Фронда крепнет, энтропия растет

№51–52(754) 25 — 31 декабря 2015 г. 24 Декабря 2015 4.3

Волны скандала, учиненного Михеилом Саакашвили и Арсеном Аваковым на заседании Нацсовета реформ, постепенно затухают. Скорее всего, и тот и другой получили авторитетные рекомендации сбавить обороты. Хотя понятно, что снять озвученные губернатором и министром взаимные претензии это не поможет — власть попросту загоняет конфликт внутрь.

Удивляет, что многие продолжают усматривать в этом конфликте попытку команды президента использовать Саакашвили в качестве тарана против Яценюка. Порошенко, безусловно, более заинтересован в сохранении действующего руководителя Кабмина, чем в усилении главы Одесской ОГА, — и уж точно для президента неприемлемо назначение его премьером.

О важности афганского опыта в степях Украины

На самом верху политической пирамиды идет поиск баланса между тремя основными (хотя и довольно условными) группами: Порошенко, Яценюка и Саакашвили. Президент старается оставаться над схваткой вошедших в непримиримый клинч сторонников премьера и одесского губернатора, стремясь при этом не допустить усиления какой-либо из них.

Вероятность же локализации конфликта путем кадровых решений остается. Самый очевидный претендент на роль сакральной жертвы — Аваков. Его уход ослабит группировку Яценюка и, возможно, наконец позволит Порошенко поставить во главе МВД своего человека, замкнув на себе все силовые структуры. Вот тут Саакашвили действительно может оказаться тараном президента (хотя инициатором ссоры на Нацсовете реформ был именно Аваков).

Не случайно глава МВД так разнервничался, отвечая на вопрос о своей возможной отставке: «Если я подаю в отставку, и тем более подает в отставку премьер-министр, это означает развал коалиции, роспуск парламента... Это означает непоступление транша МВФ, падение гривни, газовые проблемы».

Арсен Борисович выглядит чересчур наивным. Жертвовать соратниками — обычная для нашей страны политическая практика. Хотя, понятно, какая-то часть депутатов от «Народного фронта» в знак протеста против отставки Авакова (или Яценюка) выйдет из коалиции. И если это даже не приведет к ее формальному развалу, то поиск нужных голосов при важных голосованиях будет значительно затруднен.

О том, что фронда в ВР крепнет, свидетельствует тот факт, что нужные голоса для совершенно формального голосования по добровольному сложению полномочий нардепом Николаем Мартыненко нашлись лишь с третьей попытки. По сути парламент выразил солидарность с обвиненным в коррупции олигархом.

Весьма показательны и действия младших партнеров по коалиции. «Батькивщина» наотрез отказалась поддержать проект бюджета и Налоговый кодекс, а «Самопоміч» заявила, что не будет голосовать, пока ВР не рассмотрит вопрос выборов в Кривом Роге, а затем и вовсе заблокировала трибуну (и это в ситуации жесточайшего цейтнота).

В итоге «Самопоміч» додавила парламент, и 23 декабря 239 голосами был принят закон, который аннулирует результаты выборов мэра Кривого Рога и назначает новые выборы на 27 марта 2016 г. В БПП и «Батькивщине» за этот документ голосовали менее двух третей депутатов, зато его поддержали «радикалы» Ляшко, а также половина внефракционных и «Возрождения».

Среди реальных претензий к Арсену Авакову со стороны Банковой — ситуация с добровольческими формированиями, находящимися в непосредственной зоне ответственности МВД. И эта ситуация местами совершенно выходит из-под контроля.

21 декабря сайт Kherson.life сообщил о том, что на Херсонщине председатель Каланчакской районной организации ветеранов Афганистана, фермер Владимир Заклепный «собирает собственную армию». Цель подразделения — уничтожение банды, промышляющей грабежом и разбоем на границе с Крымом.

Вот что рассказали херсонские журналисты: «К такому шагу сельского жителя подтолкнул последний инцидент, произошедший три дня назад. На его дом и семью ночью напали неизвестные, которые уже несколько месяцев терроризируют приграничные села. Как говорят местные: «грабят, насилуют и убивают»...

Когда съемочная группа передвигалась по селу на автомобиле, время от времени останавливаясь возле редких прохожих и спрашивая дорогу, то в ответ мы слышали: «Ви чи дурні, чи дуже сміливі. У нас вночі можна тільки перебіжками».

Позднее все те же неизвестные (передвигавшиеся на автомобиле с номерным знаком «Айдар») пытались захватить местный РОВД, дабы изъять заявление о преступлении. Журналистам пообщаться с правоохранителями не удалось: «В момент нашего приезда дверь была наглухо закрыта, свет в окнах не горел, а местные жители сказали, что после случая с захватом полиция старается в служебном помещении долго не находиться».

Правда, тут же уточняется: «Как удалось узнать, лица, захватывавшие РОВД, к батальону «Айдар» отношения не имеют. Выходит, что какие-то бандиты действуют, прикрываясь именем легендарного боевого подразделения».

Час от часу не легче: на подступах к Крыму, так сказать, в «прифронтовой полосе», безнаказанно хозяйничают неведомые бандиты, которых и полиция боится.

Тем временем в другом конце страны — в пгт Краснокутск Харьковской области — несколько десятков активистов гражданского корпуса «Азов» и местных жителей забросали камнями и «коктейлями Молотова» дома начальника местного райотдела полиции и его первого заместителя.

В общем, энтропия государственного механизма нарастает.

О голодном пайке для националистов

На этом фоне посол США в Украине Джеффри Пайетт встретился с начальником Генштаба — главнокомандующим ВСУ Виктором Муженко. Как сообщили СМИ, обсуждалась ситуация на Донбассе, в частности, необходимость «помочь Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ проследить за самыми горячими точками, чтобы Россия не получила повода для возобновления боевых действий».

Совершенно очевидно, что главным виновником обострения ситуации в последние недели Вашингтон считает Москву (кстати, в дни визита Джо Байдена в Киев на Донбассе наблюдалось относительное затишье).

А РФ тем временем явно ужесточила риторику в отношении Украины. Владимир Путин заявил: «Мы не можем отдать на съедение националистам тех людей, которые на юго-востоке страны проживают. И не только русских, но и русскоязычное население, которое ориентируется на Россию» (нечто подобное из уст российского лидера можно было слышать лишь в марте—апреле 2014 г., в самом начале конфликта на Донбассе).

Прозвучали эти слова 20 декабря в документальном фильме «Миропорядок», показанном на российском телевидении. Характерно, что в основной части беседы с Владимиром Путиным (снятой, по словам автора ленты Владимира Соловьева, примерно два месяца назад) Украина почти не упоминалась. А вот заключительная часть, запись которой сделана 17 декабря, практически полностью посвящена нашей стране.

Как бы то ни было, 22 декабря в Минске трехсторонняя контактная группа договорилась о полном прекращении огня на линии соприкосновения с полуночи 23 декабря. Очень хочется надеяться, что это соглашение будет выполняться.

Но пока приходится констатировать: в ближайшие недели никакого сдвига с минским процессом не будет. Такой вывод я делаю исходя из того, что упомянутая встреча контактной группы не сопровождалась заседанием самой важной из подгрупп — политической.

Ранее, 18 декабря, глава МИД Павел Климкин заявил: «РФ должна выполнить то, что она не выполнила... Съехать России с договоренностей 100% не удастся и просто сказать, что заканчивается год, и теперь мы должны придумать что-то другое — так не будет».

При этом Климкин анонсировал разговор со своими коллегами по «нормандской четверке»: «Мы договорились, что проведем переговоры в формате телеконференции, а потом будем решать, когда будет непосредственно встреча». Однако не стал уточнять, могут ли состояться такие переговоры до конца года.

Впрочем, в этом нет ничего нового. О возможности подобной встречи в ближайшие месяцы глава МИД ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер говорил еще 6 ноября, подводя итоги состоявшегося в тот вечер последнего очного разговора министров в «нормандском формате». Он отметил, что эта встреча должна проанализировать, насколько продвинулась работа подгрупп в рамках контактной группы.

О том, на какое именно продвижение рассчитывал германский министр, можно судить по его характеристике переговоров. По словам Штайнмайера, стороны детально занимались вопросами, которые стоят в преддверии выборов в «отдельных районах Донбасса», «и выявили пять проблем, к которым обратится в следующие дни и недели контактная группа».

Эти проблемы таковы: 1) голосование перемещенных лиц; 2) участие в выборах партий; 3) роль СМИ; 4) организация избирательных комиссий и их связь с ЦИК Украины («который также должен иметь свою долю ответственности»); 5) организация наблюдения за выборами.

Как утверждал Штайнмайер, «эти пять вопросов должны быть прояснены в ближайшие недели с помощью председателя политической подгруппы Пьера Мореля».

Глава МИД ФРГ подчеркивал: после того как определятся принципы выборов, будет легче выработать избирательный закон, который должен быть сначала согласован в контактной группе, а затем принят Верховной Радой.

Тогда же он говорил о том, что до конца ноября должны быть согласованы правила проведения разминирования — эти работы надо начать, пока не выпал снег. Никакой общий документ по этому поводу принят не был (правда, снег в тех краях не лежит, и процесс во многих местах идет).

Ясно, что разминирование может вестись успешно лишь при минимизации перестрелок и установлении определенного уровня доверия между сторонами. В противном случае ликвидация мин просто будет восприниматься как подготовка к наступательным действиям на соответствующем участке фронта.

Об оборванной проблеме федерализма

Итак, «ближайшие недели», о которых говорил Штайнмайер, наверняка прошли. И что же прояснилось?

Украинская сторона никак не комментирует ход переговоров по политическим вопросам. А полпред «ЛНР» Владислав Дейнего 15 декабря рассказал следующее: «Был обстоятельный отчет координатора группы по политическим вопросам. Он сделал обстоятельный анализ работы группы за все время. Дал оценку текущей ситуации и акцентировал степень приближения к компромиссам по одному из основных вопросов работы группы — по согласованию модальности выборов».

В этих словах при остром желании можно увидеть завуалированную констатацию наличия некоего прогресса. Однако компромиссы и «степень приближения к компромиссам» — вещи разные. И приближение даже на 1% — это тоже определенная степень. Более того, по словам представителя «ДНР» Дениса Пушилина, Пьер Морель сказал, что в работе политической подгруппы по ряду вопросов компромисс так и не был достигнут.

Честно говоря, в оптимизм Штайнмайера изначально верилось с трудом. Ведь перспективы политических договоренностей могут возникнуть отнюдь не в диалоге контактной группы — а в результате договоренностей РФ и Запада на высшем уровне. Однако центр внимания ведущих мировых игроков за последние два месяца сместился в сторону Сирии.

И украинская тема может достаточно долго оставаться в тени Cирии — что, собственно, и показали длительные переговоры госсекретаря США Джона Керри с Сергеем Лавровым и Владимиром Путиным 15 декабря в Москве.

По ее итогам Керри и Лавров заявили примерно одно и то же.

Глава российского МИД отметил: «Россия и США подтверждают свою поддержку Минских договоренностей, «нормандского формата» — и будут использовать свои возможности, чтобы добиться полного выполнения Минских соглашений. Есть конкретная идея о том, как это наиболее эффективно продвигать. Мы рассчитываем оставаться в контакте с нашими американскими коллегами».

В свою очередь госсекретарь США заявил: «Мы согласились, что будем продолжать двусторонний процесс, о котором договорились президенты и который запустили несколько месяцев назад. Мы надеемся, что чем скорее будут имплементированы Минские соглашения (и имплементированы полностью), тем скорее могут быть отменены санкции США и Евросоюза... Правительство в Киеве также должно сделать шаги, которые мы считаем необходимыми, и мы намерены упорно работать, чтобы обе стороны выполнили свои обязательства по этому соглашению».

По одним этим заявлениям (при отсутствии конфиденциальной информации о ходе переговоров) трудно судить, имели ли место какие-то договоренности, есть ли общий конкретный план — или же речь идет только о декларациях, необходимых в качестве благоприятного фона для решения сирийских проблем.

Конечно, стоит обратить внимание на слова Керри о том, что и Украина должна кое-что сделать для выполнения Минских соглашений. Но если вспомнить недавнее выступление вице-президента США Байдена в Верховной Раде, то в этом не обнаруживается ничего нового (к тому же задачи, которые, по мнению Вашингтона, должен решить Киев, никак не скорректированы).

Кстати, сколько было рассуждений по поводу того, что Байден в Киеве призывал к федерализации! И ведь основывались они не только на вере многих российских аналитиков в «прозрение Запада», и не только на болезненном страхе многих украинских деятелей по поводу того, что Запад может «сдать Украину». Некие основания для подобной трактовки давал и украинский перевод речи вице-президента.

Однако оригинал этого выступления несложно найти на сайте Белого дома. И вот как звучит ее ключевой абзац: «Проблема федерализма — это то, что едва не помешало нашей стране состояться. Автономные независимые штаты, их решимость иметь свои собственные полицейские силы, их решимость иметь свою систему образования, иметь свое правительство в рамках общей Конституции».

Последняя фраза выглядит оборванной и в оригинале. Однако совершенно очевидно, что Байден никак не призывал Украину к созданию «автономных независимых штатов», а лишь говорил об опыте собственной страны.

Говорил, конечно, неспроста. Но из всего контекста речи вице-президента США очевидно, что под задачами Украины в рамках реализации Минских договоренностей он имеет в виду исключительно завершение конституционной реформы по децентрализации в том же формате, в котором она была начата Петром Порошенко.

А то, что именно это — главное требование США к Киеву, подтвердило и интервью Керри российской программе «Вести в субботу», обнародованное 19 декабря. В частности, он отметил:

«Несомненно, мы будем продолжать подталкивать правительство в Киеве, у него есть обязательства, и нужно эти обязательства выполнять... Они сделали важные вещи в политической сфере. Они приняли очень трудный закон в Верховной Раде. Наверно, он не всех удовлетворяет, но было очень тяжело принять его, и я могу сказать вам, что у нас были люди, включая моего заместителя в госдепе, которые работали в кулуарах Рады, чтобы собрать необходимые для его утверждения голоса».

Правда, госсекретарь США обошел стороной тот факт, что достижения Виктории Нуланд и других не упомянутых им американцев связаны лишь с предварительным одобрением поправок. А наберут ли они 300 голосов — очень большой вопрос.

Впрочем, главное даже не это. Вся суть в том, что нет никаких доказательств того, что американские требования к Украине включают нечто большее, нежели конституционную реформу в том виде, который никак не устраивает Россию (Путин это подчеркнул на пресс-конференции через день после визита Керри).

Но поскольку стороны плотно работают по Сирии, то избегают озвучивать разногласия.

Давно об Украине не говорили и на пресс-конференциях правительства ФРГ, проходящих несколько раз в неделю. Более того, не упоминала о нашей стране и Ангела Меркель на пресс-конференции 18 декабря по итогам заседания Европейского совета — хотя там как раз принималось решение продлить санкции против РФ.

О тупике согласия Порошенко и Путина

Я уже писал, что в условиях, когда РФ и Запад отодвигают украинскую тему на второй план, решить в контактной группе можно лишь частные вопросы. Увы, в их число не входит проблема обмена военнопленными. А она закономерно обострилась к Новому году и Рождеству: обе стороны хотят освободить побольше своих людей к праздникам.

Кажется, впервые этот вопрос затронул и российский президент на пресс-конференции 17 декабря. Владимир Путин сказал:

«Мы должны продолжить то, на чем мы всегда настаивали, и то, что предлагает президент Украины: нужно освобождать людей, которые удерживаются как с одной, так и с другой стороны... Но обмен должен быть здесь равноценным.

Ведь не секрет, наверное, что украинские власти считают тех, кто задержан и находится в Донбассе, людьми, которые подлежат обмену, а тех, кто содержится в тюрьмах в Киеве, считают уголовными преступниками и выводят за рамки этого обмена. С этим люди на Донбассе не согласны. Нужно подходить по-честному и сказать — давайте менять так, как Петр Алексеевич Порошенко и предлагал: всех на всех, а не выборочно — этих будем, а этих не будем. Так что в этом отношении такой подход, и мы его поддерживаем. У нас много разногласий с руководством Украины, а здесь у нас общая позиция».

На следующий день по сути ту же мысль — только без ссылок на общую позицию с украинским президентом — озвучили и представители «ДНР».

Важно понять: дело зашло в тупик не по злой воле Украины, а из-за формулировок Минских соглашений. В них речь идет об «освобождении заложников и незаконно удерживаемых лиц» — что по сути является требованием только к «республикам», а не к Киеву, который задерживает подозреваемых в сепаратизме на основании украинского законодательства (т. е. речь идет о законно удерживаемых лицах).

Ясно, что возвращать домой украинских военнопленных, никого не отдавая взамен, невозможно. Поэтому задержанных сторонников «республик» отпускали в рамках обмена, но дела против них не прекращали.

Объективно для решения этой проблемы необходимо принятие закона об амнистии уже сейчас. А судя по заявлениям Штайнмайера, участники Минского процесса (по крайней мере с западной стороны) считают, что такой закон должен вступить в силу после местных выборов на Донбассе — а до того достаточно обеспечить кандидатам неприкосновенность.

Пьер Морель якобы уже подготовил рабочий документ по амнистии, но он будет обсуждаться в контактной группе лишь в январе. А представитель Украины в гуманитарной подгруппе Ирина Геращенко подчеркивала, что принятие закона об амнистии возможно только после освобождения всех пленных (по ее словам, их насчитывается 139). Но, думается, такая позиция еще глубже загоняет ситуацию в тупик.

Судя по всему, в «ЛДНР», дабы попытаться активизировать решение вопроса, начнут судить украинских пленных по своим законам.

Но, похоже, для властей Украины проблема пленных — лишь частичный дефект от торможения урегулирования, которое в целом устраивает Киев, ни за что не желающий идти на политические уступки в вопросе Донбасса.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка