Радиологический щит и линия «шпионского» нападения

№15-16(736) 21—27 августа 2015 г. 20 Августа 2015 4.6

Радиологический щит и линия «шпионского» нападения

Шапкозакидательские подходы по отношению ко всем товарам российского производства вряд ли стоит считать самой оптимальной стратегией для нашего государства. В этих вопросах чиновники просто обязаны проявлять крайнюю осторожность и взвешенность. Ведь «санкционное противоборство» с государством, на чей промышленный комплекс были завязаны системы функционирования и безопасности нашей страны, не приемлет прямолинейных «уставных» решений, а уж действовать по принципу «в ущерб себе и назло врагу» — прямой путь к усугублению экономической ситуации и технологической безопасности в Украине.

Пожалуй, никто не станет спорить, что было бы не просто неразумно, но и самоубийственно отказываться от поставок российского газа или комплектующих для таких жизнеобеспечивающих объектов, как, например, АЭС. Однако отдельные решения высокопоставленных чиновников все же демонстрируют весомую эмоциональную составляющую, когда невольно напрашивается вопрос — не слишком ли в том или ином случае перегибается палка?

Нет ли в таких решениях той самой коррупционной составляющей, вызванной банальными коммерческими интересами и выгодной политической конъюнктурой, куда попросту подмешивается псевдопатриотический популизм?

Обратимся, например, к одному из наиболее острых для Украины вопросов — обеспечению радиационной безопасности страны. Его значение наш народ, до сих пор расхлебывающий последствия Чернобыльской катастрофы, осознает, что называется, на генетическом уровне. Увы, мы живем при повышенной опасности террористической и диверсионной деятельности, и последние новости на тему радиационных угроз неутешительны.

Так, 5 августа этого года сотрудники Центрального аппарата СБУ и управления СБУ в Ивано-Франковской обл. в ходе проведения контрразведывательной операции на Ивано-Франковщине задержали четырех членов преступной группировки при попытке сбыта радиоактивных материалов. «По предварительным данным, ядерным веществом является «Уран-238», который применяется в качестве топлива для реакторов. В настоящее время проводится его исследование с привлечением специалистов Государственной инспекции ядерного регулирования и Государственной службы по чрезвычайным ситуациям», — говорится в сообщении пресс-службы СБУ. Председатель Службы безопасности Василий Грицак доложил об этом факте Президенту Украины.

Наша «Вторая линия»

Режим контроля над перемещением радиоактивных веществ и ядерных материалов через государственную границу Украины, к сожалению, далеко не идеален. На устранение прорех и совершенствование «радиологического щита», пресекающего попытки перевоза элементов ядерного оружия, направлена международная программа «Вторая линия защиты» (в Украине с 2015 г. носит название «Программа обнаружения и предупреждения ядерной контрабанды» и реализуется Госпогранслужбой Украины (ГПСУ) при полном финансовом донорстве департамента энергетики США). Американский департамент энергетики у нас представляют компании Pacific North National Laboratory и WGI Global Inc. К «Первой линии защиты» в контексте укрепления глобального режима ядерного нераспространения принято относить защиту объектов хранения и переработки ядерных материалов.

«Вторая линия», стартовавшая в рамках борьбы с вызовами международного терроризма в начале 90-х гг. прошлого столетия по инициативе правительства США, охватывает ряд стран СНГ (РФ, Казахстан, Армению, Грузию, Азербайджан, Узбекистан и Молдову) и в первую очередь предусматривает обустройство пограничных пунктов пропуска транспортных средств стационарными системами радиационного контроля для выявления источников нейтронного и гамма-излучений, предотвращения незаконного перевоза ядерных элементов.

Подобные проекты с использованием оборудования производства США (TSA, Polimaster), ЕС (Thermo) и Российской Федерации («Аспект»), позволяющие находить подозрительные радиоактивные материалы в автомобилях, многотоннажных контейнерах, железнодорожных составах, также реализуются в восточноевропейских, балканских государствах, странах Африки и Латинской Америки, в Южной Корее, Японии и многих других.

Устанавливаемые на границах комплексы получили название радиационных портальных мониторов (РПМ). Они представляют собой вертикальные колонны с герметичными корпусами, в которых находятся детекторы, реагирующие на малейшее излучение, и системы передачи информации на серверы. Чтобы предотвратить утечку информации, их намеренно не связывают ни с глобальной интернет-системой, ни со спутниковыми приемниками.

Изначально (Украина присоединилась к программе в 2005 г.) проверку грузов на радиоактивность планировалось проводить в 145 пограничных пунктах страны. На сегодняшний день автоматические улавливатели опасного излучения установлены в 66 пунктах пропуска для авиационного, морского и автомобильного сообщения. Ими уже обустроены практически все воздушные гавани страны (Борисполь, Симферополь, Одесса, Харьков, Днепропетровск, Львов, Донецк), морские порты (Мариуполь, Бердянск, Севастополь, Одесса, Ильичевск, Евпатория, Керчь, Рени, Измаил, Херсон, Николаев), 42 пункта автомобильного сообщения. Также в рамках программы закуплено 10 мобильных систем радиационного контроля. На все это США выделили около 45 млн. долл.

Государственная целевая программа «Обустройство и реконструкция государственной границы до 2015 года», которая зажгла зеленый свет комплектованию пограничных пунктов системами радиационного контроля марки «Янтарь», была утверждена 13 июля 2007 г. постановлением Кабмина.

За «Янтарем» — 20%

Комплексы «Янтарь», поставляемые в Украину, — продукт совместного производства российской фирмы ЗАО «НПЦ «Аспект» (Дубна, центр физико-технологической мысли РФ) и украинской ООО «Аспект-Сервис» (Киев).

Именно на этих комплексах, не раз подтверждавших свою эффективность, остановило выбор министерство энергетики США: по его данным, в 2014 г. доля российских комплектующих в системах радиационного контроля Украины составляла около 20%.

Разумеется, в 2007 г. ни у кого и мысли не было, что украинско-российские связи вскоре станут предосудительными даже в плане развития научных и технологических направлений и что даже за совместное обеспечение защиты от угроз международного терроризма будут подвергать люстрационной опале. Тогда российское оборудование устроило все три стороны, задействованные в проекте, и в первую очередь американскую — в силу оптимального соответствия цены, качества и надежности.

В письме заместителя главы СБУ В. Ягуна от 24.11.2014 г. указывается: «Оборудование производства ЗАО «НПЦ «Аспект» (Дубна, РФ)... было выбрано Министерством энергетики США в связи с самой выгодной ценой и оригинальным оснащением, которое прошло испытания в рамках программы ITRAP, проведенные Австрийским исследовательским центром Сейберсдорф в сотрудничестве с МАГАТЭ, Международной таможенной организацией и Международной организацией уголовной полиции (INTERPOL). Установлено, что зарубежными партнерами ЗАО «НПЦ «Аспект», в частности, из США, выступают Аламская, Сандийская и Ливеморская национальные лаборатории, Министерство энергетики и Государственный Департамент США».

Выиграв в 2009—2010 гг. конкурсные торги и заключив договора с американскими компаниями Pacific NN Lab и WGI Global Inc на поставку, строительство, установку, наладку и техническое обслуживание стационарных систем радиационного контроля «Янтарь», специалисты украинской компании «Аспект-Сервис» приступили к детальному изучению комплексов, и с середины 2013 г. абсолютно все работы в рамках программы на украинских объектах проводились только гражданами Украины.

В октябре прошлого года, сразу после смены прежнего руководства Госпогранслужбы, проект был заморожен. «Все работы в рамках программы «Вторая линия защиты» мною приостановлены», — говорится в письме главы ГПСУ В. Назаренко от 10.11.2014 г.

Останавливаться на причинах излишне, но вместе с вытеснением «Аспект-Сервиса» с его теперь уже неприемлемыми российскими комплектующими Украине грозит надолго остаться с недоделанным и дырявым «радиологическим щитом».

Осадок остался

Разумно ли это, учитывая сегодняшнее положение страны? Разве в том состоит государственный интерес, чтобы при выходе какой-то детали, произведенной в РФ, из строя оставить пограничный пункт вовсе без функции радиологической проверки, но ни при каких условиях не обращаться к россиянам?

Посмотрим и на моральный аспект конфликта: адекватно ли при поиске путей перераспределения донорской помощи в пользу новых хозяев ситуации клеймить позором профессионалов отрасли, выставляя их чуть ли не преступниками, действовавшими в интересах «страны-агрессора»? Или подозревать в шпионаже и диверсиях? А такие попытки предпринимаются.

Ситуация приобрела информационный скандал после официального обращения народного депутата Украины Юрия Сиротюка к главе СБУ, Генпрокурору, к первому зампреду ГПСУ в октябре 2014 г. В обращении он, в частности, просил «расследовать преступную бездеятельность высших должностных лиц ГПСУ, которые не предприняли мер по ограничению возможностей работы на пограничных пунктах специалистов из РФ».

Как видим, для депутата даже само сотрудничество с россиянами априори преступно еще до результатов расследования. К тому же Сиротюк подозревает, что «российские представители получают неограниченный доступ ко всей инфраструктуре и системам жизнеобеспечения пунктов пропуска при проектировании и обслуживании оборудования». И учитывая существующую «опасность разведывательных и подрывных (диверсионных) мероприятий со стороны России», обвинение вызывает большой резонанс. Было бы оно еще и обоснованным.

Достается от нардепа и американцам: он указал, что именно «американская сторона устранила отечественную компанию «Укратомприбор» от участия в программе и отказалась от поставок оборудования американского производства». (Так и напрашивается вопрос: уж не Министерство ли энергетики США, платящее россиянам за устанавливаемое в Украине оборудование, является главным пособником или даже покровителем диверсантов?)

Это и ряд других обращений, поступивших в октябре, похоже, из одного мозгового центра (написаны как под копирку), инициировали проведение проверки Госпогранслужбой Украины стационарных средств радиационного контроля на предмет непредвиденных функций, в частности сбора информации. По-видимому, проверка была лишь формальной, поскольку для профессионалов очевидны абсурдность и подспудные причины таких заявлений.

Никаких «шпионских штучек», разумеется, не обнаружили, но цель — «чтоб осадок остался» — достигнута. Глава ГПСУ В.Назаренко отвечает в своем письме Ю.Сиротюку: «Оборудование радиационного контроля, установленное в пунктах пропуска, является локальным. Любое его подключение к внутренней сети Государственной пограничной службы Украины или сети Интернет исключено. Все оборудование, поставлявшееся в рамках указанной программы, имеет соответствующие разрешительные документы, в том числе заключение от Службы безопасности Украины о его непринадлежности к специальным техническим средствам негласного получения информации и разрешение на ввоз оборудования от управления радиоэлектронной борьбы Генерального штаба Вооруженных сил Украины».

А в уже цитированном выше письме замглавы СБУ В.Ягуна говорится: «Правом доступа к оборудованию для проведения регламентных работ наделены исключительно представители украинской компании. Иностранные специалисты доступа к системам не имеют». К тому же, по мнению Ягуна, «вопросы относительно возможного участия в Проекте оборудования ЗАО «НТЦ Аспект» должны решаться американской стороной».

Что ж, логично. Проект реализуется за американский счет, и нам бы проявлять благодарность за такую поддержку. А вот обеспокоенность по поводу шпионских или каких-либо других угроз следовало бы обсуждать по крайней мере не за спиной у донора. Так не обычный ли это передел рынка усилиями новой команды ГПСУ с целью перенаправить канал донорского финансирования в «нужное» русло? Тот ли, простите, масштаб проекта, чтобы решать вопросы, потолкавшись по-тихому?

Обескураживают и действия нового руководства Госпогранслужбы, которое не стало размораживать проект после того, как он был признан непреступным; при этом известно, что каких-либо официальных консультаций с минэнергетики США высокопоставленные пограничники не проводили. По состоянию на октябрь 2014 г. этим ведомством США при финансовой поддержке правительства Норвегии у российского «Аспекта» были закуплены портальные мониторы на общую сумму более 2 млн. долл. Данное оборудование планировалось установить в девяти пунктах пропуска на украинско-молдавской границе (в том числе и на приднестровском участке). В результате приостановки проекта эти комплексы переданы в Казахстан.

Василий Серватюк (не путать с Ю. Сиротюком!) ранее состоял на службе в ГПСУ и ушел на пенсию по состоянию здоровья. Последние 10 лет работал в украинском представительстве американской корпорации Raytheon (крупнейшего поставщика вооружения для Пентагона, которая также реализует проекты радиологической защиты, но при финансовой поддержке министерства обороны США). После смены власти в ГПСУ занял должность первого зампредседателя службы, и, по сведениям осведомленных источников, именно он играет главную скрипку в педалировании конфликтной ситуации, пока другой новоиспеченный начальник международного управления ГПСУ Александр Панченко ведет поиск новых подрядчиков взамен «назначенных шпионов».

Впрочем, вопрос о лоббировании коммерческих интересов с использованием служебного положения появляется и без источников.

Поговаривают, что уже нашлась достойная замена — некая фирма «Фисон». Ее технический директор Андреас Демертзидис с конца 2014 г. регулярно гостит на пограничных пунктах Краковец, Платоново, Ямполь, Кучурган, Мамалыга и др. В этом не было бы ничего особо предосудительного, если бы он был гражданином Украины, а не Греции. А так выходит, что отныне мы иностранным гражданам и в делах, связанных с госграницей и гостайной, доверяем больше, чем украинцам. По крайней мере демонстрация двойных стандартов в этой ситуации налицо.

Успел продемонстрировать г-н Серватюк и свой, скажем так, кавалеристский характер, призвав МИД Украины (25.02.2015) направить официальную ноту в США о недопустимости дальнейшего участия компании «Аспект-Сервис» в программе. Что ж, это новое слово в дипломатии; трудно вспомнить похожий случай, когда бы государство реагировало нотой по поводу действий своей же компании. С такой «нотной грамотой» Украина завоюет еще более оригинальный международный авторитет.

В мае 2015 г. подрядчик министерства энергетики США — компания WGI Global Inc подписала контракт с украинской компанией «Гефест» на проведение реконструкции установленного оборудования в Могилеве-Подольском. Но руководители ГПСУ и здесь молчать не стали, вынудив представителей WGI Global Inc разорвать контракт с «Гефестом» и заключить его с фирмой «Фисон». Итог таких лоббистских услуг — срыв графика выполнения работ на 3—4 мес.

Фамилия нынешнего начальника международного управления ГПСУ вспоминается и в связи с проектом 2010—2012 гг. по строительству 9 отделов для ГПСУ (финансировала Еврокомиссия). А. Панченко был его руководителем, и после «удачного» выбора подрядчиков, один из которых обанкротился, было создано не 9, а 8 объектов.

На высвобожденные деньги ГПСУ провело тендер по закупке 39 автомобилей «Фольксваген Амарок», в котором довольно неожиданно победила словацкая компания, в течение месяца увеличив стоимость коммерческого предложения практически на 156 000 евро. И это при катастрофическом недофинансировании ГПСУ, при том что на данное число автомобилей по штатному расписанию не хватало необходимого количества личного состава, что несколько выходило за законные рамки.

Хоть был выбран и не самый последний бренд, но, к сожалению, фольксваген малоприемлем для работы в полевых условиях (слабая колесная база, сложности с бронированием, топливная система не приспособлена к горючему, используемому пограничниками), но, надеемся, машинам нашлось применение. К слову, закупка автомобилей — хорошо изученная г-ном Панченко сфера, в которой он может дать фору большим профессионалам автобизнеса: так, известно, что в феврале этого года он пытался навязать покупку тех же фольксвагенов посольству США в Украине.

Итак, резюмируем. Все эти факты изложены не для того, чтобы выступить в защиту российского оборудования для «Программы обнаружения и предупреждения ядерной контрабанды» (этот вопрос требует глубокой проработки и экспертного обсуждения). Цель — обратить внимание компетентных лиц на сопутствующие вопросам государственной важности бизнес-расклады, а также на методы, с помощью которых подвергаются обструкции профессионалы своего дела.

И, действуя в таком ключе, можно слишком далеко зайти, возродив ту самую идеологию прошлых времен, против которой мы так показательно боремся. Идеологию тоталитаризма с ее обширными списками врагов народа и шпиономанией, что вряд ли согласуется как с государственной линией, так и с европейскими ценностями.

Тогда уж точно вопросы адекватного реагирования на террористические угрозы мы даже на кухнях обсуждать перестанем.

 

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Некрасивые мультфильмы

У политической Николаевщины репутация тихого, но глубокого и грязного коррупционного...

ЗАЯВА ПРО НАМІРИ І ЕКОЛОГІЧНІ НАСЛІДКИ ДІЯЛЬНОСТІ

Проектом передбачено будівництво житлово-офісного комплексу з...

О чем бы я спросил Януковича

Судя по допросу экс-президента, восстановление полной картины событий на майдане не...

Тихое Прикарпатье

Для центральной власти возможная дестабилизация, активизация протестных выступлений...

Соло для саксофона и лопаты

Деятельность землячества ивано-франковцев в столице напомнила мне анекдот советских...

МАФы отправят в армию

Рациональное применение демонтированным МАФам нашли в Днепре. По решению...

Нас бросят не сразу

В Украине найдены друзья Трампа, а в США — друзья Украины

«Электрогенерирующее дерево» — первое в Украине

Стильный ветрогенератор установлен в Одессе, на Старосенной площади

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка