Всю картину портит Шишкин

17 Сентября 2015 1 4.8

Шишкин И. И. «Дубовая роща». 1887. Это полотно стало визитной карточкой Киевского национального музея русского искусства
Шишкин И. И. «Дубовая роща». 1887. Это полотно стало визитной карточкой Киевского национального музея русского искусства

Помните анекдот про Сашка Гарматного, который в оригинале был Александром Пушкиным, но ФИО ему переделали «на новый лад»?

А про Левка Гладкого, бывшего графа Льва Николаевича Толстого?

Так вот это все скоро, не исключено, станет явью: классиков — в буквальном смысле слова — могут переиначить.

До них очередь тоже дойдет, попомните мое слово.

Эти прискорбные мысли навеяло новшество, рожденное в стенах Киевсовета: Национальный музей русского искусства решили переименовать в «Галерею Терещенків».

Сотрудники всемирно известного музея, шокированные перспективой, написали открытое письмо, обращаясь к здравомыслящей общественности страны. Обращаю внимание читателя лишь на следующие слова из докладной записки первого директора музея С. А. Дахновича, датированной еще 28 ноября 1922 г., которые цитируют авторы открытого письма в наши дни:

«...среди собранных в Музейном фонде произведений искусства, настолько преобладают произведения русских художников, что составить галерею, как нечто органически целое, возможно лишь из картин русских художников...»

Вот такая — по нынешним меркам — «крамола» хранится в архивах, мучает несказанно Киевсовет, потому что хочется как-то все быстренько попереименовывать, а вот эти коллекционеры с явно неукраинскими корнями всю картину портят.

Если б этот музей полвека назад, а то и больше не принимал полотна в качестве даров из собраний Репниных-Волконских, Квятковского, Потоцкого и других коллекционеров, то можно было бы, наверное, остановиться на «усеченной» версии: дескать, экспозиция состоит только из работ, которые отдала музею семья сахарозаводчика и мецената Федора Терещенко.

Вот тогда, пожалуйста, переименовывайте хоть в «Галерею Терещенко», хоть в «Терещенковскую...» — по аналогии с Третьяковской.

Но как быть с исторической правдой? Куда ее, извините, приткнуть, если факты свидетельствуют — многоуважаемая семья Терещенко все-таки не была «прародительницей» музея, и живопись в богатейших фондах некогда принадлежала не только им?

Как быть с коллекциями Оскара Гансена (а это — произведения живописи, графики, скульптуры, декоративно-прикладного искусства), переданными в дар музею? Кстати, меценат скупал шедевры, можно сказать, для Киева — в течение многих лет на аукционах в Петербурге и Москве. Может, это все уже и не нужно, поскольку несет в себе «русский дух»?

А как быть с Богданом Ханенко? Ведь его коллекция тоже — в Музее русского искусства. И вряд ли потомки славного семейства Богдана и Варвары с радостью воспримут новость, дескать, то, что их предки собирали, хранили и дарили Киеву, — оказывается, не так существенно, как то, что дарила семья Терещенко.

И даже если не принимать во внимание морально-этическую сторону, то все равно без упоминания о России «галерее» не обойтись.

Потому что даже если переименовать музей, как того хочет Киевсовет, все равно экскурсоводы должны будут рассказывать — кто такой Федор Артемьевич Терещенко. Почему из города Глухова переехал в Москву.

Почему там занимался благотворительностью, причем возглавляя сразу несколько московских благотворительных фондов.

И зачем на московских и петербургских аукционах, соперничая с меценатом Третьяковым, покупал полотна Ивана Шишкина.

Там одна «Дубовая роща» (холст, масло) чего стоит!.. Как сейчас принято говорить, «типично русский пейзаж». И поскольку картина передана в дар музею, который хотят переименовать в «галерею», — то, учитывая новое направление в идеологии нашей страны, правильно было бы отдать безвозмездно Третьяковской галерее. Пусть себе там любуются.

А нам ничего русского не надо — ни Шишкина, ни его дубов, ни сосен, ни тем более его медведей.

И напоследок процитируем еще один фрагмент письма людей, неравнодушных к русской культуре.

«Музей здійснює значні виставкові проекти, репрезентуючи Україну світовій спільноті, а назва Київський національний музей російського мистецтва стала «брендом».

Враховуючи все це, музей не вважає за можливе змінювати назву — яку вже знають у світі, музейних інституціях, наукових колах тощо».

Цифровое оскудение

Развитие нового «дела Тимошенко» покажет, какой степенью свободы от Запада...

Большая, но предварительная радость

Решение Стокгольмского арбитража дает надежду на возобновление отношений с...

Погребинский: «Если здесь что-то и может случиться, то...

Для Запада власть Порошенко легитимна до тех пор, пока она играет роль антироссийского...

У них — панический страх

Первомай и День Победы в этом году были, так сказать, обычными, не юбилейными. Тем не...

Евгений Червоненко: «Это уже не национализм, это...

Каждый из нас должен принять решение, на какой он стороне — ОУН или «Бессмертного...

Новый аспект «нормандского формата»

Планы Макрона позволят Порошенко рассчитывать на еще большую благосклонность Запада

Загрузка...
Загрузка...

Саакашвили и три «н»

К лету партии разругаются, потому что заняться им будет нечем

Мыши — это важно

«Верховная Рада имеет право называть черное белым»

Артисты-кабаретисты

Жаль, что в Time отсутствуют такие категории, как «Лузеры» и «Клоуны»

Турчинов тест прошел

Диалог с Вашингтоном по украинскому вопросу оптимизма Москве не внушил

Два года без Олеся Бузины

Сила, которую он выводил из тьмы на свет, была не только его врагом, она была врагом его...

Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
Вероника
20 Сентября 2015, Вероника

Если Бог хочет наказать человека, он отнимает у него разум. Господи, не наказывай так сильно Украину! Господи, помилуй!

- 6 +
Блоги

Авторские колонки

Ошибка