Украину прессуют не по-гречески

№7–8(732) 24 — 30 июля 2015 г. 23 Июля 2015 4.7

«Самопоміч», Радикальная партия, а также другие депутаты, распевая гимн и декламируя стихи Шевченко, говорили, что под давлением Запада их вынуждают согласиться с особым статусом Донбасса.

Президент Украины тоже пел гимн и уверял, что ни о каком статусе речь не идет.

Таким запомнилось мне, как, думаю, и многим читателям «2000», 16 июля. В этот день ВР включила в повестку дня и направила в КС проект изменений Конституции относительно децентрализации, накануне поданный президентом в новой редакции. В «Переходных положениях» появился пункт: «Особенности осуществления местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей определяются отдельным законом».

Этот маленький перенос, кстати, лишь восстановивший редакцию, принятую конституционной комиссией 26 июня, стал едва ли не камнем преткновения в парламенте.

Президент Порошенко на заседании Верховной Рады Украины 16 июля шутить был не намерен
Президент Порошенко на заседании Верховной Рады Украины 16 июля шутить был не намерен // УНИАН

Об «особом статусе» и особых угрозах

«Рекомендации» западных партнеров, чтоб принять поправки в Конституцию, закрепляющие особый порядок самоуправления в отдельных районах Донбасса, — перед решающим голосованием приняли совершенно беспрецедентный характер.

Накануне в Киев приехала Виктория Нуланд, и по «внешним признакам» ее задача оказалась нелегкой: были большие сомнения, что голосов за принятие изменений в Конституцию хватит. Даже во фракции БПП половина депутатов отказались поддерживать инициативу Порошенко.

Но около полудня в сессионном зале появились г-жа Нуланд, посол США Джеффри Пайетт и посол ЕС в Украине Ян Томбинский. Несмотря на присутствие важных гостей, ждать доклада президента пришлось еще около часа: он совещался с премьером и спикером в кабинете последнего.

И хоть в итоге голосование дало нужный власти результат — 288 голосов «за», парламентарии накануне жаловались журналистам, что Нуланд угрожала президенту устроить hot summer («горячее лето») на Донбассе снятием санкций с России, прекращением помощи Украине. А уже непосредственно депутатам сулила проблемы с бизнесом и блокирование счетов.

По словам одного из депутатов, входящих в парламентское большинство, — Игоря Луценко, «даже шантаж происходил с отдельными депутатами, звонили из посольств...»

Впрочем, выглядит странным, что слова «особый статус» вызывают паническую реакцию. Ведь в действующей редакции Конституции они уже присутствуют. Так, в ст. 92 определяются «статус столицы Украины; специальный статус других городов», и в ст. 133 — «...города Киев и Севастополь имеют специальный статус».

Таким образом особый статус пока что можно дать любому городу, скажем, Мукачево. Ибо главное не термин — «статус», а юридическое и практическое его наполнение.

Приведенная выше часть статьи 133 сформулирована: «Особенности Киева, Севастополя в системе административно-территориального устройства Украины определяются отдельными законами». Чем это упоминание в действительности отличается от цитирований об «отдельных районах Донбасса»? Тем, что оно записано в основной части Конституции, а не в «Переходных положениях».

Такие положения пишутся для того, чтобы определять порядок вступления в силу ряда новых конституционных норм и отмены старых. Причем, как правило, указываются сроки соответствующих изменений: достаточно посмотреть на «Переходные положения» действующей Конституции.

А действующий закон о статусе «отдельных районов», как следует из его текста, рассчитан на три года — до сентября 2017-го. По тем же «Переходным положениям» и основная децентрализация в стране пройдет после октябрьских выборов 2017-го. Об этом, кстати, говорил во время парламентских дебатов и лидер фракции БПП Юрий Луценко.

Теперь посмотрим, как такие конституционные изменения соответствуют Минским соглашениям, где пункт 11 звучит так: «Проведение конституционной реформы в Украине со вступлением в силу к концу 2015 года новой Конституции, предполагающей в качестве ключевого элемента децентрализацию (с учетом особенностей отдельных районов Донецкой и Луганской областей, согласованных с представителями этих районов), а также принятие постоянного законодательства об особом статусе отдельных районов Донецкой и Луганской областей в соответствии с мерами, указанными в примечании, до конца 2015 года».

В примечании, которое также является частью минского документа, как раз подробно указано, что собой представляют эти меры «в соответствии с Законом «Об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей» (амнистия, языковое самоопределение, народная милиция, участие местных советов в назначении прокуроров и судей и т. п.).

Такой текст, на наш взгляд, означает лишь одно: требование перенести нормы уже существующего временного закона, на который в примечаниях дается прямая ссылка, — в Конституцию и постоянно действующий закон.

Тогда как проект Конституции лишь констатирует то, что нынешний временный закон не будет отменен с конституционной реформой.

О франшизе от «Правого сектора»

Реформа с символическим упоминанием Донбасса — просто необходимый ход, благодаря которому Запад мог бы продолжить давление на Россию, представляя себя объективным посредником и помогая Украине укрепить армию.

В частности, это дал понять старейший (по срокам сидения в парламенте) депутат Рады и многолетний член делегации в ПАСЕ Сергей Соболев. Он так аргументировал необходимость голосовать «за»: «Сегодня у нас есть один выбор. Он заключается в следующем. Мобилизация всех военных и других сил страны, которая невозможна без американских и европейских союзников, без НАТО. И тот, кто плюет сегодня в сторону НАТО, прекрасно понимает: наш патриотизм, наш героизм без их поддержки и их оружия будет ничто».

Но хотя президент Порошенко и добился начала конституционной реформы, об укреплении его реальной власти говорить трудно, что видно из последствий разборок с «Правым сектором» в Мукачево.

Сложилась асимметричная ситуация: если региональная власть понесла политическую ответственность (заменен губернатор и главы райадминистраций), а руководство местной таможни отстранено, то «Правый сектор» практически никак не пострадал. Даже трудно сказать, ловят ли на самом деле в закарпатских лесах его боевиков, устроивших перестрелку в городе, или вся размашистая военная активность призвана скрыть их исчезновение.

Из того, что говорят представители власти, прежде всего президент, выходит: нет проблемы «Правого сектора», а есть проблема незаконного вооружения. Поскольку не звучат обвинения в экстремизме и радикализме членов ПС.

В лучшем случае заявляется, что проблема «Правого сектора» в том, что в ряде мест он стал «франшизой», и им прикрываются нечистоплотные люди, реально не входящие в организацию.

Такую точку зрения, в частности, озвучил Мустафа Найем в Фейсбуке, однако после нового витка скандала в ГПУ он оставил тему ПС, переключившись на поддержку сил, противостоящих генпрокурору Виктору Шокину.

Впрочем, потеряв контроль над ГПУ, Петру Порошенко будет несравненно труднее установить контроль над ПС.

Интересно и следующее: если в случае с руководством Одесской области США дали Порошенко возможность снять человека Коломойского Игоря Палицу, хотя и с условием его замены на американского кандидата — Михеила Саакашвили. То в данной ситуации они, похоже, не предлагают украинскому президенту сдать прокуратуру в обмен на контроль над ПС и добиваются ничем не компенсированного увольнения Шокина.

О помощи через одно место — голову

Ситуации, когда руководству страны приходится «проталкивать» непопулярное решение, достигнутое в результате сложных международных переговоров, случаются нередко. И, скажем так, не царское это дело — «старшим» партнерам помогать «младшим» (а в отношениях Украины с Западом такая градация вполне очевидна) убеждать собственный политикум в их необходимости. Ведь практически одновременно с «украинским» шел процесс «прессования» Греции, и никто не помогал Ципрасу убеждать своих соратников. Как говорится — это ваши проблемы. Украину же «прессовали» явно «не по-гречески».

Способность политического лидера обеспечить поддержку такого решения демонстрирует его политическую силу, способность управлять политическими процессами в собственной стране. А когда приходится «помогать», воздействуя через голову, — даже на отдельных депутатов своей же фракции, то международный авторитет такого лидера будет очень низок. Не думаю, что в окружении президента этого не понимают.

Исход всей «кампании», уверен, был очевиден с самого начала. А в попытках поторговаться, получить некие преференции за неизбежное решение — всегда важно знать меру, за которую звонок Олланда Гройсману и визит Нуланд явно выходят.

И каков же результат всех этих стараний и давлений? Он получился весьма и весьма скромным. Итогом всей грандиозной эпопеи стал перенос одного-единственного предложения — «Особенности осуществления местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской обл. определяются отдельным законом» — из «Переходных положений» Закона о внесении изменений в Конституцию в «Переходные положения» самой Конституции, являющиеся частью ее текста.

Нетрудно догадаться, что у противной стороны к такой «уступке» возникло очень много вопросов.

Во-первых, и речи нет о том, что изменения согласованы с «представителями отдельных районов», как того требуют Минские соглашения, да и просто логика любого мирного урегулирования. По существу же принятой формулировки закон — это не Конституция, его можно как угодно изменить и даже полностью отменить 226 голосами народных депутатов в любой момент. И с формально-юридической точки зрения последнее не будет нарушением Конституции, поскольку данный пункт внесен в ее «Переходные» (т. е. временные) положения! Но «на публику» говорится о выполнении Киевом Минских соглашений.

«Это будет (принятие поправок. — С. Б.) ответом на любые запросы относительно соблюдения Украиной Минских соглашений, идут ли эти запросы из Донецка и Луганска или из Москвы, и теперь (Киеву) можно говорить: «Наши обязательства выполнены, относительно вас (Донецка) остается вопрос», — заявила Нуланд.

Об августе и сентябре, без которых не будет февраля

Петр Порошенко прокомментировал решение Рады так: «Это обязательство украинской стороны (по Минским соглашениям. — С. Б.) — принять изменения в Конституцию. Мы идем с опережением графика. 11 пункт де-факто выполнен. Мы запустили конституционный процесс. Закон об особом статусе принят, особенности местного самоуправления приняты и там четко выписаны позиции, и Украина выполнила свои обязательства... На сегодняшний день Россия должна начать выполнять обязательства, которые были привязаны к этому потому что там был термин «до конца года». Россия должна вывести незаконные вооруженные формирования, закрыть границу и вернуть контроль над границей украинской стороне».

Однако пока нет ясности со сроками вступления поправок в силу. Ведь 16 июля было голосование не по законопроекту, а лишь по постановлению о включении его в повестку дня сессии и направлении на экспертизу в Конституционный Суд.

«Я думаю, что примерно на конец августа мы можем получить по срокам... этот вывод (КСУ. — С. Б.), и дальше уже провести консультации по рассмотрению в стенах украинского парламента. Нам нужно еще пройти 2 голосования. Одно из них теоретически возможно провести в конце августа, второе теоретически возможно провести от 1 сентября, когда будет открыта следующая сессия», — заявил спикер парламента г-н Гройсман. Т. е. вероятность первого голосования в рамках нынешней второй сессии — «теоретическая».

Фактически отложили рассмотрение законопроекта аж на сентябрь, хотя первоначально планировалось первое чтение во время внеочередного заседания, чтобы он вступил в силу до конца года 2015-го.

То есть в лучшем случае это все обретет силу закона лишь в феврале 2016-го. Депутаты открыто говорили представителям медиа: «Фактически мы приняли лишь декларацию о намерениях. Нуланд была не очень довольна».

Впрочем, в принятии Конституции нет «чтений», как при утверждении законопроекта, а есть лишь первое голосование, которое требует простого большинства, и второе, для которого необходимы 300 голосов.

При этом должен голосоваться идентичный текст, тогда как текст рядового законопроекта может между чтениями меняться.

Сессия Рады официально не закрыта. После получения выводов КС при желании можно собрать депутатов — и до сентября провести первое голосование.

До момента, когда придется принимать поправки окончательно, много воды утечет, и как будут развиваться события, будут ли они еще актуальны, предсказать нелегко. Сложно избавиться от впечатления, что стороны всячески стараются продемонстрировать свою приверженность миру, но на самом деле готовятся к «иному», и уж во всяком случае одна из них старается другую спровоцировать.

В минувшую субботу,18 июля, самопровозглашенные республики объявили об одностороннем отводе практически всех вооружений (кроме стрелкового оружия и гранатометов) от линии соприкосновения на три километра. И сразу же имел место беспрецедентный за последние месяцы обстрел центральных районов Донецка, в том числе несколько снарядов упало на территории одной из горбольниц.

Петр Порошенко же на заседании СНБО 20 июля отметил ухудшение ситуации за последние дни вследствие повышенной интенсивности обстрелов, провокаций со стороны «ДНР» и «ЛНР».

«Украина будет настаивать на обеспечении беспрепятственного доступа представителей СММ ОБСЕ не только к буферной зоне, но и к временно неконтролируемым участкам украинско-российской границы», — заявил он.

По его словам, актуальным является вопрос создания отдельной, пятой подгруппы в рамках Трехстороннего соглашения контактной группы по вопросам украинско-российской границы. Вопрос о контроле над границей украинская сторона всегда поднимает в тот момент, когда нужно создать дополнительные сложности на переговорах.

Хотя в Минских соглашениях четко прописано: «Восстановление полного контроля над государственной границей со стороны правительства Украины во всей зоне конфликта, которое должно начаться в первый день после местных выборов и завершиться после всеобъемлющего политического урегулирования (местные выборы в отдельных районах Донецкой и Луганской областей на основании Закона Украины и конституционная реформа) к концу 2015 года при условии выполнения пункта 11».

Напомню: приняв постановление о местных выборах 25 октября, Верховная Рада отменила их проведение на «оккупированных территориях».

О новом «ренессансе» Тимошенко

Совершенно неожиданные результаты принес опрос общественного мнения, проведенный КМИС с 27 июня по 9 июля. Оказалось, что к действующему президенту (26,9%) по рейтингу приблизилась Юлия Тимошенко (25,6%). Прочие кандидаты остались далеко позади, не достигнув даже десятипроцентного рейтинга. Похожая картина и в парламентских рейтингах.

Таким образом «выжидательная тактика» Юлии Владимировны полностью себя оправдала. На фоне крайнего разочарования в представляющих власть политиках, от которых Тимошенко себя умело дистанцировала, хотя «Батькивщина» формально входит в правящую коалицию, люди не могли не вспомнить о харизматичной «народной заступнице», которой в свое время «не дали поработать».

Безусловно, решающими оказались редкие да меткие выступления Тимошенко по крайне болезненной теме — повышение коммунальных тарифов.

И что характерно, в «патриотической» риторике она отнюдь не стремится выходить на первые позиции.

Возможно, это сигнал западным партнерам, чтобы они вспомнили про Юлию Владимировну? Но можно говорить и о том, что Тимошенко будет делать основную ставку на социальную риторику, стремясь не отталкивать тех, кто «стратегический курс» нынешней власти не одобряет.

Теперь возникает вопрос: каким образом ЮВТ будет конвертировать восстановленную популярность в реальные политическое влияние и доступ к власти?

Президентские выборы еще очень не скоро (если не произойдет особых катаклизмов), досрочные парламентские также довольно маловероятны, а малочисленную фракцию «Батькивщины» руководство коалиции, можно сказать, игнорирует.

Остается надежда на местные выборы, к которым готовятся ее политические игроки.

Но что совершенно точно, это то, что после публикации опроса КМИС количество представителей местных «элит», желающих идти на выборы под знаменем «Батькивщины», резко возрастет.

А когда у нас было иначе?

 

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Некрасивые мультфильмы

У политической Николаевщины репутация тихого, но глубокого и грязного коррупционного...

ЗАЯВА ПРО НАМІРИ І ЕКОЛОГІЧНІ НАСЛІДКИ ДІЯЛЬНОСТІ

Проектом передбачено будівництво житлово-офісного комплексу з...

О чем бы я спросил Януковича

Судя по допросу экс-президента, восстановление полной картины событий на майдане не...

Тихое Прикарпатье

Для центральной власти возможная дестабилизация, активизация протестных выступлений...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка