Игра вслепую с высокими ставками

№5–6(731) 17 — 23 июля 2015 г. 16 Июля 2015 4.8

Ситуация в Мукачево продемонстрировала, что происходит, когда власть из-за своей слабости теряет монополию на насилие. Протестующие у здания парламента в Киеве. 11 июля
Ситуация в Мукачево продемонстрировала, что происходит, когда власть из-за своей слабости теряет монополию на насилие. Протестующие у здания парламента в Киеве. 11 июля

14 июля Верховная Рада приняла закон о местных выборах, который изменит роль и место партий в украинской политической системе.

Уже в конце 1990-х партии, претендующие на участие в государственном управлении или на лидерство в оппозиции, превратились по сути дела в объединения единомышленников при наиболее влиятельных олигархических группировках. Причем одна группировка вкладывала средства сразу в несколько партий (часто совместно с временными партнерами или даже с конкурентами), и те нередко выступали в качестве непримиримых соперников.

При Януковиче окончательно сложилась политическая система, включавшая наряду с правящей партией (главной опорой центральной власти) «официальную оппозицию», представляющую финансово-промышленные группы, не связанные напрямую с государственным руководством, и «радикалов» (КПУ и «Свободу»), которым власть позволяла бороться за голоса избирателей, недовольных социальным строем.

Возможно, эта система была бы относительно устойчивой, если бы не экспансия ближайшего президентского окружения, представлявшая опасность для всех остальных олигархических группировок, в том числе и для тех, что финансировали правящую партию. Это привело к фактическому расколу среди «регионалов», а сама ПР лишилась поддержки большинства СМИ и быстро превратилась в объект насмешек и ненависти со стороны «среднего класса», часть которого стала требовать смены власти.

Однако падение режима Януковича привело не к уничтожению, а к временному (хотя и сильному) искажению созданной им системы. Прежде всего были выдавлены из политического пространства «радикалы», ставшие опасными для новой власти.

Затем практически исчезла «официальная» оппозиция, поскольку у власти оказался широкий альянс политических сил, в формировании которого приняли участие различные олигархические группировки. Кроме того, окружение Януковича, способное предоставить финансовую поддержку противникам новой власти, превратилось в крайне опасного партнера, взаимодействие с которым может стоить политической карьеры.

Хороший закон как средство дестабилизации

Уже к конце прошлого года политическая система, сложившаяся при Януковиче, начала восстанавливаться в своем прежнем виде. Властные полномочия, позволяющие контролировать экономическое пространство, сосредоточились в руках двух группировок, сформировавшихся вокруг президента и премьера. В этом отношении чрезвычайно показательным выглядит недавняя отставка министра экологии и природных ресурсов Игоря Шевченко, представлявшего в правительстве интересы крупного предпринимателя Александра Онищенко, владеющего газодобывающей компанией «Пласт», но при этом не связанного ни с группировкой премьера, ни с окружением президента.

Стала появляться и «официальная» оппозиция, финансируемая олигархами, недовольными курсом власти (этот процесс долгое время сдерживался вооруженным конфликтом на Донбассе, заставившим украинскую политическую элиту скрывать внутренние противоречия). Игорь Коломойский сделал основную ставку на новый политический проект «Укроп», способный со временем превратиться в патриотическую альтернативу президентской партии.

Одновременно главный противник главы государства продвигает партию «Возрождение», призванную отобрать голоса у Оппозиционного блока, который, кстати говоря, в последнее время также активизировался. Нет никакого сомнения в том, что в результате местных выборов в политическое пространство страны могли бы вернуться и «радикалы». Тем более что протестные настроения в стране сегодня почти так же сильны, как в последние дни режима Януковича.

Однако новый закон о выборах, в соответствии с которым депутаты областных советов, а также советов в крупных городах будут избираться по пропорциональной системе с открытыми списками, прервал восстановление прежней политической системы.

Теперь она неизбежно будет переформатирована, поскольку присутствие партии в политическом пространстве будет напрямую зависеть от того, удастся ли ей привлечь в свои ряды людей, пользующихся популярностью на уровне городов и регионов.

Соответственно меньшую роль будет играть «раскрученность» общенациональных партийных лидеров, которая раньше позволяла добиваться успеха на региональных и местных выборах исключительно при помощи массированной рекламы и серии предвыборных концертов. Теперь без помощи местных деятелей, успевших завоевать сердца избирателей, партия обречена на провал.

Это значит, что серьезные преимущества получат партии с сильными региональными организациями (а таких в стране совсем немного). А медийные проекты, маскирующиеся под партии, утратят всякий смысл.

В результате в ведущих партиях усилится внутренняя конкуренция, поскольку крупные предприниматели, стремящиеся усилить свое присутствие в отдельных регионах, и местные группировки, пытающиеся сохранить свои позиции, лишатся значительной части политических инструментов, которыми они располагают сегодня.

Это, безусловно, пошло бы на пользу обществу, если бы в стране существовали гражданские объединения и профсоюзные организации, способные оказывать влияние на политический процесс. В нынешней же ситуации это только усилит борьбу за известных и популярных людей, которых будут пытаться перетянуть на свою сторону не только различные партии, но и группировки, сложившиеся внутри региональных партийных организаций.

Не стоит забывать и о том, что в условиях кризиса неизбежно усиливается роль административного ресурса, поскольку государство становится единственным надежным источником финансовых средств. Кроме того, политические инвестиции сокращаются, а поддержка власти позволяет отчасти компенсировать недостаток денег для избирательной борьбы. Окружение президента пытается монополизировать доступ к административному ресурсу (повторяя в этом случае ошибку Януковича). Но делает это из рук вон плохо. Это наглядно наказывает кампания по довыборам в Верховную Раду в Чернигове.

Администрация Президента, судя по всему, приложила усилия для того, чтобы выборы пришлись на разгар лета, когда активность избирателей низкая, и победу можно обеспечить за счет голосов пенсионеров и бюджетников.

Однако даже в этих условиях кампания Сергея Березенко, выдвинутого Блоком Петра Порошенко, оказалась практически провальной, админресурс мобилизовать не удалось, и выборы, скорее всего, выиграет Геннадий Корбан, которого поддерживает главный оппонент главы государства — Игорь Коломойский.

Если бы окружение Порошенко умело так же хорошо управлять админресурсом, как приближенные Путина, то в условиях, когда низовая демократия в стране полностью отсутствует, украинские партии (подобно российским) постепенно превратились бы в объединения политических деятелей, лично лояльных президенту, но недовольных отдельными членами его команды. А президентская власть обрела бы надпартийный характер.

Но ничего такого в Украине, конечно же, не произойдет. Поскольку у Порошенко (в отличие от российского президента) нет ни внятной политической игры, ни свободных финансовых ресурсов для реализации своих планов, ни контроля над медиа, позволяющего обеспечить высокую популярность. Кроме того, глава Украины не распоряжается единолично силовыми структурами: МВД в значительной степени остается под контролем Авакова, у которого есть собственные экономические интересы и своя политическая линия.

С одной стороны, это, безусловно, хорошо, поскольку позволяет сохранять надежду на демократизацию украинской властной системы.

С другой — в условиях, когда у общества нет инструментов, позволяющих контролировать политические процессы и своевременно вмешиваться в их развитие, введение выборов по открытым партийным спискам только усилит борьбу между различными экономическими группировками. Чем это может закончиться в ситуации, когда власть утратила из-за своей слабости монополию на насилие, наглядно продемонстрировали события в Мукачево.

Новый закон о выборах, сам по себе неплохой, мог бы укрепить политическую стабильность и повысить представительство общества во власти только в том случае, если бы сперва был принят пакет законов, позволяющих снизить уровень политической коррупции, усилить роль общественных организаций, обеспечить самостоятельность профсоюзов. Но власть, по всей видимости, даже не собирается двигаться в этом направлении.

Во-первых, из-за того, что действует вслепую, не представляя реального положения дел (и, похоже, не слишком интересуясь этим). Во-вторых, потому что озабочена прежде всего созданием наиболее комфортных условий для себя лично. А это в атмосфере глубокого социально-экономического кризиса принципиально невозможно. Власть сможет укрепить свои позиции, только поделившись властными полномочиями с обществом.

Планы окончательного разрушения экономики

Но если в политической сфере власть еще проявляет некоторую осмотрительность, то в экономике она действует, не стесняя себя какими-либо формальными ограничениями. Государственное руководство, правда, вынуждено считаться только с мнением западных структур и международных финансовых институтов, которые все с большим равнодушием наблюдают за приближающимся экономическим коллапсом Украины.

Подобная экономическая политика, впрочем, довольно легко объяснима: она не только проводится на ощупь, без учета возможных негативных последствий (подобно политическому курсу), но и определяется в значительной степени острой конкуренцией между президентом и премьером. Политическое соперничество Яценюк безнадежно проигрывает и, по-видимому, хорошо осознает свое довольно сложное положение. Этим, вероятно, объясняется его желание выдвинуть на региональных выборах собственных кандидатов по общему списку с президентом, что фактически станет отказом «Народного фронта» от претензий на самостоятельную политическую роль.

Если же Порошенко откажется от предвыборного альянса с главой правительства, тот может оказаться в довольно неприятной ситуации. Электоральный рейтинг «Народного фронта» настолько низок, что партия премьера (особенно после принятия нового закона) не может рассчитывать на результат, подтверждающий ее статус общенациональной политической силы.

Впрочем, позиции премьера подкрепляет стремление американского руководства сохранить нынешнюю расстановку сил. В ходе Первой инвестиционной конференции Украина — США, состоявшейся на днях, высокопоставленные американские политики вновь призвали украинскую власть сохранять внутреннее единство.

Правда, неизвестно, насколько прочным окажется желание Вашингтона сохранять пост премьера за Яценюком. Однако пока глава правительства может чувствовать себя относительно спокойно. А это позволяет ему компенсировать свои политические неудачи за счет усиления экономического влияния. В результате инициативы премьер-министра направлены главным образом на достижение краткосрочного эффекта.

Взять хотя бы планы приватизации государственных предприятий, с которыми правительство выступило накануне уже упоминавшейся инвестиционной конференции. Правительство намерено продать 350 предприятий, которые, как предполагается, должны будут приобрести иностранные инвесторы. Причем процесс приватизации начнется уже в октябре.

Трудно понять, на чем основываются правительственные расчеты на заинтересованность иностранных инвесторов. На Донбассе сохраняется угроза возобновления вооруженного конфликта. Хотя вероятность полномасштабных боевых действий с участием России существенно снизилась, пока не удалось добиться даже полного прекращения огня. Кроме того, политическое урегулирование конфликта, без которого нельзя добиться прочного мира, сознательно игнорируется украинской властью (правда, в Вашингтоне, судя по всему, с пониманием относятся к подобному курсу).

И дело не только в вооруженном противостоянии, из-за которого, кстати, разорваны связи предприятий, выставленных на продажу, со своими партнерами в России и на территории, занятой «ЛНР» и «ДНР». Власть не в состоянии обеспечить элементарный порядок в регионах, удаленных от зоны боевых действий.

Показательно, что события в Мукачево и взрывы во Львове практически пришлись на дни пребывания украинской делегации в США, когда американские СМИ внимательнее обычного следили за ситуацией в Украине.

Независимо от того, кто именно несет ответственность за стрельбу и взрывы в украинских городах, было бы несколько наивно ожидать, что сколько-нибудь вменяемый предприниматель станет вкладывать деньги в страну, где вооруженные группировки, прикрываясь патриотическими лозунгами, вмешиваются в экономический процесс и пытаются вершить правосудие. А из-за отсутствия эффективных правоохранительных органов и судебной системы хозяйственные споры решаются при помощи вооруженного насилия.

Правда, вполне может быть, что разговоры об иностранных инвесторах нужны исключительно для прикрытия, а власть попросту собирается раздать государственные предприятия приближенным частным структурам. Но в этом случае нас ожидает острый всплеск междоусобной борьбы из-за наиболее прибыльных объектов собственности (прежде всего из-за Одесского припортового завода). Отважиться на подобный шаг можно только в том случае, если напрочь утрачена способность адекватно оценивать последствия собственных решений.

Неутешительные выводы

Опасность для украинского государства представляют не столько действия украинской власти, сколько ее стремление постоянно повышать ставки. Это проявляется как во внутренней политике (стремление президента обеспечить себе господствующее положение, безусловно, способствует дестабилизации), так и в шагах на международной арене.

Украинская власть была бы не прочь одним махом решить свои главные проблемы: покончить с сепаратистскими образованиями на Донбассе, восстановить государственную целостность, вернув Крым, и добиться от Запада финансовой помощи. Вполне возможно, что этих целей и можно было бы добиться благодаря разумной и взвешенной международной политике, важнейшей составляющей которой было бы восстановление экономических связей с Россией при сохранении жесткого политического давления. Кроме того, Украине следовало бы укрепить свои позиции на постсоветском пространстве и в Причерноморье, продемонстрировав свою открытость и готовность к сотрудничеству.

Но вместо этого украинская власть пытается усилить противостояние с Кремлем, спровоцировать его на углубление конфликта, вынудить Запад открыто вмешаться в украинско-российское противоборство на стороне Украины. При этом Киев по обыкновению действует вслепую, не замечая того, что планы лидеров США и ЕС совершенно иные. Западные державы не собираются идти на сколько-нибудь существенные уступки в пользу Москвы, но они явно не намереваются обострять противостояния. Особенно сейчас, когда Россия оказала важное содействие американской администрации при заключении ядерной сделки с Ираном (это, как известно, открыто признал президент Обама) и может быть столь же полезной при урегулировании ситуации в Сирии.

Впрочем, если Украина так и не сможет приступить к мирному урегулированию, американская администрация может самостоятельно предложить России компромиссное решение. И этот компромисс, конечно же, будет за счет Украины.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

О чем бы я спросил Януковича

Судя по допросу экс-президента, восстановление полной картины событий на майдане не...

Соло для саксофона и лопаты

Деятельность землячества ивано-франковцев в столице напомнила мне анекдот советских...

Тихое Прикарпатье

Для центральной власти возможная дестабилизация, активизация протестных выступлений...

МАФы отправят в армию

Рациональное применение демонтированным МАФам нашли в Днепре. По решению...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка