятельств эта мера никоим образом не повлияет на устойчивость пенсионной системы. А вот уравниловка профессий при предоставлении пенсий — вещь очень дискуссионная. Люди, всю жизнь проработавшие в тяжелых и опасных условиях (например, шахтеры), не могут быть уравнены в пенсионном обеспечении с теми, кто работал в обычных и безрисковых условиях;

г) расширение базы плательщиков единого социального взноса. Мера в целом справедливая, поскольку желающий получать пенсию должен делать взносы. Очевидно, в данном пункте речь идет в основном о лицах на упрощенном налогообложении и самозанятых. Однако отмена упрощенного налогообложения несет в себе повышенные риски дальнейшей тенизации экономики. К тому же привлечение в систему самозанятых с минимальными взносами чревато дальнейшим искажением страхового принципа. Некоторые эксперты считают, что самозанятых и лиц с низкими доходами целесообразно вообще вывести за пределы пенсионной системы, что в принципе не противоречит международной практике;

д) обеспечение справедливого налогообложения в сфере пенсионного обеспечения. С учетом среднего размера пенсии и фактического прожиточного минимума говорить о справедливости налогообложения пенсий в Украине аморально;

е) усиление связи с уплатой единого социального взноса, а также обеспечение декларирования реального размера доходов. Кроме того, отделение доплаты различным категориям пенсионеров от трудовых пенсий и перевод их финансирования с Пенсионного фонда в госбюджет, а также усиление их адресности, начиная с 2017 г., чтобы сделать систему более справедливой и высвободить ресурсы для эффективного снижения уровня бедности.

Это единственный пункт меморандума, с которым можно согласиться. Действительно, сегодня размер пенсии связан с суммой уплаченных взносов весьма относительно, что лишает граждан мотивации к «отбеливанию» собственных зарплат. Требование возложить доплаты и надбавки пенсионерам на госбюджет (избавление ПФУ от не свойственных ему функций) уже давно звучит из уст экспертов, специалистов Минсоцполитики и ПФУ. Равным образом это относится и к адресности таких надбавок, доплат и т. д.

Кроме того, Украина обязалась не вводить второй уровень, пока не будут приняты все указанные выше меры и не будет создана стабильная основа для системы пенсионного обеспечения. Это совершенно правильно, поскольку любые накопительные системы устойчиво работают лишь на длительных восходящих фазах экономических циклов, чего в Украине пока не наблюдается.

Как видно из вышесказанного, выполнение требований меморандума с МВФ способно лишь частично решить некоторые локальные проблемы пенсионного обеспечения украинцев. Однако перечисленные меры не способны кардинальным образом оздоровить пенсионную систему, придать ей новое дыхание.

Недавно был обнародован новый Меморандум Украины и МВФ, ознакомившись с которым, можно сделать вывод: новый документ отнюдь не станет генератором модернизации отечественной пенсионной системы. Наоборот, есть все основания полагать, что пенсионная реформа, уже прозванная журналистами «шоковой», станет еще более бесчеловечной по отношению к простому украинцу.

К тому же руководство Минсоцполитики время от времени озвучивает и собственные инициативы по оздоровлению системы. Например, не так давно прозвучала идея насчет возможности увеличить пенсионный возраст для тех, кому не хватает страхового стажа. Если к примеру, не хватает два года стажа, придется выходить на пенсию не в 60, а в 62 года.

Идея вполне предсказуемо не получила общественного одобрения. Ряд экспертов сразу же высказались насчет неконституционности такого подхода и нарушения гражданских и социальных прав украинцев. С этим сложно не согласиться. Однако неконституционность и нарушение прав украинцев — не единственные аргументы против манипуляций со страховым стажем, который является не чем иным, как рудиментом советской эпохи. В те времена работать был обязан каждый, а персонализированный учет страховых взносов за всю трудовую биографию был невозможен (или до крайности усложнен ввиду отсутствия соответствующей техники и технологий). Поэтому страховой стаж и стал той характеристикой, которая отражала объем пенсионных прав работника.

В 2000-м с созданием соответствующего реестра ситуация кардинально изменилась. Сегодня определить объем взносов любого работника в пенсионную систему не составляет труда. Таким образом, мы имеем все возможности для реализации триединого страхового принципа, а именно: солидарность, платность и эквивалентность возмещения. Если с двумя первыми компонентами все более-менее благополучно, то третья (эквивалентность возмещения) — это именно тот фактор, который искажает всю сущность пенсионного страхования. По мнению эксперта, «...сумма страховых взносов (уплаченного ЕСВ) никоим образом не привязана к сумме выплат, которые работник получит, выходя на пенсию. Нет никаких стимулов отдавать системе больше взносов сейчас, чтобы получить более высокую пенсию потом».

На мой взгляд, сегодня главная внутренняя проблема отечественной пенсионной системы — пренебрежение страховым принципом. Поэтому возврат к этому принципу — обязательное условие оздоровления системы. На практике это может означать отказ от страхового стажа как показателя объема пенсионных прав в пользу суммы уплаченных страховых взносов. Должен появиться стимул отдавать системе больше взносов сейчас, чтобы получить более высокую пенсию потом.

Логика «брошу где-нибудь трудовую книжку на четверть ставки, пусть себе капает стаж» должна уйти в прошлое. В противном случае, как я подозреваю, власть предпримет попытку вообще отказаться от пенсионного страхования, заменив его пенсионным обеспечением из бюджета. А это, как показывает опыт других стран, неэффективный и институционально разрушительный подход.

Единого универсального средства, способного мгновенно вылечить отечественную пенсионную систему, не существует.

Прежде всего требуется комплекс мер долгосрочного характера, и чем раньше и профессиональнее они будут реализованы, тем эффективнее и ощутимее будет результат. Часть таких мер находится за пределами пенсионной системы, в сфере экономики, и направлена на: стабилизацию и рост экономики, развитие внутреннего производства; создание новых, технологичных, высокооплачиваемых рабочих мест; кардинальное сокращение теневой экономики, вывод зарплат из тени, ликвидацию конвертационных центров.

Другую часть мер предлагаю реализовать в сфере общественных финансов, а именно: консолидировать все несвойственные ПФУ выплаты (доплата до минимальной пенсии, пенсии за выслугу лет, доплаты инвалидам, доплаты по спискам №1 и №2 в случаях, если предприятия в силу разных причин не могут их осуществлять и т. д.) и отнести их за счет бюджета.

Аналогично поступить со всеми надбавками и доплатами; детально рассмотреть все возможные компенсационные механизмы сокращения ставки ЕСВ, ввести институт отраслевых минимальных заработных плат.

Ничего не мешает уже сейчас начать реализацию заключительной части мер, которые относятся к реорганизации собственно пенсионной системы. Речь идет о дальнейшем реформировании системы досрочных пенсий с одновременным усилением мер по охране труда. По мнению экспертов, это будет способствовать уменьшению гендерных разрывов в пенсионной системе, поскольку мужчины значительно чаще работают на вредных производствах и составляют подавляющее большинство досрочных пенсионеров по возрасту.

Любые пенсионные льготы должны адекватно соотноситься с рисками, присущими той или иной профессии. В обязательном порядке необходимо разработать и реализовать отраслевые программы проведения аттестации рабочих мест по условиям труда (чего не было сделано при сокращении списков №1 и №2 в июне 2016-го).

Обеспечить более тесную привязку размеров пенсий не к стажу, а к сумме уплаченных взносов путем пересмотра алгоритма начисления пенсий.

Данную меру следует проводить одновременно с верификацией уровня доходов и отчислений.

Оценка целесообразности выведения из пенсионной системы самозанятых граждан, а также лиц с низкими доходами с одновременным внедрением для них отдельной социальной (пенсионной) программы, регулярная валоризация (осовременивание, денежная оценка пенсионных прав) пенсий на основе привязки к средней зарплате.

