Упреждающий удар по собственным нервам

№17v(745) 8 — 14 мая 2015 г. 08 Мая 2015 4.8

Похоже, у Арсения Яценюка сдали нервы — из-за опасений, что с возвращением Дмитрия Фирташа в Украину попытки свалить Кабмин получат новый импульс.

Но обо всем по порядку. Наиболее резонансным событием недели стали заявления Дмитрия Фирташа и свидетелей его защиты на суде в Вене, где предметом рассмотрения являлось требование властей США об экстрадиции олигарха.

Сама по себе история встречи Фирташа с Левочкиным, Кличко и Порошенко особой сенсации не составила — о ней было известно давно. Но важно то, что она прозвучала из первых уст. Ну не мог не понимать олигарх, что своими откровениями он очень сильно бьет по президенту.

Понятно, что таким образом Фирташ стремился избежать экстрадиции: ему было необходимо представить максимум аргументов относительно того, что его дело — политическое. Для этого нужно было показать свой вес в украинской политике. И встреча с кандидатами в президенты накануне избирательной кампании это демонстрировала наилучшим образом.

О мантре от министра внутренних дел Украины

Пока никаких комментариев со стороны главы государства на заявления Фирташа не последовало. Правда, сообщалось о неких источниках из окружения Порошенко, которые утверждают: «все удивлены, президент разозлен». Вероятно, это близко к истине.

По крайней мере Юрий Луценко в Фейсбуке постарался отмежевать президента и его политическую силу от олигарха. Дескать, это просто удобная линия защиты — «переводить стрелки» с дела об индийских взятках на украинскую политику. Лидер фракции БПП подчеркнул, что Фирташ с 2009 г. финансировал и организовал избирательную кампанию Януковича — и сейчас хочет «вмонтироваться в новую Украину»:

«Для этого он не впервые намекает о своей встрече с П. Порошенко и В. Кличко перед президентскими выборами. Не думаю, чтобы это как-то повлияло на его судьбу. По крайней мере за этот год парламент (в том числе и БПП) забрал у его облгазов бесплатное паразитирование на государственной трубе, правительство (в том числе и министры БПП) разорвало кабальные сделки по аренде ГОК, ГПУ и МВД активно занимаются газовыми махинациями структур Фирташа».

Но обратим внимание: указывая на роли группы Фирташа в приходе Януковича к власти и в укреплении этой власти (об этом «2000» писали еще в августе 2010 г. в статье «Расчеты и просчеты. Почему группа Левочкина—Бойко оказалась сильнее прочих»), Луценко ничего не говорит о позиции тех же людей во время майдана.

Он ограничивается пафосом: «Представить их (т. е. Фирташа и Левочкина. — С. Б) в качестве врагов кровавого диктатора может только тот, кто поверит в версию, что начальник канцелярии фюрера М. Борман был лидером демократического движения, а Г. Геринг финансировал нацистов только как способ сдерживания Америки».

Примечательный момент: если в команде президента эту историю комментировали постфактум, то премьер и его окружение решили нанести упреждающий удар — именно накануне суда в Вене.

За день до процесса, 29 апреля, выступая на заседании Кабмина, Арсений Яценюк сказал: «Только что Генпрокуратура и МВД обратились в суд с ходатайством об аресте 500 млн. куб. м газа, который принадлежит должникам — группе Фирташа—Левочкина — перед украинским государством на общую сумму 4,3 млрд. грн.».

Кроме того, он поручил профильному министерству вместе с НАК «Нафтогаз Украины» принять срочные меры «по претензионно-исковой работе и взысканию всех задолженностей этой группы в пользу «Нафтогаза» — в т. ч. за счет имущества, которое принадлежит этой группе, а это такие компании, как «Ровноазот», концерн «Стирол», черкасский и северодонецкий «Азоты».(lb.ua)

В ответном комментарии пресс-службы компании олигарха Group DF заявление премьера было расценено как часть «спланированной и давно идущей кампании по политическому преследованию Group DF и ее собственника». Тут же появилось сообщение агентства «Интерфакс-Украина» о том, что «в Генеральной прокуратуре нет уголовных производств, по которым Фирташ уведомлялся о подозрении в совершении преступления».

А в пресс-службе МВД тому же агентству сообщили, что не располагают сведениями о том, уведомлялся ли Фирташ о подозрении в совершении каких-либо преступлений. Но дали понять, что не имеют всех данных от следствия, т. к. «следователь является процессуально независимым лицом, пофамильной информации относительно предъявляемых подозрений у нас нет».

И в тот же день, 29 апреля, на сайте МВД появилась информация, что постановлением Печерского районного суда Киева удовлетворено ходатайство Главного следственного управления министерства о наложении ареста почти на 500 млн. куб. м природного газа, который находится в специальных хранилищах ПАО «Укртрансгаз» и принадлежит предприятиям группы компаний Ostchem.

Вот что в связи с этим сообщила пресс-служба МВД: «ГСУ МВД Украины осуществляет досудебное расследование, начатое по факту хищения государственного имущества должностными лицами «Газ Украины» НАК «Нафтогаз Украины» в особо крупных размерах, путем злоупотребления служебным положением.

В результате преступных действий должностных лиц государством недополучены средства в размере 5,7 млрд. грн.

Главным следственным управлением МВД Украины открыто уголовное производство по признакам ч. 5 ст. 191 Уголовного кодекса (Присвоение, растрата имущества или завладение им путем злоупотребления служебным положением, совершенное в особо крупных размерах или организованной группой)».

Как видим, в число подозреваемых не входят ни собственно Фирташ, ни представители его компаний. Ведь речь идет о хищении имущества должностными лицами НАК «Нафтогаз», т. е. государственными чиновниками.

В то же время есть все основания полагать, что статус Фирташа может измениться, т. к. представленная милицией информация прозрачно намекает, что государственный газ незаконным путем достался компании олигарха. А поэтому его могут обвинить в сговоре с подозреваемыми чиновниками.

Объективно данный комментарий выглядит даже серьезнее, чем высказывания Яценюка на заседании Кабмина. Речь ведь идет об очевидных основаниях для уголовного дела, тогда как озвученная премьером необходимость взыскания долга компаний Фирташа перед государством не требует уголовного производства. И тут непонятно, почему Арсений Петрович говорил о Генпрокуратуре. Может, для красного словца. Однако, вспомним, Юрий Луценко в Фейсбуке также писал о совместных действиях милиции и прокуратуры.

Вслед за сообщением о решении Печерского суда появилось заявление МВД, из которого следует, что дело о коррупционных схемах Фирташа расследуется — правда, американским ФБР, которому ведомство Авакова готово оказать содействие.

Заявление озаглавлено так: «МВД Украины совместно с США готово расследовать уголовное производство в отношении коррупционных схем группы компаний Дмитрия Фирташа.

Далее сообщается: «В связи с проводимым правительством США расследованием уголовного производства по фактам коррупционных схем группы компаний Ostchem и разворовывания государственного имущества Украины, МВД Украины заявляет о готовности к сотрудничеству с Федеральным бюро расследований.

При получении официальных запросов от правительства США МВД будет содействовать в предоставлении американским следователям материалов в отношении компаний группы Ostchem, принадлежащих Дмитрию Фирташу».

Глава ведомства Арсен Аваков сопроводил это заявление таким комментарием в Фейсбуке: «Деолигархизация, господа Фирташ и Левочкин. В слух не произносить — чтоб язык не сломать. Лучше шепчите как мантру, и нашептавшись — покайтесь, отдайте государственные деньги и расчитывайте на снисхождение... если люди вас простят».

Об Андхра-Прадеш, который так и не помог

Напрашивается мысль: вся эта активность была направлена на то, чтобы привлечь внимание австрийцев. И цели своей она, похоже, достигла. Так, подробно освещавшая процесс австрийская газета «Курир», сообщив и об аресте газа Фирташа, и о других проблемах его компаний в Украине, привела высказывания Яценюка, которые в нашей стране, кажется, остались неизвестными:

«На вопрос, видит он в Австрии партнера или риск, украинский премьер недавно ответил: «Я был бы рад видеть в Австрии партнера». Тут же газета так расшифровала его слова: «Это значит: Австрия является риском для Киева. Вена за более мягкую линию в отношении России, она затягивала решение вопроса с Дмитрием Фирташем, предпринимателем, которого в Украине, очевидно, упрячут за решетку сразу после возвращения. В Киеве обозлены на Австрию за то, что здесь он вышел на свободу под залог, дабы позиционировать себя как обновитель Украины (имеется в виду созданное в марте на конференции в Вене по инициативе Фирташа Агентство по модернизации Украины. — С. Б..

Думается, неприкрытое выражение премьером своих симпатий и антипатий как раз имело противоположный задуманному эффект, работая на версию о том, что дело носит политический характер. А ее как раз и отстаивала линия защиты — и в итоге убедила в этом судью.

Обосновывая свое решение, судья сказал: «Я не мог не обратить внимание на тот факт, что Америка требует выдачи одного из самых влиятельных и политически активных предпринимателей... Я не мог понять, почему американцы держали дело 2008 года, чтобы в какой-то момент схватить Фирташа. Все эти данные привели меня к выводу, что это дело, кроме всего прочего, имеет политическую подоплеку».

Вдобавок нужно отметить, что американцы, вопреки обещаниям, так и не предоставили суду свидетельские показания. Более того, как выяснилось таких показаний у них нет, а есть лишь приобщенные к делу оперативные материалы, которые не могут выступать свидетельствами на процессе.

Практически невозможно предполагать, что в ближайшее время в этом деле выплывут какие-то новые серьезные доказательства против Фирташа. А поскольку и имевшаяся доказательная база была очень скудной, апелляция австрийской прокуратуры выглядит формальной защитой чести мундира. Поэтому снятие с олигарха ограничений на свободу передвижения — лишь вопрос времени.

Кстати, информация о том, что суд, скорее всего, откажет США в экстрадиции Фирташа циркулировала в прессе этой страны еще за несколько месяцев до заседания. Причем обосновывалась эта версия вовсе не предполагаемой ролью олигарха в украинской политике. Просто и раньше австрийцы в подобных случаях поступали аналогичным образом — ибо не понимают американских принципов.

Впрочем, эти принципы не разделяют и противники Фирташа из украинского списка «Форбса». Несомненно, Игорь Коломойский мог бы подписаться под высказыванием своего человека в Раде, Бориса Филатова:

«Австрийскому судье было достаточно тяжело понять, почему американцы требуют выдачи украинского жулика, являющегося русским агентом влияния, только потому, что он якобы во времена царя Гороха давал взятку кому-то в Индии. Безусловно, американцы — наши союзники и большие друзья, но принцип юридической экстерриториальности США, который американцы САМИ (все выделения — Филатова. С. Б.) придумали, раздражает многих во всем мире. США могут преследовать ЛЮБОГО бизнесмена в ЛЮБОЙ стране мира за то, что по ИХ мнению, он неправильно рассчитывался в долларах, а следовательно, финансировал терроризм или коррупцию».

В ситуации, когда судьба «дела Фирташа» в Вене выглядела предопределенной, не очень понятно, почему Арсений Яценюк фактически озвучил личную заинтересованность в том решении, которого явно не стоило ожидать. Ведь все можно было провернуть заметно тоньше — т. е. вести упомянутое уголовное дело без комментариев чиновников, а премьеру и его подчиненным рассуждать исключительно в следующем ключе: «Правоохранительные органы и суды у нас теперь не коррумпированы и разберутся честно. Но в любом случае дело не лично в Фирташе, а в том, что новая власть настроена покончить с влиянием любых олигархов».

Допустим, Яценюк хотел продемонстрировать США, как он готов им помочь в этом деле. Однако ведь ясно, что наличие у компаний Фирташа проблем с правоохранителями в нынешней Украине (притом что никакого судебного решения по этому делу нет) абсолютно не имеет значения в качестве доказательства дачи им взяток в индийском штате Андхра-Прадеш, из-за чего, собственно, и возникло дело об экстрадиции.

Конечно, заявление украинского премьера — это определенный удар по имиджу, который олигарх выстраивал перед судом. Но не стоит преувеличивать увесистость этого удара. Куда серьезней была та негативная репутация, которую столько лет ведущие западные СМИ создавали «Росукрэнерго». Наверняка и судья был об этом наслышан — однако же эта тема не сыграла никакой роли в судебном заседании.

О боевом салюте в честь миротворцев

Начало мая ознаменовалось «обострением перемирия» в зоне конфликта на Донбассе — причем с применением тяжелых вооружений, которые ранее были отведены за пределы зоны безопасности.

И это несмотря на то, что 30 апреля состоялись телефонные переговоры в «нормандском формате», по итогам которых наконец-то сдвинулся с мертвой точки процесс формирования в рамках контактной группы рабочих подгрупп. С их помощью предполагается осуществлять диалог между Киевом и представителями самопровозглашенных республик. Как ожидается, через три месяца работа подгрупп подвергнется анализу в ходе консультаций руководителей «нормандской четверки».

В тот же день официальный сайт Президента Украины сообщил: «В контексте обсуждения путей мирного урегулирования президент Путин согласился с возможностью размещения миротворческого контингента на Донбассе».

Впрочем, пресс-секретарь Путина эту информацию оперативно опроверг, сделав оговорку, что Москва никогда не оспаривала идею миротворцев. «Но и согласиться на нее ни российская сторона, ни другая страна, гарантирующая Минские соглашения, не может. Потому что на это в первую очередь должно быть согласие сторон конфликта. То есть «а» — Киев, «б» — Донбасс... И пока не выполнены Минские договоренности, поднимать вопросы иного свойства абсолютно невозможно», — пояснил Дмитрий Песков.

В общем, позиция РФ принципиальных изменений не претерпела — стороной конфликта она себя не считает. Между тем несколько ранее один из лидеров «ДНР» Денис Пушилин высказался в таком духе: мы, мол, вроде бы и за миротворцев — «но против нарушения Минских соглашений, где привлечение третьей стороны закреплено только за ОБСЕ».

Как видим, уже и «сторона конфликта» заявляет о том, будто ее возражения обусловлены исключительно приверженностью Минским соглашениям. Хотя очевидно, что сами по себе эти договоренности — не самоцель, а способ достижения мира, и любые дополнительные шаги выглядят вполне оправданными, если уже предпринятые меры не принесли желаемого результата.

Напрашивается мысль, что обострение в зоне конфликта как раз вызвано стремлением продемонстрировать недостаточность предусматриваемых Минскими соглашениями мер по прекращению огня — и принудить противника к согласию на ввод миротворцев. Ведь наступление вооруженных группировок из «районов с особым статусом» для Москвы в настоящее время (когда все усилия направлены на демонстрацию доброй воли ради снятия санкций) явно нежелательно.

А Киев, как я уже неоднократно отмечал, активным проталкиванием идеи ввода миротворцев показывает, что вариант замораживания конфликта для него представляется оптимальным.

Это не устраивает в первую очередь ряд членов ЕС, которые добиваются полноценного урегулирования конфликта, дабы ликвидировать источник напряженности вблизи своих границ и перевернуть черную страницу в отношениях с Россией.

Выразителем таких настроений стал чиновник министерства экономического развития Италии Федерико Айхберг, заявивший 27 апреля, что его страна не намерена поддерживать продление санкций ЕС против России.

В ответ посольство Украины направило письменный демарш в МИД Италии. Как сообщила «Европейская правда», в этом документе посол выразил сомнение в компетенции данного чиновника комментировать решения правительства.

В свою очередь министр иностранных дел Италии Паоло Джентилони в интервью газете La Stampa заявил, что Киев должен провести необходимые экономические и конституционные реформы — в т. ч. предоставить автономию Донбассу.

А 6 мая в Киеве на совместной пресс-конференции с коллегой Павлом Климкиным итальянский министр подтвердил, что его страна поддерживает ограничительные меры против РФ. Паоло Джентилони подчеркнул: «Конечно, Италия страдает от санкций, касающихся России, но так было решено ЕС, и мы с этим согласны». Он также выразил надежду, что Минские договоренности будут соблюдаться. (УНИАН)

Об уроках эстонского для «правосеков»

Рисунок Игоря КОНДЕНКО

В преддверии годовщины трагических событий 2 мая СБУ провела в Одессе масштабную антитеррористическую зачистку. Были арестованы несколько десятков человек, которые якобы намеревались «дестабилизировать ситуацию» в ходе массовых мероприятий.

Как отмечали СМИ, Одессу наводнили силовики, подкрепленные боевой техникой спецподразделений СБУ. Безусловно, это была своеобразная демонстрация силы, призванная «убедить» горожан не выходить на улицу в день памяти жертв 2 мая. И точно так же очевидно, что такие акции симпатий к власти у простых граждан не добавляют.

Чуть ранее власть предприняла еще одну попытку демонстрации силы с сомнительным исходом — в отношении «Правого сектора», блокировав десантными подразделениями его базу в Днепропетровской обл. В ответ бойцы-добровольцы вышли с протестом к Администрации Президента — и в конце концов конфликт вроде бы удалось решить.

В связи с этим пресс-служба Генштаба сообщила, что вечером 28-го и утром 29 апреля Виктор Муженко и Дмитрий Ярош обсудили по телефону ряд вопросов — в т. ч. «выполнение предварительных договоренностей относительно взаимодействия и интеграции Добровольческого украинского корпуса в ВСУ».***

При этом подчеркивалось: «Все заявления, которые сейчас распространяются сетью интернет по ситуации в Днепропетровский области, призваны повысить градус напряжения в обществе и могут быть предпосылками для вооруженных провокаций на территории Украины накануне майских праздников».

А вот как 29 апреля прокомментировал в Фейсбуке ситуацию Дмитрий Ярош: «Кремлівську провокацію, з метою зіштовхнути армійців і добровольців ДУК ПС, вдалося нейтралізувати. I слава Богу! Братовбивства допускати не можна... Зараз частини і підрозділи ДУК ПС діють згідно планів свого командування. Ми не виключаємо, що незважаючи на завірення вищих посадових осіб, можливі й подальші провокативні дії стосовно новітньої Запорізької Січі, тому тримаємо порох сухим. Закликаємо всіх патріотичні сили максимально посилити тиск на Петра Порошенка і Верховну Раду, щоб домогтися якнайшвидшого прийняття Закону про Добровольчий Український Корпус!».

Как видим, Ярош практически открыто отказывается подчиняться властям и требует легализации «ПС» в качестве параллельной силовой структуры — деятельность которой регулируется отдельным законом.

Неудивительно, что и некоторые другие добровольческие формирования стали позволять себе вольности. 5 мая в эфире канала «112 Украина» командир батальона «ОУН» Николай Коханивский заявил: «Мы приняли батальоном решение, что мы не будем вступать в ВСУ». При этом отметил, что его подразделение продолжает участвовать в боевых действиях.

Трагическим подтверждением этому стала смерть бойца «ОУН» Дмитрия Афанасьева, скончавшегося 4 мая от ранения, полученного у пос. Пески. Однако пресс-служба Генштаба назвала погибшего волонтером и подчеркнула: «Украина полностью выполнила взятые на себя в Минске обязательства по выводу всех добровольческих батальонов с передовой».

Конечно же, возникает вопрос — почему руководство «ПС», которое после отставки с государственной должности своего попечителя Игоря Коломойского практически согласилось на переход бойцов в ВСУ в качестве контрактников (напомню, Ярош открыто жаловался на проблемы с финансированием), вновь проявляет чрезмерные амбиции?

И тут нужно иметь в виду, что по крайней мере политическая поддержка Коломойским «Правого сектора» сохраняется. Достаточно почитать в Фейсбуке размышления его бывшего зама по Днепропетровской ОГА Геннадия Корбана (кстати, он сейчас баллотируется в парламент по одному из освободившихся округов в Черниговской обл.). В частности, относительно того, как вписать «ПС» в ВСУ, сохранив его целостность:

«Тем, кто привык во всех ситуациях ссылаться на опыт Европы, советую прежде всего изучить опыт Эстонии. Страны, где существуют добровольческие батальоны Эстонской оборонной лиги Kaitseliit. В них сегодня служит 14,5 тысяч добровольцев. А в регулярной эстонской армии — всего 3,8 тысяч солдат. В оборонной лиге — простые эстонцы, которых государство вооружает и уважает».

Вывод Корбана: «За Эстонию я спокоен, но хотелось бы быть спокойным за Украину».

На этот опыт неоднократно ссылался и Ярош. Вот только ни он, ни Корбан не упоминали, что по закону командира «Кайтселийта» (а также начальника штаба) назначает правительство Эстонии по предложению главы генштаба вооруженных сил страны. Готов ли Ярош к тому, чтобы Кабмин решал, кому командовать «Правым сектором»? И готовы ли сами «правосеки» служить в таких условиях?

Вспомним и тот факт, что у истоков «Правого сектора» (тогда еще — «Тризуб» им. Степана Бандеры) и политической карьеры лично Дмитрия Яроша стоял нынешний глава СБУ Валентин Наливайченко. Вряд ли он полностью потерял влияние на лидера «ПС». Поэтому есть все основания полагать, что вся эта история с базой — часть общей картины давления на власть, обусловленного как интересами внешних игроков, так и внутривластными противоречиями.

Тем временем власти предстоят серьезные испытания на прочность и позиций главы Кабмина, и коалиции в целом. Как ожидается, на пленарной неделе, которая начнется 12 мая, должны быть представлены выводы депутатской рабочей группы и Генпрокуратуры по поводу заявлений бывшего главы Госфининспекции Николая Гордиенко относительно коррупционных действий премьера. И тут уж, действительно, никаких нервов не хватит.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Некрасивые мультфильмы

У политической Николаевщины репутация тихого, но глубокого и грязного коррупционного...

ЗАЯВА ПРО НАМІРИ І ЕКОЛОГІЧНІ НАСЛІДКИ ДІЯЛЬНОСТІ

Проектом передбачено будівництво житлово-офісного комплексу з...

О чем бы я спросил Януковича

Судя по допросу экс-президента, восстановление полной картины событий на майдане не...

Тихое Прикарпатье

Для центральной власти возможная дестабилизация, активизация протестных выступлений...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка