Бонусы для дуумвирата

№24(823) 16 -- 22 июня 2017 г. 14 Июня 2017 4.9

На минувшей неделе в Верховной Раде сформировалось новое большинство. С полным основанием его можно назвать коалицией Международного валютного фонда.

О штуках, которые сильнее безвиза

Фактическое оформление этого большинства ознаменовалось принятием в первом чтении закона о медицинской реформе — 227 голосами, большую часть которых отдали БПП, «Народный фронт» и «Самопоміч».

Высший уровень мобилизации — свыше 90% списочного состава — показала «Самопоміч», у БПП этот показатель превысил 80% (что непривычно много для данной фракции), у «Народного фронта» — около 80%.

Проект поддержала четверть внефракционных (12 депутатов). Правда, среди них спикер и оба его зама, т. е. выходцы из тех же трех фракций, вынужденные покинуть их лишь в силу регламента. А также еще четверо парламентариев, ранее состоявших в упомянутых депутатских объединениях.

Выступила за реформу и почти половина группы «Воля народа», с момента утверждения премьером Владимира Гройсмана считающаяся неформальным участником коалиции (наряду с «Відродженням», которое, правда, на этот раз голосов не дало).

Кстати, возможно, именно вследствие этого голосования на следующий день из состава «Воли народа» вышло двое депутатов, и теперь группе необходимо срочно пополнить свои ряды (до 19 членов), дабы избежать роспуска. Впрочем, даже если она прекратит свое существование, ясно, что политическая ориентация составляющих ее нардепов не изменится.

У меня есть все основания предполагать, что новое большинство готово поддержать самые непопулярные меры, которых от Украины требует МВФ. Судя по голосованию за медреформу, в ВР наверняка найдутся голоса и за реформу пенсионной системы, и за продажу земель сельхозназначения. И эти шаги повлияют на жизнь украинцев куда серьезнее, чем безвизовый режим с ЕС.

Ключевая роль «Самопомочі» в новом большинстве обусловлена тем, что именно в этой партии больше, чем в какой-либо иной, убеждены: требования Запада к Украине (по крайней мере в социальной и экономической сферах) необходимо неукоснительно выполнять. Причем не как необходимое условие для получения кредитов, а потому что эти требования благотворны для нашей страны.

Примечательно, что в тот день, когда голосовалась медреформа, «Самопоміч» помогла завалить критически важный для Порошенко законопроект о Конституционном Суде. Здесь все еще правящей коалиции не помогла даже поддержка значительной части «Оппоблока» — и документ ушел на повторное первое чтение.

Но за изменения Бюджетного кодекса, связанные с медреформой, «Самопоміч» голосовала всеми присутствующими штыками. Впрочем, это не помогло: части парламентариев — прежде всего из президентской фракции — проект показался негодным. В итоге не нашлось голосов даже для того, чтобы отправить его на доработку (хотя, разумеется, в будущем аналогичная инициатива снова всплывет в ВР).

Об интригующих подробностях верификации

По итогам прошедшего 7 июня в Минске заседания контактной группы можно говорить о некоторых подвижках в вопросе обмена пленными.

Главным камнем преткновения в решении этой проблемы оставалась верификация перечня тех украинских граждан, которые находятся в списках самопровозглашенных республик на обмен и при этом не пребывают в местах лишения свободы — но не желают переезжать на неподконтрольные территории.

25 мая уполномоченный ВР по правам человека Валерия Лутковская в интервью «Интерфакс-Украина» заявила:

«Сторона ОРДЛО предполагает, что мы все равно можем этих людей найти и опросить на предмет их желания или нежелания. Но я, честно говоря, не очень вижу механизм, каким образом к свободному человеку сейчас мы можем прийти или каким-то образом вмешаться в его личную жизнь с таким вопросом... Более того, я не понимаю, сможет ли государство в принудительном порядке отправить человека, который находится на свободе и к которому у закона нет никаких претензий, на территорию, которая сегодня не контролируется государством».

Эти высказывания не отличаются от комментариев, которые постоянно давали украинские официальные лица. По сайту омбудсмена не было видно, чтобы она занималась проверками подобного рода. Тем не менее представители донбасских «республик» публично не критиковали Лутковскую, а напротив — подчеркивали, что возлагают на нее надежды. Это давало повод полагать, что ведется неафишируемый диалог.

7 июня сразу по окончании заседания в Минске Дарка Олифер, пресс-секретарь представителя Украины в контактной группе Леонида Кучмы, написала в Фейсбуке:

«В гуманитарной подгруппе детально обсудили итоги верификации, которая всецело соответствовала украинскому законодательству и стандартам международного гуманитарного права; в ходе верификации были полностью соблюдены требования конфиденциальности и добровольности волеизъявления. Процесс верификации завершен — это отметил координатор подгруппы от ОБСЕ Тони Фриш».

Казалось бы, ничего не изменилось. И представитель ОБСЕ во всей контактной группе Мартин Сайдик, подводя итоги заседания, выразился обтекаемо: «Продолжались интенсивные дискуссии по вопросу механизма волеизъявления удерживаемых лиц. Очень надеюсь, что в следующий раз я смогу сообщить вам подробности по этой теме. Дальнейшие шаги зависят от доброй воли всех задействованных в этом процессе». При этом он выразил особую благодарность уполномоченному ВР по правам человека.

Полпред РФ в группе Борис Грызлов сказал примерно то же самое, только Лутковскую не благодарил. Однако российские информационные ресурсы привели и заявление «омбудсмена ДНР» Дарьи Морозовой, которое выглядит наиболее информативно:

«Вследствие долгих переговоров и предоставления правовых оснований согласно законодательства Украины, нашей стороне удалось доказать возможность опроса 166 лиц, которые, со слов представителей Украины, являлись свободными в своем статусе и возможности передвижения. После предоставления нами аргументации удалось опровергнуть заявления украинских оппонентов.

Было принято решение о продолжении процесса верификации и его обязательном завершении до следующего раунда переговоров. В отношении тех лиц, которые были освобождены из мест лишения свободы по отбытию срока наказания, оппонентами будут предоставлены заверенные копии справок об освобождении в те же сроки. Вопреки всему процесс успешно сдвинулся вперед, и долгожданный обмен в скором времени неизбежен».

Дальнейшие события фактически подтвердили эту информацию. Утром 8 июня представитель Украины в гуманитарной подгруппе Ирина Геращенко написала в Фейсбуке:

«Движемся со «скоростью» улитки и черепахи. Впечатление — что спешит и подталкивает только Украина, все другие заинтересованы в процессе ради процесса... Кому-то никого пока не хочется освобождать, раз не поступили команды из Москвы, для некоторых это просто хорошая работа — попереливать из пустого в порожнее дважды в месяц и уехать себе домой в Европу — и сердце не болит. И это более всего удручает».

Как следует из подтекста этого полного разочарования поста, представитель ОБСЕ Тони Фриш (слова о тех, кто едет домой в Европу, могут касаться только его) встал в данном вопросе на сторону самопровозглашенных республик. Понятно, что сделать это он мог, исключительно опираясь на позицию ФРГ и Франции, которые, очевидно, на встрече замов глав МИД «нормандской четверки» 30 мая в Берлине заставили Киев уступить в данном вопросе.

В пользу этой версии говорит и то, что 8 июня состоялась встреча Лутковской с Фришем, на которой, как сообщает сайт омбудсмена, главной темой стал вопрос «выработки действенных механизмов для содействия скорейшему освобождению заложников и подведения итогов проведенной верификации».

Если в обмене пленными проблема заключается лишь в темпах продвижения, то в главном — в вопросах безопасности и политического урегулирования — никаких сдвигов не намечается. Отсутствие прогресса подчеркивает и неопределенность с датой новой встречи «нормандской четверки».

После упомянутых переговоров в Берлине звучали прогнозы, что такая встреча состоится через 7—10 дней — уже на уровне помощников глав государств (по логике за ней должен бы последовать телефонный разговор лидеров «нормандского формата», а далее — саммит «четверки»). Прошло больше двух недель, но никакой ясности в этом вопросе не просматривается.

