Блокада и саботаж — главное, не перепутать

№9(809) 3 -- 9 марта 2017 г. 01 Марта 2017 1 4.6

Если верить отчетам активистов, которые установили транспортную блокаду «отдельных районов», сейчас на Донбассе застряли почти все железнодорожные вагоны, имеющиеся в Украине.

О приумножении черного золота

28 февраля штаб блокады обнародовал в Фейсбуке такие цифры: редут «Богдана» на магистрали Луганск—Попасная не пропустил 24 тыс. 480 вагонов за 34 дня, редут «Запорожье» вблизи Бахмута — 15 тыс. 600 за 26 дней, а редут

«16-го добровольческого батальона» у станции Кривой Торец — 56 тыс. 160 за 12 дней.

Суммарно — 106 тыс. 240 вагонов. А согласно пояснительной записке к проекту финансового плана «Укрзалізниці» на 2016 г. ее парк насчитывает 109 тыс. 596 вагонов. Т. е. даже если предположить, что активисты несколько раз учитывают одни и те же вагоны, которые пытаются пересечь линию соприкосновения, все равно озвученные ими цифры явно нереальны.

Точно так же не согласовываются со статистикой многочисленные тревожные заявления о катастрофическом ущербе от блокады, которые звучат из властных кабинетов.

22 февраля вице-премьер Владимир Кистион написал в Фейсбуке: «По предварительным прогнозам, запасов антрацита должно хватить на 40—50 дней. И за это время мы должны оперативно проработать вопрос импорта антрацита. До пятницы (24 февраля. — С. Б.) Минэнергоугля вместе с НКРЭКУ должны просчитать три варианта развития событий: завершение действия чрезвычайных мер до апреля, до сентября и до конца года».

Т. е. в правительстве дают понять, что поставки антрацита из Донбасса перекрыты. Однако обратим внимание на сайт «Укрэнерго», который с 20 февраля ежедневно (по рабочим дням) выкладывает сводку под названием «Наличие угля на складах ТЭС и ТЭЦ генерирующих компаний». По этим данным 20 февраля запасы составляли 1 млн. 619 тыс. т (в т. ч. антрацита 862 тыс. т), а 1 марта — соответственно 1 млн. 732 тыс. и 882 тыс. т. Т. о. за девять дней прибавилось как угля в целом, так и антрацита в частности.

Кроме того, трижды в неделю «Укрэнерго» публикует сводку «Работа объединенной энергосистемы Украины». В ней сообщается только о наличии угля на ТЭС, а ТЭЦ не учитываются. Согласно этой статистике объемы топлива за тот же период выросли с 1 млн. 506 тыс. до 1 млн. 614 тыс. т. (в т. ч. антрацита с 802 тыс. до 809 тыс. т).

На начало февраля, когда блокада распространялась только на одну ветку в Луганской обл., запасы угля по этим сводкам составляли 1 млн. 646 тыс. т, включая 892 тыс. т антрацита. А утром 15 февраля (в тот день Кабмин принял решение о чрезвычайных мерах, а премьер попросил созвать СНБО) — соответственно 1 млн. 507 тыс. и 818 тыс. т.

Итак, до 20 февраля запасы и антрацита, и газового угля уменьшались (соответственно на 4,5 тыс. и 3 тыс. т в сутки), а затем они стали скромно пополняться. А ведь 21 февраля министр энергетики Игорь Насалик на заседании Кабмина отмечал как достижение тот факт, что принятые с середины месяца меры позволили сократить суточное расходование антрацита с 40 тыс. т до 17—18 тыс. т.

Но раз запасы сокращались медленнее, чем ежесуточные расходы, значит, черное золото продолжало поступать с неподконтрольных территорий — хотя и не в прежнем объеме. Ведь об импорте угля для ТЭС ничего не сообщалось.

Действительно, антрацит можно возить и грузовиками. В отчете СММ ОБСЕ от 26 февраля в разделе, посвященном блокаде, сообщается: «Возле моста на юго-восточной окраине подконтрольного правительству г. Константиновка (60 км к северу от Донецка) члены патруля миссии увидели два 35-тонных грузовика, груженных углем, следовавших с юго-запада на северо-восток».

Понятно, что возможности перевозок таким способом весьма ограничены. Но нужно учитывать, что остается незаблокированной железнодорожная магистраль Донецк —Мариуполь. 17 февраля один из официальных организаторов блокады (думаю, ее истинные устроители — персоны более высокого уровня) экс-командир батальона «Донбасс» Анатолий Виногродский заявил о намерении перекрыть и этот маршрут. Но пока дальше слов не пошло.

Правда, 25 февраля был заложен еще один, четвертый, редут под названием «Соловейко» у поселка Новотроицкое Волновахского р-на. Штаб блокады заявил, что его задача — перекрыть торговлю на линии Донецк—Мариуполь. При этом не указывалось, какая именно дорога заблокирована. Но если мы посмотрим на карту, то увидим, что данный поселок расположен на шоссе Н-20 «Мариуполь—Донецк —Славянск», а железной дороги там нет. Впрочем, в восьми километрах расположена станция Велико-Анадоль, через которую до лета 2014 г. курсировал пригородный поезд Мариуполь—Ясиноватая.

Этот жест читается отчетливо. С одной стороны, ведется зондаж настроений главы МВД Арсена Авакова, который 20 февраля грозился карать именно за перекрытие автодорог (правда, в интервью ТСН 26 февраля он об этом уже ничего не говорил).

С другой стороны, единственную действующую железную дорогу через линию соприкосновения демонстративно не блокируют, а лишь показывают: дескать, мы рядом — и в случае чего готовы. Стало быть, на самом деле активисты не хотят доводить ситуацию до последней черты, дабы не спровоцировать силового решения конфликта. А в условиях неполной блокады они могут рассчитывать на то, что власть скорее пойдет на уступки.

О блюстителе президентского лица

Как бы то ни было, если внимательнее присмотреться к статистике «Укрэнерго», ущерб от блокады прослеживается уже сейчас.

31 января суммарная мощность энергоблоков ТЭС, находящихся вне резерва из-за отсутствия угля, составляла 380 МВт (в т. ч. из-за отсутствия антрацита — 80 МВт). К 14 февраля она достигла 1 тыс. 513 МВт, из них 913 МВт приходилось на блоки, работающие на антраците, а к 26-му — 4 тыс. 251 и 2 тыс. 355 МВт соответственно. В то же время общая мощность всех энергоблоков ТЭС при прохождении пиковых нагрузок в прошлое воскресенье составила 4 тыс. 146 МВт.

Т. о. кризис в энергетике слабо ощущается, во-первых, в связи с сезонным потеплением, во-вторых, благодаря тому, что работают почти все энергоблоки АЭС — они дают свыше 60% электроэнергии, чего, кажется, раньше никогда не было. Однако очевидно: если блокада продлится, а альтернативу донбасскому антрациту не найдут, эти позитивные обстоятельства не смогут предотвратить серьезный кризис (летом ввиду плановых ремонтов регулярно работает около половины атомных энергоблоков).

Масштабы кризиса в металлургии определить сложнее. Пока он коснулся прежде всего неподконтрольных территорий. Еще 20 февраля пресс-служба принадлежащей Ринату Ахметову группы «Метинвест» сообщила: входящие в ее состав Енакиевский металлургический завод в Донецкой обл. (включая филиал в Макеевке) и ПАО «Краснодонуголь» на Луганщине останавливают производство из-за блокады, а их сотрудники отправляются в отпуск с сохранением 2/3 оклада. При этом подчеркивается, что они являются градообразующими предприятиями. А 27 февраля остановило работу старейшее предприятие Донецка — принадлежащий Виктору Нусенкису Донецкий металлургический завод, построенный в 1872 г. основателем города Джоном Юзом.

До остановки заводов по эту сторону линии соприкосновения дело не дошло, хотя они и зависят от кокса с неподконтрольных территорий. Однако 22 февраля трудовой коллектив ПАО «Запорожсталь» обратился к мэру Владимиру Буряку и депутатам горсовета с призывом «использовать все доступные по законам Украины методы и средства для скорейшего разрешения проблемы блокирования железнодорожного сообщения с Донбассом». А еще 17 февраля подобное обращение к своему мэру и горсовету направили руководители и главы профкомов обоих меткомбинатов Мариуполя, а также тамошнего порта.

Впрочем, непонятно, что могут сделать градоначальники и горсоветы — тем более там, где нет никакой блокады. Проблема эта в компетенции куда более высокого уровня.

На этом уровне происходило следующее. 28 февраля на специальном совещании в правительстве под председательством Владимира Гройсмана глава объединения «Укрметаллургпром» Александр Каленков сообщил об угрозах, которые блокада несет для отрасли: «Последствия могут быть катастрофическими. Ущерб может составить $3,5 млрд. по году, потери до 74 тыс. рабочих мест, недополучение поступлений в бюджет размером в 4 млрд. грн.».

И каков результат? Главной новостью с этого совещания стало выступление Арсена Авакова. Ранее он неоднократно говорил о невозможности силового решения, но сейчас многие СМИ расценили его слова как готовность решительно прекратить блокаду.

Министр в частности заявил: «Обращаюсь к народным депутатам: уважаемые коллеги, уже нужно заканчивать отсиживаться. Давайте примем закон, чтобы каждый гражданин Украины имел право перегораживать железнодорожное полотно. Вы бы хотели такой закон? Такого закона нет — и не будет. Тогда давайте соблюдать те законы, которые есть, и давайте дадим те полномочия силовым органам, чтобы восстановить здесь ситуацию. И я просил бы руководителей АТЦ взвешивать все соответствующие решения Антитеррористического центра, который управляет всеми силовыми операциями в зоне АТО... принять соответствующее решение, а мы это решение обеспечим».

На первый взгляд, Аваков отошел от позиции, которую озвучил буквально 26 февраля: «Ни полиция, ни Национальная гвардия — никто из силовых ведомств — не исходил из того, что мы хотим разогнать это силовым путем». Тем не менее он желает получить полномочия на разгон блокады. Но разве министру недостаточно указа президента, который еще две недели назад ввел в силу решение СНБО? В этом документе полиции, Нацгвардии и СБУ поручено «обеспечить безопасность и исключить установленным законом способом попытки нарушения общественного порядка на объектах критической инфраструктуры».

В этом контексте бездействие главы МВД выглядит как саботаж президентского указа. Но публично об этом в верхах никто не говорил — и это можно расценивать как победу министра над президентом в данном конфликте. Кстати, Арсен Аваков (если не считать главы минюста Павла Петренко) — единственный из сформированного три года назад правительства Яценюка, кто досидел до сегодняшнего дня в своем кресле.

Здесь позволю себе процитировать редактора программы «Деньги» на канале «1+1» Александра Дубинского, который написал в Фейсбуке:

«Блокирование торговли с Донбассом и финансовые проблемы Ахметова вкупе лишают власть постоянной финансовой подпитки за счет «крышевания» контрабанды и угольных схем. Только на угле это около 2 млрд. долларов за год. Это значит, что многомиллиардный кеш не попадет к кассирам БПП—НФ, а те не смогут оплачивать сохранение коалиции и нужные голосования в парламенте... В итоге то, что еще вчера казалось фантастикой — таки может свершиться. И обычная блокада торговли с Донбассом приведет к масштабному парламентскому кризису. За которым последуют перевыборы Рады...»

То ли Игорь Коломойский в традиционном для себя стиле решил слегка напомнить о себе — то ли канал «1+1» ненавязчиво намекнул на игру своего хозяина... Впрочем, все может быть проще — Дубинский всего лишь поделился с фейсбучной общественностью собственным мнением.

В любом случае тот факт, что об указе президента и политики, и СМИ предпочитали лишний раз не упоминать, наводит на мысль: Порошенко старается не афишировать свое поражение (это понятно), но и для Авакова важно дать президенту возможность максимально сохранить лицо.

О слабой надежде на бытовую химию

Вот и на совещании в Кабмине об указе Порошенко и решении СНБО — ни слова. Министр предложил, чтобы санкцию на разгон дал Антитеррористический центр СБУ (кстати, приказом именно этого ведомства от 12 июня 2015 г. определен перечень товаров, которые нельзя перевозить через линию соприкосновения, а также порядок их перемещения).

Возглавляет АТЦ первый замглавы СБУ Виталий Маликов, который встретил победу евромайдана депутатом Севастопольского горсовета от Народной партии Литвина. В определенных кругах его до сих пор обвиняют в пособничестве сепаратистам в Крыму в феврале 2014-го (хотя вернул его в украинскую правоохранительную систему именно Аваков).

И если крайним за разгон блокады окажется Маликов, то у активистов — и вообще у радикалов всех мастей — будет аргумент, чтобы списать ответственность за случившееся на сепаратистов во власти. А главные фигуры частично выйдут из-под удара.

На мой взгляд, идея назначить ответственным за силовое снятие блокады именно АТЦ может устраивать и президента — причем лучше всего без ссылок на решение СНБО.

Еще один приемлемый для власти сценарий — разгон блокады неизвестными крепкими личностями, которых по традиции именуют титушками. Похоже, попытка реализовать такой вариант имела место в Кривом Торце 28 февраля, но закономерно провалилась.

Возможно, правоохранители вмешались в этот конфликт (и задержали почти четыре десятка нападавших), когда стало очевидно, что малой кровью разогнать редут не получилось. Т. о. бездействие при нападении на активистов руководство МВД сочло для себя более опасным, чем отсутствие рвения в деле пресечения блокады.

Учитывая состав активистов и их экипировку, справиться с ними могут только профессионалы, причем обойтись без спецсредств (в лучшем случае) явно не удастся. Решится ли власть на такие меры?

Понятно, что, попав в категорию «зрадників», Аваков крупно рискует лишиться своего едва ли не самого главного политического ресурса — поддержки радикально настроенных слоев. И глава МВД, безусловно, отлично это понимает, потому и осторожничает.

Из последних заявлений Авакова ясно лишь, что первым делом он хочет добиться правительственного решения об ограничении торговли с неподконтрольными территориями. Такой шаг легко распиарить как выполнение требований протестующих, после чего акция может и рассосаться — а министр подтянет свой рейтинг (а заодно и «Народного фронта») в ультрапатриотическом лагере.

Правда, упомянутым приказом АТЦ (точнее, дополнением №6 к нему) уже запрещено перевозить через линию соприкосновения продукты питания, лекарства и другие изделия медицинского назначения, спиртное, сигареты, транспортные средства. Удовлетворятся ли протестующие расширением списка лишь на одежду, обувь, стройматериалы и бытовую химию? Ведь уголь и металл — критически важные для экономики позиции.

С одной стороны, тот факт, что блокада не перекинулась на железную дорогу в направлении Мариуполя, похоже, показывает, что ее участники оставляют пространство для компромисса. А с другой — намерение «властей» «ЛДНР» присвоить предприятия украинских собственников наверняка обострит и бескомпромиссность активистов, и растерянность в рядах власти. Ведь в таких обстоятельствах возникнет соблазн расценить разгон блокады как потакание сепаратистам.

О грядущих прокладках былой мощи

Тем временем «народные советы» самопровозглашенных республик приняли во втором чтении «законопроекты» о перерегистрации всех предприятий на их территории в качестве налогоплательщиков в местные бюджеты.

В первом чтении эти проекты были приняты 10 февраля. Тогда юридическим лицам и предпринимателям предписывалось до 31 марта заключить с налоговыми агентами договора, предусматривающие уплату налогов в местный бюджет. Отсутствие таких договоров становится основанием для введения временной администрации.

В тот момент, комментируя данное решение, лидеры самопровозглашенных республик не связывали его с блокадой. Но сразу после этого активисты перекрыли третью — самую загруженную — железнодорожную ветку у Кривого Торца.

Любопытную запись по этому поводу сделал в Фейсбуке экс-нардеп Николай Левченко, который считается близким к Ринату Ахметову: «До того, как вожди ЛДНР выдвинули ультиматум Украине, еще был шанс на снятие блокады. Теперь же любые попытки наладить поставки угля на электростанции будут восприниматься не как восстановление энергетической стабильности в Украине, а как уступка пророссийским сепаратистам. Такой слаженной работы патриотов с ополченцами я еще не видел. Похоже, у них объединенный штаб по уничтожению экономики Украины и Донбасса».

Действительно, многое указывает на то, что в Донецке и Луганске (как и в Москве) не слишком огорчены блокадой. Об этом говорят и появившиеся в интернете документы, якобы раскрывающие план создания в неподконтрольных Украине районах «перспективного холдинга «Метэнерго».

В частности, журналист Сергей Головнев пишет: «Предполагается, что в год на обеспечение работы такого холдинга понадобится $2 млрд., а доходов он сгенерит $3,4 млрд. Для этого необходимо создание торгового дома, который бы курировало Минэнерго РФ, помощь от РФ в сырье, достройке инфраструктуры и рынке сбыта для некоторой продукции».

К слову, работа по переводу ряда предприятий под «внешнее управление» началась еще до истечения ультиматума «республиканцев», якобы возмущенных блокадой. По сообщениям в соцсетях, на отдельных заводах уже проведены собрания, где работников известили о переводе зарплат в рубли и переориентации сбыта на РФ.

Я очень сомневаюсь, что для донбасской продукции найдутся готовые ниши на российском рынке. Но здесь важно другое — речь идет о внешнем управлении, а не о национализации. Т. е. не исключается возобновление сотрудничества данных заводов и шахт с остальной Украиной. Скорее всего, оно будет осуществляться через территорию РФ и структуры-прокладки.

Однако, если так пойдет и дальше, платить налоги предприятия «отдельных районов» будут уже не в бюджет Украины. И этот процесс может стать бесповоротным.

 Сергей БУРЛАЧЕНКО

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Загрузка...
Загрузка...

Смотрящий по Украине от Маккейна

Встрече Владимира Путина и Дональда Трампа многими обозревателями присвоен статус...

«Дело Гужвы»

Некоторые наши читатели интересуются мнением редакции о т. н. «деле Гужвы».

Вписать формулу в формат

При подробном рассмотрении визит Порошенко в Вашингтон стоит считать успешным

Бонусы для дуумвирата

Власть сможет вывести из всеукраинских выборов районы с ощутимой долей нелояльного...

Выбор «на(ш) крайняк»

Местные выборы в горсоветы девяти объединенных территориальных громад (ОТГ) в шести...

Украина в намеках, взглядах и жестах

Никто не в состоянии заставить Трампа испытывать энтузиазм в отношении Украины

Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
Виктор
03 Марта 2017, Виктор

Правильно. Главное не перепутать где преступник, а где активист. На этом держится государство. Как разделили где майдановец , а где сепаротист, так и катим поэтой калие.

- 7 +
Блоги

Авторские колонки

Ошибка