При этом крайне важно, чтобы органам исполнительной власти на законодательном уровне было запрещено «вручную» устанавливать величину средней заработной платы по экономике, которая учитывается при определении размера пенсии.

Пенсионная реформа всегда остается актуальной темой для дискуссий, споры вызывает каждый из ее аспектов. Следует отметить, что ни повышение пенсионного возраста, ни меры копеечной экономии не восстановят социальную справедливость и не наполнят бюджет ПФУ. Задача пенсионной реформы — обеспечить устойчивость пенсионной системы, более справедливое распределение доходов и гарантии справедливого размера пенсионной выплаты. Система должна стать дружественной по отношению к рядовому украинцу.

Хочу обратить внимание, что пенсионная реформа не только самая сложная в списке реформ, о которых не устают говорить правительства, но и самая долгосрочная. Пенсионные реформы длятся десятилетиями и отражаются на жизнях всех поколений. Именно поэтому они не могут проводиться отдельными, пусть даже самыми хорошими правительствами, а требуют общественного согласования и одобрения. Общество должно быть внутренне готово воспринять шаги, предлагаемые экспертами в пенсионной сфере.

Краеугольный камень стабильности любой пенсионной системы — наличие институционального доверия. В этой сфере совершенно недопустимы поспешные, непродуманные, антисоциальные шаги, которыми на протяжении последнего десятилетия грешит любая украинская власть. Для выработки институционального доверия требуется профессиональный стратегический подход, документально закрепленный и ответственно реализуемый под контролем правительства.

Сегодня наше экспертное сообщество предлагает такие разработки, в том числе как альтернативу правительственным инициативам по «шоковой пенсионной реформе». Например, недавно была представлена Концепция модернизации пенсионной системы Украины, разработанная экспертами Института социальной защиты граждан. Считаю, что сегодня целесообразно рассмотреть все альтернативы правительственным планам пенсионного реформирования, провести их широкое общественное обсуждение и уже по его результатам прийти к согласованному варианту стратегии действий, необходимых для реформирования отечественной пенсионной системы. Фактически это будет одобренная обществом «дорожная карта» для правительства на пути к созданию системы пенсионного обеспечения, социально справедливой по отношению к каждому украинцу.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Вывести Украину на правильный путь

Современное социально-политическое и экономическое развитие Украины характеризует...

Битва за Киев: триумф и трагедии

6 ноября исполняется 74 года со дня освобождения столицы Украины от немецко-фашистских...

Украинский газ — в квартире не у нас

Мечта фантастов сбылась в режиме трагифарса — наши энергоносители идут на восток....

Прямая любовь к власти

Новый «Прямой» канал и старые телевизионные «мэтры»

Очень по-французски

Вход на все мероприятия  — свободный

Бон-вояж в землі мертвих

Україна має унікальний шанс одним рішенням і подолати бідність, і мінімізувати...

Загрузка...

Украина в ожидании «большой сделки»

Украина уже никогда не сможет усилить Россию

Зачем власть повторяет «страшилки» от «2000»

Экологические проблемы могут заложить основу для устойчивого прекращения огня на...

Цифровое оскудение

Развитие нового «дела Тимошенко» покажет, какой степенью свободы от Запада...

Большая, но предварительная радость

Решение Стокгольмского арбитража дает надежду на возобновление отношений с...

Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
lera khoma
21 Апреля 2017, lera khoma

Всё у нас не так и расчёт пенсии для трудяг, и расчёт для паразитов чинуш/дерьмутатов, судей, прокурваторов и т.д./ производится с нарушением социальной справедливости сообщества державы Украины ! И не будет удивительно,если Украина кака государство исчезнет вообще !

- 8 +

Получить ссылку для клиента
Маркетгид
Загрузка...
Авторские колонки

Блоги

Ошибка