Об экстремальной рыбалке с элементами запрещенного видео

Тем временем на Донбассе усиливается напряженность. 8 июня на сайте Донецкой ОВГА появилось «Обращение к жителям Донецкой области». По сути это сообщение Антитеррористического центра СБУ о введении ряда ограничений. Заявленные меры во многом равнозначны введению военного положения.

В частности, предполагается:

— ограничение движения транспортных средств по дорогам, которые отсутствуют в реестре автомобильных дорог и проходят вне пределов установленных пунктов пропуска;

— ограничение перемещения лиц без документов, удостоверяющих личность, с 22.00 до 5.00.

Кроме того, запрещается:

— пребывание в лесных массивах и лесополосах, около водоемов (рек, прудов) в районах расположения уязвимых в террористическом отношении объектов, магистральных газопроводов, химических предприятий, ТЭС, плотин (кроме сотрудников лесного хозяйства и должностных лиц, задействованных в проведении работ по техническому обслуживанию);

— проведение туристических экскурсий и походов, рыболовства гражданами Украины и другими лицами вне мест, установленных в соответствии с законодательством;

— осуществление любых полетов беспилотных, легкомоторных летательных аппаратов и проведение фото-, кино- и видеосъемок, а также виде-, кино- и фотосъемок военнослужащих, сотрудников правоохранительных органов, военной техники, местности расположения военных подразделений ВСУ, Нацгвардии, Госпогранслужбы, МВД, СБУ, включенных в силы и средства АТО.

Объективно запрет накладывается и на основную деятельность Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ (например, наблюдение с беспилотников), т. к. четко не прописано, что ограничения не касаются наблюдателей. Напротив, утверждается, что эти меры не затрагивают лишь силовиков в составе подразделений, привлеченных к АТО.

Интересно, что этот документ идентичен тексту, который появился 23 марта на сайтах МВД и Донецкой ОВГА. Тогда он вызвал недовольство даже вполне патриотических СМИ, указывавших, что большинство формулировок выписаны очень неоднозначно. Что же касается запрета фотографировать расположение воинских подразделений, так в зоне АТО силовики размещены практически в каждом админздании — и даже в отелях.

Впрочем, тогда власти фактически дезавуировали этот документ. Пресс-секретарь полиции Донецкой обл. Наталья Шиман пояснила порталу depo.ua: речь идет об уже действующих с 11 марта контрдиверсионных мероприятиях, «единственное, что изменилось для жителей области — ночью следует иметь с собой паспорт». По ее словам, Донецкая ОВГА «просто пыталась дополнительно объяснить эти мероприятия».

Тогда же пресс-служба штаба АТО сообщила, что эти меры никак не затрагивают журналистов, работающих в области. И в тот же день сообщение об инициативах АТЦ исчезло с сайта ОВГА.

Симптоматично, что в этот раз документ о фактическом введении военного положения не вызвал ни критики, ни каких-либо разъяснений со стороны силовиков и чиновников.

О сверхсекретной новости на опережение

На этом фоне 13 июня Александр Турчинов в интервью «Интерфакс-Украина» заявил, что конфликт на Донбассе перерос формат АТО:

«Пришло время не просто признать оккупированными некоторые регионы Донецкой и Луганской обл., но четко, на законодательном уровне определить основы государственной политики по их освобождению. Необходима эффективная технология защиты страны, а для этого законодательно нужно предоставить президенту право применять ВСУ и другие военные формирования против гибридной агрессии со стороны РФ».

В этой связи секретарь СНБО добавил: «Уточненный законопроект «О восстановлении государственного суверенитета Украины над временно оккупированными территориями Донецкой и Луганской областей» будет представлен президенту, после чего, надеюсь, он оперативно будет внесен в Верховную Раду».

На первый взгляд, речь идет лишь о юридическом оформлении сложившихся реалий — о приведении ситуации в безупречное — с правовой точки зрения — поле. И все же меня не оставляет мысль, что дело в другом: предполагаемые изменения должны развязать руки власти, снять с нее ограничения, налагаемые ныне действующим законодательством.

Похоже, за этой инициативой скрывается намерение предоставить президенту право использовать ВСУ внутри страны (ведь при желании объявить проявлением гибридной агрессии со стороны РФ можно что угодно). Т. е. речь идет о том, чтобы вводить в отдельных регионах (или по всей Украине) те или иные ограничения прав и свобод, без формального объявления военного положения — и даже без одобрения парламента.

Еще одним бонусом для верховной власти может стать возможность отмены всеукраинских выборов на отдельных территориях (по действующим нормам при военном положении в том или ином регионе выборы нельзя проводить по всей стране). Т. о. из процесса можно будет вывести районы с ощутимой долей нелояльного электората.

Все это во многом противоречит конституционным нормам. Однако вспомним: в августе 2014-го ВР разрешила осуществлять в зоне АТО предварительное задержание на срок до 30 суток без решения суда. Хотя ст. 29 Основного Закона не допускает содержания под стражей без судебного решения больше, чем 72 часа, и при этом (в отличие от ряда других норм, касающихся прав и свобод) не делает исключений для чрезвычайного либо военного и положения.

Таких радикальных мер не предполагает и законопроект «О временно оккупированной территории Украины», который был зарегистрирован около года назад с подписями 28 депутатов (в основном из «Самопомочі»). Он долго лежал без движения, и лишь в начале февраля, когда стала набирать обороты блокада неподконтрольных районов, комитет ВР по государственному строительству решил создать рабочую группу по его доработке.

Перевод блокады на государственный уровень решил основные задачи законопроекта. А 12 апреля комитет рекомендовал отклонить его. Какой-либо другой документ по этой проблеме в ВР пока не регистрировался. Но сразу после заявления Александра Турчинова нардеп Мустафа Найем написал в Фейсбуке: «Я давно занимаюсь этой темой, но ни от одного эксперта или чиновника не слышал о подготовке такого законопроекта. Либо это новость на опережение, либо закон сверхсекретный».

Но независимо от того, какой статус обретет идея секретаря СНБО, похоже, формируется конфигурация внутривластных отношений, предполагающая сугубо формальное разделение правящей коалиции (в более широком смысле, чем парламентская) на команду Порошенко и «Народный фронт». И уже проскальзывает информация (понятное дело, со ссылкой на «источник из ближайшего окружения президента»), будто секретарь СНБО может в скором времени пересесть в кресло премьера.

Следует признать, Александр Турчинов может показаться Петру Порошенко вполне подходящим партнером по дуумвирату, ведь собственных президентских амбиций он не проявлял даже будучи и. о. главы государства. Ему привычней (и, видимо, достаточно комфортно) действовать с позиции второго номера. Да и политик он, безусловно, куда более квалифицированный, способный взять на себя всю черновую работу — в отличие от, скажем, неисправимого Юрия Луценко, которого чаще других сватают в премьеры.

Как бы то ни было, во все более жестком курсе, реализуемом властью в последний месяц, просматривается усиливающееся влияние Турчинова. Ведь и началось все с указа президента от 15 мая, который утвердил решение СНБО об антироссийских санкциях, включая блокировку ряда интернет-ресурсов.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Им бы пенсии взять и отменить

В Блоке Петра Порошенко договорились до отмены пенсий

В партии президента предложили отменить пенсии для...

Нардеп от БПП Алексей Мушак хочет обездолить нынешних пенсионеров, чтобы обеспечить...

Кто и как голосовал «за» президентский законопроект о...

Сегодня Верховная Рада на утреннем заседании приняла за основу президентский...

Россия прекращает взаимодействие с США в небе над...

Отныне любые воздушные объекты международной коалиции будут приниматься на...

Загрузка...
Загрузка...

«Дело Гужвы»

Некоторые наши читатели интересуются мнением редакции о т. н. «деле Гужвы».

Вписать формулу в формат

При подробном рассмотрении визит Порошенко в Вашингтон стоит считать успешным

Выбор «на(ш) крайняк»

Местные выборы в горсоветы девяти объединенных территориальных громад (ОТГ) в шести...

Украина в намеках, взглядах и жестах

Никто не в состоянии заставить Трампа испытывать энтузиазм в отношении Украины

Микробные превращения

Попытки создать новую «партию олигархов» обречены на провал

Шальные градусы горячей заморозки

Если у жены не получилось, то какие претензии к президенту?

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка