И мы войдем в безвизовые двери

№34(784) 26 августа — 1 сентября 2016 г. 25 Августа 2016 4.8

[img:94594]

Кончается лето, кончается и политическое межсезонье. Хотя (как мы и предполагали) межсезонья на время летних отпусков так и не получилось. События, влекущие за собой непредвиденные и опасные последствия, в августе следовали одно за другим. Обратим внимание на несколько: фактор Савченко, обострение на крымском направлении и нешуточные бои на антикоррупционном пространстве между долгожителем на этом поле ГПУ и новичком — НАБУ.

Не успели мы перевести дух после миротворческих инициатив и голодовки Надежды Савченко (и ее отбытия на специфический ужин в Америку), как произошли до сих пор непонятные по своим целям и инициаторам трагические события в Крыму. Но каковы бы ни были цели и кто бы ни являлся инициатором, неприятные последствия этого инцидента неотвратимы как для Украины, так и для России. Они уже наметились: речь зашла о введении визового режима и разрыве дипломатических отношений.

Еще неизвестно, какой из этих факторов представляет большую опасность для украинской власти. Надежда Савченко говорит о необходимости прекратить войну и по сути призывает свергнуть действующую власть. Савченко сегодня — не просто символ разочарования общества результатами майдана. Это еще и символ разочарования той самой как бы патриотической части общества, которая тем или иным способом поддержала «майдан достоинства».

Савченко открыто говорит в СМИ то, о чем говорят и думают они. Она выражает их интересы и остаток тлеющей еще надежды на выход из безнадежности тупика вражды, на какие-то осмысленные и позитивные общественные и государственные программы. Герои «майдана достоинства» ведь не только могут демонстрировать свое умение люстрировать, декоммунизировать и памятники валить, но и должны (рано или поздно) показать растерянным гражданам свои успехи в государственном строительстве.

Однако они по-прежнему зациклены на поиске врага. И сегодня они видят его в той олигархической власти, которая оседлала майдан и пользуется своим положением исключительно в собственных корыстных интересах, при этом ни о каком государственном строительстве речь не идет. И не может идти, поскольку перед нынешними властями предержащими, в силу их культурного уровня и жизненного опыта, никогда не стояла подобная цель. Их задача строго ограничивалась обслуживанием финансового интернационала. И выполнением условий МВФ для предоставления Украине очередного транша кредита. Но и с этой задачей они не очень справились, поскольку не понимают смысла и содержания происходящих в мире перемен.

Все же феномен Савченко представляет больший вызов и большую опасность для действующей власти, чем даже крымские события, повлекшие за собой изменение более или менее устоявшегося баланса не только между Украиной и Россией, но и между Россией и Западом. Сможет ли украинская власть ответить на этот вызов быстро и обоснованно и аргументированно? Если нет — дни ее сочтены до первого крупного бунта, к которому, судя по всему, и призывает Надежда Савченко.

Не к майдану, заметьте, технология которого требует значительного времени для подготовки и существенного финансирования. Ни времени, ни желающих крупно вложиться в новый майдан на данный момент нет, поскольку очевидно, что такие вложения в краткосрочной перспективе никаким образом не оправдаются. Да и на международную поддержку в данных конкретных условиях рассчитывать нельзя. А это непременное условие успеха. Потому нового майдана власть не боится, поскольку понимает, что его не будет.

Если же сумеет нейтрализовать вызов Савченко — то еще благополучно просуществует до, скорее всего, досрочных выборов. Причем даже теоретически устранение Савченко как личности из политики делу не поможет, поскольку вокруг нее (как символа) консолидировалась довольно значительная часть неудовлетворенного общества. И если из ее неумелых пока рук выпадет знамя борьбы (а это знамя она уже, очевидно, подняла), его немедленно подхватят руки более умелые. Есть еще привычный и многократно испытанный вариант кооптировать ее во власть любой ценой, но здесь пока намерены сэкономить.

В основе всех этих событий, меняющих установившуюся реальность глобализированного на американский манер мира, лежат фундаментальные процессы, а не чьи-то зловредные козни или неверное понимание властями предержащими всего с нами происходящего.

В начале девяностых годов (четверть века прошло) минувшего столетия казалось, что установление однополярного мира в результате распада СССР определило мироустройство на многие десятилетия. Даже столетия. Потому особо прыткие поспешили даже провозгласить конец истории. Однако уже с кризисом 2008 г. стало понятно, что мир стоит на грани новых событий революционного характера. Расширение же западного мира, заполнившее вакуум, образовавшийся после распада Советского Союза, закончилось, как закончился и расцвет Евросоюза, в известном смысле питавшегося этим распадом.

Дальше европейские проблемы только нарастали: кризис мультикультурности, миграционный, кризис европейской идентичности и пр. И, наконец, Brexit. Все это убеждает нас, что распад Евросоюза (как и распад глобализированного мира вообще) является продолжением одного и того же процесса, обозначившегося в конце восьмидесятых — начале девяностых прошлого столетия.

Сделать глобальными те политические и экономические структуры, которые в период «холодной войны» обслуживали западное сообщество, не удалось. То, что как-то (пусть с перебоями) работало на Западе, на Востоке не работает.

Никому не приходило в голову (в том числе и на просторах бывшего СССР), что управлять единым мировым пространством нужно с помощью каких-то принципиально иных институтов, которые еще только нужно изобрести и построить. А, собственно, торжество победившего во всем мире капитализма и обусловленной им демократии оказалось лишь коротким промежуточным этапом перед очередным (сколько их уже было!) катастрофическим обрушением миросистемы.

Теперь маятник истории качнулся в сторону Запада, пришла его очередь пережить метаморфозы распада. А расширяться в область образующегося вследствие этого неминуемого вакуума пришла очередь чему-то с Востока.

Чему именно — пока еще непонятно. Предположительно это может быть усиливающийся (вопреки прогнозам) Китай или же союз государств, создаваемый Китаем совместно с Россией. И примкнувшей к ним Индией. Выбор, в общем-то, невелик.

Хотя на первых порах и Украина, и Россия, как и все страны СНГ, вполне серьезно намеревалась встроиться в единое глобализированное пространство. Свободное и демократичное. На правах равноправного члена мирового сообщества. Но быстро стало понятно, что это никак невозможно без того, чтобы не разрушить иерархию его как бы победившей западной части. Встроиться (не только Украине, но и России) оказалось возможным только в его глобальную периферию. За что, конечно, отдельное спасибо.

Западную иерархию позволительно уподобить такому известному нам в истории явлению, как местничество. И преодолеть его можно, только разорвав все те многочисленные связи, которые складывались на Западе веками. Либо если они сами обрушатся под собственной тяжестью. К чему, собственно, и идет.

Разрушаются два главных западных института — НАТО и Европейский Союз. Анкара обсуждает с Москвой расширение военно-технических связей и налаживает контакты в сфере безопасности. Без Турции (что вполне вероятно) НАТО будет уже чем-то иным. А с Турцией, находящейся в союзных (пусть и ситуативно) отношениях с Россией, НАТО вообще невозможно.

Теперь что касается противоборства (называют еще войной) между ГПУ и НАБУ на антикоррупционном поле. Непримиримая и беспощадная борьба с коррупцией, объявленная Киевом во исполнение европейских обязательств Украины, вступила в решающую стадию. Ну а конкуренция в антикоррупционной борьбе — в общем-то, положительный момент и, дескать, только на пользу делу, по оценке власти. Однако существует и иное мнение: борьба идет на самом деле не против коррупции, а за место на вершине трофического коррупционного ряда. И победитель здесь должен быть один.

Глава НАБУ Артем Сытник: «Я считаю, что первопричиной напряженных отношений является то, что созданием Национального антикоррупционного бюро и Специализированной антикоррупционной прокуратуры нарушена монополия старой, нереформированной прокуратуры на привлечение прокуроров к ответственности. Всем прекрасно известно, что всегда прокуратура сама решала, каких прокуроров отдавать под обвинения, а каких — нет». Глава НАБУ подчеркнул, что появился независимый орган, неподконтрольный никому, кроме общества, который фактически начал эту монополию ломать (УП).

Ну, с утверждением, что НАБУ подконтрольно только обществу, можно было бы и поспорить.

Важно другое: поскольку видимые результаты в антикоррупционной борьбе близки к нулю, приходится предположить, что главные результаты обоих ведомств находятся в невидимом для общества спектре. Именно там идет обильная жатва. В этом смысле НАБУ действительно стал «костью в ненасытной глотке властной верхушки, мотивированной собственным обогащением», поскольку старые и новые (с достоинством) коррупционеры, мягко скажем, пребывают в некоторой растерянности — откуда можно ждать нового удара? А также: куда теперь заносить для решения вопроса?

Вообще-то спецслужбы «скубутся» между собой во всех странах. Ну даже в очень цивилизованных и весьма демократичных. Но в нашей ситуации есть принципиальное отличие. Здесь новое, заведомо правильное НАБУ борется со старой, т. е. коррумпированной, ГПУ. Новое и правильное, потому как мы ввели его не по какой-то своей дурной прихоти, а по настоянию наших новых старших братьев.

«Самим фактом рождения НАБУ стоит благодарить чиновников из США, стран ЕС и МВФ, каждый раз связывавших предоставление Украине денег или безвизового режима с НАБУ» (УП).

Им-то со своего Капитолийского холма виднее. И плохого они нам не посоветуют. Но вот, оказывается, что получается, когда новое борется со старым, не до конца понимая, как эта борьба может отразиться на перспективах страны вообще.

Теперь наконец о хорошем — о славном празднике независимости. А какой же праздник без подарков даже в наши суровые, как ты их ни оценивай, времена? Хотите подарков — их у нас есть! Петр Порошенко: «Уже считанные недели остались до того, когда откроет безвизовые двери объединенная Европа для украинцев. Я убежден в том, что в ближайшее время мы получим мощную финансовую подушку для реформы в виде транша Евросоюза».

Вот мы уже перестали было надеяться (ну, некоторые маловеры), а оказывается, все будет уже буквально «через считанные недели», и президент нас к празднику очень поддержал и порадовал. И щедро поделился с нами собственной уверенностью в наших безвизовых и финансовых европейских перспективах. Потому даже в случае возможного введения визового режима с Россией (ходят такие разговоры — воюем ведь) нас этим уже не испугать: с одной стороны визы введут, а с другой их отменят.

Если и не перемога, то по крайней мере баланс получается. Или нет?

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Почти со всеми почти против всех

Москва хотела бы выйти из донбасского конфликта, а потому ей важно, чтобы у украинской...

Украине предложат стать Бельгией

В США не исключают, что наша страна откажется от ассоциации с ЕС

Порошенко, Ципрас, Трамп — виртуозы обещаний

Каждый политик спекулирует громкими заявлениями, не особо заботясь о том, как он...

Новый поход на власть случится не скоро

Сохранить свои позиции глава МВД может только при консервации нынешней конструкции...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка