Фрау Меркель, так над чем работает Верховная Рада?

№19–20(738) 4 – 10 сентября 2015 г. 03 Сентября 2015 4.3

Меркель

Закрытые консультации президента с лидерами парламентских фракций, блокирование трибуны ВР, отнюдь не помешавшее провести голосование, которое дало достаточное число голосов «за», дежурные стычки радикалов с правоохранителями у стен парламента... Ничто не предвещало того, что очередной этап принятия изменений к Конституции так резко вырвется за рамки рутины.

И еще долго понятие «конституционная реформа» у многих украинцев поневоле будет ассоциироваться со взрывом гранаты, унесшим жизни трех бойцов Нацгвардии и ранившим 141...

О патриотической зачистке по факту идиотизма

Полсотни пострадавших, которым потребовалась госпитализация, — неестественно много для ручной противопехотной гранаты. Это дает повод заподозрить наличие и других поражающих факторов. Тем более что первоначально советник главы МВД Антон Геращенко сообщил: первый погибший скончался от пулевого ранения в область сердца (позже последовало уточнение, что ранение все-таки было осколочное).

Однако полностью отбрасывать версию эксцесса неуравновешенного одиночки нельзя — слишком много сейчас участников майдана и АТО с раздобытым в зоне боев оружием на улицах наших городов. Вместе с тем трудно избавиться от впечатления, что трагедия случилась очень уж вовремя.

Сверхоперативными заявлениями на самом высоком уровне виновником произошедшего обозначено ВО «Свобода». Жесткие слова прозвучали и в адрес Радикальной партии. Ситуация складывается так, что трагедия у стен ВР дает власти отличный повод наконец разобраться с разного рода радикалами (в самом широком смысле).

Подобный повод имелся и полтора месяца назад, после событий в Мукачево. Но тогда между властью и «Правым сектором» явно был достигнут некий компромисс.

Характерно, что хотя активисты «Правого сектора» были среди протестующих 31 августа и перекрывали улицу Грушевского, в их адрес претензий со стороны спикеров власти не прозвучало.

Впрочем, Дмитрий Ярош от насильственных протестов тут же отмежевался, заявив в Фейсбуке: «Доводить ситуацию до кровавого противостояния сейчас, когда есть еще масса политических рычагов влияния на нее, — это идиотизм и игра на руку не только внешнему, но и внутреннему врагу».

Все это наталкивает на подозрения, что нынешнее отношение власти к «ПС» связано и с тем, что он отказался от участия в местных выборах. Притом, что в то же время атака на «Свободу» и Радикальную партию имеет очевидную предвыборную подоплеку. Причем даже если формально эти партии не будут отстранены от процесса, их позиции окажутся серьезно подорванными.

Судя по всему, взята линия на максимальную зачистку «патриотического лагеря» от правой оппозиции. Видимо, по раскладам политтехнологов Банковой, в нем должна быть представлена только власть, которая на минувшей неделе демонстрировала явную тенденцию к консолидации.

Причем под властью подразумевается президентский Блок Петра Порошенко и премьерский «Народный фронт». «Младших» же партнеров по коалиции в расчет принимать не собираются — формальный разрыв с парламентским большинством «радикалов» особой печали в верхах не вызвал.

О смене планов: выборы — крупным, реформа — общим

Новое голосование по конституционной реформе пройдет через несколько месяцев (с ним можно тянуть до начала февраля). В любом случае — после местных выборов на неподконтрольных Киеву территориях. И это существенно изменит атмосферу переговоров по урегулированию ситуации на Донбассе.

Если встреча Порошенко с Меркель и Олландом 24 августа еще оставляла некоторое пространство для размышлений — могут ли Берлин и Париж при определенных обстоятельствах согласиться с местными выборами на Донбассе, несогласованными с Киевом, — то теперь, похоже, какая-либо интрига снята.

29 августа состоялся телефонный разговор лидеров ФРГ, Франции и РФ. И вот как пресс-служба канцлера изложила его ключевой момент:

«Кроме того, говорилось о предусмотренном Минскими соглашениями политическом процессе. На первом плане здесь проведение местных выборов по украинскому законодательству при соблюдении стандартов ОБСЕ и под наблюдением БДИПЧ (Бюро по демократическим институтам и правам человека. — С. Б.).

Эту тему необходимо подробно обсудить на политической рабочей группе в рамках трехсторонней контактной группы с участием БДИПЧ. Олланд и Меркель подчеркнули, что противоречащие соглашению сепаратные выборы в сепаратистских регионах представили бы опасность для Минского процесса».

Итак, лидеры Германии и Франции заговорили почти теми же словами, что и Петр Порошенко в Берлине пятью днями ранее.

Правда, версия разговора, изложенная на официальном сайте президента Франции, звучит несколько иначе:

«Главы государств также коснулись подготовки выборов в Украине. Это мероприятие будет важным этапом в реализации Минских соглашений. Обмен мнениями, происходящий в рамках рабочих групп, должен привести к договоренности о модальностях, которая позволила бы этой процедуре пройти в рамках украинского законодательства и с соблюдением международных стандартов».

Однако вряд ли стоит придавать этим различиям какое-либо значение. Ведь понятно, что отсутствие критики сепаратных выборов на неподконтрольных Украине территориях не означает, что Париж их приемлет. Тем более что Олланд и 29 августа, и 24-го на пресс-конференции в Берлине говорил о необходимости соответствия этих выборов украинскому законодательству.

Главное же, что и во французской, и в германской версиях совсем не упоминается конституционная реформа в Украине. Эта тема затрагивается только в пресс-релизе Кремля, причем о выборах в нем говорится меньше:

«Президент России подтвердил безальтернативность политического урегулирования конфликта на основе полной реализации Минских договоренностей, важность проведения на Украине согласованной с Донецком и Луганском конституционной реформы. В ходе беседы состоялся обстоятельный обмен мнениями по вопросам, связанным с проведением осенью 2015 года местных выборов в регионах Украины».

Если подходить к этому тексту буквально, получается, что Путин поднял тему конституционной реформы, а собеседники от ее обсуждения ушли. И это в общем подтверждается квартальной пресс-конференцией Ангелы Меркель, состоявшейся в последний день лета. Украинская тема была озвучена здесь в самом начале, и весьма красноречиво:

«Госпожа канцлер, у меня вопрос относительно Украины. Господин Порошенко недавно сообщил, что он более не рассматривает децентрализацию Украины и статус Донбасса как самостоятельной республики или самостоятельной области Украины... Собираетесь ли вы повлиять на господина Порошенко, чтобы он обратил внимание на эту часть Минских соглашений — или вы уже это сделали?»

Т. е. по сути вопрос был о конституционной реформе Но в ответ Меркель поначалу старалась ее не касаться. Фрау канцлер отметила, что и на берлинской встрече, и в телефонном разговоре 29 августа детально обсуждалась проблема устранения препятствий на пути реализации Минских соглашений. Затем она переключилась на тему выборов:

«Мы договорились, что вскоре вновь будем говорить по телефону в «нормандском формате» по поводу работы трехсторонней контактной группы вместе с представителями тех, кого вы называете Донецкой и Луганской республиками (а я называю сепаратистами). И особое значение имеет тема местных выборов.

Речь о том, чтобы мы создали такой избирательный закон — а над этим работает и Верховная Рада, — который признают и сепаратисты. В Минских соглашениях прописано, что выборы должны проходить согласно украинскому законодательству и принципам БДИПЧ. Но до сих пор здесь нет взаимопонимания, представители сепаратистов не соглашаются с тем, чтобы в рабочую группу трехсторонней контактной группы вошел представитель БДИПЧ».

Лишь после этого Меркель перешла к конституционной реформе:

«Мы задаемся вопросом: правильно ли оценена дискуссия о Конституции Украины? Мы, как уже сообщалось, выступали за то, чтобы Рада закрепила специальный статус Донецка и Луганска и в проекте Конституции. Она это и сделала. Но между Россией и Украиной идет дискуссия, сделано ли это в надлежащем месте и в надлежащей форме. На эту тему в МИД ФРГ состоялись правовые консультации с участием соответствующих экспертов, включая представителей Венецианской комиссии. Мы ведем, я сказала бы, ювелирно-тонкую работу, чтобы достигнуть здесь прогресса. К сожалению, процесс идет медленней, чем предполагают, — но мы преданы этому делу».

Далее последовал вопрос — а переживут ли принятые только что поправки к Конституции Украины мирное урегулирование? Меркель опять ответила уклончиво:

«Я еще раз хочу подчеркнуть то, о чем только что говорила: как раз сегодня вновь произошли дебаты по Конституции в украинском парламенте, где обсуждались такие непростые и для Украины вещи, как специальный статус Донецка и Луганска. Ведь это украинская территория — и я думаю, что эта тема вызывает внутреннюю борьбу среди депутатов».

Допустим, о масштабе этой борьбы, переместившейся на площадь перед Верховной Радой, фрау канцлер в тот момент еще не знала. Да если б и знала, то вряд ли бы сказала что-то принципиально иное. Скорее всего, она просто получила бы дополнительные аргументы в пользу того, что Порошенко борется с радикалами и делает при этом максимум возможного.

Главное, что из всех официальных сообщений очевидно: для германского канцлера (и для европейцев вообще) согласованные с Киевом выборы на Донбассе сейчас важнее конституционной реформы.

О новом стахановском почине

Из всего этого следует, что можно признать приближенной к нулю вероятность принятия некоего согласованного закона о местных выборах на неподконтрольной Киеву территории.

А слова Меркель о том, что этот вопрос обсуждается в ВР, следует считать или озвучиванием мистификации, которую Порошенко выдал ей за правду, или же сознательным введением аудитории в заблуждение. О том, что подобный документ готовится к регистрации, нет информации даже на уровне слухов. А уж если бы появился хотя бы намек на это, то можно не сомневаться, что Ляшко, Сыроид и иже с ними моментально раздули бы его так, что все социальные сети забурлили бы в национал-патриотическом гневе.

И в любом случае у такого документа не было бы ни малейшего шанса, поскольку для немалого числа депутатов он был бы опаснее президентского проекта изменений Основного Закона. Ведь за поправки к Конституции многие голосуют в уверенности, что они реально не придают никакого особого статуса неподконтрольным территориям. А смысл их лишь в том, чтобы дать Меркель, Туску и другим европейским лидерам повод говорить, что Украина официально закрепила особый статус «отдельных районов».

А вот внесение в парламент законопроекта о местных выборах на Донбассе, да еще согласованного на уровне контактной группы, будет означать не декларацию, а план реального, узаконенного допуска представителей сепаратистов к власти на этих территориях. Не исключаю, что в таком случае под ВР прозвучат не одиночные разрывы гранат, а очереди из крупнокалиберных пулеметов.

Как бы там ни было, донбасские новообразования решительно настроены провести местные выборы — без согласования с Киевом и контактной группой. Кстати, по крайней мере в т. н. ДНР предполагается избрать сейчас только мэров, а формирование местных советов отложить. Такой ход теоретически открывает больше простора для возможных договоренностей с Киевом о правилах этих выборов. Ведь если речь идет только о мэрах, то вопрос об избирательной системе снимается.

Однако никакого продвижения в этом направлении не произошло. Формально избирательная кампания еще не ведется, хотя выборы были анонсированы в конце июня. Но понятно, что если в Донецке и Луганске решили не отказываться от своих планов, старт будет дан очень скоро, что грозит Киеву перспективой полной потери этих территорий.

Однако шансов на успех такой тактики практически нет. Наша власть показывает, что для нее фактическая потеря значительной части Донбасса (что формально никак не будет признано) — явно меньшее зло, нежели допуск тех, кто сейчас контролирует регион, в украинскую политику, а также легитимация их идей на остальной территории Украины.

А ведь можно вспомнить, как в конце апреля 2014 г. кандидат в президенты Юлия Тимошенко встречалась с захватчиками здания СБУ в Луганске. После чего пресс-служба «Батькивщины» сообщила: «Переговоры были напряженными, однако достигнуто понимание по четырем главным пунктам Протокола о взаимопонимании, который был предложен Юлией Тимошенко».

Да, ее партнеры по тем переговорам тут же опровергли сообщения о взаимопонимании, но важен сам факт — один из ведущих политиков страны вступил в диалог с теми, кто через несколько дней провозгласит т. н. ЛНР, и все к этому тогда отнеслись спокойно. А вот если сейчас кто-нибудь из видных персон поедет в Донецк или Луганск для общения с тамошними лидерами — его тут же нарекут изменником, да и прокуратура наверняка возбудит уголовное дело.

Все понятно: когда Тимошенко летала в Луганск, действовало разрешение Совета федерации РФ на ввод войск в Украину, и майданная команда боялась, что начнется вторжение — и она потеряет все.

Сейчас же — при всей пропагандистской риторике — такой вариант представляется нереальным. В Киеве уверены: если неподконтрольное пространство расширится, последует качественно новый уровень санкций против РФ, а этого Кремль всячески стремится избежать.

О люстрации по зарплатной ведомости

Хотя всех последствий несогласованных выборов в т. н. ДНР и ЛНР спрогнозировать нельзя, думаю, конституционная реформа от них на самом деле, как ни странно, не пострадает. Ведь реальный смысл изменений не в признании действия нынешнего закона о статусе Донбасса, а в запуске процесса децентрализации — новой системы организации власти на местах. При этом сначала центр (прежде всего президент) получит дополнительные рычаги контроля над местными советами, а через два года советы, как предполагается, обретут дополнительные права.

Поэтому логичным представляется следующий сценарий.

Никакого окончательного голосования по проекту Конституции до местных выборов в неподконтрольных районах, естественно, не будет. А после них президент скажет: знай он, что дело обернется таким образом, то, конечно, ни в коем случае не вставлял бы фразу о Донбассе в переходные положения проекта Основного Закона. Но поскольку менять текст проекта конституционных поправок между первым и вторым голосованием нельзя, то можно только отказаться от реформы сейчас — и запускать ее заново уже в парламенте следующего созыва.

Однако, мол, это будет означать, что «сепаратисты сорвали такую замечательную децентрализацию», а делать им такой подарок непростительно.

Поэтому, вероятно, может быть предложено отредактировать действующий закон «Об особом порядке местного самоуправления...»

Здесь вариантов может быть несколько.

Во-первых, ввести норму, согласно которой подлежат люстрации (следовательно, не могут быть избраны) все, кто занимал какие-либо должности в структурах т. н. ДНР и ЛНР — или просто получал зарплату из бюджета этих структур.

Во-вторых, произвольно сократить срок действия этого закона с трех лет — скажем, до полутора, т. е. до марта 2016 г.

В-третьих, дополнить закон об изменениях к Конституции переходным положением о том, что под законом «Об особом порядке местного самоуправления...» имеется в виду исключительно упомянутый выше документ. При этом данная норма не будет относиться к самому телу Конституции — т. е. не войдет в ее текст после реформы, но будет присутствовать в публикации закона об этой реформе. Таким образом будет формально соблюдено требование о неизменности текста конституционных поправок между двумя голосованиями за них в Верховной Раде.

В общем, после такой редактуры только самые упертые «патриоты» смогут узреть в децентрализации сдачу интересов страны и капитуляцию. Тем более, что на децентрализации настаивает Вашингтон. (См. «Американские правила для украинской территории» на стр. А1, А5.)

О синергетической безнадежности премьерской силы

Теперь о местных выборах 25 октября.

28 августа Арсений Яценюк заявил, что «Народный фронт» не будет выдвигать на них своих кандидатов. Таким образом он косвенно подтвердил неоднократно звучавшую в последние дни информацию о готовящемся альянсе БПП и НФ с прицелом на эти выборы. Однако, похоже, в ранее оговоренные условия союза, о которых сообщали различные источники (вплоть до «полного объединения»), внесены значительные изменения.

После состоявшегося 28 августа помпезного слияния партии Блок Петра Порошенко «Солидарность» с партией «УДАР» (путем индивидуального вступления членов последней в «Солидарность») с избранием Виталия Кличко лидером объединенной политсилы стало очевидно, что аналогичная процедура для НФ не предусматривается.

Почему так получилось, вполне понятно. Соцопросы рисуют оглушительный провал «Народного фронта» на выборах, а политические эксперты пророчат премьеру скорую отставку по их итогам. И очевидно, что от объединения двух политсил автоматического слияния рейтингов не произойдет. Тем более не будет эффекта синергии, когда союз привлекает избирателей, которые не стали бы голосовать за его членов по отдельности (скажем, ввиду слабости каждого из них).

Более того, объединившись с «НФ», партия президента будет нести солидарную ответственность за все экономические проблемы страны. В которых, как показывают опросы, избиратель склонен более винить премьера.

Вот и было решено, что партии премьера на выборах лучше не светиться. Видимо, максимум, на что может рассчитывать НФ, — включение отдельных представителей в списки БПП. Но и тут сомнительно, чтобы речь шла о 25% участия — как утверждалось в утечках об условиях объединения. Ведь на местах объединительные процессы всегда идут крайне туго — тут везде свои расклады.

Причем выделять места соратникам премьера придется на фоне достаточно непростого слияния БПП и УДАРа. Напомню, именно представители партии Кличко (в частности, Сергей Каплин, Егор Фирсов, Наталья Новак) были среди тех немногих депутатов БПП, кто не поддержал изменения к Конституции.

Судя по всему, верхушка НФ просто пожертвовала интересами однопартийцев на местах ради сохранения собственных кресел в исполнительной власти.

Таким образом, прогнозам об отставке Яценюка осенью, похоже, не суждено сбыться — а вот анонсированное им переформатирование правительства действительно будет иметь место. Правда, представляется сомнительным, чтобы ныне действующая квота НФ сохранилась. Очевидно, под лозунгом деполитизации, привлечения профессионалов в Кабмин зайдут люди, более устраивающие президента.

Видимо, на Банковой решили не добивать Яценюка — серьезные потрясения, связанные со сменой правительства, в нынешней ситуации там сочли крайне нецелесообразными. Ведь прочного большинства у БПП в парламенте нет, а различные схемы с привлечением мелких партнеров обещают еще больше хлопот.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка