Заложники грядущей амнистии

№31–32(744) 16 — 22 октября 2015 г. 15 Октября 2015 4.5

Рисунок Игоря КОНДЕНКО
Рисунок Игоря КОНДЕНКО

Итак, выборы в «народных республиках» Донбасса отложены. Вполне очевидно, что сделано это с оглядкой на возможность договориться с Киевом о выполнении Минских соглашений.

О дедлайне с перспективой рецидива

9 октября глава самопровозглашенной ДНР Захарченко подписал указ, согласно которому избирать глав городов и районов будут 20 марта 2016 г. Но уже на следующий день он отменил этот документ, назначив голосование на 20 апреля. Два дня спустя, 12 октября, лидер самопровозглашенной ЛНР Плотницкий определил датой выборов 21 февраля.

Присмотримся повнимательней ко всем трем датам.

О проведении выборов 21 февраля ранее говорили полпреды самопровозглашенных республик в контактной группе. До того Украина, по их утверждению, должна окончательно принять изменения к Конституции — причем не в нынешней редакции (за нее можно проголосовать в любой момент текущей сессии ВР, хоть сегодня, но она «отдельные районы» не устраивает), а в той, что будет согласована с Донецком и Луганском.

Но в таком случае, с учетом конституционных норм о внесении поправок в Основной Закон, провести реформу можно лишь на следующей очередной сессии, которая должна начаться 2 февраля.

Этот вариант предполагает уступки «республикам» по вопросу Конституции, т. е. их согласие с нынешним вариантом реформы. Но это возможно только в случае приемлемой для них редакции законов о статусе территорий и амнистии. И если днем выборов определяется 21 февраля, избирательный процесс по украинским правилам должен начаться 3 января (за 50 дней до голосования).

Назначение выборов на 20 марта означает в принципе почти то же самое, только крайний срок принятия избирательного закона сдвигается к началу третьей декады декабря. Но тогда начинать кампанию надо будет 1 февраля, т. е. за день до открытия сессии, на которой может быть завершена политреформа в желаемом для «республик» варианте.

А вот при голосовании 20 апреля избирательный процесс в соответствии с украинским законодательством следует начинать 2 марта. И установив эту дату, в Донецке, похоже, решили показать, что изменения к Конституции для них приоритетнее выборов. Дескать, пока шанс на реформу остается, мы не станем предпринимать действий, которые однозначно выглядят нарушением Минских соглашений, в частности, начинать предвыборную кампанию.

Правда, не исключено, что перенос выборов в последнем случае произошел лишь потому, что стороны просто сдвинули крайний срок решения проблем с конца января на конец февраля. Сам факт установления дедлайна мог быть согласован только на саммите в Париже, а такая частность, как дата, уточнена позднее в телефонном режиме.

Как с этим соотносится назначение Плотницким — уже после Захарченко — выборов на 21 февраля? Думаю, во-первых, это сделано, дабы показать отличие Луганской «республики» от Донецкой, а во-вторых (что самое главное), этот момент является и средством давления на Киев, и одновременно позицией, которую можно уступить, продемонстрировав гибкость. То есть «отдельные районы» Луганской области надеются что-то выгадать, если в разгар переговоров перенесут дату выборов на апрель. При этом они ничего не теряют.

Разумеется, нет никаких явных доказательств того, что в Париже стороны принципиально договорились о некоем крайнем сроке. И вполне возможно, отсрочка выборов рассчитана прежде всего на то, чтобы создать ситуацию, при которой невыполнение Киевом Минских соглашений будет очевидным. Например, соответствующие согласованные в контактной группе законопроекты вносятся в ВР — и там проваливаются. А после этого силы, контролирующие Донецк и Луганск, станут утверждать, будто теперь они имеют право на полную свободу политических решений.

О проектном изменении конфигурации

11 октября в телеобращении президента к народу Украины прозвучали новые акценты относительно ситуации на Донбассе. В частности, Петр Порошенко сказал:

«Процесс организации выборов является крайне сложным. Между тем часть отечественных политиков будто не понимают, что ситуация не может вернуться в состояние, в котором она была до 1 марта прошлого года... что для реинтеграции территорий нужны чрезвычайная мудрость и дальновидность с украинской стороны. А еще сложнее, чем земли, вернуть души и сердца людей.

Мне как президенту необходимы понимание и поддержка украинского парламента... Без Верховной Рады не будет выборов. Без выборов на оккупированных территориях политическое урегулирование зайдет в тупик. Впрочем, кое-кто из украинских политиков и не скрывает, что они именно такого варианта и желают. Поэтому и предлагают «окружить, заблокировать и изолировать», а также «отрезать и отдать». Но это простое, примитивное решение, не требующее ни интеллекта, ни политической воли для восстановления целостности страны, ни дипломатического таланта. Поэтому это не мой сценарий. И не сценарий большинства украинцев, которые хотят и мира, и воссоединения страны».

Конечно, после этого у Порошенко были выступления, выдержанные в его традиционной риторике, — однако именно обращение к народу рассчитано на максимальную аудиторию. Равно как и предвыборная телереклама БПП, в которой главными аргументами в пользу президентской силы выдвигаются прекращение войны и отмежевание от радикализма.

Так общество начинают готовить к тому, что не за горами подача в ВР законопроектов по урегулированию ситуации на Донбассе, априори неприемлемых для многих депутатов, в т. ч. из пропрезидентского лагеря.

Эти проекты могут изменить конфигурацию Верховной Рады. Но пока они не внесены, бескомпромиссная критика саммита «нормандской четверки» в Париже остается уделом патентованных радикалов в лице «Свободы» и сторонников Ляшко — прочие выжидают. И в ближайшие недели на этом направлении не следует ожидать важных новостей.

Причем дело не только в нежелании президента рисковать перед выборами. Просто контактная группа еще не пришла к согласованию этих документов: диалог в Минске ведется не интенсивно — один-два переговорных дня в неделю на уровне подгрупп. А собственно контактная группа встречается на несколько часов пару раз в месяц. Правда, скорее всего, эти документы будут в основном выработаны не в Минске, а в рамках «нормандского формата», но там процесс протекает еще менее активно.

Пока Киев не озвучивает никаких уступок. Хотя после Парижа в выступлениях украинских официальных лиц появились новые моменты. Так, выступая в ВР 7 октября, Павел Климкин сказал: «Обсуждение выборов, саму дискуссию с привлечением ОБСЕ можно начинать сейчас». По его словам, эта дискуссия должна быть посвящена условиям, при которых выборы могут проводиться.

Глава МИД подчеркнул: «Выборы на территории, где присутствуют иностранные войска или иностранная техника, они по определению невозможны... Доступ ОБСЕ ко всей территории Донбасса будет первым шагом к выводу этих сил. Именно Бюро по демократии и правам человека сделает предварительный вывод относительно наличия безопасной ситуации для проведения выборов. Если такой ситуации не будет — ни о каких выборах не идет речь».

Как видим, власть, отложив вопрос о границе, подчеркивает, что условием выборов на Донбассе является вывод иностранных войск. При этом официальный Киев опирается на пункт 9 Минского меморандума, который гласит: «Вывод всех иностранных вооруженных формирований, военной техники, а также наемников с территории Украины под наблюдением ОБСЕ».

Выполнение этого пункта не увязано с другими пунктами. И это дает Киеву зацепку. Хотя и не слишком большую, поскольку на пресс-конференции в Париже 2 октября Франсуа Олланд отметил — уже после слов о выборах и закреплении одновременно с ними особого статуса Донбасса: «И последний этап, последняя ступень к достижению цели: речь идет о восстановлении территориальной целостности Украины, полном контроле над границами и выводе иностранных войск».

Какие войска имеются в виду, до конца непонятно, ибо формально все воинские формирования в самопровозглашенной ДНР именуются «республиканской гвардией», а в самопровозглашенной ЛНР — «корпусом народной милиции». Утверждения же Запада о российском военном присутствии на Донбассе за последний год заметно поутихли.

Безусловно, все осознают формат гибридной войны, мало кто сомневается в помощи, которую РФ оказывает донбасским новообразованиям в военной сфере. Однако несравненно меньше говорится именно о российских воинских частях — обычно, как в приведенной цитате Олланда, речь идет о неких иностранных войсках вообще.

Напомню, 9 сентября прошлого года глава МИД ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер говорил: «Я считаю, что Россия должна исполнить свою часть соглашения о прекращении огня. Эта часть заключается в том, что все российские солдаты и вооружения, которые до сих пор находятся на украинской территории, должны быть отозваны согласно достигнутому с Украиной соглашению. А международное сообщество должно это проконтролировать».

Очевидно, что постепенное изменение тональности высказываний западных политиков о российском присутствии на Донбассе — это безусловная тактическая победа Москвы.

О тупике всеобщего посягательства

Впервые за долгое время украинская сторона стала активно обсуждать тему амнистии для донбасских мятежников. Правда, заявления официальных лиц на сей счет звучат противоречиво. Так, замглавы АП Константин Елисеев подчеркнул: закон об амнистии уже существует. При этом он отметил: «Мы использовали парижскую площадку, чтобы показать, что он принят в соответствии с Минскими соглашениями и полностью отвечает всем нормам и стандартам. Мы откинули любые попытки принять новый закон об амнистии, тем более чтобы с этим законом происходила автоматическая амнистия для боевиков так называемых ЛНР и ДНР. Мы констатировали, что полная амнистия не может быть введена до местных выборов по одной простой причине — решение об амнистии должны утверждать законно избранные органы власти».

А Павел Климкин в том же выступлении в ВР сообщил: «Идея временного иммунитета для участников выборов на оккупированной части Донбасса принадлежит французской стороне... Любые временные иммунитеты от уголовного преследования никого не освобождают от полномасштабной амнистии».

По его словам, амнистия «может произойти только тогда, когда у нас на местах будут органы прокуратуры и суды, которые действуют в рамках законодательства». При этом министр сослался на Хорватию, где амнистия «продолжалась 12 лет», и добавил: «Все, кто совершил преступления против человечности, ни под какую амнистию не подпадают».

Т. е. по Елисееву (а в подобном ключе высказывался и лидер фракции БПП Луценко) — закон об амнистии уже есть. А вот из высказываний Климкина объективно следует, что такого закона нет.

В строгом смысле слова закона действительно нет. Ибо существует лишь не доведенный до конца законопроект, проголосованный ВР в сентябре прошлого года, который так и не был отправлен на подпись президенту. Что, впрочем, не делает данный проект устаревшим, если его подписать хоть сейчас, хоть через несколько месяцев: ведь амнистируются деяния, совершенные на момент вступления этого акта в силу.

И, похоже, это было учтено еще при заключении Минского соглашения в феврале. Пункт 5 указывает: «Обеспечить помилование и амнистию путем введения в силу закона, запрещающего преследование и наказание лиц в связи с событиями, имевшими место в отдельных районах Донецкой и Луганской областей Украины». И нет необходимости согласовать закон с самопровозглашенными республиками (как вопросы выборов, статуса и Конституции), а просто требуется ввести его в силу.

Этот документ предписывает закрытие уголовных дел на участников событий в Донецкой и Луганской областях, по которым никому не сообщено о подозрении (за исключением ряда статей УК, на которые амнистия не распространяется) — если они в течение месяца сдадут оружие и освободят здания госучреждений.

Ясно, что такой порядок затрагивает преобладающую массу активных сторонников самопровозглашенных «республик». К ним, точно так же, как к активистам евромайдана под конец правления Януковича, предполагается применить т. н. заочную амнистию (ее возможность определена базовым законом 1996 г. «О порядке применения амнистии в Украине»).

А из заявлений Климкина объективно следует, что сперва надо предъявить подозрения всем подозреваемым, а потом, может, и амнистировать. Но уже по их ходатайствам, когда в регионе восстановят работу украинские суды. И делать это так же долго, как делала Хорватия. Ясно, что это нереалистичный подход, ибо его можно реализовать лишь в случае военной победы, добиться которой Киев не в состоянии.

И вообще непонятно, что подразумевает Елисеев, указывая, что «амнистия не может быть введена до местных выборов», ибо решение о ней «должны утверждать законно избранные органы власти». Ведь законы Украины не нуждаются в ратификации местными советами.

Другое дело, что в отношении конкретных осужденных или подследственных амнистия принимается местными судами. Но суды-то нельзя называть законно избранными органами власти», поскольку судей назначают. А главное — для заочной амнистии никакие суды вообще не нужны.

Впрочем, вступление в силу закона об амнистии в варианте, проголосованном в сентябре, не снимает всех проблем. Так, поскольку официально в Украине не война, а АТО, и нет пленных, а есть заложники, то возможно уголовное преследование боевиков самопровозглашенных ЛДНР, захватывавших наших военных или даже просто карауливших их в местах незаконного содержания. Ибо статьи о захвате заложников в основном выведены из-под амнистии.

Ну а самое главное — закон «О порядке применения амнистии в Украине» запрещает амнистию по преступлениям против основ государственной безопасности. К ним, в частности, относится и посягательство на территориальную целостность Украины, за что привлечь к ответственности можно практически всех участников событий на Донбассе.

О незамеченном демарше

На минувшей неделе официальный Киев впервые публично выразил недовольство заявлениями официальных представителей США. Об этом сообщил замглавы фракции БПП Игорь Кононенко: «Насколько мне известно, президент в жесткой форме сказал Байдену, что послу США Джеффри Пайетту не стоило бы делать заявление о качестве работы Генеральной прокуратуры под руководством Виктора Шокина. В ответ тот согласился и сказал, что в феврале следующего года Пайетта отзовут из Киева».

Тут стоит заметить, что ротация послов США проходит обычно раз в три года. Срок смены Джеффри Пайетта подходит как раз в 2016 г. — но, очевидно, уже летом, т. к. к обязанностям он приступил в августе 2013-го. Хотя, разумеется, Кононенко имел в виду не плановую ротацию.

Ответ американцев последовал незамедлительно. «Совершенная ложь», — написал в Твиттере г-н Пайетт. Более того, в тот же день помощник госсекретаря США Виктория Нуланд в выступлении перед комитетом по иностранным делам сената заявила: «Украинская генпрокуратура должна быть создана заново — так же, как это произошло с украинской полицией».

Не удержалась она и от очередных советов. По мнению г-жи Нуланд, необходимо создать в Генпрокуратуре управление генерального инспектора, которое имело бы возможность работать «независимо и эффективно, без политического или судебного вмешательства». Она также заявила о необходимости как можно скорее избрать антикоррупционного прокурора.

Похоже, «жесткий демарш» украинского президента в Вашингтоне не заметили.

Тем временем в Москве состоялся съезд «Союза добровольцев Донбасса», объединившего россиян, воевавших на крайнем востоке Украины. Делегатов разместили в весьма не-плохом гостиничном комплексе в Измайлово, известном среди москвичей как «Абэвэгэдэйка». Был теплый товарищеский ужин, скупая мужская слеза, полуночный салют, водка, разлитая утром в вестибюлях гостиниц по бумажным стаканчикам, и много защитной формы, изумлявшей китайцев — основных постояльцев этого гостиничного комплекса.

Понятно, что ни о каком участии в нем официальных лиц РФ речи быть не могло, но состоялось мероприятие, собравшее около 600 делегатов, в музее Великой Отечественной войны на Поклонной горе. Что, естественно, без высочайшего благословения было бы невозможно.

Похоже, таким образом Кремль решил несколько подбодрить сторонников самопровозглашенных республик, которых перспектива возврата в Украину (пусть и в особом статусе) совершенно не радует. А заодно и приглушить брожения среди добровольцев, недовольных «сливом Новороссии», — сработав по принципу «то, что нельзя предотвратить, нужно возглавить».

Характерно, что членам этого союза запрещено выступать с политическими заявлениями. Более того, в его уставе особо подчеркивается запрет критиковать лидеров самопровозглашенных ЛДНР. Вот как это звучит:

«В условиях войны какая-либо деятельность против избранного народом Донбасса руководства народных республик является недопустимой. Оголтелое критиканство в итоге не приводит к каким-либо положительным последствиям, а лишь льет воду на мельницу врагов России и Донбасса... Поэтому Союз всячески поддерживает руководство народных республик».

О генпрокурорской «Свободе» маневра

Явное нежелание Киева выполнять в полном объеме Минские соглашения дает определенные основания предположить, что в мировых (причем не только западных) столицах прорабатывается сценарий переформатирования украинской власти через досрочные парламентские выборы. Последние убрали бы из ВР радикалов (в широком смысле), усилив представительство Оппозиционного блока и близких к нему по идеологии партий, проходящих сейчас обкатку на местных выборах.

И в то же время объективно этому переформатированию мешает борьба американцев с руководителем Генпрокуратуры, которая как раз активно занялась отдельными представителями радикалов.

По запросу Генпрокуратуры были проведены обыски у бывших народных депутатов от ВО «Свобода» Александра Сыча, Олега Панькевича и Игоря Янкива. Все они проживали на 11-м этаже отеля «Украина», откуда 20 февраля 2014 г. якобы стреляли по майдану. (О «снайперах майдана» читайте, пожалуйста, на стр. В1, В6—7).

Обоснованные подозрения в том, что Небесную сотню расстреляли «свои», может вызвать колоссальный психологический шок в обществе. А поскольку «свободовцы» играли отнюдь не определяющую роль в противостоянии, дальнейшее расследование в том же направлении, возможно, вывело бы на куда более видные фигуры из «Народного фронта». Очевидно, Петру Порошенко это совершенно ни к чему.

Именно поэтому представляется, что продолжения вся эта история не получит. Скорее, речь идет о давлении на ВО «Свобода» и о попытках ее дальнейшей дискредитации по принципу «оставить в сильном подозрении» в глазах избирателей. Но если генпрокурора и дальше будут прижимать к стене заокеанские «доброжелатели», это может подтолкнуть его ведомство и к более сенсационным разоблачениям.

А тем временем история с регистрацией кандидатом в мэры Херсона Владимира Сальдо, как я и предполагал неделю назад, вышла на новый виток.

В связи с его нерегистрацией ЦИК распустил Херсонскую городскую избирательную комиссию — из-за «грубого нарушения Конституции Украины и законов Украины».

Новый состав комиссии даже не стал искать формального повода, просто принял обращение к президенту с призывом вмешаться в ситуацию и не допустить Сальдо к выборам (хотя это никак не входит в его полномочия), а также не дать развернуться «пророссийскому сценарию» на Херсонщине. Интересно, что тон на заседании комиссии задавали нардепы от БПП Гордеев и Спиваковский.

Аналогичным образом к выборам в Харьковский облсовет не был допущен список Оппозиционного блока. Тут, правда, нашли более «пристойное» обоснование: «В случае допуска к выборам ОБ будут нарушены права других субъектов выборного процесса, которым ранее также отказали в регистрации».

Территориальная комиссия опиралась и на решение Харьковского окружного админсуда, который в ночь с 10-го на 11 октября отменил постановление Центризбиркома об обязательной регистрации этой политсилы в области. При том что решения ЦИК вправе отменять только Киевский апелляционный и Высший административный суды.

В общем, там, где у оппозиционных кандидатов реальные шансы на победу, их не допускают к голосованию по откровенно политическим мотивам.

Правда, на Харьковщине очевидным бенефициаром недопущения к выборам ОБ оказывается партия «Возрождение», чей список (как в областной, так и в городской советы) возглавляет Геннадий Кернес. Последнюю силу вполне обоснованно можно считать одним из политических проектов Игоря Коломойского, в чьем арсенале она является «партией мира» — в противовес «УКРОПу», позиционирующему себя как «партия войны».

Получается, власть предпочитает усиление и без того влиятельнейшего олигарха (и своего недавнего противника) становлению оппозиции — даже умеренной и крайне ограниченной.

А вы думали, что могло бы быть иначе?

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

О чем бы я спросил Януковича

Судя по допросу экс-президента, восстановление полной картины событий на майдане не...

Соло для саксофона и лопаты

Деятельность землячества ивано-франковцев в столице напомнила мне анекдот советских...

Тихое Прикарпатье

Для центральной власти возможная дестабилизация, активизация протестных выступлений...

МАФы отправят в армию

Рациональное применение демонтированным МАФам нашли в Днепре. По решению...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка