Войти в ВП — аккурат к выборам?

№13v(741) 10 — 16 апреля 2015 г. 10 Апреля 2015 2 4.6

Порошенко и Яценюк

Важнейшее событие недели — внесение Президентом Украины в Верховную Раду проекта закона «О правовом режиме военного положения». Документ был зарегистрирован на сайте парламента 3 апреля, однако до сих пор не привлек внимания общественности — а зря. Тем более что 9 февраля ВР приняла его в первом чтении.

Сразу необходимо пояснить, что в настоящее время правовой режим военного положения (ВП) регулируется одноименным законом, принятым еще в 2000 г. С тех пор в него несколько раз вносились правки, но незначительные — и в основном до прошлогодней смены власти.

Внесенный Петром Порошенко проект соответствует действующему закону — как по размеру (в обоих документах по 28 статей), так и по логике: многие положения идентичны или имеют минимальные различия. Возникает закономерный вопрос, почему же предлагается совершенно новый закон, а не как проект изменений к существующему?

О новом праве: принуждать к поселению

Два месяца назад, когда тема военного положения актуализировалась, я детально рассматривал вопрос, мешает ли власти его отсутствие. И пришел к выводу, что в военном плане особых проблем здесь нет — поскольку и без такого правового режима возможны и мобилизация, и перестройка экономики на военный лад.

Конечно, военное положение дает больше возможностей, однако, напомню, «боязнь олигархов и инвесторов за свою собственность является главной причиной, по которой в Украине оно до сих пор не введено». Ведь при нем государство может «принудительно отчуждать или изымать имущество у юридических и физических лиц для потребностей обороны».

Эта норма в президентском законопроекте сохранилась — причем уже не оговаривается, что изъятие можно проводить лишь для оборонных потребностей. Конечно, предполагается, что изъятое будет возвращено (или же компенсируется его стоимость). Но ведь нет ничего более постоянного, чем временное, а оценка стоимости имущества дает простор для манипуляций.

Впрочем, данное нововведение можно считать редакционной правкой. Без учета подобных моментов различия между действующим законом и президентским проектом формально невелики и сводятся к следующему.

Ст. 4 законопроекта вводит понятие «военные администрации». Ее положения в основном повторяют текст принятого по инициативе президента в феврале закона «О военно-гражданских администрациях». В обоих случаях на такие структуры возлагаются те же функции, что на местные советы и их исполкомы. Только закон об администрациях:

— введен на год, но подлежит отмене в случае объявления военного положения;

— дает президенту право учреждать эти администрации единолично и предполагает, что на уровне областей и районов они действуют до завершения АТО;

— гражданские служащие администраций должны заключать трудовой договор с антитеррористическим центром СБУ (а по законопроекту президента — с Генштабом).

Более серьезные изменения касаются механизма осуществления мер, предусмотренных ВП. Ст. 15 действующего закона «О правовом режиме военного положения» формулирует это так:

«В Украине или в отдельных ее местностях, где введено военное положение, военному командованию предоставляется право вместе с органами исполнительной власти, Советом министров Автономной Республики Крым и органами местного самоуправления, а если это невозможно, — самостоятельно вводить и осуществлять такие меры правового режима военного положения» — и далее перечень мер.

А из ст. 13 следует, что самостоятельно военное командование осуществляет такие меры лишь в местах проведения боевых действий.

В предложенном президентом проекте (ст. 8) говорится, что «военное командование вместе с военными администрациями (в случае их создания)» осуществляет эти меры «самостоятельно или с привлечением органов исполнительной власти, Совета министров Автономной Республики Крым, органов местного самоуправления».

Т. е. участие в этих мерах органов власти и самоуправления является необязательным на всей территории действия военного положения, а не только на той, где ведутся боевые действия.

Что же касается самих мер, их перечень несколько дополнен. В частности, согласно ст. 8 командование получает право «запрещать проведение мирных собраний, митингов, шествий и демонстраций, других массовых мероприятий», а также «интернировать (принудительно поселять) граждан иностранного государства, которое угрожает нападением либо осуществляет агрессию против Украины».

О том, как быть с президентом

Но эти дополнения — по большому счету мелочи по сравнению с новой редакцией норм, касающихся недопустимости прекращения полномочий органов власти в условиях ВП. В ст. 10 закона говорится:

«В период военного положения не могут быть прекращены полномочия Верховной Рады Украины, Уполномоченного Верховной Рады Украины по правам человека, Верховной Рады Автономной Республики Крым, министерств, других центральных и местных органов исполнительной власти и органов местного самоуправления, а также судов, органов прокуратуры Украины, органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, досудебное расследование».

В предложенном президентом проекте (также ст. 10) этот перечень сокращен до парламента, омбудсмена, судов и прокуратуры. Зато к нему добавлены президент и Кабинет Министров.

Включение в этот перечень Кабмина вместо министерств и других органов центральной власти выглядит странным. Понятно, что при военном положении все правительство должно работать непрерывно (хотя норму действующего закона можно понимать и как фактический запрет на реорганизацию министерств и ведомств). Однако норма, согласно которой государство не может существовать без полномочного правительства, уже заложена в Конституции — в заключительной части ст. 115 говорится, что в случае отставки Кабмин продолжает работать, пока не будет сформирован новый.

Похоже, что предложенное нововведение предполагает невозможность выражения недоверия Кабмину или добровольной отставки премьера в условиях военного положения.

А вот как быть с самим президентом в случае, если ВП вводится по еще действующему закону? Почему он не включен в список? И как быть, если во время военного положения истек срок его полномочий?

Вот относительно парламента в Конституции прямо указано — в случае военного положения срок его полномочий продлевается до заседания новоизбранной — после отмены ВП — Рады (ведь выборы при военном положении нельзя проводить). И законопроект Порошенко призван снять буквоедские сомнения. Он распространяет на президента такой же порядок продления срока полномочий в случае ВП, какой закреплен в Конституции для парламента.

А что же в случае введения военного положения будет с истекающими в ноябре полномочиями мэров и местных советов? Ведь выборы в его условиях проводить нельзя.

И хотя отсутствие полномочных советов прямо не названо причиной для учреждения военных администраций, трудно сомневаться, что в случае принятия закона они в соответствующей ситуации будут созданы. Тогда и закон можно будет подправить — а сейчас какой смысл заострять внимание на том, что какие-то регионы могут оказаться без полномочных советов.

Украина в положении: не военном — но очень интересном

Итак, главное нововведение президентского законопроекта — создание условий, при которых можно будет легально заменить всю местную выборную власть военными администрациями.

Противник президента обвинит главу государства в том, что тот хочет создать условия для ликвидации выборной власти на местах, похорон конституционной реформы (ведь менять Основной Закон при военном положении нельзя). А заодно для продления на неопределенный срок своих полномочий, полномочий ВР, возможно, и премьера — ведь отменить военное положение может только президент.

Также он напомнит, что слухи об отсрочке местных выборов циркулируют уже давно. И если лидер фракции БПП Юрий Луценко называл срок в несколько месяцев в случае некоторой затяжки с принятием новой Конституции, то депутат от «Батькивщины» Сергей Власенко говорил о переносе уже на пару лет — причем не как о своей, а о непонятно чьей идее, с которой он-де не согласен.

В свою очередь сторонник президента напомнит, что президент неоднократно — и прошлым летом, и уже в начале года — не поддерживал идею введения ВП, которую вбрасывали влиятельные силы в парламенте. А также подчеркнет: совсем недавно, уже после появления слухов, Петр Порошенко заявил, что ни о каком переносе местных выборов речь не идет, и что сразу после них запланировано расширить полномочия местных общин в рамках децентрализации.

О хитростях предвыборной географии

Здесь необходимо понимать, что грядущие местные выборы впервые за годы независимости пройдут на заметной дистанции от общенациональных. До сих пор они четыре раза проводились вместе с парламентскими (1990 г., 1998 г., 2002 г., 2006 г.), один раз — вместе с президентскими (1994 г.) и лишь в 2010 г. — самостоятельно, а дистанция между выборами президента в начале того года составила восемь с половиной месяцев.

Новые местные выборы должны пройти через год после избрания ВР (причем каждый месяц этого года стоит трех-четырех мирных месяцев). И общество возлагает на них огромные надежды. А власть — из-за катастрофического падения жизненного уровня — не сможет рассчитывать на подавляющую поддержку. Так что в целом ряде регионов вероятна победа оппозиции.

На волне общественных настроений новоизбранная местная власть может не только попытаться стимулировать обещанную Киевом децентрализацию, но и попробовать ввести ее снизу, явочным порядком.

Также понятно, что при переносе выборов лишь на несколько месяцев настроения избирателей не изменятся. Напротив — проблемы зимнего сезона-2015/2016 могут еще больше ожесточить электорат.

Отмечу, что ситуация в стране во время президентских выборов была крайне серьезной, а выборы ВР назначались вообще в момент наиболее тяжелых боев на Донбассе. Но тогда обошлось без военного положения. И объявлять его теперь, в преддверии местного волеизъявления, — это действовать по принципу «здесь играем, а здесь рыбу заворачиваем». Значит ли это, что для введения ВП дела на фронте должны реально обстоять критически? Ведь достаточно просто с помощью СМИ создать в обществе соответствующее впечатление.

Не приходится сомневаться, что если местные выборы пройдут только в той части Украины, что не охвачена ВП, они получат высокую оценку западных наблюдателей. Это будет развитие практики президентских и парламентских кампаний, на которых оппозиционные кандидаты могли вести агитацию лишь в отдельных регионах. И признаны эти выборы были самыми демократичными в украинской истории. А разве такое уж хитрое дело — вслед за ограничением территории кампании сузить и географию выборов?

Правда, такое ограничение сейчас не согласуется с законодательством. И действующая редакция закона о военном положении, и проект Порошенко гласят, что в случае введения ВП запрещается менять Конституцию, проводить общенациональные и местные выборы и референдумы, а также забастовки. И нет никаких оговорок по поводу того, что все это касается лишь зоны действия военного положения.

Но депутаты в работе над законопроектом могут его поправить — и не лишать, например, Львовскую область права избирать местную власть, если военное положение будет введено на Харьковщине.

О бандеровском факторе Минских соглашений

3 апреля Киевский апелляционный административный суд отклонил жалобы Кабмина и Минфина, оставив в силе постановление окружного административного суда Киева от 11.02.2015 г. об отмене постановления правительства о замораживании пенсий и социальных выплат жителям отдельных районов Донбасса.

Власти отреагировали весьма оперативно: в эфире Первого Национального глава Минюста Павел Петренко заявил, что его ведомство намерено обжаловать это решение.

При этом он предложил — судей апелляционного суда «наверное, надо просто отправить вместе с инкассаторами или сотрудниками Государственной казначейской службы на неподконтрольную Украине территорию, чтобы они туда отвезли деньги для выплаты пенсий».

Заместитель министра Наталья Севостьянова на специально созванном брифинге уточнила, что имел в виду ее шеф: «Позиция правительства однозначна — все выплаты будут обеспечены, как только будет восстановлен контроль Украины над данными территориями».

Таким образом, власть подтвердила, что намерена игнорировать Минские соглашения. Напомню, п. 8 договоренностей предусматривает «полное восстановление социально-экономических связей, включая социальные переводы, такие как выплата пенсий и иные выплаты». Там же указывается: «В этих целях Украина восстановит управление сегментом своей банковской системы в районах, затронутых конфликтом, и, возможно, будет создан международный механизм для облегчения таких переводов».

Очевидно, что международный механизм необходим именно в ситуации, когда контроль Украины над территорией полностью не восстановлен. И нужен он как раз для того, чтобы обеспечить безопасность этих переводов.

А теперь зададимся вопросом — так ли уж независим украинский суд (причем сразу в двух инстанциях), чтобы принимать решения, в корне противоречащие политическому курсу? Напрашивается предположение, что действия суда и последующая негативная реакция исполнительной власти — фрагменты одного политического спектакля, рассчитанного на радикально-патриотическую часть общества.

Дескать, мы категорически против финансирования террористов — но куда же против суда в правовом государстве попрешь? К слову, подобный опыт решения скользких вопросов имеется — через суд по иску простого жителя Макеевки были отменены указы Ющенко о присвоении звания Героя Украины Бандере и Шухевичу. Ныне, похоже, аналогичным образом готовится почва для перехода к выполнению социального 8-го пункта Минских соглашений.

Вероятно, делается это под давлением зарубежных партнеров. Но как бы то ни было, такой шаг может значительно приблизить урегулирование конфликта. И даже способствовать весомому результату лояльных Украине сил на выборах в «отдельных районах».

О смеси французского с нижегородским

Между тем влиятельная французская газета «Монд» опубликовала статью, в которой говорится, что Франсуа Олланд считает, будто Киев не в полной мере верен обязательствам, взятым в рамках Минских соглашений. И особое раздражение Парижа вызывает принятое Верховной Радой постановление об особом статусе отдельных районов Донбасса.

«Петру Порошенко не удалось провести закон, гарантирующий проведение местных выборов в восточных регионах и обширную децентрализацию. Киев поставил условия, которые не предусматривались Минскими соглашениями», — цитирует издание высказывания из окружения президента Франции.

Газета резюмирует: «В Елисейском дворце считают, что если украинцы этого не исправят, российский президент может принять решение вновь начать наступление, в частности на Мариуполь».

Россия же в лице главы МИД Сергея Лаврова так очертила свое видение ситуации: «Германия, Франция — могу уверенно сказать после совсем недавно состоявшихся у меня разговоров и с Лораном Фабиусом, и с Франком-Вальтером Штайнмайером — тоже прекрасно понимают, что эти решения, которые, по большому счету, Порошенко даже не пытался оспаривать и сам их инициировал (хотя они шли вразрез с тем, что подписал в Минске) — эти решения серьезно препятствуют урегулированию ситуации».

Об Эстонии потом, пока же — о хлебе насущном

Еще одна знаковая новость недели: 5 апреля сайт Минобороны сообщил, что генерал-полковник Виктор Муженко и Дмитрий Ярош пришли к согласию относительно назначения лидера «Правого сектора» советником начальника Генштаба.

Советник президента Юрий Бирюков так прокомментировал эту весть в Фейсбуке: «Переговоры шли последние три недели, и все могло бы быть оформлено значительно раньше, но из-за нескольких операций на руке провідника встреча откладывалась».

А еще до этого Бирюков сообщал, что бойцы Добровольческого украинского корпуса «ПС» переходят на контракт в 79-ю отдельную аэромобильную бригаду.

В том же сообщении на сайте Минобороны подчеркивается: «ДУК, выполняя совместные с армией задачи, готов подчиняться армейскому руководству в вопросах, связанных с обороной страны от внешнего врага».

Напомню, ранее Ярош настаивал на том, что «ПС» должен стать основой для организации, подобной Союзу обороны Эстонии (добровольческое военизированное формирование, входящее наряду с ВС в состав Сил обороны Эстонии), или профессиональной штурмовой бригадой, призванной выполнять различные специфические функции.

Подозреваю, что не все бойцы «Правого сектора» перейдут на контракт в армию. Ведь их денежное довольствие было куда выше, чем в ВСУ. Теперь же «ПС» остался без поддержки Коломойского. Вероятных причин несколько. В частности, организации, возможно, порекомендовали отказаться от спонсорства олигарха. Кроме того, самому Коломойскому могли поставить условие не финансировать «ПС».

Впрочем, в эфире телеканала «112 Украина» Ярош сообщил: «Сейчас я решаю этот вопрос, общаюсь с различными предпринимателями для того, чтобы создать совершенно прозрачный зарплатный фонд, который хотя бы имел возможность офицерский состав обеспечивать».

Иными словами, разница между прежним и предполагаемым при контракте с ВСУ уровнем доходов большинство бойцов «ПС» не устраивает. А новых спонсоров найти не удается — и это, естественно, весьма влияет на договороспособность Дмитрия Яроша.

Что же касается его новой должности, то, как известно, советники бывают двух типов. Во-первых, люди из числа ближайших соратников, чаще всего не являющиеся самостоятельными политическими фигурами, но реально готовящие основные решения. Во-вторых, те, кто получил этот статус как почетную синекуру после отстранения от дел. К какой категории относится Дмитрий Ярош — судите сами.

О самоцели сквозь прицел прокуратуры

На уходящей неделе продолжали сгущаться тучи над Арсением Яценюком. Главными «фронтменами» наступления на позиции премьера стали три «младших партнера» по коалиции, несколько депутатов из БПП и депутаты от «Свободы», которые присутствуют в ВР лишь как мажоритарщики. Все они весьма буйно настаивали на создании сразу нескольких временных комиссий ВР по расследованию обвинений правительства в коррупции.

Дошло даже до блокирования трибуны ВР. Впрочем, Владимиру Гройсману удалось разрядить ситуацию. 6 апреля на брифинге после заседания согласительного совета он заявил: «Парламентские комитеты имеют достаточно полномочий для эффективного рассмотрения резонансных вопросов и определения быстрых и эффективных действий».

При этом спикер подчеркнул: «Самоцель — не создание временных следственных комиссий, самоцель — найти истину». А оценку возможным коррупционным действиям должностных лиц, по его словам, должна дать Генпрокуратура — «совершенно открыто и публично».

Значит ли это, что в команде президента отстранение Арсения Яценюка считают несвоевременным? Вполне возможно, поскольку ослабленный премьер не будет создавать проблем — а вот с новым все может быть гораздо сложнее.

Ведь чаще всего преемницей действующего главы Кабмина называют Наталию Яресько. И совершенно очевидно, что в премьерском кресле это будет абсолютно независимая и неподконтрольная Петру Порошенко фигура.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Некрасивые мультфильмы

У политической Николаевщины репутация тихого, но глубокого и грязного коррупционного...

ЗАЯВА ПРО НАМІРИ І ЕКОЛОГІЧНІ НАСЛІДКИ ДІЯЛЬНОСТІ

Проектом передбачено будівництво житлово-офісного комплексу з...

О чем бы я спросил Януковича

Судя по допросу экс-президента, восстановление полной картины событий на майдане не...

Тихое Прикарпатье

Для центральной власти возможная дестабилизация, активизация протестных выступлений...

Комментарии 2
Войдите, чтобы оставить комментарий
Алексей Крым Россия
10 Апреля 2015, Алексей Крым Россия

Опять или снова гав....но!
Выплыл в статье вопрос финансов Яроша - где анализ прошлогодних событий?
Офицерам зарплату! А остальные, как всегда мародерствовать!?
И нет уже Совмина АРК, а есть Госсовет в РК РФ!!!!
И Россия не наступает в Мариуполе, это люди, жители Донбасса возвращают свою землю!

- 24 +
Ирэн Глэд
10 Апреля 2015, Ирэн Глэд

Спасибо за разъяснительную работу.Только талантливому журналисту дано объективно оценить события, явления и законы политической жизни страны, оставляя читателю возможность и самому поразмышлять над ними. Убеждена в том, что лучшая современная публицистика печатается в "2000".

- 22 +
Блоги

Авторские колонки

Ошибка