Что есть «следующая очередная»

№4(757) 29 января — 4 февраля 2016 г. 28 Января 2016 5

КС покажет, продолжается ли в стране деградация права

Обращение в Конституционный Суд группы депутатов, желающих знать, что именно является «следующей очередной сессией», показало: ВР по сути не изменилась со времен Кучмы и Януковича. Более того — интеллектуальный уровень депутатского корпуса обрушился.

А поправки вносить возможно

Предположим, не нравится депутатам п. 18 Переходных положений, фиксирующий особость местного самоуправления «отдельных районов Донецкой и Луганской областей». Но ведь можно было предложить поправку об изъятии этого пункта. Ошибочно полагать, будто ВР после предварительного утверждения конституционных поправок (или даже еще раньше — после получения позитивных выводов КС об их соответствии принципам Основного Закона) будет не вправе поменять в этом документе даже запятую.

Поправки вносить можно. Соответствующая процедура детально расписана в разделе закона «О Регламенте Верховной Рады», посвященном работе над изменениями Конституции.

И прецеденты уже были — скажем, при проведении политреформы, по которой живет Украина. Так, при предварительном утверждении соответствующего законопроекта 23 июня 2004 г. многие его нормы были изменены в сравнении с тем текстом, по которому поступили позитивные выводы КС в конце 2003-го. Только тогда депутаты направили документ в новой редакции в КС, и он в выводах от 12 октября 2004 г. признал, что эти изменения также являются правомерными. Причем оценки суд вынес и по каждой из поправок в отдельности.

Из ст. 159 Основного Закона следует лишь то, что каждая редакция законопроекта о конституционных изменениях должна быть одобрена Конституционным Судом. Т. е. приняли депутаты поправки, направили их текст в КС, получили одобрение — и проголосовали снова. А если документ без поправок, то его можно не отправлять.

При этом ни Конституция, ни Регламент ВР не ограничивают голосование за проект лишь двумя чтениями. И одиозное решение КС №20-рп/2010 от 30 сентября 2010 г. об отмене политреформы было принято не потому, что соответствующий законопроект во втором чтении подвергли поправкам, а потому что депутаты сочли закон уже принятым и не направили поправки в КС.

Разумеется, то решение КС нельзя считать легитимным. Ведь в начале 2008 г. он уже отказывал в рассмотрении аналогичного депутатского представления, ссылаясь на то, что нормы законопроекта стали нормами Конституции, и потому подвергать их сомнению нельзя. А в 2010-м не указал никаких вновь открывшихся обстоятельств, которые побудили его пересматривать ранее рассмотренный вопрос.

Впрочем, это уже другая история. Нам важно обратить внимание на следующее: 1) поправки можно принимать на всех стадиях работы над законопроектом; 2) раньше нардепы этим правом пользовались; 3) одни заявления недовольных нынешним проектом депутатов о намерении внести поправки могли бы 31 августа охладить страсти перед ВР — а значит, сохранить человеческие жизни.

Но раз такие заявления не прозвучали, возможно, и статус «отдельных районов» — только предлог, и части депутатского корпуса децентрализация не нужна вообще. Причем эта часть ретранслирует недовольство местных элит, опасающихся передачи полномочий с районного и областного уровня общинам (хотя напрямую эта реформа ничего общинам не передает, а подобную децентрализацию можно осуществить, и не трогая Основной Закон).

Теперь по сути обращения в КС. Вот как звучит ст. 155, которую его инициаторы понимают не до конца: «Законопроект о внесении изменений в Конституцию Украины, кроме раздела I «Общие положения», раздела III «Выборы. Референдум» и раздела XIII «Внесение изменений в Конституцию Украины», предварительно одобренный большинством от конституционного состава Верховной Рады Украины, считается принятым, если на следующей очередной сессии Верховной Рады Украины за него проголосовало не менее двух третей от конституционного состава Верховной Рады Украины».

Суд и логика

По отношению к завершающейся сегодня второй сессии ВР «следующей очередной сессией» является только третья. Так говорит элементарная логика. Но депутаты считают, что может быть иначе.

Вот что говорится в представлении в КС: «Из-за ограничений во времени относительно выполнения необходимых процедур для окончательного принятия проекта Закона Украины №2217а «О внесении изменений в Конституцию Украины (относительно децентрализации власти)» может сложиться ситуация, когда этот законопроект может быть не рассмотрен в течение третьей сессии. Поэтому в процессе реализации вышеуказанной нормы возникают вопросы, означает ли это словосочетание непосредственно следующую по номеру сессию... или имеется в виду любая другая следующая сессия».

В публичном толковании собственного обращения у парламентариев с логикой еще хуже. Например, Виктор Чумак попытался пояснить «УП»: «Мы там уже сколько лет живем и считаем, что очередная сессия — это та, которая является текущей. Но в Конституции есть классные слова — каждая очередная сессия начинается в первый вторник февраля, первый вторник сентября. Т. е. очередными являются только те сессии, которые в феврале и марте (так в тексте. — А. П.), а относительно действующих — нужно задавать другой термин, например, текущая сессия. Здесь игра терминологии».

Очевидно, что депутат просто не понимает суть термина «сессия».

Впрочем, наверное, все всё понимают, но оспаривание в КС самоочевидных вещей в расчете на юридическую казуистику — это традиция Украины, и евромайдан с ней не покончил.

Кстати, стоит обратить внимание на то, что президент тему КС вообще не поднимает, а лишь говорит, что голосование по конституционным поправкам целесообразно перенести.

23 января на собрании Ассоциации городов Украины Петр Порошенко сказал: «Место этого голосования в календаре, я надеюсь, на следующей сессии — в первом полугодии 2016 года, так же, как и очевидного прогресса Минского урегулирования». И никаких у него сомнений: а вдруг КС признает, что «следующая очередная сессия» уже прошла, и стало быть, надо будет все начинать заново. Может, он уже предвидит решение?

Кстати, если КС примет логичный вердикт и придется подавать новый законопроект о децентрализации, это вряд ли так уж расстроит президента, коль в вопросе минских договоренностей он избрал тактику затягивания. По опыту прежних нелогичных выводов этого суда нельзя исключать, что он разрешит проголосовать поправки и весной, и осенью, и через год.

Когда в 2010-м КС отменил политреформу, я писал, что этим решением «определено, как долго просуществуют любые поправки, которые будут приняты в действующую Конституцию: только до тех пор, пока к власти не придет сила, с ними не согласная, КС все, что ей нужно, отменит».

И если сейчас КС покажет, что он принципиально не изменился со времен Януковича, то в случае прихода к власти противников Минских соглашений он наверняка найдет вновь открывшиеся обстоятельства, которые позволят отменить и алогичный вердикт, а с ним и децентрализацию, и право на «особый порядок самоуправления для отдельных районов».

Но и при сохранении нынешней власти подобное решение КС будет сильным фактором ожесточения против президента. Ведь при отмене политреформы дело было не столько в содержании вердикта, сколько в его очевидном алогизме (который выглядел следствием политического заказа). Решение КС убеждало в полной деградации права, а значит, в легитимности борьбы с властью любыми средствами.

Т. е. уровень общественной поддержки радикальных методов борьбы с режимом Януковича был бы ниже. И теперь Порошенко может получить те же последствия. Достаточно Конституционному Суду продемонстрировать, что деградация права в стране сохранилась.

Европейское молчание

Примечательно, что на Западе никак публично не прореагировали на инициативу депутатов с переносом голосования по Конституции — хотя это грозит провалом Минского процесса. Зато на днях зампред фракции ХДС/ХСС в Бундестаге Франц Йозеф Юнг в ходе визита в Москву сказал:

«Если Украине не удастся выполнить свою часть договоренностей, тогда, я считаю, Россия все же должна быть в состоянии выполнить по меньшей мере первые три пункта: перемирие, отвод тяжелого вооружения, допуск наблюдателей ОБСЕ во все занятые регионы на Донбассе». А когда это произойдет, то, по его мнению, будет возможен разговор о снятии санкций.

Т. е. однопартийца Ангелы Меркель интересует не полное выполнение Минских соглашений, а создание Москвой условий, при которых Запад отменит санкции. И в общем-то в этом нет ничего нового, ведь то же говорил и уполномоченный правительства ФРГ по делам ОБСЕ и постсоветского пространства Гернот Эрлер.

Конечно и Юнг, и Эрлер — не первые лица в европейской политике, но проблема в том, что подобные заявления не слишком широко освещаются СМИ. А вот утверждений вроде «Европа давит на Украину с выполнением Минских соглашений», «Россия и США договорились о статусе Донбасса» и т. д. за последние полгода приходилось читать очень много.

Кажется, на эту тему понаписано даже больше, чем во время моей молодости о «Малой земле», «Возрождении» и «Целине» вместе взятых. Тем не менее подобные посылы не опираются на однозначные публичные высказывания западных лидеров. И все больше кажется, что в словах о давлении Запада на Киев не больше правды, чем в утверждениях советских пропагандистов о достоинствах брежневской трилогии.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка