«Днепроцентризм»: пуп воды

№8v(736) 6 — 12 марта 2015 г. 06 Марта 2015 4.4

От обозначения экономической модели развития Украины до особой миссии Днепропетровска

Потеряв часть индустриально развитых территорий на востоке страны, в Киеве начинают опасаться центробежных тенденций в регионах. Одним из проявлений этой фобии стала февральская публикация в еженедельнике «Деловая столица», который, как считается, отражает взгляды окружения президента.

В статье «Зачем нам новые партии: Коломойский готовит проекты на вырост» журналист Юрий Вишневский говорит о возможности раскрутки на ближайших местных выборах собственного политического проекта нынешнего губернатора Днепропетровской области, который, возможно, будет развиваться в юго-восточном направлении.

Идеологией этого политпроекта автор называет «днепроцентризм», характеризуя его как идею «особой миссии Днепропетровска», которая «обладает сильным мобилизационным потенциалом, способным привлечь колеблющихся избирателей и побудить к участию в выборах политически пассивных жителей области.

«Партия Днепра» якобы будет нужна нынешней власти региона, чтобы получить большинство в областном и местных советах крупнейших городов региона. Ведь формально в горсоветах Днепропетровска, Кривого Рога и других промышленных центров до сих пор доминируют бывшие «регионалы».

А переманить их в лагерь губернатора и его команды можно новой, цементирующей партийные ряды идеей регионального развития и про-цветания. Для этого и понадобится новый политпроект, культивирующий идею особой исключительности Днепропетровска и его жителей.

Далее днепропетровская партия постарается распространить свое влияние на все южные регионы — от Запорожья до Одессы, и на весь восток — от Мариуполя до Харькова. «Для юга и востока Днепропетровск ментально гораздо ближе, чем Киев. И этот аргумент придется учитывать руководству нынешней центральной власти», — утверждает автор.

Юрию Вишневскому удалось даже найти формулировку Днепропетровска как политического центра Украины. Для этого автор цитирует интервью руководителя пресс-службы «Федерации еврейских общин Украины» Олега Ростовцева газете ассоциации еврейских общин и организаций «Хадашот».

Крамолу он усмотрел в следующем фрагменте: «мы у себя дома, и мы не часть Украины, мы и есть Украина. Мы такие как есть — евреи, русские, армяне — все украинцы. Может быть, во Львове или Киеве — тоже Украина. Не во всем похожая на нас, так ведь разнообразие — это же хорошо. Но мы — не «может быть», мы — точно Украина. А еврейская община — неотъемлемая часть Украины, без евреев Украины не бывает. Во всяком случае, в днепропетровском понимании».

Вот так-то. Мы — точно Украина, а Киев и Львов «может быть»?

Журналист Олег Ростовцев в Днепропетровске много лет руководит пресс-центром местной еврейской общины и выпускает еженедельную телепрограмму «Алеф». Интервью «Хадашоту» г-ном Ростовцевым давалось частным образом. Сам же он никогда не был информационным рупором Игоря Коломойского, освещая преимущественно национально-культурную и религиозную тематику.

Слова о том, что «мы — точно Украина» были сказаны о ситуации годичной давности, когда влиятельные представители еврейской общины Днепропетровска сначала аргументировали работу местных СБУ и МВД по выявлению ростков сепаратизма, а затем возглавили штаб обороны области, сконцентрировав всю власть в регионе.

«Днепропетровск показал пример регионального патриотизма — под украинским флагом, с огромной любовью к Украине, с желанием отстоять независимость всей страны, даже пожертвовав ради этого многим, а иногда и жизнью», — говорит Ростовцев. Но столичных патриотов еврейский региональный патриотизм, по-видимому, не убеждает даже под украинским флагом.

Вот и 99% днепропетровцев до публикации в «Деловой столице» слыхом не слыхивали ни о каком «днепроцентризме». А те, кто в теме, прежде всего задали бы вопрос, о какой именно разновидности «днепроцентризмов» говорит Вишневский?

Если речь идет об экономическом «днепроцентризме», то этот термин появился для обозначения экономической модели развития всей Украины, а не только днепропетровского региона.

Несколько лет назад автор познакомился с днепропетровским экономистом, занимавшимся в 2006—2007 гг. исследованием адаптивности к кризису украинской экономики. Заказчиком этой работы был один из инвестиционных банков с внешним финансированием, о котором собеседник не распространялся. Но дал понять, что аналогичные исследования по вполне определенной методике в конце 90-х велись и в российских регионах. Именно этот человек приписывал себе изобретение «днепроцентризма». Но настаивал, что термин имеет сугубо экономическое определение.

Исследователи же пришли к выводу, что после глобального коллапса в Украине есть две реальные точки роста, с которых может начаться восстановление экономики. Первая — это Днепропетровск, вторая — Одесса вместе с Николаевым.

Приоритет отдали Днепропетровску вследствие наработанного регионом промышленного потенциала. В бывшем СССР Днепропетровская область по разнообразию и равномерности размещения промышленной инфраструктуры считалась второй в Союзе после Свердловской области. Это ценное свойство сохраняется и до сих пор, хотя в годы независимости многие предприятия и целые отрасли были развалены.

Но регион и сегодня располагает собственными разнообразными природными ресурсами, такими как железная и марганцевая руды, уголь, титановое, урановое сырье и т. д. В наличии имеются предприятия, технологии и специалисты, способные производить из этого сырья готовую продукцию.

Кроме того, Днепропетровская область имеет развитое сельское хозяйство, энергетику и машиностроение и наилучшим образом подходит для передачи экономической синергии другим регионам. Прежде всего Харькову, Запорожью, Донецку, Одессе и Николаеву.

Правда, позднее появилось и другое определение «днепроцентризма». Конструированием идеологии под таким же названием занялись молодые политики правонационалистического толка — нынешние нардепы, историки по образованию, днепропетровец Андрей Денисенко и львовянин Андрей Левус.

В их концепции «днепроцентризма» речь шла о реке Днепр, как о становом хребте Украины и населении регионов, имеющих выход или очень близких к Днепру. Авторы делали акцент на том, что жители Николаевской, Херсонской, Запорожской, Днепропетровской, Полтавской, Черкасской, Киевской, Черниговской и Житомирской областей являются генетическими потомками запорожских казаков. И должны показать пример остальным украинцам, возродив казацкие традиции самоорганизации.

Однако «экономисты» настаивали на своем приоритете «днепроцентризма» и говорили, что политики позаимствовали у них этот термин, из-вратив содержание.

О каком из двух вариантов «днепроцентризма» говорят сегодня в Киеве, неизвестно. Но в обоих вариантах никакой особой миссии и роли Днепропетровска в современной истории не просматривается. Выдуманный же в Киеве вариант новой региональной идеологии очень похож на пропагандистский фетиш, рассчитанный на запудривание мозгов президенту и освоение солидных медиа-бюджетов.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка